1 июля 2022  16:39 Добро пожаловать к нам на сайт!

"Что есть Истина?" № 60 март 2020 г.


Дебют


Евгения Зенюк


Евгения Зенюк


род. 24 октября 1959 г.Киев, Киевская область, Украина. Автор (ст. и муз.), Поэт, Исполнитель


СТИХИ

Ничего не происходит

Ничего не происходит,
день цепляется за скаты скучных крыш.
Разговоры о погоде,
разговоры ни о чём, и словно спишь.

За закрытой дверью люди
перемешаны друг с другом - не узнать.
Перемешанные судьбы,
встречи, проводы и время будто вспять.

Ничего не происходит,
след от капель остаётся на стекле -
След дождя зиме угоден,
позабыт остывший кофе на столе.

Зимний дождь совсем не слышен,
круговерть свою оставив на потом.
День уйдёт, ведь он здесь лишний
или, может, просто мысли не о том.

Ничего не происходит,
мир застыл ненужным бликом на стене.
Мир, как старый плащ - не моден,
обветшал он, хоть и выглядит вполне.

Все давным-давно знакомы,
об одном и том же споры, как с листа.
Всё давным-давно не ново -
дом напротив, листья клёна... суета...

Осени кровь

Осени кровь

Осени кровь по венам моим бежит.
Листья с ветвей стекают дождём багровым.
Будто мою по капле вливают жизнь –
Донорской малой капле в узор Покрова.
Бьется душа, как бабочка, о стекло.
Крылья сложить, наверно, намного проще.
Холод ночной, полуденное тепло –
Позднее бабье лето проходит рощей.

Я ненавижу осень и так люблю.
Небо с её приходом синей и глубже.
Сердце кромсает сентиментальный блюз
Острым, как нож, осколком луны из лужи.
Боже ты мой, я просто схожу с ума:
Шорохи, звуки, краски, особый запах.
Скоро дожди. А после придёт зима.
Точно в свой срок, и снова совсем внезапно.

Листья кружат и падают на траву,
Миру отдав свой долг, чтобы кануть в лету.
Дальше живу и радуюсь, что живу.
В осень вхожу, отпраздновав бабье лето.

Когда-нибудь я напишу

Когда-нибудь я напишу
Когда-нибудь я напишу о крылатой Мечте,
О светлой высокой Любви, о Надежде и Вере.
О том, что пред тем, кто стучится, откроются двери.
И вовсе не важно, что двери не там, и не те.
Любовь продаётся. А Вера больна и слаба.
И только Надежда мне машет рукой из окошка.
Я к ней приближаюсь и вижу обычную кошку…
Жара. Разговоры о лете, грибах и гробах.
О Крыме, Донбассе, тарифах. О чём же ещё?.
А ласточки носятся с писком, взмывая всё выше.
И облако тает, и солнце уходит за крыши,
И ветер прохладой смывает усталость со щёк.

И надо бы что-то решать.
Наболело давно.
Но тупо смотрю телевизор
И пялюсь в окно.

Мой город отчалил, поплыл, как большой теплоход,
По сумраку ночи в своё предрешённое завтра.
Он медленно тонет с уверенным курсом на запад.
Но должен быть выход. Я знаю, он там же, где вход
Бесценная жизнь на каноэ плывёт сквозь туман
По воле рабов одуревших от «зрелищ и хлеба».
Мой сорванный голос врезается в чёрное небо.
Я прыгаю с борта в кипящий внизу океан.
В солёной зыби ни дельфинов, ни красочных рыб,
Ни хищных опасных акул, ни крикливых бакланов.
Вы сделали выбор. Но я не из вашего клана.
Я просто хочу, чтобы больше никто не погиб.

Мы дрались бок о бок,
И помыслы были чисты.
Откуда же столько понтов
И пустой суеты?

Я выплыву, выйду на берег, и именно ТЕ,
Когда постучусь, распахнутся заветные двери.
И я напишу о Любви, о Надежде и Вере.
И песню спою о крылатой и светлой Мечте.

11.06 2019

Жестокий растительный романс(ст. Т.Аинова)

Жестокий растительный романс(ст. Т.Аинова)

В летнем с маленькой буквы саду, где растут в изобилии
клёны, липы, кусты, сорняки, виноград и скамейки,
под забором в тени приютилась тигровая лилия –
два цветка, два бутона, четыре лилейные шейки.

