30 июня 2022  19:08 Добро пожаловать к нам на сайт!

"Что есть Истина?" № 60 март 2020 г.


Путешествия



Владимир Замышляев


Владимир Александрович Замышляев. Родился в 1953 году. В качестве литературного псевдонима принял фамилию матери (Кречетов), которую считаю незаслуженно забытой. Служил на Северном флоте. Инженер-технолог, психолог. Работал на стройке, на заводе, в школе, на общественной работе, занимался наукой, предпринимательством. Увлекаюсь путешествиями. Инструктор водного туризма. Побывал в 94 странах мира. Опубликовал семь публицистических статей. Неоднократно печатал свои рассказы и повести в литературно-художественных альманахах: «Вдохновение» (Санкт-Петербург), «Православная Русь» (Санкт-Петербург), «Арина НН» (Нижний Новгород), «Ушедшим в бессмертие…» (Санкт-Петербург), «В контакте с юмором» (Новокузнецк), « ARONAXXI» (Волгоград), «Серебряный дождь» (Коломна), журналах: «Бийский вестник» (Бийск), «Союз писателей» (Новокузнецк), «Невский альманах» (Санкт-Петербург), дипломант международного конкурса «Север – страна без границ» (Satila of Sweden), номинант литературной премии имени Сергея Есенина «Русь моя» (Москва), номинант национальной литературной премии «Писатель года» (Москва), номинант международного конкурса «Созвездие духовности» (Киев), номинант «Международного конкурса одного рассказа» Литературного проекта LITER-RM.RU. (Мордовия). Проживаю в Санкт-Петербурге.


К истоку Ганги


Телефонный звонок был для меня непредвиденным – звонил из Москвы Алексей, с ним мы познакомились в Пермской аномальной зоне. Коротко сообщил: «Покупай билет на самолет». Назвал номер рейса, дату. И добавил: «Мы будем тебя встречать в Москве». Тогда, у костра, я пошутил по поводу поездки в Гималаи, у меня же долг перед государством за неуплату коммунальных платежей. Уже три раза электрик из управляющей компании отключал электричество и один раз меня вызывал мировой судья. Ехать никак нельзя. Но очень хотелось. Правда, я еще сделал попытку, чтобы Алексей отказался от меня. Сказал, что мои интересы не совпадают с интересами группы, поэтому меня не стоит брать. Мне надо обязательно побывать в доме-музее Николая Рериха, совершить религиозный индуистский обряд и, хотелось бы немножко поболеть горной болезнью, почувствовать на себе что же это такое. Но Алексей спокойно ответил, что программа поездки скорректируется, и все мои пожелания будут учтены. Я растерянно согласился, но возникли сомнения: первые два пожелания еще реально запланировать, а вот как с горной болезнью – тут большой вопрос, ведь можно перестараться и угодить в мир иной.

Решил двигаться постепенно или, как говорят немцы, «Schrit und Schrit», т.е. шаг за шагом. Первое, что надо сделать, найти деньги для поездки. Затем, купить авиабилеты и приобрести экипировку для горныхтрекингов. К моему удивлению, все эти вопросы решились легко.

Перед поездкой я решил проверить своё здоровье, всё-таки для меня это был первый трекинг в горах – и сразу Гималаи. Да и ребята нашей группы лет на пятнадцать меня моложе.

Терапевт послал меня на МРТ головы. Загнали в узкую трубу. Подумал: как же туда помещаются пузатые мужички? Когда я открыл глаза, показалось, что очнулся в гробу. И вдруг, у меня зачесалось все тело, а шевелиться нельзя. А точнее, так как шевелиться нельзя – поэтому всё и зачесалось, да так сильно, что положенные пятнадцать минут мне показались вечностью. После того, как этот кошмар закончился, доктор еще пару минут смотрел в компьютер, потом встал и сказал: «Ну и дурачок же ты». Я посмотрел на монитор и ничего по картинке не понял. Спрашиваю доктора: «Это компьютер показал?» Доктор, так же, как и я, посмотрел внимательно на монитор: «Нет, компьютер показывает, что всё с головой в порядке, а «дурачок» потому, что нормальный человек в горы не пойдёт». Я успокоился. Еду.

И вот мы летим из Москвы в Дели. Нас четверо: Алексей с женой Ольгой, Сергей, их друг и я. Напрашивается вопрос: зачем я лечу? Я, православный человек, крещёный, а хочу познать другие религии мира. Что мною движет?Простое любопытство или нечто большее? Бог един, но люди проложили к нему разные дороги, создав множество религий.Что-то в них есть общее, в чем-то разнятся. Когда-то православная религия объединила нашу страну, но в настоящее время Россия многоконфессиональное государство. Здесь мирно существуют люди различных религий, как,впрочем и в Индии, которая впитала все основные мировые религиииндуизм, буддизм, христианство, джайнизм, зороастризм, ислам. Сейчас объединяющим началом, кроме религии, должно быть нечто большее: территория,культура, язык, общие экономические связи. И нетолько это, но и знания других религий, что поможет людям лучше понимать друг друга. Допустим,одна из моих дочерей захочет выйти замуж за молодого человека другой веры. И что мне делать? Запрещать? Быть против её счастья? Нет, конечно.

На путь, на дальнюю дорогу и только на дорогу благословил меня Александр Сорокин, протоиерей Феодоровского собора, того, что находится у Московского вокзала.

Прилетели в Дели поздно вечером. Выйдя из самолета, мы сразу окунулись в горячий сухой воздух, словно вошли в сауну. На стоянке у аэропорта нас ждал новый автомобиль индийского производства. Погрузили рюкзаки и сразу поехали в Харидвар. Город расположен в предгорьях Гималаев в пяти часах езды от аэропорта. Здесь Ганга с гор выходит на равнину и дальше продолжает свой путь к Бенгальскому заливу. В индийской мифологии река называется Святая Ганга или богиня Ганга, которая спустилась с неба на землю. Река в городе очень широкая и быстрая.

