22 марта 2019  21:21 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

Крымские узоры



Алексей Дёмич

 

Ялта

 

Поэт, автор книги стихотворений «Естественный отбор» (Altaspera, Канада, 2014) и многочисленных публикаций. Участник, лауреат, судья, ведущий мастер-класов поэзии многочисленных крымских, украинских, международных литературных фестивалей Автор и руководитель творческой группы «Крыманьонцы» и одноимённого музыкально-поэтического проекта-перформанса, вот уже полтора года гастролирующего по Крымскому полуострову. Участник видеомостов проекта «Web-притяжение крымской поэзии и Бардовский видеомост»

 

Притоку Днепра реке Самара

 

Месяц над Самарою

Кляксою лимонною.

Над протокой старою,

Как перед иконою,

 

Ива одинокая

Сватьей златорунною...

Слышно, за осокою

Плачет мавка юная.

 

Ей под сенью ивовой,

Обернувшись колпицей,

Ждать да несчастливого,

Что в ночи торопится –

 

Не её ли суженный? –

Тропкой мимохожею...

По воде простуженной

Рябь гусиной кожею!

 

Пусть судьба – обманщица

Бродит замарашкою,

Лишь октябрь расплачется,

По спине мурашками

 

Рифмы! Вновь листается

Листопада книжица...

Осени – скиталице

Вдохновенно пишется!

 

И дотоле в радость стих,

В сладость жизнь, доколе нам

Небо для пикантности

Звёздами посолено

 

Круто, чтобы вербовой

Венчанный тиарою,

Рдел печатью гербовой

Месяц над Самарою!

 

На смерть поэта


Печальна участь мудреца,

Чьё сердце жжёт огонь бесовский...

Поставлю подпись: «Маяковский»

И – «Ламца-дрица гоп-ца-ца».

 

Но несравненно тяжелей,

Сойдя с резьбы на женском теле,

Со стервой спать в одной постели...

И понимать, что фалалей…

«Гони её – и дьявол с ней!» –


Твердят друзья – молчу, краснея…

Со стороны всегда виднее,

Но изнутри всегда больней!

Коль знаешь мир, как дважды два –

Он превращается в репризу,

В спектакль – и никаких сюрпризов,

И никакого волшебства!

 

И мне взлететь бы, но над кем?

Апрель... А я сорвался в осень...

Нет, не мудрец, видать, я вовсе –

А Щен на жёстком поводке!

 

Пусть трон на совести матрон,

Пускай другие нынче в моде,

Я – был и есть ещё в природе,

Пока молчит в стволе патрон...

 

Осиротеет ныне Май,

И, как забыли «окна РосТА»,

Забудут нас легко и просто!

Есенин, гостя принимай!

 

К чему бессмертье отрицать,

В похмельях мутных зависая?

От боли мудрость не спасает,

Печальна участь мудреца!

 

Крещенский синтаксис


Над снежной синевой полей
Повис гул электрички,
И спелый месяц, дуралей,
Опять вмёрз в звёзд кавычки.
В небес скрипучую кирзу
Посмотрит, протестуя,
Лишь путник где-то там, внизу,
Ссутулясь в запятую.
Мир одиночеством пропах...
Сыпь следа
  многоточье,
Ведь леденеют на губах
Слова крещенской ночью!
Иль ты грехами оплатил
Архангелов с трубою
Под тяжкой поступью светил,
С распятою судьбою?
Но ты её благодари –
Святой ли, виноватый, –
Коль видеть можешь, как зари
КровоточАт стигматы,
Коль снега синяя крупа
Не замела глазницы...
Трещи, востока скорлупа
Под натиском зарницы!
Столба ль фонарного костыль
Вонзился в пуп Вселенной?..
Нет, восклицанья знак застыл
В сугробе по колено –
Таки дошёл! Беснуйся, зверь
Мороз! – Так осрамиться!
Поставит точку – хлопнет дверь,
Перевернув страницу...

 

Зимний трамвай

 

Бежит трамвай по рельсам –

Зелёный-презелёный.

Он – молодой повеса,

В свой городок влюблённый,

 

Где шпал ряды – ладами.

И под пурги фанфары

Он каждой встречной даме

Подмигивает фарой.

 

К мечте сквозь снег белёсый

Мчит в день солнцеворота,

И о весне колёса

Поют на поворотах...
Старушек пропуская,
Звонком пугая кошек,
Он зайчики пускает 
Из всех своих окошек.
И дворник дядя Сеня –
С метлой, в фуфайке ватной, –
Сказал: «Какой весенний,
Какой неадекватный!»   

 

ЧАША РАЗЛУК

 

В жизни каждого поэта,

Лишь войдёшь, по праву руку –

Видишь чашу. Чаша эта

До краёв полна разлукой.

 

Выпьешь – горечь сводит зубы…

Вместе быть приятней, легче,

Но, разлуки не пригубив,

Не познаешь сладость встречи!

 

Плачем, шепчем тихо имя,

Зелье горькое глотаем

И с любимыми своими

Снова встретиться мечтаем.

 

Час придёт – допита чаша,

И такое может статься,

Что в раю с любимой вашей

Вам предложат вдруг остаться…

 

Только вы не оставайтесь!

Встаньте и, расправив плечи,

Уходите, расставайтесь,

Чтобы повод был для встречи!

 

***

 

Когда приходит осознание твоей  людской недолговечности,
Иначе смотришь на все гадости и злодеянья человечества.
И, балансируя над пропастью, ты обрати свое внимание:
То, что считал ты раньше подлостью, в тебе находит понимание.
И ты прощаешь – будет ран еще…  А мир твой, пустотой зияющий,
В недоумении прощается с какой-то важной составляющей.

 

Я убил бы того, кто…

 

Я убил бы того, кто придумал любовь!
Я убил бы того иноверца,
Что на радужке мира в кайме голубой
Нацарапал гвоздём контур сердца!
Но по лестнице дней не вернуться назад,
Разве... Память нахлынет волною
  –
Синь в глаза, прочь слеза
  – вновь бушует гроза
Над весной молодою шальною,
Вновь безумием дышит ночная метель,
Вновь мурашки по коже средь лета,
И Отелло сорвал дверь входную с петель
И опять умирает Джульетта,
И опять полрайона ночами не спит
  –
Всё любовь – в сплетнях, в бреднях и в броднях,
И изюбром ревёт восхищённый пиит
И бренчат пацаны в подворотнях
Всё о ней об одной, только зря это, зря –
Ей не стать пятым временем года –
Неспроста изукрасилась кровью заря
И мальчонку изводит икота…
Это к горю – тебе каркнет ворон любой
И приметы твердят – на беду, мол!
Я убил бы того, кто придумал любовь,
Если б вдруг он её не придумал!

 

Естественный отбор

 

В дыму таверны быстро тает
Интеллигентности печать:
Поэт Джо Смитт стихи читает,
Стараясь всех перекричать.
Но испокон врагов хватает 
У авторов стихов плохих –
Вдруг выстрел… Все на миг смолкают:
Ну, наконец-то Джо утих!
Бумаги лист, залитый кровью,
Сжимает мёртвая рука…
И пьёт таверна за здоровье
И за 
рецензию стрелка!
Кому свинец, кому-то ножик,
Кому-то – плаха и топор….
Да просто у поэтов тоже
Есть свой естественный отбор!
Жизнь-карусель круги мотает
И где-то вновь наверняка
Плохой поэт стихи читает –
И к кольту тянется рука!

 



Свернуть