6 октября 2022  10:05 Добро пожаловать к нам на сайт!

"Что есть Истина?" № 60 март 2020 г.

 

Реплики

 

 

Елена Григорьева

 

Елена Григорьева (Мельникова-Григорьева, р.1959), закончила Тартуский университет Отделение русского языка и литературы в 1983 г., работала старшим научным сотрудником Лаборатории истории и семиотики (1983-1992), старшим научным сотрудником и лектором на Отделении семиотики и теории культуры Тартуского университета (1994-2014). Магистерская диссертация (MA) по Славянской филологии, Тартуский университет (1995), Доктор философии (PhD) по Семиотике и теории культуры, Тартуский университет (2000). Стипендиат фондов Гумбольдта и Фулбрайта. 3 монографии, множественные статьи и эссе в разнообразных форматах и изданиях, несколько книг в соавторстве, активный сетевой блогер с 1996. Изучает и обучает визуальной семиотике и семиотике бытового поведения в теории и на практике. Основное направление научных интересов — теория коммуникации на всех уровнях и во всех формах в природе и культуре. 10.06.2016 на семинаре “Semiotic Afterlives: The Tartu School and its Legacy Today” в Стокгольме Елена Григорьева объявила о создании новой ветви в традиции Лотмановой семиотики — Школа семиотики жеста.

 

«Плуг» (2009-2019) как законченный феномен местечковой культуры

 

Меня тут попросили написать какую-нибудь правду о положении дел во вверенной нашим стараниям стране. Да, можно написать, если неможется, да сколько ж можно? Словеса витают, ветвятся, вьются аки бесы, писанные ну скажем Босхом или Борхесом Хорхесом.

Никто никого не слушает и не слышит, все жрут. Жрут, судя по исправному инстаграмму, уткнувшись мордами в айфоны. Такая вот правда жизни.

Возможно, я слишком пессимистична, и все это некое старческое брюзжание про то, как раньше было лучше, далее по тексту. Но конечно особой мотивации писать развернутые тексты у меня нет. Потребность есть, ведь я — писатель, человек письменного слова, а мотивации нет. Меня все-равно почти никто не услышит в шуме сверх-новостного хайпа. Читать сложные, длинные, зачастую нелицеприятные тексты? Да кому это надо? Зачем им, таким нежным, читать эти занудные старческие вопли о стране, которую мы потеряли? Зачем им напрягать свой вполне успешно адаптированный к существующему контенту мозг. Назовите мне хотя бы одну причину, чтобы дать своему разлюбезному органу мысли заставить себя напрячься прочесть что-то длиннее 12 строк твиттера. А вам ничего, что ваши мысли обкорнали под 12 строк? Ну если ничего, то что с вами, зомби, сделаешь. Вот он ваш, зомби, зомбиапокалипсис, как и было обещано.

 

В этом году «Плугу», нашему общему журналу о нашей культуре исполнилось 10 лет. И следующий 52-ой номер будет последним бумажным. Новое время, новые формы. Эта декада — уже часть нашей общекультурной истории, нашего, прямо скажем, скудного культурного русского поля. На этой скудной ниве «Плуг» вел свою весьма заметную борозду. «Плуг» создал достаточно комфортное пространство для коммуникации молодых людей из самых разных культурных контекстов. От «Плуга» отпочковалось несколько дочерних проектов, вокруг него всегда бурлила творческая жизнь. Многие авторы научились оттачивать свои мысли на письме в публичном пространстве. «Плуг» просвещал меломанов и рассказывал истории. Все это было, за редкими исключениями, весьма разнообразно и не скучно. Все вечеринки «Плуга» и вокруг были отмечены хорошим вкусом и настоящей музыкой.

Однако усилия по выбиванию денег на выпуск каждого номера стали непомерными для главных редакторов и издателей журнала. И их можно понять. Мы все видели, что «Плуг» оказался продуктивной творческой площадкой, он помогал культурно выживать лучшей части нашей русскоязычной молодежи. А кто помогал самому журналу? Усилий авторов тут явно недостаточно. Авторы все работали бесплатно, как и редакторы и почти все оформители. А кто из читателей помог «Плугу», хотя бы оформив годовую подписку в электронном виде? Если бы мы все (я имею в виду всех русскоязычных граждан нашей страны) уделили «Плугу» весьма небольшую часть своего пусть невысокого дохода, то можно было бы продолжать. Но наше русское сообщество равнодушно наблюдало за тем, как его пытаются развлечь, впрочем, безуспешно. И вот «Плуг» завершает свой печатный путь.

Спасибо за то, что 10 лет мы шли с тобой, мы видим и всходы, видим и плоды.

А значит, все было не зря, несмотря на тотальное эгоистическое равнодушие подавляющего большинства нашего культурного пространства.

***

Я тут решила по прошествии некоторого после написания послесловия к проекту бумажного «Плуга» времени, что написала, конечно, правду, но все же не всю, пожалуй.

И как всегда это невысказанное постепенно оказалось главным — тем краеугольным камнем, который я отбросила подобно небрежным строителям архаического прошлого. Возможно, что мы пишем или даже говорим только затем, чтобы сформировать и сформулировать вот это — невысказанное. Невысказанное всегда оказывается больше правдой, чем высказанное. Надеюсь, что я до сих пор обращаюсь к той аудитории, которая еще помнит, кто написал «Мысль изреченная есть ложь». А мой коллега Миша Безродный с некогда свойственным постмодернизму задором перевернул эту формулу в «Мысль изложенная есть речь». Весь этот комплекс можно возвести к знаменитой формуле Понтия Пилата: «Что есть истина?» А затем можно вспомнить и формулу Сократа: «Платон мне друг, но истина дороже». А эту формулу уже я со свойственным мне некогда постмодернистским задором переформулировала в: «Что истина? Платон дороже»:) Amiсus Plato, sed magis amica veritas — amica veritas, sed magis amiсus Plato. В латинском слове amiсus-amica присутствует то зерно, тот смысл, о котором трудно говорить, потому что он слишком важен — не вспугнуть бы да не сглазить бы. «Плуг» — это любовь нашей молодости:) Молодость, как и жизнь, не длится вечно, но вечно длится искусство жизни, конечно если по любви:) Ergo aramus, amici, con amore et brio. И с Днем рождения, брат-пахарь Дан Ротарь!

 

Rado Laukar OÜ Solutions