В Харидваре остановились в соломенных бунгало рядом с рекой. Мне сразу вспомнилась сказка про трех поросят. Во второй половине дня мы пошли гулять в город, зашли в ресторан перекусить, потом двинулись к реке, где ожидалась вечерняя Огненная Пуджа – священный ритуал подношения даров Святой Ганге. По дороге к нам подошли четверо индийцев, обратились ко мне, видимо, потому, что я, единственный из нашей команды, был в индийской одежде, которую приобрёл четыре года назад в Южной Индии. Один из индийцев спросил:

− Хочешь покурить травку?

− Нет. Я вообще не курю.

− А виски хочешь?

− Нет. Я же приехал сюда как паломник.

− Ты, белый, какой-то странный: травку не куришь, виски не пьёшь. Можно мы с тобой сфотографируемся?

− Да, конечно.

От этой встречи у меня сохранилась фотография, напоминающая об индийских приколах.

Посреди ночи в бунгало просыпаюсь от какого-то шороха, включаю ночник и вижу на расстоянии вытянутой руки, на соломенной стене нечто, похожее на ящерицу, сантиметров двадцать длиной. Посмотрев на неё пару минут, я выключил свет и погрузился в сон.

Утром мы выдвинулись на машине в сторону селения Ганготри. Началась горная часть нашего маршрута.



Дорога в Гималаях с односторонним движением. Подъезжая к повороту, из-за которого не видно встречного автомобиля, наш водитель сигналит, предупреждая о своем появлении. То же делают и встречные автомобили, иначе здесь нельзя, может произойти столкновение. И, несмотря на то, что на дороге может уместиться по ширине только одна машина, правила движения выполняются, хотя на всем пути нет ни одного дорожного знака. Это в индийских городах ездят, как хотят, а в горах шалить нельзя. Один автомобиль, который в соответствии с правилами левостороннего движения должен прижиматься к скале, заезжает на нее двумя колесами, другой прижимается к краю пропасти. Никаких отбойников или столбиков на дороге нет. Один раз умудрились попасть в автомобильную пробку. Наша машина остановилась на краю обрыва. Сидим, крутим головами. Ни назад, ни вперед не проехать.

− Смотри, какое глубокое ущелье, наверно, с километр будет, не дай Бог туда упасть, − обратился я к сидящему впереди Сергею. Он посмотрел в открытое окно и уверенно не согласился со мной.

− Да какой тут километр! Метров восемьсот будет, не больше.

Меня это не успокоило. Даже, если и восемьсот метров падать, разница не слишком большая.

− Гляди, Серега, левое переднее колесо нашей машины висит над пропастью, надо вылезать.

Сергей опять посмотрел в открытое окно и также уверенно пытался успокоить меня.

− Я хорошо знаю эту модель автомобиля, мы сможем выехать и на трех колесах. Никуда не надо выходить.

Его авантюрная самоуверенность начинала злить, но, видя, что Алексей и Ольга внешне спокойно смотрят на дорогу и наблюдают, как непонятно откуда взявшиеся полицейские пытаются растащить пробку, успокоился и я. Видимо, у полиции в этом деле большой опыт, пробка рассосалась быстро.

Святыня Чар Дхама в штате Уттаракханд – одна из четырех обителей богов у истоков священных в Индии рек, паломническое место в Гималаях. Селение Ганготри до сих пор считается местом пребывания богини Ганги, оно находится в девятнадцати километрах от истока реки.

Быстрый подъём нашего автомобиля с равнины до Ганготри, находящегося на высоте 3050 метров, не прошёл бесследно. Голова кружилась, хотелось полежать. Остановились у отеля, предложенного нашим водителем. К нам сразу стали подходить проводники, предлагать свои услуги и услуги носильщиков до ледника Гамук. Переговоры вели Алексей и Ольга, я был лишь наблюдателем. Как мне показалось, наша сторона исходила не из профессионализма, а из того, кто предложит себя дешевле. Договорившись, стали заселяться в отель. Ребята сразу попадали на кровати, а мне ничего не оставалось, кроме как идти искать рецепшен, чтобы оплатить проживание. Проснулись среди ночи от холода и включили примус, чтобы согреться.

Утром, в назначенное время, мы вышли из отеля. Нас уже ждали проводник и четыре носильщика. При нас остались маленькие рюкзачки с куртками, водой и фотоаппаратами. Мы стали подниматься вверх друг за другом по горной тропе к леднику. Постепенно носильщики нас обогнали и ушли вперёд. Наша команда растянулась, и мы уже не видели друг друга.

Проводник ждал меня на тропинке. Разговор получился у нас забавным: я говорил по-русски, а он – на своем, непонятном мне местном языке.

− Там, за поворотом, будет осыпь. Она небольшая, метров двадцать. Но пробежать по ней надо быстро, иначе рискуешь вместе с ней осыпаться в пропасть. Я побегу за тобой. Ты меня понял? – инструктировал меня шерп.

− Конечно, понял, − бодро ответил я.

Подошли к осыпи. Она была не слишком крутой, градусов под сорок пять. Приготовился, сзади услышал команду: «Пошёл!». И я побежал. Вдруг сзади слышу: «Стой!». Я остановился. Под ногами началось движение мелких камней. И, буквально, через мгновение после команды увидел, даже скорее почувствовал, пролетающий на уровне груди камень, диаметром 50-60 сантиметров. Сзади услышал: «Вперед!». И я опять побежал. Когда добежал до тропинки, спросил проводника:

− Как ты сумел увидеть летящий камень?

− Ты смотрел, где бежать, а я еще смотрел вверх и там видел горных козлов – они часто сбрасывают камни.

− Но что там делают козлы? Ведь травы там нет.

− Это ты не видишь траву, а они ее находят.