Как же склонны порой мы в названиях обезображивать,
клеветать, искажая и форму, и суть – аж противно!
На упругих её лепестках розовато-оранжевых –
леопардовых пятен рисунок, несвойственный тиграм.

А сумеет ли кто-то просечь – по изогнутой грации
лепестков, по окрасу и прочим изюминам стиля,
что культурное с виду растение – реинкарнация
сексапильной гламурной красотки по имени Лиля?!

Ей теперь ощутима растительной жизни идиллия –
птицы гадят с небес, на тычинках букашка пасётся,
груши зреют – грозят пришибить… И не ведает лилия,
что всё в том же саду, но с другого конца и на солнце

подзаборно растёт, возвышаясь над сорными травами,
с головой совместив наконец размножения орган
и оформив их томный союз лепестками, кровавыми,
будто платье какой-нибудь Кармен в каком-нибудь порно

роза сорта невнятного, но красоты охренительной
(расцвела, а ещё не сорвали – какая удача!)
…В прошлой жизни они были связаны тайными нитями
разделённой любви к одному музыкальному мачо.

А теперь, равнодушны к его неуёмному пенису,
не припомнят они ни его экзерсисов органных,
ни того, кто из них отравила себя и соперницу
нереально-изысканным супом из бледных поганок.

Ну, а он вспоминает ли их – суперовых, отпадовых?
Розы смуглую плоть – горячей анталийского лета?
Грациозную Лилю в нарядах её леопардовых?
Или время иные диктует вопросы-ответы?..

Он, гуляя по саду с пятнадцатилетней коровою,
шепчет ей: Будь раскованней, куколка! Хочешь цветочек?
эту розу… а, может быть, лилию – помнишь? тигровую…
И, целуя её вдоль плеча, похотливо хохочет.

Cлишком женская молитва (ст. Т.Аиновой)

Cлишком женская молитва (ст. Т.Аиновой)
Господи, спаси меня от него.
Долго, слишком долго я им жила.
Не давай присниться под Рождество.
Вечером навстречу не посылай.
Я уже в ладах со своей судьбой –
песни сыплет звездами. Только вот –
чтобы впредь не каяться пред Тобой,
Господи, храни меня от него.

Господи, храни его от меня.
Не смотри, что сильный и что чужой.
Чувствую – и он из того огня,
что подкожным теплится мятежом.
Посылай других ему – утолить,
не позволь без дела сидеть и дня,
лишь бы не пришлось мне Тебя молить:
Господи, спаси его от меня!

Господи, помилуй рабу Твою.
Кто же защитит меня? Только Ты!
Я уже так близко к Тебе стою,
я почти что вижу Твои черты.
И – губами в самые небеса
(будто бы навеки простилась с ним):
Что же Ты так истово нас спасал?
Что же друг для друга не сохранил?

Эта любовь...

Эта любовь...

Эта любовь мне дарила радость-
Чайную ложку на море боли.
Эта любовь мне была наградой,
Милостью неба. Чего же боле?

Эта любовь мне сжигала сердце
Ангельским плачем, смешком сатира.
С ней я однажды смогла согреться…
Чтобы замёрзнуть в чужой квартире.

Эта любовь мне терзала душу
Первой потерей с глотком причастья,
Танцем на углях, «лапшой на уши».
Глуп, кто её посчитает счастьем.

Эта любовь провожала взглядом
Скромной монашки, ночной блудницы.
Эта любовь угощала ядом
И выпускала из клетки птицу.

Эта любовь растеряла силы.
Марку держала - не унижалась.
В небо старалась взлететь красиво!
Сбили? И Бог с ней…экая жалость…

Долго лечила бренное тело,
Ценности мира, стеля под ноги.
Эта любовь мне дарила много…
Я выбирала… то, что хотела.

Остановись в последний миг

Остановись в последний миг

Остановись в последний миг,
Когда слова не актуальны,
Но чувства живы и реальны.
Остановись в последний миг.

Пройдём по памяти туда,
Где ял у дальнего причала,
И солнца нежными лучами
Под утро тронута вода.

Ты промолчал, и уходя,
Лишь улыбнулся виновато…
Глядел фонарь подслеповато
На силуэт внутри дождя…

Не грянул гром, не рухнул мир.
Но он теперь не тот, что прежде.
А в сердце – зёрнышко надежды.
Остановись в последний миг.


Rado Laukar OÜ Solutions