11 августа 2022  03:16 Добро пожаловать к нам на сайт!

"Что есть Истина?" № 60 март 2020 г.


Новые имена



Ольга Сульчинская


ОЛЬГА СУЛЬЧИНСКАЯ - Родилась в Москве. Окончила филологический факультет МГУ. Работала редактором, психологом, копирайтером и др. Публиковалась в журналах «Знамя», «Новый мир», «Октябрь», «Арион». Лауреат Международного литературного Волошинского конкурса (2006). Автор книг стихов «Amor brevis» (М.: Издательство Руслана Элинина, 2005), «Апрельский ангел» (М.: Арт Хаус медиа», 2010), «Волчок»(М.: Воймега, 2013).

СТИХИ

Орландо

1.
Всё испытав – и ураган, и мели,
И власть, и плеть,
Хотела бы я драться на дуэли
И умереть,

Когда назад не сделано ни шагу,
Ни полшага,
И чтобы тихо выпустила шпагу
Моя рука,

И непривычно лёгким стало тело,
Учась летать,
И чтобы я смертельно захотела
Не умирать, –

И падая, и ртом хватая воздух,
В последний раз
Увидеть покачнувшиеся звёзды
У самых глаз.


2.
Но ты, мой друг, поражена бессмертьем,
Как Вечный Жид,
И пестует судьба тебя с усердьем,
И сторожит.

Ешь псину, спи в лесах, зимуй на льдинах,
Одна – опять
Ты будешь забывать своих любимых,
Друзей терять,

Предательница! Дрянь! Дурной товарищ!
Себя стыдя,
Ты выживешь и миру ты подаришь
Свое дитя.

Сквозь воды и пожарища не знамя
Неся вперед,
Шагай, держа обеими руками
Большой живот!

Предновогоднее

Запах елок, цитрусовых корок,
В магазины ломится столица,
Женщины, которым скоро сорок,
Прячут опечаленные лица,
Плачут безработные актрисы,
Меряют снегурочки жакеты,
Сыплются серебряные искры
Из хвоста взлетающей ракеты.

Момент перехода

Еще все спят – и елка здесь одна.
На ней витушки мятые со сна
И звезды в бархатном лиловом полумраке.
Дрожит сквозняк в хрустальных проводках,
Удерживают хвою в коготках
Зверей и птичек маленькие лапки.

Еще все спят – и только мы одни
Проснулись вдруг и прячемся в тени
В надежде на поимку Дед-Мороза.
Ужасно неудобна наша поза –
На корточках, и ноги затекли.

Глаза слезятся, хочется зевать
И плакать, но нельзя пойти в кровать,
Чтоб не обидеть белочек и зайца.
А будущее прячется от нас,
Но дует в занавеску каждый раз
(Иду! иду!), как мы готовы сдаться.

Квебек

Все-таки странно устроена жизнь человека!
Можно приехать в Квебек и не видеть Квебека,
Так и сидеть на окраине до воскресенья,
Разве что красными кленами потчуя зренье.

Впрочем, а кто доказал, что музеи да замки
Лучше прогулки с собакой и вырытой ямки,
Беличьих пряток и медленного погруженья
Листьев сквозь воздух в их собственные отраженья?

Лишь напоследок, практически перед отлетом,
Броситься в город, чтоб все-таки выяснить, что там,
Серые камни увидеть, тяжелую реку –
И улететь, навсегда удивляясь Квебеку.

Обращение к будущему

Кто ты, Дороти или Элли?
Мы же спали в одной постели,
Мы же вместе с тобой летели –
До свиданья, родной Канзас!
Что-то стало здесь по-другому,
Место вроде бы и знакомо,
Но, похоже, дорога к дому
Не найдется на этот раз.

Я с трудом вспоминаю имя –
Кто я, Дороти, Элли, или?..
То ли сами совсем другими
Мы проснулись на этот раз?
Отсырела в мешках картошка
И как рыба молчит Тотошка,
Мы потерпим еще немножко,
Прежде чем позабудут нас.

Кто герои, так это дети –
Вот кого не пугает ветер,
Даже двери срывая с петель:
До свиданья, родной Канзас!
Договор остается в силе.
Передайте привет Страшиле.
Мы прожили то, что прожили.
Напишите другой рассказ.