− Только теперь я понял, почему плохих людей называют козлами. Ведь я ему, козлу, ничего плохого не сделал, а он в меня – каменюгой.

Вечером я спросил ребят, как они перебирались через осыпь. Оказывается, так же, как и я, только без участия козлов.

− А как же вы поняли объяснения проводника?

− Ну, ты же понял, − был ответ.

Слышал где-то, что в человеческом мозге заложены все языки мира, но они находятся в латентном состоянии. И в определенных ситуациях эти знания языков могут проявиться.

Иду по тропинке и тихо повторяю основную мантру Шивы: «Ом Намах Шивайя». Все, идущие навстречу люди, приветствуют меня: «Намастэ!». Отвечаю также: «Намастэ!».

Чем выше в гору – тем меньше кислорода в воздухе. Чем меньше кислорода – тем меньше в мозг поступает питания. Чем меньше питания – тем хуже работает мозг. А чем хуже работает мозг – тем больше ошибок совершаем. Вот такую теорию я придумал, чтобы оправдать свои глупости.



На тропинке, прижавшись спиной к скале и упершись широко раздвинутыми ногами, завис человек. Одно неосторожное движение, и он может сорваться в пропасть. В двух метрах от него стояли люди. По жестикуляции я понял, что он из их команды. Да это очевидно, один в горы никто не ходит. И тут я совершаю глупейшую ошибку. Вместо того,чтобы дождаться, пока его товарищи проведут спасательные работы, или самому помочь незадачливому паломнику выйти из создавшегося положения, я опустился на колени и на четвереньках стал пролезать мимо него. Расстояние от пропасти до его растопыренных ног было не более пятнадцати сантиметров. Если бы парень чуть дернул ногой, я, вероятнее всего, улетел бы в пропасть. Но мне повезло, паломник с парализованной волей стоял недвижимо. Преодолев этот опасный участок, поднявшись с колен, я пошел дальше. Только значительно позднее мне стало стыдно за свой поступок.

Мы пришли в намеченную точку. Начинало темнеть. Когда закончили ставить палатки, была уже полная темнота. Носильщики расположились недалеко от нас. У них свои палатки, свои примусы, еду готовят только для себя.

Утром носильщики позавтракали раньше нас. Проводник стоял чуть в стороне и иногда посматривал в нашу сторону. Алексей дал знак о готовности. Палатки с вещами мы оставили на хранение шерпам, а сами с маленькими рюкзаками в сопровождении проводника и одного носильщика пошли к истокам Ганги.



Подошли к отвесному леднику. Бурный поток вырывался из ледового грота. Вот она, конечная цель нашего пути! Здесь берет начало Великая река! Нам предстояло совершить омовение в Святой Ганге. Глубина реки в этом месте – чуть выше щиколотки. Вода ледяная. А какая она еще может быть, если мы расположились в пятнадцати метрах от ледника? И как окунуться на такой малой глубине? Определились так: один человек ложится животом на дно реки, а трое других, загребая ладонями песочного цвета воду, льют ее ему на спину. Вот так мы и совершили омовение, подчистили свою карму. Да мелко, да вода холодная, но мы точно знали, что покойники здесь не плавали.

Алексей с Ольгой решили подняться на ледник. Посчитав, что главная задача выполнена, подниматься выше мне уже не хотелось. Сергей тоже не горел желанием куда-то двигаться. Хотелось домой, в палатку, отдохнуть.

Возвращались в лагерь втроем – с нами был проводник. Он выполнил первую часть договора довел нас до истока Ганги. Шли молча: Сергей впереди, за мной шерп. Вдруг проводник мне сказал, что скоро будет дождь. Я с ним не согласился. Откуда взяться дождю, когда небо чистейшее? Тогда проводник показал на дальнюю вершину, над которой зависла маленькая тучка.

− Сергей, шерп обещает дождь.

− А как ты его понял?

− Не знаю, но он показал на дальнюю тучку. Давай пробежимся бегом, спуск относительно ровный, да и до лагеря уже недалеко. Смотри, палатки видны. Не хочется намокнуть.

Мы легко побежали. А зря. На больших высотах бегать опасно. От недостатка кислорода может возникнуть горная болезнь, отек легких…и смерть.

После пробежки нам стало плохо. И вот мы лежим с Сергеем в палатке в полузабытьи. Вдруг я почувствовал то, что Сергей сейчас скажет И точно, через мгновение он произнес именно это. Минут через пять всё повторилось. Что за наваждение?

Это напомнило мне занятия в школе энергетики. Нам дали задание угадать предмет, задуманный партнером, из десяти, лежащих на столе. Предлагалось сделать десять попыток, затем определялся процент угадывания. Партнеру не обязательно смотреть на задуманный предмет, но он должен держать его в своих мыслях. Потом пары меняются. Задача сводилась к тому, чтобы научиться настраиваться на мысленную волну своего соседа. У меня была определенная стабильность – первые три раза я ошибался, а потом все шло без ошибок. Мой друг Саша психовал, у него не получалось. Он даже сказал, что бросит школу. Я его отговаривал. Приводил пример из легкой атлетики – один умеет быстро бегать, другой − высоко прыгать. «Ты будешь сильнее меня в других техниках», − убеждал я. Что, кстати, и произошло в дальнейшем. Но там, в школе, я сосредотачивался, убирал бег своих мыслей и пытался настроиться на мысли партнера.А лежа в палатке, я ничего не угадывал, ни о чем не думал, просто терял сознание и снова возвращался. Сергей выглядел покрепче меня.

Весь следующий день мы гуляли и фотографировали прекрасные виды Гималайских гор. Солнце светило очень ярко, воздух был настолько прозрачен, что картины, открывающиеся перед глазами, были такими объемными и сочными, каких мне ещё не приходилось видеть.

