23 марта 2019  07:39 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

Путешествия


 

Владимир Кабаков


Путешествие по Канаде


(Окончание, начало в № 36)



...Сегодня девятнадцатое сентября. Вчера вечером Кенни на своём БМВ встретил нас на остановке, куда мы приехали на рейсовом автобусе из аэропорта Торонто.

По приехав на «базу», Вики покормила нас макаронами в сырном соусе, напоила кофе и настоящим китайским зелёным чаем, который имеет особо терпкий, но приятный, запоминающийся вкус. Потом, уже после разговоров о путешествии по горам, мы пошли к себе, приняли душ и уснули успокоенные...


Утром будильник зазвенел рано, но мы, проснувшись на минуту, чтобы его отключить, снова впали в сладкую дрёму. Вики очень рано уехала на работу, а так как наша комната находилась на первом этаже, то мы только слышали, как она закрыла за собой дверь на выходе.
С чемоданом, после завтрака и чая, сели в автобус, который довозит нас каждый раз до метро, а там уже и рукой подать до вокзала «Юнион». Вокзал старый, просторный, словно сделан для будущих поколений, очень формализованный. Всюду стоят стюарты и указывают кому-куда, на какой поезд проходить. Билеты проверили ещё в зале ожидания, и когда объявили посадку, то все выстроились в очередь, чтобы выйти на платформу, как на самолёт.
Вагоны большие, снаружи с алюминиевым покрытием, и дребезжащими ящиками для багажа внутри, которые начинают звенеть уже на ходу. Сиденья расположены вдоль стен вагона попарно, с широким проходом между ними. Вежливый проводник, возит на тележке кофе, чай и закуски, правда, за деньги.
Виды за окнами вагона, почему-то сильно напомнили мне виды на Ладоге. Канадское озеро Онтарио такое же безбрежное и синее, как Ладожское озеро, а берега низкие, тоже заросли молодым лесом и кустарником, а в промежутках расстилаются травяные луговины, по которым ходят коровы и телята...
В Оттаву приехали в пять часов вечера. Из современного, полупустого вокзала вышли к остановке, и в переполненном автобусе приехали, буквально стоя на одной ноге, до центра. Тут пересели на второй автобус, тоже переполненный, и доехали, наконец, до нашего «Бед енд Брекфаст», который назывался Ригоу-инн. Инн, по английски — это что-то вроде нашнего постоялого двора. Теперь эти «инн» превратились в комфортабельные гостиницы...
На дворе, с самого прибытия в Оттаву, сеял дождик, который к закату перестал и мы, оставив вещи, по настоянию Су, поехали в центр, смотреть готические башни Парламента и прочие достопримечательности столицы Канады.
Всё здесь красиво, старомодно, романтично и демократично - одновременно. Парламент расположен на высоком берегу реки Оттавы и вид на него и с холма на реку, - обворожительный и немного напоминает виды в немецких городках, где-нибудь на Мозеле или Одере. Кругом тихо, нет ни полицейских, ни толп туристов, ни ограждений с металлическими решётками, как в Лондоне. Стиль правительственных построек выбран под «старую Англию». В Канаде меньше опасений и страха, связанного с террористическими актами, поэтому так по домашнему выглядят все правительственные учреждения...
Обошли парламент по кругу. Всё ухожено, пострижено и не модно, то есть солидно выглядит. Часы на башне, «голосом» Биг Бена, пробили семь раз. Вскоре спустилась ночь и город окончательно опустел. Оттава — одна из самых тихих столиц мира. На канале тоже тихо, пустынно, темно; и ни одного кафе, где мы, предполагая их наличие во множестве, собирались поужинать и отметить приезд в столицу замечательной страны Канады.
Только на нашей улице Елгин-стрит работают магазины, кафе и рестораны.. Но всё это, в лучшем случае, напоминает тихий пригород Лондона...
Поужинали неподалеку от нашего дома, в ресторане «Оз», где встретили и поговорили с официантом, юношей из Лидса, который учился и закончил тамошний университет, так же как наш сын в прошлом году. Он зарабатывает здесь деньги, и собирается стажироваться в ООН, не помню в качестве кого. 
Ужин был вполне съедобным. Бифштекс вкусным, но особенно понравилось картофельное пюре на молоке. Давно такого не ел...


Двадцатое сентября. Утро светлое, солнечное. Гостиница стильная, с квартирной планировкой. Наша комната уютная с зеркалами и настоящим камином, который, наверное затапливают по вечерам зимой.
Надо отметить, что мы проникли внутрь дома сами, потому что через интернет, нам сообщили шифр от входной двери. И только утром увидели хозяйку гостиницы, которая была очень любезна и стремилась нам всячески помогать советами и рассказами о городе.
После завтрака пошли в центр по набережной канала вдоль которого идут велосипедная и пешеходная дорожки. Канал метров тридцать в ширину и довольно глубокий. В воде плавают стаи рыбок, которые людей не боятся. Вспомнил, как на БАМе, в пойме реки Муякан, на заливных озёрах, видел стаи рыб, довольно крупных, которые подплывали к берегу, чтобы впервые рассмотреть человека. Места там до стройки были самые дикие, а людей совсем не было на протяжении двухсот-трёхсот километров этой горно-таёжной местности...
Придя в центр, долго осматривали знаменитую гостиницу, которая по масштабам мало чем уступает Банф-Спрингс. Со дня строительства в 1913 году, здесь останавливались многие знатные и знаменитые люди со всех концов света: короли Англии, Черчилль, прочие звёзды и политики...
Потом зашли в кафедральный собор, покрашенный сверху серебряной краской и издали похожий на сверкающий серебряный дворец. Построен собор полтора века назад и строился почти четверть века. Внутрь зайти не решились, зная аскетизм протестантских церквей...
Потом погуляли по многолюдному «маркиту», купили японские суши и салат, поели всё это, на лавочке в просторном сквере напротив громадного посольства США за высокой оградой. Самое сильное в мире государство боится нападения террористов и «протестантов» и потому везде, даже в спокойной Канаде, строго охраняется. Тяжело всё-таки быть главным «разносчиком» демократии в мире. В то же время, Парламент Канады совсем не охраняется и даже решёток нет. Здесь видна разница между Соединёнными Штатами и Канадой...
Мир, конечно, очень изменился за последние двадцать лет и отнюдь не стал спокойнее и безопасней. Правда мы этого не замечаем, так как не помним то, что было десять лет назад, а, уж тем более,  двадцать-тридцать лет назад...
Прошли в национальную галерею, выстроенную по современному архитектурному проекту. Музей имеет хорошую коллекцию западно-европейского искусства и живописи. Здесь и Джорджоне, и Рубенс, Тинторетто и Эль-Греко, Кранах и Рембрант... Из импрессионистов Дега, Моне, Писарро, Синьяк... Из модернистов Пикассо и Поллак …
Залы просторные, народу немного, мы провели там более четырёх часов и приехали домой в восемь вечера. Поужинали у себя на кухне, приняли душ и легли спать обсуждая увиденное в городе и в музее.


