21 января 2019  04:33 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту
Дебют

 
Григорий Некрасов
 

Григорий Андреевич Некрасов родился в г. Ленинграде 27 апреля 1956 года. Жизнь его сложилась так, что, окончив среднюю школу в 1971 г., он поступил в ПТУ № 61, где успешно учился и получил профессию автослесаря. 1974 – 1776 годы – служба в армии. В 1977 Григорий обзаводится семьей. У него сын и дочь. Растут трое внуков. Однако пытливый ум постоянно требует пищи духовной. Как пишет сам автор, он «книжный червь». Книгочей, он погружается в мир чужих страстей и приключений. Его захватывают исторические коллизии. Возникает и личная потребность писать, выражая и собственные ощущения от прочитанного. В 1989 году муза впервые настойчиво заявила о себе, и Григорий берется за перо. Диапазон, интересующих автора тем, велик. Начитанность позволяет осмысливать не только собственную жизнь, но и примерять на себя ситуации героев, что часто становится сюжетом его стихов. Мы видим и фантазии на исторические темы. Стихи серьезны, насыщены образами, ситуации настолько объемны, что кажутся прожитыми лично автором, даже когда пишет о событиях, в которых не мог принимать участия. В Природная тяга к философскому осмыслению событий прошлого и сегодняшнего дня, течения обыденной жизни, мучительные поиски себя, своего места на литературной ниве, наконец, желание познакомиться с собратьями по перу в 2011 году приводят его в литературное объединение «Остров» при КДЦ «Красногвардейский». Здесь к Григорию приходит понимание необходимости смиряться с тем, что поток стихов требует огранки, что стихи не должны терять ритмический строй, избранный самим автором. Ранее не приходилось задумываться, что слова не должны спотыкаться друг о друга, и как важны знаки препинания, правильность их расстановки – вещь совершенно необходимая, чтобы правильно быть понятым… И, хотя еще много подводных камней в стихах автора, они колоритны, порой красочны, и, безусловно, привлекают к себе внимание. Григорий Некрасов старательно, работает, делает успехи, посещая литературные занятия, выступает со своими стихами на тематических вечерах. Уровень его поэзии растет. У автора, несомненно, вырабатывается свой поэтический почерк. И сегодня мы готовы познакомить читателя с некоторыми его поэтическими произведениями. Пожелаем же Григорию Андреевичу и в дальнейшем успешного поэтического творчества.

                                                                                             Материал подготовлен ответственным редактором отдела "Поэзия"  Жанной Бурковской

 

СТИХИ ГРИГОРИЯ НЕКРАСОВА

 

* * *

В ладони лист беру и комкаю,

К черновику не привыкать…

И – в путь с дорожною котомкою –

Покой утерянный искать.

Бегут настойчивые ходики

С завидным стуком по стене.

Размерен ритм, считая годики,

Они теперь в большой цене.

Сменю червя личину книжного,

Пойду, куда глаза глядят,

От полок, мухами засиженных,

Под ветродуй и шум дождя.

Подвергнусь всем влияньям улицы,

Превозмогая тяжкий грех.

Мой вкус не то чтобы безвкусица,

Но просто я ценю успех

 

Еще лаская душу грешную,

Перебирая, не скупясь,

Из сотни лиц одну нездешнюю

Любил открыто, не стыдясь.

В свободном поиске художника,

Давно утратив идеал,

И на кресте «спасибо» боженьке,

Скажу, что мне её послал

Но… разошлись по недомыслию,

Виденье кануло в пути.

Любовь открытую и чистую

Мы не сумели обрести.

В уме разброд, в душе сумятица,

Но сам с собой еще борюсь.

Своей судьбе в коротком платьице

Давным-давно уже не снюсь…

Лишь замечая взгляды томные

Знакомых лиц при свете дня,

Теперь не жаркою соломою

Топлю и греюсь без огня…

Зароюсь я в бумаги заново,

Сшивая нитками чернил,

Знакомый дом в черте Иваново

 

 

Еще, наверно, помнит дни…

Утрачу стыд и книжной совести,

Как сыч, живя…а до тебя –

Один пролет из невесомости

Шагну в проем, еще любя…

Омыт дождями ставень и́збяный,

Невест бессчетное число

Закружат мухами над избранным

– Не ваш, – скажу, – мне повезло.

 

МОЛОДЕЦКАЯ

 

На Москва-реке сплошь гуляние: всюду песни да брань площадна́я,

Много ряженых… С расстояния вдаль с холмов летит речь родная…

Распотешить люд! Глянь-поглянь, вокруг добры молодцы с представлением:

Силу пользуют из скрещенных рук, по толпе шумок удивления,

Складно врёт дурак – кукла яркая: из-за ширмы крик, а будто взаправдашный.

По всему весна!.. Ворон, каркая, чует жаркий блин, как порядочный.

Было б скучно жить и неправильно, раз потратились, значит, надо так:

Всё войдёт потом в описание – есть уже на то царска грамотка!

Скоморохи тут, а вот снедь несут всяко разно… и кусы с зайчатиной,

Из стаканчиков вкруговую пьют… А в кремле казна за печатями…

Эка, невидаль пьют из братины… Им мороз – ничто, были б валенки –

Доведут друзья к хате тятиной!.. А помнут, ну что ж – сам не маленький!..