На следующий вечер, перед тем, как ложиться спать, я поделился с Сергеем впечатлениями о горной болезни и непроизвольным угадыванием его фраз, схожестью этого состояния с упражнениями, которые нам давали в энергетической школе. С Алексеем и Ольгой мне не хотелось об этом говорить. Они, обычно, смотрели на нас снисходительно, с улыбкой, как смотрят взрослые на игры маленьких детей, поэтому сознаваться в своих недомоганиях мне не хотелось.

− Ну и чему еще учили в вашей школе? – заинтересованно спросил Сергей.

− Правильно жить.

− Чтобы жить правильно, надо жить в потоке.

− Мне больше нравится высказывание Гераклита о сравнении жизни с рекой. Я осмелюсь добавить к его учению некоторые свои измышлизмы. Если гребец на лодке будет грести против быстрого течения, то со временем выдохнется и его лодку течением вынесет на берег. Если гребец полностью повинуется течению, то со временем его лодку также вынесет на берег. Ну, а если, гребец будет держаться главной струи реки, подгребая веслами, он далеко уплывет. Правда, такой метод больше подходит политикам, но и простые люди, сами того не осознавая, его используют.

− Да, Владимир, ты решил усовершенствовать учение Гераклита?

− Не нравится тебе такая версия? Есть другая. Но она не моя. Жизнь сравнивается с коридором, идущий по нему исполняет кармическую задачу. Карма – это закон причинно-следственной связи, и если человек не будет его исполнять, если захочется ему куда-то в сторону дернуться, он ударится больно о стену. Когда мы живем неправильно, жизнь нас бьет, бывает, что очень сильно.

− Всё это философия, а есть практическая польза от учебы в энергетических школах?

− Ты имеешь в виду приобретение материальных ценностей?

− Конечно. Я, например, хочу квартиру в центре Москвы.

− У тебя уже есть квартира и крутая машина. Ты вспомни, чем закончились неиссякаемые желания старухи в сказке о Золотой рыбке? Здесь, в Индии, можно встретить людей, просящих милостыню, у которых большие счета в швейцарских банках.

− Это что, от большой жадности? Как у гоголевского Плюшкина?

− Совсем нет. Они хотят таким образом убить желание.

− Какое желание?

− К накопительству.

− И, тем не менее, ты добился в своих восточных практиках каких-то материальных благ?

− Квартиру получил.

− Ну-ка, с этого момента поподробнее.

− Я жил в коммуналке, и мне, естественно, захотелось получить квартиру.

Ты Герой войны или Герой труда? Почему тебе должны давать квартиру? Сейчас квартиры покупают.

− Но у меня нет денег на покупку. И я по определенному алгоритму энергетически проработал получить квартиру ровно через год. Когда этот день настал, я не пошёл на работу – ждал, что мне должны предоставить жильё. Жена по этому поводу посмеялась надо мной:«В нашей коммуналке живет Леонид Иванович – председатель Совета ветеранов Центрального района. Его жена Анна Ивановна, блокадница, тоже состоит в этом Совете, но даже им не торопятся дать квартиру, а если ты рассчитываешь, что тебе будут что-то давать – иди в администрацию района. Лучше бы шел на работу – сегодня приедут пожарники и СЭС, все захотят получить подарки к Новому году. А без подарков – придерутся к чему-нибудь и закроют производство». Но я остался дома. Просто верил и ждал. И во второй половине дня раздался телефонный звонок: «Володя, поздравляю тебя с наступающим Новым годом и в качестве подарка дарю тебе квартиру. После праздников приедешь и выберешь себе одну из трех, какая понравится».

− Ну, я уверен, что это была шутка. Ты же сейчас в коммуналке живешь.

− Я сейчас делаю ремонт в той квартире.

− А ты мог бы таким образом сделать квартиру кому-нибудь другому?

− Квартиру не пробовал, а с комнатой получилось.

− Расскажи! – тут у Сергея появился в глазах неподдельный интерес.

− Мы со своей родственницей ехали в электричке, и она пожаловалась мне, что в течение семнадцати лет не может выменять свою десятиметровую комнату без балкона в Красном Селе на комнату в районе метро Проспект Просвещения. Это бы было близко от ее работы. Я пытался вразумить её, что сейчас, через куплю-продажу, это делается легко. Но оказалось совсем не просто. Хочет она переехать в комнату восемнадцать метров, а денег на доплату нет – живет только от аванса до получки. Тогда я предложил ей закрыть глаза, не отвлекаясь, слушать меня. И всё, что я говорю, детально визуализировать. Каждый вечер в одиннадцать часов, ложась в постель, воспроизводить картину, созданную сейчас. И делать это в течение двух недель. А я, в это время, буду её на расстоянии подпитывать энергией. Через три месяца она должна въехать в свою комнату. А потом мне позвонить. Через три месяца Наталья действительно позвонила и сообщила, что она переехала в восемнадцатиметровую комнату на проспекте Просвещения рядом с метро. Но, при этом, она выразила неудовольствие, вроде бы я, тогда в электричке обещал ещё лоджию, а на деле оказался балкон. Я пытался отделаться шуткой и спросил, живет ли в этой квартире одинокий мужчина её возраста. После небольшой паузы, Наталья дала утвердительный ответ. Мне было нетрудно догадаться, что в свои желания,при визуализации, кроме балкона, она добавила в качестве дополнительной опции одинокого соседа. Пришлось ехать разбираться. Хотя для меня большой разницы нет – балкон или лоджия. Оказалось, вопрос решаемый. Моя родственница поселилась на последнем девятом этаже. Все нижние балконы были застеклены, а у неё – нет. Над балконом была бетонная крыша, я предложил поставить застекленные рамы, как у других балконов, и получится лоджия. Наталья обрадовалась, до этого она не додумалась.

− А лечить ты можешь? – спросил Сергей.

− Руками.

− Как Джуна?

− Я не могу себя сравнивать с Джуной по той простой причине, что я не знаю её возможностей.

− А что ты можешь?