Утром, после завтрака в столовой, где присутствовало несколько соседей, поехали на автобусе в музей Бэйтаун, который рассказывает о построении канала, соединившего большие пространства страны водным путём. Оттава была небольшим городком, когда пятьдесят лет назад стала столицей громадной страны, бывшей тогда ещё Британским доминионом. Её выбрали в столицы из-за выгодного расположения региона, находящегося посередине больших пространств страны. Канал соединил водным путем две половины страны и для того времени это был прорыв, сравнимый с построением в России Транссибирской магистрали в начале двадцатого века.
...Освоение Канады, как и России, происходило видимыми этапами. В начале использовали реки и озёра для передвижения людей и товаров на парусных судах. Потом начали строить железные дороги и для этого приглашали недостающих рабочих издалека. Многие строители были родом из Азии и, в частности, из Китая. Колонизация территорий Канады шла часто за счёт эксплуатации бедняков и вытеснения, а иногда и уничтожения аборигенов — местных индейцев.
Об этом, конечно, надо рассказать более подробно, на что в этом очерке просто нет ни места, ни времени. 
На своём пути мы часто встречали остатки бывших трудовых лагерей для железнодорожных и просто дорожных рабочих, которые напоминали лагеря в Советском Союзе, выстроенные на Севере и Сибири. Об этом подробнее, расскажу как-нибудь в другой раз...
Потом пришло время автомобилей и понадобилось строить дороги. Кстати, один из первых авто в Канаде мы видели в музее. Он был построен аж в 1903 году. Сегодня автомобили — главное средство передвижения в стране и основа того, что я называю машинной цивилизацией. Но, наличие машин ещё не делает страну членом этой машинной цивилизации. Только дороги, проведённые к каждой деревне и к каждому отдельно стоящему дому, меняют быт людей, выравнивая уровень жизни сельского и городского населения. К сожалению, Россия пока не является в полной мере членом такой цивилизации, потому что дорог хороших и многочисленных ещё не выстроили. Именно здесь, в музее, я вдруг сделал интересный вывод — главной причиной освоения, проникновения и обживания пространств — были деньги, или научно говоря - прибыль. Вторая большая причина — это продвижение христианства на новые земли. Индейцев, которых было в Северной Америке на начало колонизации её европейцами около двух миллионов, постепенно уничтожали, а тех что остались, крестили и превратили в послушных слуг «прогресса».
Но, попутно, заражали их болезнями, привезёнными из Европы, и главное — пьянством. Разрушение традиций и нравов в среде индейцев приводило к их деградации и вымиранию. Даже сегодня, в демократической Америке, многие индейцы становятся бездомными алкоголиками, да и среди женщин очень высок процент преступности. Но все эти факты, стыдливо замалчивая, относят к издержкам цивилизации...
После музея целый день гуляли по городу, заходили в музеи и церкви, а потом гуляли по каналу, любуясь изменениями, которые в цвете и свете делает с природой осень...


Утром сели на поезд и уехали в Монреаль, где нас встречали наши старинные друзья, у которых Сюзи, ещё в студенческие годы, работала как «беби ситтер», то есть нянчила их сына. Эта семья живёт в Монреале. Но Джим, экономист и профессор университета, тогда стажировался в Англии и там они познакомились с Су.
Джим и Маргарет встретили нас на вокзале и увезли к себе в тихий и уютный пригород, в котором живут представители среднего, зажиточного класса. Жена Джона всю жизнь была экспертом-криминалистом и между нами возникли в первый же вечер интересные разговоры о причинах и проблемах преступности, которые похожи во всех странах мира... 
Об этой семье и о нашем житье с ними хочется рассказать подробнее...
Утром уехали в центр большого Монреаля, ходили по церквям и музеям. Здесь, почему-то вход в кафедральный собор стоит пять долларов и мы конечно отказались покупать билеты для посещения Дома Бога. В Морскую церковь, где сделали музей, вход тоже за деньги, но туда мы зашли. Из прихожей кафедрального собора мы видели всю помпезную красивость внутри, но это ещё больше вызывает протест, потому что в этом здании совсем не чувствовалось подлинного религиозного чувства. Вход в дом Бога за деньги, чем бы это не оправдывалось — кощунство, а непонимание этого показывает степень деградации религиозности и веры в католической церкви.
Потом ходили по центру города, где небоскрёбы транс-национальных компаний соседствуют с церквями и, хотя это красиво, иногда, но наталкивает на невесёлые мысли. Деловой центр, состоящий из высоток, выстроен совсем недавно и конечно всё это громадьё современной архитектуры производит сильное впечатление...


Двадцать третье сентября. После вчерашнего дождя, небо с утра синее, с белыми облачками и ярким солнцем. За завтраком с хозяевами вспоминали о детстве в Англии и в Советском Союзе после войны. В Англии, конечно, не было такого горя и таких разрушений, да и с едой было полегче, чем в России. Но и там, то есть в Европе, люди жили совсем иначе. Люди жили часто бедно и от этого и чувства и переживания были совсем другими, чем сегодня.
Я рассказывал, как мы, дети, голодали, но жили весело и счастливо, потому что все были равны, как в бедности, так и в её преодолении. Школа была для всех и потому чувство собственного достоинства и даже имперской гордости прививалось детям автоматически. Ведь Союз, понеся страшные людские и экономические жертвы, победил Гитлера и тем самым спас многие европейские страны от вымирания и разрушения.
Да и цель была после войны — сделать мир счастливее и уютнее для жизни. В Советском Союзе вся цель существования народа заключалась в построении светлого будущего, для которого не жалко любых человеческих и материальных жертв.
Однако, после тридцати лет послевоенной мирной жизни, в Союзе были незаметно утеряны нравственные ориентиры и постепенно культ денег, комфорта захватил умы и души большинства обывателей. Всё это, после двадцати лет застоя, закончилось социальной катастрофой и развалом Союза, которую по масштабам бедствий и страданий простых людей можно сравнить с очередной мировой войной...
Путешествие по Канаде пробуждает во мне надежду и новые ориентиры для понимания того, как нужно и можно выстроить страну и общество, не доводя Россию до очередной революции. И национальную проблему можно решить исходя их опыта канадской истории, когда многонациональная страна объединилась под флагом с эмблемой листа канадского клёна. Другой вопрос, как поведёт себя это общество в случае военной угрозы. Смогут ли, захотят ли национальные сообщества этнических меньшинств, защищать такое государство, как свою кровную родину?..

После завтрака поехали смотреть галерею живописи Монреаля. Войдя внутрь, удивились простору и свету, наполняющему здание музея. Надо отметить, что в Монреале работали и работают много известных художников и архитекторов, делающих город красивым и удобным для жизни. Мне невольно вспомнился главный архитектор города Иркутска, г-н. Павлов, о котором я лет тридцать назад сделал теле-очерк, Тогда этот талантливый архитектор с горечью говорил, что «хрущёбы» и домостроительные комбинаты, как основа градостроительства, сделали архитектурный «ширпотреб» нормой, уничтожив в Союзе архитектуру, как понятие.
На Западе, в силу богатства, наличествующего в развитых странах, и, в частности в Канаде, архитекторы делают чудеса по созданию жилой среды человека. Это меняет не только внешний вид города, но и формирует человеческие характеры. Недаром ещё Корбюзье - теоретик и практик современной архитектуры, говорил: «Или архитектура, или революция»...
Музей живописи размещается в нескольких зданиях на одной улице и соединён подземными переходами. Проект вполне современен и осуществлён строителями грамотно и качественно. Конечно и экспозиция хороша. Тут присутствуют полотна старых мастеров живописи и ваяния. Интересна композиция местных инуитских художников и резчиков, которые делают в основном скульптуры малых форм. Сутью их работ является натуральный примитивизм, не испорченный разного рода искусственными концепциями. Форма в их работах, проста и не требует какого-то извращённого толкования и понимания. В них чувствуется живость восприятия и священный испуг удивления перед совершенством и гармоничностью природных форм, окружающих человека в природе. О таких работах по-русски с улыбкой говорят: «Что вижу, то и пою». Стилизованных птиц, животных и рыб, инуиты делают просто, но тщательно и потому, кажется нарочито примитивно. Но таково видение природы у этих обитателей арктических широт, неиспорченных интеллигентской наученностью и желанием сделать что-то новое или необычное. И эта творческая простота, вызывает искренний отклик у зрителей, что и подтверждает высокий статус подлинного искусства.

