22 января 2022  05:30 Добро пожаловать к нам на сайт!

"Что есть Истина?" № 60 март 2020 г.


Поэты сайта Изба-Читальня



Сергей Луценко



Сергея Луценко мы печатали в 46 номере нашего журнала. Продолжаем знакомство с поэтом


МАРТОВСКИЕ ВИДЫ

Ошалев от долгой стужи

И от ветра-босяка,

Солнце шлёпается в лужи

И гарцуют облака.

Выпивохи греют души

У заветного ларька…

То-то оттепель, гляди-ка!

Укоряй, не укоряй,

Всё в воде хмельной и дикой –

И высотка, и сарай…

Усидеть попробуй тихо,

Коль эмоций через край!

Хорошо не бить поклоны,

Быть себе судьёй, врачом?

Водкой тешиться палёной,

Не жалея ни о чём?

И с улыбкой умилённой

Засыпать над первачом?

А проснувшись, снова шарить,

Мелочь скидывать на круг –

И на солнце уши жарить

Или в пляс сорваться вдруг:

«Эх, пусть гречка дор-рожаить!

А зиме-то ведь каюк!»…


* * *


Затопило мои берега

Половодье былого,

А вчера – всё пурга, всё пурга,

И ни вздоха, ни слова.

Всё пурга, всё глухая пурга,

Ледяное безмолвье…

Затопило мои берега,

Но весло наготове!

Не боюсь, не боюсь ничего,

Нет ни смуты, ни смерти.

Полечу по воде кочевой –

Отойдут круговерти.

Полечу – пойму, для чего

И явились откуда

Эти песни воды кочевой,

Запоздавшие будто…


* * *


Обронила сердце невзначай,

Опалила память – и смеётся!

Всё мне снится тихий скрип колодца

И твоё поспешное прощай.

Сколько лет прошло! Не передать

Эти годы, не вместить их в слово,

Но душа отречься не готова,

Ей само страданье – благодать.

Сколько пронесло дождей и вьюг,

Сколько близких под землей простёрло!

И тоска, так нежно взяв за горло,

Ржавчину снимает с сердца вдруг…


* * *


Мои ботинки пьют из лужи

Хмельную мартовскую синь,

А ты завесил окна глуше,

Не прошептав зиме аминь.

Очнись, очнись!

Какое небо,

Какие дали ждут, трубя!

Тревоге тёмной и нелепой

Не позволяй губить себя.

Несётся шалая водица,

И в ней резвятся облака.

Тоска в подмётки не годится

Тебе, мой друг, наверняка.

Фрамугу настежь!

Подоконник –

Всего полшага до земли.

Воскресший мир дрожит в ладонях,

И все дороги – только тронь их! –

Насквозь лучами проросли…


НА БУКОЛИЧЕСКИЙ МОТИВ


Что мне бешенство оваций?

Что мне золото в горсти?

Удалюсь под сень акаций,

Буду коз пасти.

Буду пить вино, конечно,

В ужин, завтрак и обед

И пастушек чтить прилежно

Пять десятков лет.

А заявится маруха

С грозно блещущей косой –

Встречу старую под мухой,

В пляс пойду, босой.

Отшатнётся:

Эвон как ты

Расходился, лиходей!

Погоди, давай хоть в карты,

Хоть в напёрстки… Эй!..

А она, вздохнув сурово,

Вскинет косу на плечо

Да в кусты: – Ох, право слово,

Почуди ещё!..


* * *


На родной моей поляне

Хлеб заветренный жую

И с листвой сухой в кармане

Песни светлые пою.

А кому – и сам не знаю…

Миг – и вечер за плечом…

Станет луч тихонько с краю

И бормочет ни о чём…


* * *


Она росла в лесной глуши,

Моя застенчивая муза.

Ей дебри эти – не обуза,

Ей в радость наши рубежи!

Больших чураясь городов,

Напыщенных, велеречивых,

Она меж ясеней учтивых

Плетёт венки из нежных слов.

Ни взрывы яростных обид,

Ни ханжеские причитанья –

Ничто не осквернит дыханье

И слух её не оскорбит.


* * *


Тревог несбывшихся приказчик,

Залез туман в почтовый ящик –

И норовит, сердит весьма,

Проверить, нету ли письма.

Туман мой милый, брат молочный!

Веди, как есть, учёт построчный

И позабытые ключи

Слезой серебряной мочи.