− Ну, если у человека перелом ноги, я не могу сделать так, чтобы он встал и побежал, а болезни внутренних органов, кажется, мне вполне по силам. Ведь природа создала человека очень правильно. Допустим, к печени перестала в полной мере подходить энергия. Сам человек это не чувствует. А организм, через боль, пытается достучаться до сознания, что надо лечить орган. Таблетки не лечат, а только снимают боль, т.е. убирают индикатор, который показывает на больной орган. И вот, с помощью рук, есть возможность выровнять энергетику человека. Кстати, могу привести пример. У моей матери на даче внезапно возникла резкая боль в области печени. А таблетки «Аллохол», чем она раньше спасалась, закончились. Она лежала на диване, поджав ноги к животу, и стонала. Мать не верила никаким экстрасенсам. Я попросил ее встать, почувствовал ладонями в области печени энергетическую дыру, подпитал с помощью рук энергией. Когда энергетическое поле выровнялось, я попросил ее снова лечь на диван. Но минут через 5-10, увидел, что мать несет два ведра воды. Ей было уже за семьдесят, и когда сыновья на даче, она никогда не носила воду. А тут она объяснила это тем, что чувствует себя великолепно, и почему бы не принести воды. Возможно я, своими ладонями, подпитал ее общую энергетику.

Да, ещё подобный пример приведу, но тут товарищи ученые со мной, возможно, не согласились бы. Моя теща, Лариса Владимировна, постоянно ходила к экстрасенсу, чтобы он ее вылечил от каких-то болезней, и за это она платила большие деньги. И однажды, я уговорил руками «посмотреть» её биополе. После «просмотра» назвал два органа, которые её должны были беспокоить. Она со мной не согласилась, сказав, что есть ещё один орган, который у неё болит, правда, последний раз он её беспокоил три года назад. Я энергетику почти не чувствовал и поэтому сказал ей, чтобы шла не к экстрасенсам, а к врачам. Тёща не послушала и продолжала носить к экстрасенсу семейный бюджет. Через три недели ей стало совсем плохо. Её отвезли на «скорой» в Первый мединститут. Врачи не могли определить точный диагноз. Ларисе Владимировне с каждым днем становилось всё хуже и хуже, она уже не вставала с постели и мы с женой пошли в больницу. По сути, чтобы успеть застать её в живых. У постели, подготовив руки, я стал закачивать энергию в её тело. Через 3-4 дня тещу выписали, как полностью выздоровевшую. На этой оптимистической ноте мы с тобой, Сергей, нашу вечернюю беседу завершим.

Приехали в Варанаси. Для индуистов этот город является своеобразным духовным и энергетическим центром, связывающим мир живых и мир мертвых. Варанаси стоит на трёх холмах, которые считаются тремя остриями трезубца Шивы. Он входит в семерку священных городов индуизма. Согласно легенде, город был основан богом Шивой около пяти тысяч лет назад и является одним из наиболее важных мест паломничества в Индии.

В индуистской мифологии считается, что Варанаси освобождает человеческую душу от тела. Тот, кому повезло умереть в этом городе, достигает немедленного освобождения от цикла рождения и смертей. А воды реки Ганги в Варанаси смывают грехи с любого смертного, поэтому наиболее распространенным религиозным ритуалом является омовение в водах Священной реки. На эту церемонию приезжают десятки тысяч людей со всей Индии и Непала. Мы не могли обойти вниманием это действо. Индийцы верят, что кремация у воды в Варанаси – высшая почесть для умерших. Из-за этого многие люди приезжают сюда в старости, чтобы доживать здесь свои последние дни и быть преданными огню на ступенях, ведущих к реке Ганга. Кремация в Варанаси избавляет от дальнейших перерождений в колесе сансары. Душа человека после смерти достигает состояния Мокши абсолютной свободы. Святых людей не кремируютих тела сразу отправляют в реку. Считается, что они не подвержены тлению и не нуждаются в очищении огнем. Пепел символизирует бренность бытия, является важным атрибутом Шивы. Аскеты посыпают пеплом голову и тело. Кроме кремирования, в реке купаются, пьют ее священную воду. Воду из Ганги продают в бутылках для паломников, которые увозят её с собой.



На закате солнца, мы стояли на берегу реки, где собралось огромное количество зрителей. Люди расположились на набережной и на лодках вдоль берега, спускались по пояс в воду, где отправляли по воде цветочные венки с зажженными в середине их свечами. Свет от ритуальных факелов, расположенных на набережной вдоль реки, отражался в темной воде. В воздухе витал волшебный аромат сандаловых благовоний, цветов и кремационной горечи. Церемонию проводят браминыиндуистские жрецы высшей касты. Это завораживающее по красоте зрелище потрясло меня. Я словно находился на другой планете, став участником какого-то фантастического фильма.

− А можешь рассказать что-нибудь прикольное? – спросил Сергей следующим вечером, его явно заинтересовала вчерашняя тема разговора.

− Хочешь, расскажу про шапку-невидимку? Пожалуй, этот рассказ можно отнести к приколам. К этой технике я пришёл самостоятельно.

− Ну, давай, про шапку.

− Ты, наверняка, читал Кастанеду?

− Читал.

− Да, его только ленивый не читал. Так вот, он использует термин «точка сборки». У других авторов это называется «я есмь», что, впрочем, одно и то же. Так вот, определяешь точку сборки в своей голове и направляешь её на себя, вовнутрь. Отключаешь бег мыслей, и всё − тебя уже не видят. Однажды, живя в Москве, я в течение полутора недель целыми днями ездил по городу, ни разу не заплатив за проезд, хотя не раз встречал контролёров.

− Почему же ты бросил эту технику? – спросил Сергей.

− Может, повзрослел, хотя, не поздновато ли для моего возраста? Правда, мне, после прочтения книги Пападжи, все шапки-невидимки показались детскими играми, настолько он Велик.