Возвратившись в дом, мы съели ланч — закуски с чаем или соком, и отправились на велосипедную прогулку, вчетвером, в окрестности Монреаля. В Канаде на всех городских магистралях отведены специальные дорожки для велосипедистов и часто это дорожки с двухсторонним движением. Они достаточно широки и потому позволяют велосипедистам двигаться параллельно потоку машин. Вдоль такой дорожки сделана разметка и местами поставлены пластмассовые столбики с специальной краской, светящейся, когда на неё попадает свет. Таким образом каждый водитель не только видит разметку, но замечает и эти световые маячки. Безопасность велосипедистов на дорогах, таким образом значительно увеличивается... По таким дорожкам, мы доехали неспешно до реки Святого Лаврентия, которая по величине и многоводности сравнима с сибирскими реками Енисеем и Леной. Течение реки здесь быстрое и бурное и потому гружёные корабли навстречу течению двигаются с заметной натугой.
На берегах много рыбаков, удивших на рулетку, и при нас несколько человек поймали приличных размеров рыбин. Здесь, на мысу, как-то очень заметно стала похожесть Канады на Сибирь и я про себя это сходство отметил. От реки веяло холодом, на другом берегу далеко простирались тёмные леса и эти рыбаки похожи на тех, что рыбачат в пригородах на Ангаре или на Енисее...
Дома, перед ужином, выпили по скотчу и потом, во время еды, стали говорить о судьбе коренных индейцев в Северной Америке, о том, что патернализм государства не приносит ожидаемых плодов, что количество алкоголиков и самоубийств среди них растёт, а света в этом социальном «подземелье» не становится больше. В России такая же ситуация, но там, после развала Союза, стало ещё хуже, потому что наше государство в этом направлении ничего не делает или делает слишком мало. Может быть надо попробовать дать возможность коренным народам Сибири жить согласно старым традициям и оставить их в покое, отменив школы — интернаты, дать возможность заводить скот и открывать охоту в любое время, как они это делали с давних пор .
В качестве положительного примера, можно рассмотреть пример религиозной общины менонитов «амиш», которые и сегодня живут, как жили люди во времена королевы Виктории.


Утром двадцать четвёртого сентября за завтраком разгорелась дискуссия об экономическом кризисе, о свободе и несвободе в мире и в России, в частности. Заговорили о «Пусси Райот», девушках, осквернивших храм Христа-Спасителя в Москве песнями и плясками прямо на амвоне. За это их судили и посадили в тюрьму. Благодаря антироссийским СМИ на Западе поднялся либеральный плач о нарушении прав человека. Имена этих хулиганок были тогда у всех на слуху и странно, что на Западе, не меньше чем в России, заспорили о степени их вины. Я стал доказывать, что западные средства информации тычут пальцем в «несвободную» Россию, чтобы отвлечь внимание обывателя, от своих домашних проблем с этой самой «свободой» и правами человека. Стратегия известная во враждебной пропаганде и работает безотказно. В конце концов разошлись неудовлетворённые дискуссией, но Джим, дал мне книги известных авторов-экономистов о финансовом кризисе: Штиглиц - «Свобода падения»; Джон Ланчестер - « Почему все всем должны и не могут заплатить»;  Джилиан Тетт - «Золото дураков». Из наших разговоров я сделал вывод, что, либо я глупый и махровый русский националист, либо даже на таких опытных и умных людей, как Джим, действует антирусская, либеральная пропаганда!
Погода здесь стоит замечательная. Синее небо и солнце целый день. Деревья уже расцвечены первыми осенними заморозками. Красивый, современный город стоит на берегу большой сильной реки и радуется так называемому «индейскому» лету, которое в России, называют «бабьим летом»


Сегодня Маргарет, наша хозяйка, на машине повезла нам с Су показывать город.
Вид с королевской горы, которая господствует над городом - просто замечательный, особенно в такую ясную и чистую погоду. Поднимаясь по склону горы, замечали, что чем выше стоят дома и сады на параллельных улицах, тем богаче они становятся. Чем выше и ближе к вершине, тем больше и роскошнее архитектура и машины рядом с ними. Здесь живут богатые семейства, сделавшие своё состояние в банковском деле или на железной дороге. И чем выше к вершине, тем лучше вид на город и на реку внизу.
Остановившись в парке, мы погуляли по зелёному газону, зашли в кафе и пообедали там. Парк удивляет своими размерами, естественностью лесов и рощ в нём. Сюда приезжают на прогулку и с собаками многие свободные в будни люди. А в выходные дни - это любимое место отдыха горожан.
После еды подъехали к католическому храму, стоящему высоко над городом, построенному в 1920-ые годы по инициативе отца Андре, энтузиаста и католическоого священника. Храм посвящён святому Иосифу, что совершенно неожиданно, так как в Европе, в католической церкви его изображение почти не встречаются и его имя поминают только в связи с рождением Иисуса Христа. «Фазер» Андре, видимо, решил восполнить этот богословский пробел и занялся строительством этого замечательного сооружения, которое можно назвать народной церковью, так как она построена на пожертвования верующих... Он был монахом иезуитского ордена, занялся сбором средств и пропагандой строительства этого храма ещё в те времена, когда был простым школьным сторожем. Это может служить хорошим примером для современных батюшек в России, которые сотрудничают на предмет денег с олигархами или даже с богачами, с подозрительным прошлым...
Впечатление от храма остаётся сильное, не побоюсь этого слова — ошеломляющее! Гигантское здание на вершине высокой горы, сделанное современными архитекторами и мастерами строителями из современных материалов с привлечением современной техники. Всё очень просто, но впечатляет размерами и планировкой, встроенной в природный ландшафт. Внутреннее убранство мозаики, скульптуры и горельефы на библейские темы символичны, многозначны и искусно вписаны во внутреннее пространство храма, который не стесняясь можно назвать "Домом Бога". И снаружи и изнутри не заметно никаких излишеств, но общее впечатление свершившегося чуда!


...На следующий день мы уехали из Монреаля в Галифакс, тепло простившись с гостеприимными хозяевами. С Маргарет мы успели поговорить и о проблемах преступности — она ведь эксперт криминалист и многое знает о преступности не только в Канаде но и в мире, в том числе и в России. На конференциях криминалистов бывают и русские специалисты, пытающиеся разобраться в причинах необычайно высокой преступности в нашей стране. Самое страшное, что женщин в нынешних российских тюрьмах, намного больше, чем заключённых обоего пола, в Канаде. Мне вспомнилось, как я, проходя мимо женской тюрьмы в Питере, в районе одного из вокзалов, услышал какие-то крики-песни, и мне подумалось, что это перекликаются журавли летящие в небе. И только вглядевшись, я понял, что это из зарешеченных окон, арестантки, перекликаются с теми, кто пришёл их проведать и стоял на улице, прямо на железнодорожных путях...