Всяк товарец есть, не пустой лоток: булки с кренделем да шали яркие

Красной девице выбирай, браток! Подходи, народ, за подарками!

Эй, ты зря глядишь на китай-платок… Ноздри рваны до переносицы…

Накось, выкуси! Пережди чуток, а на всяк роток не напросишься.

Есть и нищие, и убогие… с дальних мест пришли, побираются…

А на берегу, на пологом том, стенка на стену в рядок притирается

Славно пудиком перекрестятся! Хоть и больно бьют, а только до кровушки

Слышен хруст костей – вот погреются и преклонят буйны головушки!..

Тит с Тимохою бьются весело, словно встарь – до соплей в рукопашную:

Шапки оземь, и пошло буро месиво: в грудь и в хрящ ему!.. Драка страшная!

Тит, на что хитёр – упредить решил: друга лучшего лязгнул по уху,

Об одном забыл – он всегда спешил: плеть на первый взгляд крепче обуха!

Оба, спасу нет, православные, но Тимоха похож на татарина

Верно, в бабку зол, да не главное – вместе топать им в рощу Марьину.

Оба рухнули на прозрачный лёд в груде скученной – центр побоища…

Заплывает глаз, из ноздрей течёт…Знать, потратили время стояще!

Скулы свёрнуты, мёды выпиты… Утром трудный час опохмелия…

Хоть и раз в году пары выпустить! Да неужто гнить от безделия?

Эх, да что же ты, Русь крамольная! У кого ответ можно выпытать?..

Пить рассол, огурцами просольными заедая утром дух литры выпитой!..

Тит с Тимохою из завала тел лишь повыбрались – в кабак, закадычные,

Дальше бражничать… от версты к версте… Жаль себя и вас, горемычные…

 

 

БЛОКАДНОЕ

 

Их было много, этих дней ненастных,

Принесших горе нам и всей стране –

Блокадных 900 – в бомбежках частых…

Но вам хочу поведать обо мне…

 

Опухший весь под зимнего Николу,

Без сил, оголодавший, я лежал

Прощаясь, ждал промерзший, как металл

Когда возьмёт костлявая за горло…

 

Мал возрастом … В бою от пули-дуры

Не пал и вышел цел из-под огня,

Припомнить всё пытался привкус тюри,

Которая могла б спасти меня.

 

А мать, прижав комок прилипшей каши

К груди, несла домой и знала наперёд,

Что в ней одной теперь надежда наша:

Она дитя согреет и спасет.

 

Азарова Амалия Петровна…

Жила бы мать, ещё до лучших дней! –

Не вынесла удара похоронок

О старших братьях с фронта злых вестей.

 

Тупая боль подтачивала сердце,

В груди зияя раной ножевой,

С блокадных дней безрадостного детства,

Не верится, что до сих пор живой.

 

Я помню тех нелегкую судьбу,

Кто в горе проверял её на прочность,

Кто вез на детских санках и горбу

Родных и хоронил однажды ночью…

 

Конца мы ждали, вслушиваясь в сводки,

Когда же он придет, заветный час…

Поверить трудно, но и первогодкам

Случилось в день победы прокричать.

 

* * *


Их трассы, навсегда пересеклись.

Двоим – им тесно, это очевидно.

К земле, горящим факелом неслись

Теперь и жаль до боли, и обидно.

 

Жизнь раз дана; сковало льдом в груди,

И стало небо с жалкую овчинку…

Позора нет. Там, справа, позади –

Лежат друзья, взлетевшие над Шипкой

 

Хватало всем у одного отца

Виновным мест, и тем, кто неподсуден,

На пажитях небесного творца,

Помирят их сегодня же к полудню.

 

Уйдя, из-под опеки звеньевых

Навстречу смерти, боя не покинув,

Земля, запросы слала в позывных

И провожала долгим взглядом в спину.

 

Не видя звезд и путая с чужим,

Союзник асс был слеп под небом Шипки.

Всегда в прицеле будет чья-то жизнь

В ответ на чьи-то грубые ошибки.

 

Неравный бой заметили с земли,

Но было поздно, тень легла на крылья.

Их юмор и расчёты подвели,

Когда задели нашу эскадрилью.

 

В последний раз взмахнули два крыла

И звёзды, вздрогнув вовсе не от пыли,

Досадная случайность подвела –

Не тех пилоты в ад препроводили.

 

Ведь звезд таких не спутаешь ни с чем –

Обличье наших легких фюзеляжей.

Но жизнь и состоит из мелочей –

Лишь частью от того, как карта ляжет.

 

Какая, к черту, разница, кто прав,

Полковник клял по-матери негромко,

- Нашли в воде, – ответил генерал,

И сам принес, моток, отснятой пленки.

 

Скучнея, врал военный атташе:

Виной туман обильный с Альбиона…

В театре шла женитьба Бомарше,

А в ресторане ели торт огромный…

 

За них уже решили «наверху»,

Конфликта нет. Но сколько раз икнется!