− Что-то мне напоминает историю Вольфа Мессинга, когда он, после посещения Сталина, прошел через кремлевскую охрану без пропуска. Зная эту историю, ты придумал свою. Это как-то не научно, больше похоже на шарлатанство.

− То, что я рассказывал, может делать любой человек. Всему можно научиться, как можно научиться писать и читать, с той лишь разницей, что у кого-то получается лучше, а у кого-то хуже. Вот в школе, например – есть отличники, есть и троечники. Некоторые люди хотят видеть себя исключительными. Но в жизни всё проще, как в спорте: если тренируешься – добиваешься хороших результатов, не тренируешься – нет результата.

− Ты многое, наверно, умеешь делать? – спросил Сергей.

− Нет, конечно. Не умею, например, левитировать, и даже не пробовал. Эсхил сказал, что «умный не тот, кто много знает, а тот, кто знает нужное», вот и пытаюсь знать и уметь только нужное. А по поводу ненаучности – не соглашусь. Есть такая наука – трансперсональная психология, познакомься с ней, я уверен, лично тебе это будет интересно. Сейчас я вспомнил две действительно прикольные истории, но их, если захочешь, расскажу в другой раз. Пора спать. Завтра рано вставать.

Сразу заснуть не удалось. Вспоминая прошедшие дни, я пришел к мысли, что между Индией и Россией есть много общего. В северных гималайских штатах встречаются деревянные индуистские храмы с прорезной резьбой, как две капли воды схожие с северными русскими храмами. В географических названиях России часто встречаются индийские слова, например, река Аграво Владимирской области − город Агра в Индии, деревня Дели в Тверской области – город Дели в Индии, река Тара в Сибири –богиня Тара в буддизме. Наблюдается схожесть старославянского языка с индийским санскритом. Быть может, людям стоит искать не различия, а схожесть между религиями и культурами разных стран, изучать общие корни.



Мы в Нагаре. В городке много названий магазинов и ресторанных меню на русском языке. Русские туристы здесь частые гости. Выгрузив свои рюкзаки в отеле, мы отправились к местному гуру. Поднявшись на небольшую горку, увидели храм. Алексей вошел внутрь помещения и через несколько минут появился вдвоем с гуру. Духовный наставник был невысок и худощав, на вид ему было чуть более семидесяти лет. Поздоровались. Гуру звали Джей Пит. Он был приветлив, улыбался, говорил мягким, тихим голосом. Джей Пит сообщил нам, что обряд Ганеша-пуджа будет проходить ровно в полночь. После короткого разговора мы медленно пошли вниз, нам предстояло еще посетить усадьбу Николая Константиновича Рериха. Моя мечта побывать в доме-музее знаменитого художника и общественного деятеля сбывается. Он стал наиболее близок мне после посещения выставки в Санкт-Петербургском манеже. Раньше его картины я видел только в репродукциях.

Двухэтажный дом, где Николай Константинович жил с женой Еленой Ивановной и двумя их сыновьями − Юрием и Святославом, расположен в красивейшем месте долины Кулу. Сами индийцы называют эту долину мягко – Куллю. В помещение, где висят картины, входить нельзя, двери закрыты. Рассматривать картины и обстановку можно только с балкона через окна. У меня осталось некоторое сожаление, что не удалось погулять по комнатам, рассмотреть картины вблизи.

День близился к завершению, солнце уходило в закат. Мы гуляли по долине и вдруг Алексей говорит: «Владимир, помнишь, ты говорил, что на картинах Рериха краски более насыщенные, чем в реальной жизни. Я с тобой тогда не соглашался. Посмотри на этот закат, и ты изменишь своё мнение». Заходящее солнце окрасило горы в багряный цвет. Я смотрел на изменяющуюся живую картину природы и понимал, что возразить Алексею не могу. Живопись позволяет увидеть в природе то, что мы не замечаем в своей обыденной, суетливой жизни. Вспомнилось, как однажды в Питере, проходя по давно знакомой улице, увидел что-то знакомое и в то же время ранее не замечаемое. Перед моими глазами предстала картина Клода Моне «Бульвар Капуцинок» в Париже. Я увидел привычную улицу другими глазами.

Вечером пошли в храм на обряд Ганеша-пуджа. В темноте все привязки нашего маршрута изменились и мы заблудились. Тут, некстати, пришел в голову закон Мэрфи: «Если дело начинается хорошо, то кончится плохо, а если дело начинается плохо, то кончится еще хуже». Не хотелось опаздывать, наверно не случайно гуру назначил начало сеанса на полночь. И вдруг, неожиданно, перед нами оказалась нужная дорожка. Поднялись по ней к храму. Не опоздали. В помещении находилась пара – профессор американского университета и его студентка. Разница в возрасте между ними была не менее сорока лет и, как мне показалось, близки они были не только духовно. Все сели в позу лотоса, учитель стал проговаривать какой-то текст, мы сидели с закрытыми глазами. Затем нам принесли рис с острой приправой. По окончании еды гуру выдал каждому по маленькому бронзовому Ганеше, обмотанному красной шерстяной ниткой. Ганеша – бог, исполняющий желания, а также помогающий путешественникам и тем, кто стремится получать знания.

После обряда вернулись в отель.

Владимир, ты обещал рассказать два прикола. Но, сначала, расскажи в двух словах о трансперсональной психологии. Я считаю себя достаточно эрудированным человеком, но тут у меня явный пробел.

В двух словах не получится. В двух словах я тебя даже никуда не могу послать. Это наука молодая, возникла в середине двадцатого века. Основоположниками были Абрахам Маслоу и Станислав Гроф. Но на голом месте ничего не возникает. В основе этой науки до её официального признания был шаманизм, который возник до буддизма, христианства, до ислама и даже до язычества. А не слышал, ты, Сергей, по той простой причине, что трансперсональная психология до сих пор не стала в один ряд с традиционными психологическими дисциплинами. Американцы в этой области впереди планеты всей. Но и у нас, в России, есть достойные ученые, такие как Владимир Майков и Владимир Козлов.