В Галифаксе нас встретили друзья брата Су — Иена, который когда-то жил в этом городе. Звали их Рон и Рексан. Они усадили нас в машину и повезли к себе домой, в темноте, под серым, осенним дождём...
Дом этой пары оказался достаточно большим и комфортным, чтобы выделить нам отдельную спальню. 
За ужином выпили вина и поговорили. Оказалось, что Рексан — в молодости «профессиональная» хиппи, уехала с подругой из дому, когда ей не было ещё и восемнадцати лет. Она рассказывала, что в те времена все хиппи помогали найти друг другу жильё и часто жили коммунами. Ни о какой «свободной» любви или наркотиках, тогда и речи не шло, хотя отношения между членами коммуны были простыми и естественными.  Это движение, рассказывает Рексан, было своеобразной реакцией молодых на ханжество и диктатуру старших и родителей. Но, в конце концов, ей надоела эта жизнь «на колёсах» и она поняла, что надо работать и только тогда можно жить самостоятельно. Университета она не закончила, но, благодаря трудолюбию и начитанностиЮ смогла не только найти работу, но и закрепиться на ней. Сейчас она работает в библиотеке Галифакса и вполне довольна своим местом и в смысле денег, и в смысле занятий.
Рон, американец, который давно живёт в Канаде и сейчас работает в провинциальном правительстве. Работой вполне доволен потому, что может приносить пользу многим людям, принимая и участвуя в осуществлении проектов, помогающих жителям города...
Перед сном я долго лежал и думал, что из опыта узнавания страны и общения с людьми можно сказать, что Канада по географическим и климатическим условиям похожа на Россию и потому может служить «ролевой» моделью для нашей страны в построении государства и общества, удобного и комфортного для своих граждан. Качество жизни большинства людей в Канаде намного выше чем в России. Думаю, что именно в удобстве жизни Россия значительно отстала от развитых стран Запада, особенно за последние тридцать-сорок лет.  Я помню, что жить в нашей стране было намного «лучше и веселее», годах в шестидесятых, когда Хрущёв, как-то, с самодовольной усмешкой сказал, что в восьмидесятом году, «мы покажем последнего вора в Союзе, по телевидению». Тогда была написана и принята программа построения коммунизма и я помню эту брошюру, в которой перечислялись все достоинства и достижения в жизни тогдашнего Союза... Но вместо этого, благодаря волюнтаризму того же Хрущёва, мы получили вначале Брежневский «застой», а потом и «перестройку», закончившуюся развалом Советского Союза и «либеральными реформами», которые привели за собой олигархический капитализм и всплеск бандитизма... 
В разговоре Рон вспомнил, каким тёмным и неприветливым был Нью-Йорк ещё тридцать лет назад. Однако, за последние десятилетия, и в Западной Европе и в Америке всё переменилось в лучшую сторону и люди стали жить намного комфортнее и безопаснее, несмотря на начало войны с исламским терроризмом.
Я думал, - чтобы поменять ситуацию в России, надо отправлять молодых администраторов в Канаду изучать администрирование и набираться опыта устроения благообразной и удобной для населения жизни. И в это же время, внутри станы через образование, через воспитание в школе и в церкви, начать выращивать патриотов России. При этом, учитывая положительный опыт интернационального «общежития» в Советском Союзе.


Двадцать пятое сентября. Утро солнечное и яркое. Проснувшись, долго рассматривал ветку высокого дерева за окном (наша спальня на втором этаже). Золотые листья на ярком солнце тихо шелестели и, чуть разворачиваясь под порывами ветерка, показывали золото наружной стороны и патину изнанки. Здесь осень намного заметнее, чем в Торонто, потому что по климату эта часть Канады больше похожа на среднюю Россию и даже на южную Сибирь.
Галифакс — город небольшой, можно сказать северный, но стоящий на берегу океана и ещё поэтому очень уютный. Здесь красивый центр, расположенный по соседству с набережной и тихие пригороды, окружённые по периметру дикой природой — горами, лесами и лугами.
Сначала мы решили пойти в крепость, которая крутым зелёным холмом возвышается и над городом и над океанским проливом. В крепости, для туристов, солдаты, живущие в ней, дают настоящие представления. Они одеты в шотландскую форму, состоящую из юбки (кильта) гетров, куртки и большой лохматой шапки, которая выглядит грозно и живописно...
Во время представления играет воинственная волынка и флейта. Старинная пушка, заряженная пороховым зарядом, стреляет оглушительно, а канониры рассказывают и показывают, как приготовить оружие к боевому выстрелу. Туристов много с кораблей, швартующихся в гавани и из автобусов, которые привозят сюда для этого зрелища любопытных. Много пенсионеров, которые традиционно отработав всю жизнь и заработав пенсию, начинают путешествовать по миру. Такой стиль жизни стал уже традицией в странах Европы и Америки...
Есть в крепости и замечательный военный музей, в котором представлена вся история британской армии, включая историю канадских войск на фронтах Первой и Второй мировых войн... После музея походили по крепостной стене и посмотрели виды, которые открываются на море и на пригороды.
Мне вспомнилась моя служба на Дальнем Востоке, на острове Русском, на самой его вершине. Там давно, ещё пленными японцами, после русско-японской войны, в начале двадцатого века, была выстроена полу-крепость, с каменной стеной, которая окружала громадный бетонный капонир, словно врытый в землю. Я нашёл там кирпич, датированный 1905-ым годом. За метровыми бетонными стенами располагался командный пункт полка, где я служил радистом в батарее управления. Капонир располагался на сопке и оттуда видны были и Владивосток, и море вокруг, и леса на склонах сопки, где по весне, как белые свечки, среди зелени леса на склонах, стояли цветущие вишнёвые деревья. Никого кроме диких зверей, и моих сослуживцев, за два года службы там, я не видел даже близко от капонира. Закрытостью всего, что связано с армией, отличаются армия России от армии Канады  даже сегодня. Но и служба, тогда и сейчас, по трудности, заметно превосходит службу в Британии или той же Канаде...

Проголодавшись после этой «военной экспедиции», мы спустились в город и поели в уютном кафе, обсуждая увиденное и услышанное. Потом спустились ещё ниже, на набережную, и на причале номер двадцать один, зашли в музей иммиграции. 
Население Канады, как впрочем и США, состоит, в основном, из эмигрантов, которые приплывали сюда из разных стран Европы, Азии и Латинской Америки. Миллионы их прошли через этот причал, начиная с конца девятнадцатого века. Особенно велик был приток поселенцев во время мировых войн. Много интересного и нужного для России сегодняшних дней увидел я в этом музее. Работа добровольцев, разного рода национальных и религиозных объединений, по приёму и размещению эмигрантов. Этот опыт можно  использовать в России, куда тоже прибывают ежегодно сотни тысяч «гастарбайтеров» из бывших республик СССР. Важно, чтобы российские чиновники отнеслись к этим несчастным с душой и помогали, а не строили преграды и не создавали запретительных законов, которые только мешают нормальной жизни переселенцев, да и самих россиян...
Вечером, за ужином, разговаривали о жизни в Канаде и я впервые узнал, что школы здесь, даже государственные - платные, что создаёт многие трудности в жизни простого человека.
Потом говорили о вере и Рон, рассказал, что по недавним опросам, около пятидесяти процентов американцев, верят в создание мира Богом - Креатором в семь дней. Но это не мешает Америке строить не только дома, корабли и автомобили, но и летать в космос и запускать марсоходы на Марс. Вера стала частью народной культуры, традицией, цивилизационной базой и предметом самоидентификации американцев...


