5 июля 2022  15:20 Добро пожаловать к нам на сайт!

"Что есть Истина?" № 60 март 2020 г.


Дебют



Наталья Перстнева


Родилась в Кишиневе. Закончила физический факультет одесского университета. Живет в Одессе. Публикации в журналах: «45-я параллель», «Топос», «Витражи». Журнал "Нева" взял напечатать, но это еще не факт биографии. Вот скоро Вселенную смогу добавить - не самый плохой подарок!


СТИХИ


В ПРИСУТСТВИИ


В монастыре, в убежище от бога

И тишина особого разлива.

Счастливая, когда взыскал счастливость.

Суровая, когда принес суровость.


…Зайдет мирянин мира как прохожий,

Посмотрит, как играют чудесами,

Не то убогий сам, не то безбожник,

Не то игрок – допрашивайте сами.


Махнет рукой и на`плечо положит,

Пошевелит гвоздями на кресте…

Не дай и мне увидеть слишком много.


Не зажигают света в темноте

В присутствии неназванного бога,

В отсутствие благой simplicite`.


ТЕМНАЯ СТОРОНА ВОРОН


Сидели три вороны

На ветке за окном

В наряде похоронном

Без всяких похорон


И не было злодейства

Но мантии черны

Сидели три судейских

В предчувствии вины


Расселись птицы-дуры

Под вечер с кондачка

И целясь глазом хмурым

Убили мужика


ДУРНЫЕ МАНЕРЫ


тише тише там за стеной очень заняты

никогда не стучитесь к ним со стихами и глупыми вопросами

в жизни есть дела поважнее

подождите десерта

вас подадут после кофе


МОНАСТЫРСКИЕ РОЗЫ


ромашка воспитывавшаяся в монастыре роз

молча роняла лепестки

лишь иногда вдруг звенела в тишине

отвечая кому-то аминь

будто все еще стыдливо мечтала о колокольчиках


ИСПЫТАНИЕ ТРАВЫ


Как будто в непривычку умирать

И объяснений требует проказа,

Горит травой и пробует кричать

Уже ничья ни мачеха, ни мать,

Еще не объясненная ни разу.


С лица земли не собирать морщин,

Очнется небо и разгладит рот…

Улыбка наша нас переживет.

Гнев от любви никак не отличив,

Она любую вынесет награду,

Золу с мукой найдя в одном замесе.


Должно быть, так по замыслу и надо –

Гореть траве и презирать пощаду

Ничтожеству без имени и чести,

Сходить с лица и возноситься с чадом,

Чтоб все, что должно, к лету наросло.

И выпал дождь по первое число…


То есть один рассчитывался месяц

С тем, что в неделю дочиста сожгло, –

Тем, что сто раз взойдет, не перевесив.


КОМНАТА С ЦВЕТКОМ (одетая)


Из жизни выйдя, как из комнаты…

Пока все гости веселы,

И ходят звоны с перезвонами,

И не затоптаны полы –


А платья из духов сиреневых

И так смертельно влюблены

Злодеи книжные и гении

В нее в условиях весны…


Все табакерки помнят лучшее,

Но дважды, трижды перейди –

Она счастливая попутчица,

Когда б не осень по пути.


Когда б не, скажем, традесканции

Считать разводы в ноябре

На блюдце фабрики фаянсовой,

На прохудившемся ковре.


КОМНАТА С ОКНОМ (вариант любительский)

Едва рука запнулась сонная,

Перебирая предыдущее,

Сбегает песенка из комнаты.

А скрипки помнят равнодушие.

………

Все табакерки помнят лучшее

И платья из духов сиреневых.

Так исполняются по-щучьему

Желанья рыбки нататении.

А пальцы помнят онемение

И страхом будущим больны.

………

Чуть не свалился со струны

Канатоходец, то есть музыка.

Но в день, отпраздновавший труса,

Все скрипки будут сожжены.

………

От крика лопнуло мгновение,

И улетела с дымом комната.

Ах! Носик чайника отколотый

Не протрубит по воскресению…

………

Так и летела нагишом

Мух, то есть бабочек мгновения

Ловить распахнутым окном.

Да, в общем, комната, как комната,

С диваном, шкафом и столом.

С ней даже рыбка нототения

Знакома в виде заливном.

………

Трамвайчик пел, рыдала скрипочка,

Почти счастливая рыдала

О всем несбыточном и сбыточном,

Когда бы этого хватало.

………

А в комнате оставят лучшее,

Но дважды, трижды перейди –

Она вокзал с одним попутчиком.

Когда б не стены по пути.


А БАНТИК МОЖНО ПРИЦЕПИТЬ


От счастья горького помучиться,

Все горе сладко обреветь,

Чтоб, не найдя достойных случаев,

Взять и нелепо умереть.


Несправедливо получается,

Но если кошку покрутить –

Она с хвостом всегда кончается.