Печать молола больше чепуху

О звездах, вмиг собой затмивших солнце.

 

Дотошные газетчики могли б

Шумнуть, и для кого-то стало б плохо

И страсти, налетев на горы глыб –

Зачахли. Вот такой была эпоха…

 

И не последний даже год войны

Решил исход вторженья на Балканы…

На хлеб английский – ломтик ветчины,

Разлито… Фронт открыт… гремят стаканы…

 

Потом, открыв чужие дневники

Хвалебных клятв в международной дружбе

Нас пробовали вскармливать с руки

Но зря, такого делать бы не нужно!

 

РОЖДЕСТВЕНСКАЯ ЁЛКА

 

Где в зале тепло согревает камина,

Волшебный мерцает огонь,

Под белой салфеткой в углу – пианино,

На нем – алебастровый конь.

 

Последняя весточка, родом из детства,

почти осязаемых рук

Я помню, в то время придумал отец мой

довольно простую игру

 

Мороз полыхает, за кремовой шторой,

рисуя узор на стекле…

Не в силах дождаться игрушки, которой

мечтаю найти на столе

 

Глаза закрываю, роняя устало:

«Моя! Только мне! Ни за что!»

И на пол, как в схватке, летит одеяло!

Мне скажут, что было потом…

 

Запомнится: ёлка в столовой и дети,

и гости, без лишних прикрас;

И с папой в обнимку сосед дядя Петя,

и мамин певучий рассказ.

 

И чёрным по белому, зеброй рябою,

мелькает немое кино

Спешит дед мороз к нам желанье любое

исполнить!.. Жаль, только одно!..

 

Под утро в поту просыпаясь, негромко

зову, не очнувшись совсем,

И няня – пятном – между мной и сестрёнкой,

хлопочет неслышная всем…

 

Вот еле заметным пятном на подушке,

проклюнулся алый рассвет

В углу – пианино, а где же игрушки?

Ни сабли, ни мячика нет!

 

Я жаждал, подарков, всего добиваясь,

а тут, раскисая от слез,

Ни слова не молвил… с дивана сползая,

уже просыпаясь всерьез.

 

Их нет! Нет обещанной с вечера ёлки!

Забыл, не принёс дед мороз!..

Но что там? – Сияет фигурка на полке:

волшебные крылья и хвост!

 

И нет мне на свете, игрушки, дороже,

размером с большую ладонь –

Подпустит не каждого… в путах стреножен,

Огонь – в серых яблоках конь!

 

Ну, кто объяснял, сорванцам глуповатым:

что тянет осознанно ввысь –

Не нами придумано… кто виноват в том,

и что за штуковина жизнь?

 

Любое желанье твоё, исполнимо, –

так думал ребёнком, не раз,

когда нас теплом согревало любимых,

Грел блеск их придирчивых глаз…

 

Заполнены днями года до отказа:

любой содержаньем пробел

Спасибо вам, мама и папа – всем сразу,

за память, навек, о себе.

 

 

* * *


Над нашими душами млечный

Витает сомнения снег.

Иное зверье – человечней,

И только, как зверь, человек.

 

Не значит ли – это внушенье,

Когда объяснимости нет.

В физических наших мученьях

Виновен божественный свет?

 

О чести сломал представленье,

Другим доверяя богам:

Когда же придет исцеленье

В наш край и к моим берегам?..

 

Бывает, что друг, вероятно,

Надежный… хотя б иногда,

Соврет… Пусть тебе неприятно –

Прости и забудь навсегда…

 

Над каждой картинкой убогой,

Где свет восприятия тускл,

От жизни не требуй ты много

Еще не разбуженных чувств!

 

Оттают сады и аллеи,

Уйдут до зимы холода,

И станет заметно теплее,

Полгода без снега и льда.

 

Как сложится дальше меж нами?..

Но ты приобщайся душой,

«Пришпорив коня стременами»…

В квартирке твоей небольшой,

 

Где много, почти инвалидов,

Свое растерявших тепло…

Их стыд, к сожалению, видно

Под плохо прикрытой хулой

 

Но лезут, отчаявшись,

В драку… И грязь по дороге меся,

Вы справитесь с ними, однако,

«За бант колокольчик тряся»

 

Без грубого слова и боли…

Возможно, поможет семья.

Искусно подобраны роли.

У всех нас Голгофа своя…

 

Я циником стану, воскреснув,

Отчаянно ближних любя,

Всех в nуx превращу бестелесный.

Начну-ка, пожалуй, с себя…

 

ГРОТЕСК

 

Дрожат на солнце вычурные капли,

Сползая одиноко со стекла…

Весенний дождь идет в конце спектакля,

Который ты всю зиму проспала.

Разводы бирюзовые на лужах,

Березы лист лежит на дне пятном.

Его сейчас случайно обнаружил

В своем воображении шальном

Готовлюсь взять природу на поруки,

Прийти на помощь, если тяжело

Пока она, чувствительная к звукам,

Сидеть на равных может за столом.

Ей мало надо… В простоте извечной

Лишь раз в году, наказывает нас

Три месяца зимы не бесконечны:

Ещё потерпим – холода боясь.

Свернуть