Сегодня двадцать шестое сентября. Утро солнечное, чистое. Листья на деревьях, видимые из окон нашей спальни, желтеют с каждым днём. Осень вступает в свои права...
Долго завтракали, потому что разговаривали с плотником Питером, который по просьбе Рона заделывает заднюю стену дома, начавшую протекать во время ненастья. У него интеллигентный вид и он во время работы слушает Баха из своего приёмника. Оказалось, что его отец жил совсем недалеко от нашего дома в Лондоне, на Тотенхем-роуд, и он сам учился в церковной школе, буквально в ста шагах от нас. А его дед, владел пабом «Красный лев», который и по сию пору находится на углу параллельной нашей улицы. Вот какие бывают встречи в дальних путешествиях!
После завтрака, пешком, спустились на набережную, с намерением пойти в музей, но увидели вывеску, приглашающую смотреть китов с борта корабля и не удержались — купили билеты на этот рейс и три часа плавали по заливу.
Взойдя на корабль, устроились на верхней палубе, и смотрели на просторы океана, постепенно открывающиеся с небольшого судна, упорно идущего навстречу ветру. Галифакс, изначально был морским городом и военно-морской базой и потому все здесь напоминает о море или связано напрямую с морем...
К сожалению, ни китов, ни даже дельфинов мы не увидели - не повезло. Но зато надышались прохладным, свежим морским воздухом и подержали в руках лобстеров, которых команда судна вынула из глубоководных ловушек, прямо при нас. Эти морские животные обладают крепким панцирем и такими клешнями, что могут причинить человеку боль и даже увечье, если обращаться с ними неосторожно. Бывают экземпляры более полуметра в размахе клешней и становится страшно, если представить, что это чудище вдруг увидишь на дне, во время купания. Но люди приспособились их есть и лобстеры стали одним из самых дорогих морских продуктов-деликатесов...
Возвратившись в гавань, решили пойти в городской парк. Это место отдыха и занятий «джоггингом», представляет из себя благоустроенный участок леса с дорожками, смотровыми площадками и полянками, заросшими диким ягодником черники и малины, которыми я лакомился на протяжении всей прогулки. Часто встречались бегуны и я ещё раз убедился, что канадцы заражены страстью и тяготеют к здоровому образу жизни. На зимних олимпийских играх, проходивших здесь, по количеству медалей они заняли безоговорочное первое место. А это о многом говорит! Есть ещё в парке небольшая речка и несколько заболоченных озёр, в которых плавают утки. Посередине парка стоит большая круглая башня, построенная несколько столетий назад как оборонительный наблюдательный пункт и пушечный арсенал, откуда можно было обстреливать весь залив в случае необходимости. Парк окружают тихие улицы с красивыми дорогими особняками разнообразных архитектурных стилей, с палисадниками перед и садами во внутренних дворах этих домов.
Люди в Канаде и, здесь в Галифаксе, очень дружелюбны. Широту характера канадцев я объясняю долгой спокойной и обеспеченной жизнью без войн и социальных катаклизмов. Даже во вторую мировую войну здесь не было боёв и бомбёжек. Люди привыкли чувствовать себя в безопасности, а высокий общий уровень жизни позволял, при желании, и образование получить, и подходящую работу найти. Главным стержнем жизни является работа. Если есть работа, практически любая, то есть деньги, чтобы жить безбедно и даже купить жильё. Цены на квартиры вполне сопоставимы с зарплатами и дешевле, чем в Лондоне раза в два. Поэтому и улыбаются люди друг другу, помогают найти дорогу, если видят, что человек заблудился. И конечно пьяных здесь не видно, хотя пабы, даже днём, имеют постоянную клиентуру.


Двадцать седьмое сентября. Проснулся рано и смотрел в окно, где светился уже новый интересный день. Сегодня мы собираемся пойти в музей Атлантики...
В порту стоят два громадных круизера — «Королева Мэри-2» и второе судно - «Норвежские драгоценности». Они большие, как гостиницы на воде, и возвышаются своими верхними палубами даже над городскими домами. Они ходят по морю из конца в конец земли и возят на своих многочисленных палубах несколько тысяч туристов. Это настоящие плавучии города, с кафе, ресторанами, плавательным бассейнами, спортивными залами и даже дорожками для прогулок.
Когда-нибудь и мы поплаваем на одной из таких океанских «гостиниц», хотя думаю, для меня эта поездка будет однообразной и утомительной. Я привык к походам по тайге и дремучим лесам с опасностью встретить медведей или волков и потому кажется не совсем разделяю восторги о таком путешествии коренных горожан.
После обеда, пошли в музей Атлантики, экспозиция которого выстроена на двух исторических фактах — гибели «Титаника», и страшного взрыва в Галифаксе, произошедшего в 1917 году.


Вот описание трагедии с океанским лайнером «Титаник», взятое из википедии:

 

14 апреля 1912 года

23:00 «Калифорниэн» предупреждает о наличии льдов, но радист Джек Филлипс «Титаника» обрывает радиообмен раньше, чем«Калифорниэн» успевает сообщить координаты района.
23:39 Находящийся в «вороньем гнезде» на мачте «Титаника» вперёдсмотрящий Фредерик Флит замечает айсберг, находящийся всего в ¼ мили (663 метра) прямо по курсу корабля. Флит немедленно трижды ударяет в колокол и кричит в трубку телефона: «Айсберг прямо по курсу!». Первый помощник Уильям Мэрдок тут же отдает команды «Право на борт!» (в оригинале "Harda′starboard" - согласно использовавшейся в то время системе команд, она соответствовала перемещению румпеля вправо; перо руля и следовательно нос судна при этом поворачивались влево) и «Стоп!», а затем «Полный назад!», рассчитывая обойти айсберг слева.
23:40
«Титаник» не успевает выполнить маневр и скользящим ударом врезается в подводную часть айсберга. На глубине от одного до шести метров ниже ватерлинии, айсберг повреждает корпус лайнера на протяжении порядка 90 метров. Как показали исследования покоящихся на дне останков судна, «Титаник» получил несколько узких, но длинных пробоин.
23:42
Капитан Смит, поднявшийся на мостик, отдаёт команду закрыть двери водонепроницаемых переборок. Мэрдок, уже задействовавший механизм закрытия этих дверей, докладывает об этом капитану.
23:45
Капитан Смит отдаёт команду «Стоп машина!». Неожиданное затишье и вибрация предметов в каютах разбудили многих пассажиров. Паника ещё не началась, большинство людей лишь заинтересовано причиной внезапной остановки. Тем временем, каждую секунду около 5 тонн океанской воды проникает в корпус лайнера, снижая его плавучесть.
23:50
Раздаётся грохот, вновь загоняющий пассажиров в каюты. «Титаник» полностью остановился. Трюмы носовой части, расположенные на нижних палубах, уже на 4 метра заполнены водой. Почтовое отделение полностью затоплено, вода подбирается к помещениям котельных. Однако каюты пассажиров третьего класса затоплены не были, так как находились в кормовой части лайнера.
Капитан Смит вместе с Томасом Эндрюсом, техническим директором Белфастской верфи «Харланд и Вольф», на которой был построен «Титаник», принимают решение спуститься на нижние палубы, чтобы лично оценить нанесённые лайнеру повреждения. Чтобы не привлекать лишнего внимания, они используют спецтрап.