А бантик лучше прицепить.


ХОРОШИЕ МАНЕРЫ


Я ветер не сею

И бури не жну

Я их не умею

Я так утону


И буду спокойно

Лежать под водой

Вот скажут покойник

Приличный какой


AVE MARIA

morituri te salutant

эти вавилонские города

стоят толкаются толстыми боками и узкими задницами

просвета не видно

вот пролетит самолет сразу другое дело

одна смешная фотография

каменная Мария вышла на улицу и молится без костела

зачем это

ты еще помнишь что хотела сказать богу

нет конечно

показывает она пальцем

ей же снесло голову

вместе с памятью

только руки

то ли напомнить богу о боге

то ли по привычке

упираться в крышу где теперь открыто


SCHWANSEE \ учительнице музыки

Ж. А.


Ах, Петр, ах, Петр, ах, Петр Ильич,

Снежное озеро в утреннем небе,

Дом, где живет умирающий лебедь.

А скрипачам только ключик скрипич…


В дом, где лежит ускользающий ключик,

Я захожу с бесполезной коробкой.

Ключик уже ничему не научит,

Ключик уснет в сероглазой хрущевке,

В серой, как зимнее небо, постели.

Белые лебеди к морю летели…

Ах, отчего это так хорошо –

Чтобы зеленые пачки звенели,

Чтобы под снегом никто не нашел

Мертвой весны старика Боттичелли…


КРУЖИСЬ ЖЕ, БАБОЧКА, КРУЖИСЬ


Кружись же, бабочка, кружись –

Еще мгновенье до земли!

Чтоб обреченные на жизнь

Тебя приветствовать могли.


Любви воздушный мотылек

В ладонях тает от тепла –

Да будет кровь его бела

На весь оставшийся глоток.


Теряют перья облака,

Весною птичий снег идет.

За ним сама наверняка.

Пообещает. Только вот...


Вот этот миг на два снежка,

Неосторожный, разобьет.


ГДЕ-ТО В ГАЛЛИИ


Ночь идет, царю не спится.

Танцев, праздника, вина!

Скучно в доме. Что царица?

До последнего верна.


Чуда звать – скорей охрипнешь,

Сколько в Галлии чудес?

Померещилось Антипе –

Зал растаял, стол исчез.


В Галлии и воздух кислый –

Все там уксус без вина.

Ночь без дна, восход без смысла…

Но по-прежнему верна.


Ужин нищего на блюде

Смотрит рыбной головой:

«Ты ли спрашивал о чуде?..»

«Прочь! Несите с глаз долой!»


Поднимается с подноса

Глаз, исполненный тоски:

«Как прикажешь, без вопросов.

Только нет у нас слуги».


И кружится, и кружится,

Облетая чешуей,

Рыба, небо и царица

Где-то в Галлии глухой.


РУТ


В краю, где ни люди, ни черти

Любовников сна не прервут,

Купается в озере смерти

Твоя молчаливая Рут.


Солнце ее остыло,

Тает ее луна.

Крепче озерная сила

Радости и вина.


«Рут, – говорит ей ветер, –

Рут, – говорит щегол, –

Разве никто на свете

Радость твою не нашел?»


Плечи ее прозрачней,

Губы ее бледней.

Разве из всех полячек

Ты не найдешь нежней?


Лунные ночи в мае,

Ветер покорный спит.

Радости он не знает,

Солнцу не повелит.


Майская ночь короче

Памяти Рут твоей.

Разве из панских дочек

Ты не найдешь верней?


Если же до рассвета

Ты посмотреть не пришел,

В воду обронит с веток

Имя одно щегол.


Тихо в озерном крае

«Рут» повторит вода.

«На берегу оставляют

Радости навсегда».


ДЖЕК ПОД ДОЖДЕМ


Край моего неба

Пахнет прелой листвою.

Флуера свадьбы соек

Ветер седой не вспомнит.


Дождь обошел землю

И не нашел солнца.

В пальцах лозы древней

Дойною перельется.


Встав под луной спелой,

Дерево голосует.

Тыквою по дороге

Катится жизнь впустую


Полем молитв к дому.

Зреют в земле тыквы.

Те, кто со мной знакомы,

И без меня привыкнут.


Выплачет дом стекла,

С поля дохнет гарью.

Там за судьбой легкой

В небе поплыл шарик –


В море, клевера полном,

Голь-перекати-горе,

Серп-раскрои-небо,

Крик-не-буди-спящих.


Вдаль идет по дороге,

Не дождавшись попутки,

Через-тебя-смотрящий

С тыквенной головою,


Вырвав с землей корни,

Дымя сигаретой сырою.

Помнишь его – вспомни

Желудем над рекою.


Вот он несет плечи –

Спят на плечах птицы.

Долгая ночь встречный,

Идущий-через-границу.

Rado Laukar OÜ Solutions