Если всё так очевидно, почему это учение не имеет широкого распространения?

Познать себя – самое трудное в нашей жизни. Как сказал поэт французского средневековья Франсуа Вийон:

« …Я знаю, как на мед садятся мухи,

Я знаю Смерть, что рыщет всё губя,

Я знаю книги, истину и слухи,

Я знаю всё, но только не себя…»

Но время идет, и сейчас есть семинары по холотропному дыханию, а занятия по йоге проходят в каждом спортклубе. Конечно, на мой взгляд, всё это поверхностные знания.

Я слышал про холотропное дыхание, но что это такое и для чего это нужно не знаю.

Исследованием холотропного дыхания занимался Станислав Гроф, ныне американец, в прошлом чех. Метод доказал свою эффективность при работе со стрессами, депрессиями, неврозами, а также успешно используется для творческих прорывов и поиска нестандартных решений. Этот метод мне очень напоминает трансовые состояния религий Вуду.

Ты входил в эти состояния, этой самой Вуду?

− Доводилось. Я, по началу, не мог понять, что первично − шаманы, которые используют архаичную методику, а Гроф с них содрал, или современные шаманы начитались учёного и применяют, как свои творения. В одной из последних своих книг Станислав Гроф сознается, что в основе холотропного дыхания лежат трансовые состояния Вуду. Сергей, ты парень холостой, тебе советую пройти трансовые состояния современных шаманов под названием «Тантра любви». Эффект, как мне показалось, лучше, чем от секса.После занятий сексом хочется спать, а после транса − состояние лёгкости, хочется летать.

− Володя, а ты можешь получить информацию во сне, как это сделал Менделеев? – все больше загорался Сергей. В этот момент он мне напоминал Петьку из фильма «Чапаев», расспрашивающего своего командира, может ли он командовать армией или всеми войсками в мире.

− Этими вопросами занимались разные товарищи, в том числе и супруги Гроф. Они рекомендовали так: ложась спать, надо задать вопрос, который ты должен решить во сне, предварительно положив на прикроватную тумбочку бумагу и карандаш. Во время просыпания возникает фаза, когда человек уже не спит, но еще не проснулся. В этот момент и приходит ответ на заданный вопрос. Возможно, нечто такое и произошло с Менделеевым и его таблицей химических элементов. Получение информации во сне я сравниваю с хождением на костылях. Серега, на костылях человек может ходить?

− Да, конечно.

− Но без костылей-то лучше. Вот я и стараюсь ходить без костылей, стараюсь быть на трубе с Верхними силами, с Энергоинформационным полем или, как еще называют, Вселенским Сознанием.

− А ты сам пробовал так делать по методике Грофа?

− Я не пробовал, но есть методики, которые решают такие вопросы без сновидений.

− Давай, рассказывай, − уже не спрашивал, а приказывал в азарте Сергей.

− Дай подумаю, хочется привести сочный пример. Да, вот. Когда я работал в конструкторском бюро, мне позвонил главный инженер одной из фабрик, попросил срочно приехать для оказания помощи и захватить договор на 12 тысяч рублей. Не объяснив ни по телефону, ни при встрече суть вопроса, сказал лишь, что проблему сам увидишь в цехе. Когда пришли в цех, там уже нас ждали технологи фабрики. Сообщили, что купили в Германии облицовочный материал для древесно-стружечных плит. И, сколько ни прессовали – всё ушло в брак. Я даже не спросил, при каких технологических режимах они проводили работы. Отключил все мысли, произнёс, точнее кто-то внутри меня произнёс технологические параметры. Затем, главный инженер повел по своей фабрике и рассказал о перспективах развития производства. Потом мы вернулись к нему в кабинет. Он сделал звонок по телефону, извинился и сообщил, что денег по договору в бухгалтерии нет. Я сильно разозлился – то деньги есть, то их нет. Детский сад какой-то. Меня просто кинули. Уходя из кабинета, выпалил главному инженеру, чтобы он забыл мою фамилию и вычеркнул мой телефон в своём блокноте.

На следующий день приехал ко мне главный конструктор этой фабрики. Он рассказал, как было на самом деле. Пока главный инженер водил меня по территории, в цехе делали запрессовки по тем параметрам, которые я озвучил. Результат был отличный. И звонил он не в бухгалтерию, а в цех. Ему стало обидно, что я за несколько секунд заработал двенадцать тысяч рублей. А это, по тем временам, цена двух новых автомобилей «Жигули». Но, после моих обидных слов, главный инженер понял, что ему ещё придется обратиться ко мне и решил отправить главного конструктора в качестве посредника, чтобы предложить «мировую» и новый договор на 20 тысяч рублей за выданную мной информацию. А суть здесь была такова: я убрал бег мысли и стал приёмником, готовым принять информацию. Нечто подобное сказал Эйнштейн: «Я хочу узнать мысли Бога, всё остальное − детали». По С. Грофу, в стадии просыпания мозг не думает, и поэтому к нему приходит информация, а зачем ждать утра, что называется «тянуть кота за хвост», когда можно сделать это в любой момент.

Что-то такое я уже слышал: про историю академика Петра Капицы. Его пригласил немецкий промышленник, у которого остановился завод, а специалисты не смогли определить причину поломки. Капица осмотрел производство, попросил кувалду. Ударил кувалдой по одной из труб … и завод заработал. За свой труд Капица запросил тысячу долларов. Промышленник удивился: за один удар кувалдой – тысячу долларов? Капица объяснил: один доллар за то, что ударил кувалдой, а девятьсот девяносто девять долларов − за то, что знал, где ударить.

− Ты, Сергей, уже второй раз приводишь примеры, подобные тем, которые произошли со мной. Ты меня хочешь обвинить в «эффекте Шелленберга»?