[править]15 апреля 1912 года

00:03
Смит и Эндрюс возвращаются на мостик. Резюмируя события и наблюдения во время осмотра, Эндрюс заявляет, что «Титаник» неизбежно затонет, поскольку переборки между отсеками не в состоянии сдержать распространение воды. Она заливает уже пять носовых отсеков, а устройство «Титаника» позволяет ему оставаться на плаву при затоплении не более чем четырёх.
00:10
На шлюпочной палубе появились первые пассажиры. В основном это были пассажиры 1 класса, надевшие спасательные жилеты. Пассажиры 2 и 3 классов начали появляться позднее.
00:14
Капитан Смит входит в радиорубку и утвердительно отвечает на вопрос радиста Джека Филлипса о том, нужно ли подать сигнал бедствия.
00:15
C гибнущего судна был послан сигнал: «CQDMGY/Titanic/ 41.46 норд 50.24 вест»
00:25
Первым принял радиограмму с «Титаника» британский лайнер «Карпатия», находившийся в 58 морских милях от места крушения. Капитан Артур Рострон сперва усомнился в достоверности сообщения, однако скомандовал: «Курс на „Титаник“! Полный вперед!».
Пассажиры толпами устремляются на шлюпочную палубу. Многие женщины плачут, но никто не толкается и не бежит сломя голову.
00:40
Хотя расчётного числа мест в шлюпках не хватило бы на всех (1200 — на 1316 пассажиров и 891 члена экипажа), всё равно начинается подготовка к спуску их на воду. Занимались этим всего 16 матросов. В первой спущенной вниз шлюпке было занято только 28 из 65 посадочных мест. Наклон носовой части становился заметно сильнее. Вода дошла до носовой палубы лайнера. Таким образом к тому времени, когда от правого борта отошла первая шлюпка, основная масса людей скопилась на левом борту.
00:45
Радиопередатчик «Титаника» продолжает посылать сигналы бедствия: CQD и (один из первых в истории) SOS. От левого борта на глазах капитана отошла переполненная вторая шлюпка. Капитан Смит кричит: «Женщин и детей на левый борт!», — предполагая, что так удастся быстрее эвакуировать пассажиров. Мужчины уступили места дамам, а многие из дам не отваживались спускаться в шлюпки. Так продолжалось и с последующими шлюпками, вплоть до самой гибели корабля.
00:50
Несмотря на продолжающуюся эвакуацию пассажиров, в курительном салоне I класса некоторые джентльмены всё ещё спокойно беседуют за стаканом виски. Все восемь музыкантов судового оркестра под руководством Уоллеса Хартлипродолжают играть на верхней палубе корабля (оркестр будет играть до последних минут катастрофы).
01:00
На воду спускают третью шлюпку с 41 пассажиром и 24 свободными местами. Запущена сигнальная ракета. Вскоре спускают четвёртую шлюпку, в которой осталось 37 свободных мест. С правого борта спускают пятую шлюпку, с двадцатью пятью местами. Суматоха в шлюпках плохо поддаётся контролю со стороны стюардов и матросов, сидящих на вёслах. В восьмой шлюпке два весла вылетают за борт. Капитан Смит приказал командовавшим шлюпками держать курс на огни корабля, замеченного в двух морских милях от «Титаника».
01:20
Носовая часть «Титаника» уже наполовину залита водой. Носовая палуба полностью, за исключением носовой мачты, скрылась под водой. Вскоре под водой исчезла и прогулочная палуба 3 класса. В носовой части лайнера уже было 30 000 тонн воды. Взволнованная неумолимо продолжающимся погружением судна, команда ускорила работу, и за полчаса в воду было спущено 11 шлюпок, в некоторые разом набивалось по 70 человек. Постепенно в толпе пассажиров зарождается паника.
01:30
Пятый помощник капитана Гарольд Лоу, управлявший спуском 11-й шлюпки, сделал предупредительный выстрел из пистолета, когда ему показалось, что в шлюпку пытаются запрыгнуть пассажиры с открытой прогулочной палубы. Пуля никого не задела, но паника только усилилась.
В это время у противоположного борта шлюпка номер 12 при спуске чуть не опрокинулась и отъехала под шлюпку номер 13. И лишь когда верхняя шлюпка уже задевала головы людей в нижней, матросам удалось отодвинуть ее от борта.
01:35
Первый помощник Уильям Мердок стреляет над головами нескольких мужчин, самовольно прыгнувших в полупустую пятнадцатую шлюпку, и отгоняет их оттуда. Однако перед самым спуском в эту шлюпку садится лорд Джозеф Брюс Исмейи 26 мест вновь остаются незанятыми.
01:40
На «Карпатии» все уже было готово к приемке спасшихся пассажиров с «Титаника». Тем временем на «Титанике» со шлюпочной палубы взлетела последняя сигнальная ракета. Радисты Брайд и Филлипс продолжают передавать сигнал бедствия. Огни таинственного корабля, к которому направлялись шлюпки, исчезли.
01:45
За борт спускают семнадцатую шлюпку. В это время около 500 пассажиров «Титаника» всё ещё оставались на нижних палубах — некоторые до сих пор оставались в неведении о крушении, другие же не могли найти выход наверх.
02:00
Второй помощник Чарльз Лайтоллер и первый помощник Уильям Мердок сделали ещё несколько выстрелов, чтобы прогнать нескольких кочегаров и пассажиров, самовольно запрыгнувших в последнюю шлюпку. К концу спуска шлюпок вышло, что только 4 из 18 были полностью заняты.
02:05
Носовая часть шлюпочной палубы начала уходить под воду. Капитан Смит зашёл к радистам и приказал им позаботиться о спасении собственной жизни. Некоторые члены экипажа смирились с гибелью — например, конструктор «Титаника»Томас Эндрюс остался в курительном салоне 1-го класса. Капитанский мостик скрылся под водой.
02:10
Лайнер внезапно вздрогнул, двинулся вперёд и начал быстро уходить под воду. Упала первая дымовая труба. Корма начала задираться вверх. Судовой оркестр Уоллеса Хартли заиграл мелодию хорала «Ближе, Господь, к Тебе».
02:13
Корпус «Титаника» встал под углом в 19 градусов и погрузился в воду по третью дымовую трубу. Под водой отломилась вторая дымовая труба. Все, кто не успел зацепиться за канаты шлюпбалок или палубные надстройки, скатились в воду, сбитые полетевшими вниз стульями и шезлонгами. Некоторые не пытались снова забраться на корму, а сами прыгали вниз.
02:15
Корма «Титаника» возвышалась уже на 60 метров над водой, пассажиры с палуб срывались в воду.
02:17
Был зафиксирован последний сигнал SOS с «Титаника». На «Титанике» отказывает электрооборудование и гаснет свет.
02:18
Под углом в 23 градуса корпус судна начал разламываться между второй и третьей трубами. После того, как корма окончательно отломилась, упали в воду третья и четвёртая трубы.
02:20
Через 2 часа и 40 минут после столкновения с айсбергом, кормовая часть «Титаника» встала почти вертикально (под углом в 70 градусов), накренилась на левый борт и начала быстро уходить под воду. Последние из оставшихся на палубе, видя отсутствие шансов на спасение, сами прыгали вниз. Океанские воды прорвались внутрь быстро тонущего судна, своим напором ломая двери переборки. Всего через полминуты вода уже сомкнулась над кормовым флагштоком«Титаника».
02:29
На скорости около 13 миль в час носовая часть «Титаника» врезается в океанское дно на глубине 3750 метров, зарываясь в осадочные породы дна[1][неавторитетный источник?].
02:56
Кормовая часть «Титаника» опускается на океанское дно, вращаясь по спирали, на скорости около 4 миль в час[1].
03:00
После гибели «Титаника» только одна шлюпка вернулась к месту затопления для спасения выживших. Шлюпка номер 4 не вернулась, но была близко и подобрала 8 членов команды, двое из которых позже умерли. Шлюпка номер 14 спасла 4 человек, один из которых, Уильям Хоут, позже умер.
04:10
До места катастрофы добирается «Карпатия» и подбирает шлюпку номер 2.

Вот такова хронология, самого большого крушения в истории Земли...

 

А это, описание страшного взрыва, произошедшего в порту Галифакса:

Взрыв в Га́лифаксе (англ.Halifax Explosion) — взрыв, произошедший 6 декабря1917 года вгавани канадского города Галифакса. Французский военный транспорт «Монблан», загруженный практически одной взрывчаткой (тротилом, пироксилином и пикриновой кислотой), столкнулся с норвежским кораблём «Имо». На судне начался пожар, приведший к взрыву, в результате чего порт и значительная часть города были полностью разрушены. Около 2 тыс. человек погибли под обломками зданий и из-за возникших после взрыва пожаров. Приблизительно 9 тыс. человек получили ранения, 400 человек лишились зрения. Об этом событии в 2003 году был снят художественный фильм «Разрушенный город»[1]. Взрыв в Галифаксе входит в число сильнейших взрывов, устроенных человечеством, этот взрыв считают мощнейшим взрывом доядерной эпохи[2].