* * *

Листва плывет и, засыпая,
Укладывается в груди,
И осень ходит, как слепая
Держа ладони впереди.
И воздух, скроенный навырост,
С кустами спорит за простор,
И пахнет утренняя сырость
Извёсткой. Это школьный двор.
И, спины пачкая в извёстке,
Укрывшись временно в тылу,
Продолговатые подростки
Нестройно курят на углу.

ДЕРЕВО РИМА

Присмотрись – не видишь?
– присмотрись -
а потом прислушайся:
незримо
воробьями полон кипарис!
Дерево щебечущего Рима.
Под завязку
птицами набит,
как волшебная утроба.
Непонятно, радость или злоба,
Но внутри него – кипит!
Я прошу – а ты пообещай
мне на случай,
если стану птицей,
в этот Рай
попаду – щебечущий, кипучий,
многогласный,
говорливый – Рим! -
многокорневой, ветвистый…
Возвращусь.
Еще поговорим.
Посвистим условным свистом.
* * *
Деревья, как воздушные шары,
Ещё к земле притягивают стропы.
Но вздрагивают смежные миры,
И в лёгких кронах нарастает ропот —
И — подожди! — ещё один удар —
И скрепы силу прежнюю утратят,
И отодвинется тяжёлый шар,
И воздух бережный тебя подхватит.

ВЕТЕР

Дует ветер. Он созидает горы,
Надувает небо и поднимает звезды.
И приходят звери и роют в горах норы,
Прилетают птицы и вьют на деревьях гнезда.
Дует ветер — и свет создает просторы,
Дали, виды, красоты и перспективы.
В них рождается взгляд и рождает орган, который
Может вместить в себя все эти дива.
Приплывают рыбы и стоят в воде, обернувши
Головы к берегу, шевеля плавниками.
Застывает собака, насторожив уши.
Небо плывет, облаченное облаками.
Милый мой! Не верь никому, пространство —
Точно так же, как время, — не существует.
Это только мечта про постоянство
В мире, где нет постоянства и ветер дует.
Ветер дует, он разрушает горы.
И они, как прежде, воле его покорны.
Наверху деревья почти лишены опоры,
И в пустоту они протянули корни...
Резкий ветер. Слеза омывает око,
И пейзаж замутняется. Смаргивает веко —
И пейзаж исчезает. И становится одиноко
Миру, в котором снова нет человека.

* * *

Я тебя не держу. Уж не больше, чем дерево – ветер:
Но дежурство несет и живет ожиданьем, когда
Налетит – и свои деревянные сети
Расставляет по небу.
Но вода
Не удержится неводом. Разве случайная рыба
Затрепещет, забьется – и голосом слабым споет
О великой любви, что есть сил выдыхая спасибо
В недоступный печалям
Небосвод.
Свидание
Старухи с золотыми волосами
Ждут стариков под главными часами –
Волнуясь, изнывая, трепеща –
И голуби летят над площадями,
Над вздыбленными злыми лошадями
И всадниками в бронзовых плащах.
Срывается минута с циферблата,
Как Золушка, и смотрит виновато
Через плечо. Ломается каблук –
За нею устремляется погоня
Во весь опор. Но взмыленные кони,
Летя стрелой, не покидают круг.
Пока ты ждешь, ты вечная невеста.
И целый мир не трогается с места,
Мы тоже ждем, ведь все мы заодно –
И карусель с хохочущим мальчишкой,
И сон, сморивший девочку над книжкой,
И в птичий зоб нырнувшее зерно.

* * *

Надев футболку и бейсболку,
Надев потертые штаны,
Мертвец уходит в самоволку.
Он посещает наши сны.
Он выпивает, балагурит,
Сощуривается и курит,
Смеясь, кивает головой,
Ведет себя как бы живой.
Ну, и зачем все это было –
Рыданья, кладбище, могила,
И безутешная вдова,
И бесполезные слова?
«Ты знаешь, между тем и этим
Особой разницы-то нет,
Попеременно мы то светим,
А то – отталкиваем свет».

* * *

Ночь здесь темнее, чем дно колодца.
Нет луны и вода не льётся.
Братьям на руки платье сбросив,
Спит укрытый землёй Иосиф.
Сны, потеряв своего сновидца,
Ходят в ночи, не умея сбыться.
Rado Laukar OÜ Solutions