− Поясни. Не понимаю о чём ты? Я не слышал о таком эффекте.

− Ты, наверняка, смотрел фильм «Семнадцать мгновений весны»? Один из персонажей, начальник разведки Вальтер Шелленберг, выслушивал инициативы подчиненных, затем, по истечении некоторого времени, добавлял к основной идее множество своих, иногда даже малозначимых деталей, и выдавал за свои мысли. Порой, сам автор не узнавал свою же высказанную им когда-то идею. Вот в этом и есть «эффект Шелленберга». Но это, Сережа, не про меня, я этих историй, которые ты мне рассказывал, не слышал.

− Вот один из приколов. Я ехал в метро, держась двумя руками за верхний поручень. Передо мной сидела девушка, она дремала, опустив голову. Я обратил внимание на её длинные ногти. Подумалось: как она этими ногтями нос очищает? И я решился. Сосредоточился, определился с «точкой сборки» и … «вошел» в её голову. Чувствую, что уже я «нахожусь в ней» и дремлю, опустив голову. У меня сильно зачесалась правая ноздря. Очень сильно зачесалась. И тут вижу, как девушка, подняв голову, загнала свой длинный ноготь в правую ноздрю и стала энергично и с остервенением колупаться там. Потом она открыла глаза и стала оглядываться, не видел ли кто её выходку. Шутка дурацкая, но она меня немного развеселила.

На следующий день я решил повторить опыт, немного его усложнив. Действие происходило, опять же, в метро. Напротив меня сидела женщина и читала книгу. Книгу она держала в правой руке, и на этой же руке, на запястье висел пакет. Левой рукой переворачивала страницы. Я повторил манипуляцию «вхождения в ее голову». Стал мысленно перекладывать книгу и пакет из правой руки в левую, чтобы правой рукой почесать лоб, который у меня сильно зачесался. Хотя почесать лоб было бы значительно проще левой рукой. Но я именно такую поставил задачу. И женщина в точности её выполнила.

− Володя, а ты где медитируешь? В спортзале или дома?

− Дома, конечно, в мягком кресле.

− Почему в кресле, а не в позе лотоса, как делают все йоги?

− В мягком кресле удобней, чем на жестком полу. Не будет кресла – буду медитировать на стуле или на табурете. И вовсе не в позе лотоса.

− Ты надо мной смеёшься.

− Исторически сложилось, что у индийских йогов не было мягких кресел, и сидели они на жёсткой земле в удобной для них позе, а наши современные йоги тупо их копируют. Мне удобнее раскрывать свои чакры в домашней обстановке.

− А деньги это энергия? – воодушевился Сергей.

− Энергия.

− А почему же ты тогда не стал миллионером?

− У миллионеров жизнь – праздник, а я праздники не люблю.

− Как не любишь? Для чего же люди придумали праздники?

− Людям нужны праздники для того, чтобы скрасить свои унылые трудовые будни. А у меня жизнь интересная и насыщенная. Мне праздники не нужны. И таких, как я, людей, много.

− Володя, в начале наших вечерних бесед мы определились с вопросом, как правильно жить. И как-то ушли от этого вопроса. Давай, вернемся к нашим баранам.

− А кто бараны?

− Да это образное выражение. Ведь в жизни надо принять то или иное решение, и какое из них правильное – одному только Богу известно.

− Да, действительно, самое трудное – это сделать выбор. Как быть? Можно воспользоваться специальным маятником. Написать на бумаге два решения. Погрузиться, и куда покажет маятник – так и будет правильно. Но, маятник, как я уже говорил, это костыли. Можно обойтись и без них, используя эталонное состояние. Это состояние, при котором чувствуешь себя очень комфортно, и оно проверено временем. Это значит, что его лучше взять из детства или юности. Затем, предполагаемое решение мысленно накладывается на эталонное состояние. И, через ощущение, определяется ложное оно или нет. Примерно так выглядит упрощенный алгоритм. Всё просто. «Жизнь проста, но её усложняют люди», − кажется так, в своё время сказал Конфуций.

− Когда я был ребенком, мама перед сном рассказывала мне сказки, и вот вновь чувствую себя маленьким. Перед сном я опять слушал сказки.

− Для тебя это сказки, а для меня …для меня это часть моей жизни.

Мы возвращались в Дели. Уже спустились с гор и ехали по шоссе за грузовиком, кузов которого был настолько забит поклажей, что люди, сидящие на вещах, свисали с бортов. Как они умудряются удержаться и не свалиться? Такие картины в Индии можно увидеть часто. Но полиция остановила не их, а нас – за превышение скорости. Алексей ворчит: «Своих не штрафуют, хотя те рискуют жизнями, а с иностранцев дерут деньги». «Как ты плохо думаешь о полицейских, − возразил я, − они беспокоятся о том, чтобы иностранные туристы не попали в аварию. Алексей, будь о людях лучшего мнения».



Это была моя вторая поездка в Индию. В первой я был четыре года назад и ехал тогда не подготовленным. Провел в той поездке ровно месяц, жил в ашрамах Саи Бабы в Путтапарти и Шри Романы Махарши в Тируваннамалай. Это Южная Индия. После той поездки я много читал о стране. Прочитал Блаватскую «Тайная доктрина», Рериха «Пути благословения», Сатпрем «Шри Ауробиндо или Путешествие сознания», «Бхагавадгиту», Шри Раману Махарши «Весть Истины и Прямой путь к Себе», Шри Пуньджи «Зов Свободы», «Объятия Истины», Язева «Аватар Сатья Саи Баба и его последователи», Парамаханса Йогананду «Автобиография йога», Германа Гессе «Сиддхартха». А также учился восточным техникам. Но не могу сказать, что познал Индию. Чтобы познать культуру Индии, надо жить в этой стране, а я, всего лишь, приоткрыл одну из страниц.

Rado Laukar OÜ Solutions