Хронология событий


Вспомогательный транспорт «Монблан» (длина 97,5 м; шир. — 13,6 м; вместимость 3121т) был построен в 1899 г. в Англии и принадлежал французской судоходной фирме «Компани женераль трансатлантик» (фр. Compagnie Générale Transatlantique).
1917 года судно встало под загрузку в Нью-йоркском порту. На него погрузили жидкую и сухую пикриновую кислоту — 2300 тонн; тротил — 200 тонн, пироксилин — 10 тонн, бензол в бочках — 35 тонн. Судно направлялось в Бордо. Капитаном был Эм Ле Медек (фр. Aime Le Medec).
Промежуточным пунктом на маршруте был Галифакс, где формировались конвои для перехода через Атлантику. «Монблан» прибыл на внешний рейд Галифакса вечером 5 декабря. На следующее утро около 7 часов «Монблан» начал заходить в порт. В это же время из порта начал выходить норвежский пароход «Имо». Когда суда сблизились, оба капитана стали совершать рискованные маневры, и в результате «Имо» протаранил «Монблан» в правый борт, при этом было разбито несколько бочек и огнеопасный бензол разлился по «Монблану». Капитан «Имо» тут же дал машине задний ход, высвободился из пробоины и ушёл. При расцеплении судов трение металла о металл вызвало сноп искр, от которых вспыхнул растекшийся бензол и начался пожар.
Ле Медек почти сразу дал команду покинуть судно. Впрочем, экипаж (около 40 чел.) и без команды спускал шлюпки. Все с «Монблана» благополучно добрались до берега, бросив смертельно опасный груз на произвол судьбы. Горящий «Монблан» начал дрейфовать в сторону берега и в итоге навалился носом на деревянный пирс.
О характере груза на «Монблане» в Галифаксе знали считанные единицы. Все население прильнуло к окнам в надежде получше рассмотреть редкое зрелище — горящий пароход. Многие бросились на набережную. И в 9 часов 06 мин. произошёл чудовищный взрыв. О его силе говорит такой факт — 100-килограммовый кусок шпангоута «Монблана» был найден в лесу в 12 милях от центра[источникнеуказан463дня].
Разрушения были ужасны, кол-во погибших и раненых огромно. Многие раненые замерзли в обломках, т.к. на следующий день температура упала и начался сильнейший буран. Многие сгорели заживо, т.к. от разрушенных печей начались массовые пожары, бушевавшие несколько дней.
13 декабря 1917 году в уцелевшем здании городского суда Галифакса началось разбирательство. Оно закончилось 4 февраля 1918 г. Виновными были признаны Ле Медэк и местный лоцман Маккей, которые были арестованы. Однако через год с небольшим, после рассмотрения дела Верховным судом Канады, оба были освобождены, и им вернули лицензии судоводителей.
Международный суд, рассматривая иски обеих судоходных компаний, пришёл к выводу, что в столкновении в равной степени виноваты капитан «Имо» (погибший при взрыве) и «Монблана». Однако французское правительство такое решение не признало. Ле Медек продолжал служить в фирме «Компани женераль трансатлантик» до 1922 года. А в 1931 году, в связи с выходом на пенсию, он был награждён орденом Почётного легиона.
Пароход «Имо» во время взрыва был выброшен на мель. В 1918 году его сняли с мели, отремонтировали и переименовали в «Гивернорен». В 1921 году он во время рейса в Антарктику наскочил на камни и затонул.

 

Последствия


По официальной информации, погибло 1963 человека, пропало без вести около 2 тысяч человек. В трёх городских школах из 500 учеников выжило 11. Северная часть города, район Ричмонд, практически полностью была стёрта с лица земли. Всего в городе было полностью разрушено 1600 зданий, 12 тысяч было сильно повреждено. Общий материальный ущерб от катастрофы составил 35 миллионов канадских долларов.

 

...Человеческие жертвы  той и другой катастроф, сопоставимы. В первом случае погибло около двух тысяч человек, а во взрыве — около тысячи шестисот человек, ранено было около девяти тысяч человек. О «Титанике» знают сегодня  все жители Земли, а вот о взрыве, который до атомной бомбы считался самым страшным и смертоносным, знают немногие - я узнал об этом событи только здесь.
Интересно, что в гибели «Титаника» проявилось трагическое человеческое расслоение на богатых и бедных. Наибольшее число спасённых —  пассажиры первого класса, то есть богатые люди. Даже тех, кого выловили или нашли в воде уже мёртвыми, тоже различались, уже на похоронах. Богатых, то-есть пассажиров первого класса, хоронили в гробах. Пассажиров второго класса —  в деревянных ящиках. А тритий класс и команда похоронены в брезентовых мешках.
Музей, кроме двух этих катастроф,  интересен ещё тем, что в нем показана эволюция военно-морского и пассажирского флота от египетских парусников и греческих триер, через парусники, почтовые и чайные быстроходные клипера, паровые суда с колёсами, первые броненосцы, и потом уже современные круизеры и атомные авианосцы.

Всё увиденное чрезвычайно интересно, и потому в музее целыми днями толпятся туристы, которым, кроме экспонатов, показывают фильм о крушении «Титаника», и его обследование уже в наши дни разного рода подводными изыскателями с использованием новейших механизмов.
Вечером, за ужином, мы разговаривали с хозяевами и Рон рассказал, что недавно купил ещё один дом, стараясь тем самым выручить владельца дома, своего друга. Но так как дом у Рона и Рексан уже есть, то они стали сдавать вновь купленный, и договорились с другой знакомой, что снизят её арендную плату, а та, в ответ, будет не только жить в нём, но и следить за его сохранностью. Иначе говоря — будет ещё и завхозом, или «каретакером», как говорят по-английски. Но новая арендаторша переживала, что она ничего не делает по дому и говорила об этом Рону, извиняясь.
В этой истории встретились честный владелец и честный арендатор и всё уладили по дружески и без обид, ко всеобщему удовольствию. Для меня это был интересный факт, отражающий отношения между людьми в Канадеэто для россиян внове.
И я задумался о проблеме честных людей в России. За времена перестройки и становления олигархического капитализма  наше общество деморализовано нравственни  и превращается, если уже не превратилось в общество эксплуатации и наживы. Как-то так получилось, что общество стало руководствоваться принципами контроля и наказания, а не дружелюбия и взаимной поддержки. Но когда надо контролировать и наказывать почти всех, то и принцип уголовной ответственности не работает. Нажива стала главным определителем взаимоотношений между людьми. Даже родственники друг другу не доверяют и дают деньги взаймы, под проценты. Даже российская Православная Церковь, как главный предполагаемый носитель и охранитель принципов нравственности, то-есть принципов Нового Завета, никак не может приступить к пропаганде одного из основных принципов совместной жизни верующих - “Кто дал — тот взял”. На прямой вопрос о роли денег и богатства в жизни людей, священники отвечают уклончиво, если не защищают тех, чья цель в жизни — зарабатывание денег любыми способами. Многие из них говорят, что «плохо, когда зарабатывание денег становится самоцелью, а когда хотя бы часть денег отдают на благие дела или не церковь, то это хорошо». Невольно хочется призвать батюшек начать объяснять прихожанам, что любое зарабатывание денег портит человека, так как ещё в Библии сказано: «Где сокровища ваши, там и сердце ваше!» То есть, вместо веры и строительства жизни согласно Новому Завету, люди становятся алчными сребролюбцами, особенно в наш век, всесилия денег и соблазнов, происходящих от них.

Вспоминается рассказ о монашеской «киновии» в пустыне в первые века христианства. Монах продал в поселении рогожки, сделанные монахами в монастыре, и принёс домой много больше денег, чем стоили рогожки. Настоятель отправил его обратно и велел раздать те деньги, которые этот ушлый монах-торговец выгадал. То есть, с самого начала подлинного христианства зарабатывание торговлей денег считалось грехом...