* * *


Казнит последние минуты

Багровый сумеречный час…

Вздыхает ветер, шепчет, будто

Тоскует о пропащих, нас…

Иль дела нет ему иного

До затерявшихся во мгле?

Но кажется, еще полслова –

И дрогнут мёртвые в земле.

И руки белые протянут

Откуда-то издалека,

И тихой песней нас помянут,

Той, что протяжна и легка…


Из цикла «ПРОФИЛИ»

БАЙРОН


Воинствующий рыцарь, гордый странник,

Идёшь, поёшь – а буря злей и злей…

Лорд Байрон! Ты – мучительный изгнанник,

Восставший выше пап и королей.

Твой скорбный стих, и нежный и чеканный,

И облик твой, прекрасный, молодой,

Через века проходят невозбранно –

И мир опять пленяется тобой;

И властно очарован Чайльд-Гарольдом,

И Манфредом всесильно покорён,

Мир, обречённый джоулям и вольтам,

В мощь духа верит – верит, как в закон…

Властители в земле лежат по струнке,

Истлели имена и ордена,

Померк Шильон, умолкли Миссолунги –

И царствует Поэзия одна.


ПАГАНИНИ


Ах, Паганини! Дивный Паганини!

Тебе к лицу свистящий лёт эриний

И ангелов волнующийся хор.

Надень, как фрак, – надень скорей улыбку!

Прижав к груди взыскующую скрипку,

Ты над сердцами длань свою простёр.

Вот лопнула струна, и вслед – другая…

А ты паришь, царишь, изнемогая,

Толпой жестокой загнан, осуждён.

А лопнули бы все – какое дело!

На воздухе сыграет тот умело,

Кто в тайны ада с детства посвящён…

И поклоненье, и хула кумиру,

И гроб его, влачащийся по миру,

Рассыплются язвительной золой, –

Ты это знаешь, гений дивнорукий:

Всё прах и тлен. Бессмертны только звуки,

Парящие над суетной землёй.


ЭДГАР ПО


Великий соглядатай страха,

Безумец, маг!

Твои глаза – воронки праха,

И весь ты – мрак.

Не для Эдгара счастье крова

И райский крин…

Властитель хаоса ночного,

Идёшь – один.

Летишь – один! В земле родная,

Лежит – она…

Но тень кладбищенская, знаю,

Тебе верна.

Летишь – и падаешь на землю

Душой нагой,

И я через столетья внемлю

Твой стон глухой…


ЛЕСЯ УКРАИНКА


Леся, Леся!

Леся Украинка!

Колдовское имя прозвенит –

И над каждой крохотной травинкой

Солнце поднимается в зенит.

А ночами, тихо и печально

Примеряя верб седых наряд,

О судьбе твоей многострадальной

Меж собой русалки говорят.

Леся – и дневная, и ночная…

Леся – и мгновенья, и века…

Всё в тебе сошлось, душа родная,

Только плата – больно высока!

Всё сошлось – терзанья и паренья,

Сила духа – с девичьей слезой…

Ты поёшь свои стихотворенья,

По тернам идущая – босой.

За спиной срываются бураны,

Впереди – Египет… Но и там,

На мгновенье утишая раны,

Подорожник льнёт к твоим ногам…


БУНИН


Ревёт, безумствуя, гроза,

Покров разодран златотканый…

Ты отступаешь на Балканы,

Прикрыв усталые глаза.

Страну бросаешь на краю,

И проклинаешь, не лукавя…

Мы и теперь судить не вправе

Пронзительную боль твою!

В Париже, в Грассе, всё одно –

Твоя мятущаяся память

Пытается переупрямить

Забвенья тёмное вино…

Ты не поддашься силе злой,

Ты выстоишь, любя, болея –

И будут темные аллеи

Благоухать в метель и в зной.

И час придёт: судьбой храним,

По звездам, по межам, по плахам

Ты возвратишься… нет, не прахом,

Но Словом истинным своим!..


БРЭДБЕРИ


Вина из одуванчиков плесну –

И приобщу вас к солнечному детству,

А через миг – возникну по соседству,

Ракеты устремляя в вышину.

Я вечно здесь, вы слышите, и где-то,

Кричу: «Пусть сгинет огненный язык!

Да здравствует чудесная планета,

Планета смеха, музыки и книг!..».

Rado Laukar OÜ Solutions