На следующий день, когда Рон и Рексан ушли на работу, их соседка Мэри повезла нас на машине Рона — на побережье Новой Шотландии.
Когда отъехали от города километров на сорок, то попали в страну вереска и камней, торчащих из каменистой земли, как зубы дракона. Временами вдоль дороги встречались валуны величиной с маленькие домики. Говорят, что эти «зубы» оставил ледник, во время потепления отступая к северу. Картинка конечно грозная, но интересная.
Вскоре выехали к морю на гранитный, покрытый ледником, мыс берега Атлантического океана, на котором стояла старинная рыбацкая деревушка..
Гранитные лбы, зализанные древними льдами, ступенями опускались к воде, где, несмотря на небольшой ветер, волны метра в два-три высотой мерно и грозно накатывали на каменные громадины, создавая незабываемую картину. Это была настоящая океанская зыбь — дыхание океана, при взгляде на которую, невольно представлялся шторм на этих неоглядных просторах. Даже в воображении — эта картинка вызывала мурашки священного ужаса, перед мощью океанической стихии.
Вид на океан и на садящееся за море солнце, был просто потрясающий. Я бегал и прыгал по камням, вспоминая похожие мысы на тихой Ладоге и радовался возможности подышать этим волшебным воздухом и в очередной раз встретится с Атлантикой. Ведь где-то там, за тысячи километров отсюда, на другой стороне водных просторов, лежала Англия и в Лондоне стоял наш дом.
Налюбовавшись океанической панорамой, зашли в рыбный ресторан и пообедали. Я ел варёные креветки с хлебными лепёшками, а потом заказал жаренную камбалу, с нежным, и сочным мясом, на легко отделяющемся, крупном костяке...
После ужина мы вновь вышли на берег и увидели, как алое, яркое солнце садилось в океанские глубины где-то далеко за чистым и ровным горизонтом. На сходе океана и неба играли разнообразными красками отблески уходящего на ночной отдых светило, оставляя алое свечение на протяжении всей лини горизонта.. Сиреневые, алые и зелёные дымчатые цвета несколько минут играли на водах океана, а после захода солнца, сумерки быстро стали наползать на каменистую сушу. В добавок, луна, проявившись в сумерках, повисла серебряным полумесяцем в темнеющем небе и провожала уже невидимое солнце своим неярким светом без блеска. Когда мы уже ехали в сторону Галифакса алое на горизонте сменилось золотым и в контр-ажуре чётко пропечаталась каждая веточка елей и сосен, растущих по сторонам от шоссе. Закат этот запомнится мне на всю жизнь, и будет в моей памяти представлять северные земли громадной страны Канады. Побережье Новой Шотландии очаровало своей дикостью и малолюдием. К тому же, следующим утром по местному радио Галифакса сообщили, что в город из леса зашёл лось и его видели несколько ранних прохожих. А это было уже совсем как в каком-нибудь районном городке Восточной Сибири...


Утром говорили с хозяевами о жизни в Канаде и финансовом кризисе, охватившем все страны мира. Рон сказал, что по сравнению с шестидесятыми годами прошлого века, жизнь в Канаде стала намного напряжённей, как впрочем, и в Америке. Благосостояние заметно ухудшилось и одному работающему трудно прокормить большую семью. Он говорил, что богатые становятся всё богаче, а бедные — беднее. Но странно, жизнь, по содержанию, становится всё лучше — говорил Рон, - наверное потому что многие беды, благодаря средствам информации, доходят до нас, а ещё пятьдесят лет назад не в каждом доме и радио-то было. И если сравнивать по новостям, то ситуация ухудшается, хотя может быть это заблуждение. Просто, сегодня в новостях много больше негатива, чем прежде и потому мы можем подумать, что и жизнь становится хуже и страшнее. К тому же, все хотят постоянного увеличения благосостояния, а это просто физически невозможно. Ведь когда-то наступит порог, после которого у человека всё необходимое уже будет. Однако людям необходимо движение вперёд и потому, во многом, прошлое предстаёт для нас неподвижным и потому устойчивым...
Мы согласились, что бесконечное увеличение производства невозможно, тем более что и прирост народонаселения земли замедляется и скоро сойдёт на нет. Поэтому необходимо искать другие пути развития,  другие мировые цели для сообщества наций, чтобы сохранять жизненный драйв...
После завтрака и застольной беседы мы пошли с Сюзи в центр города и осматривали здания бывшего правительства, где на стенах, в холле и коридорах развешены большие картины, на которых изображены парадные портреты королей. Тут же небольшие залы-комнаты, где представители правительства Новой Шотландии более столетия назад обсуждали демократические, ответственные методы самоуправления провинцией. Здесь журналист Хау ещё в 1836 году на суде доказал необходимость свободы печати, в которой  критикуются взяточники и растратчики-чиновники в администрации..
Сегодняшний Галифакс удобен для жизни людей ещё и потому, что пережил две мирового масштаба катастрофы и жители многому от этого научились. К тому же вся страна помогала пострадавшим в этих событиях и  город быстро пережил последствия как гибели «Титаника», так и взрыв судна с порохом, в результате которого многие районы города превратились в руины...


На следующий день с утра мы осматривали районы, где в первый же год после катастрофы начали строить дома для потерявших во время взрыва жильё. Дома строили из бетонных блоков, с палисадами и травяными газонами во дворах. В местном парке установили памятную стелу с несколькими колоколами наверху, которые звонят в годовщину этих страшных событий. . Тогда же работала специальная правительственная комиссия Канады, которая занималась помощью всем пострадавшим от этого ужасного события.
Парк полон цветников, в пруду плавают дикие утки, растут большие деревья, которые помнят времена, когда в вольерах парка, как в зоопарке, держали диких оленей.
С Рекcан и Роном мы попрощались ещё утром, перед работой, а после полудня Мэри, снова на машине Рона,  довезла нас до остановки автобуса, на котором мы поехали в аэропорт, чтобы лететь назад в Торонто...
Аэропорт Галифакса небольшой, уютный. Наше внимание привлекла витрина, в которой как в большом аквариуме, сидели лобстеры, десятка два. Все они двигались, копошились один над другим и казалось, что некие подводные чудовища борятся в этом аквариуме за выживание, стараясь вылезти на поверхность этой усатой и клешневатой кучи-малы...
До Торонто долетели без приключений и, как обычно, Кенни встретил нас на остановке автобуса рядом с метро и отвёз домой. Мы уже привычно водворились в своей комнате, и после ужина сразу легли спать. Каждый перелёт требует особого напряжения нервов и от этого устаёшь, как от тяжёлой работы...


Сегодня, тридцатое сентября. Утром, за завтраком, разговаривали о китайской медицине. Я хочу попробовать китайский метод лечения своих недугов, используя женьшень и похожие препараты. Ещё надо изменить стиль моих тренировок в спортзале в Лондоне, и снизить нагрузки, физические и эмоциональные. Надо отказаться от поднятия больших весов и тренироваться не более полутора часов. До этого я работал в зале, как молодой профессионал, то-есть с максимальными нагрузками и потому после зала дня два приходил в себя. К тому же, после максимальных весов, которые я пробую поднимать и выжимать, очень болят суставы, растягиваются и травмируются суставные сумки. Это самое неприятное, потому что жить каждодневно, преодолевая боль при ходьбе и при движении руками — очень тяжело. Кенни тут же сделал мне настойку из корня имбиря, которая должна помочь мне в борьбе против вируса, сидящего во мне, вот уже два месяца. Я чувствую в груди тяжесть, хрипы и от этого постоянно кашляю...


Мы улетаем в Англию первого октября вечером и прилетаем в Лондон второго числа утром.
Я заметил, что в Торонто необычайно много молодёжи с азиатскими чертами лица. Это очевидная мировая тенденция, когда очень много эмигрантов заселяют столицы развитых государств, таких как Торонто, Нью-Йорк, Москва, Лондон... Постепенно этническое большинство в этих городах вытесняется «приезжими» и они становятся своеобразным интернационалом, этническим и культурным, зародышами будущего глобального сообщества, в котором постепенно отомрут нации и появится наконец «человек мира», которого так ожидали революционеры из разных частей света. Ну а пока, если это ещё возможно, нужно вводить лимиты на «пришельцев», которые постепенно вытесняют титульную нацию из крупных городов и определённым образом люмпенизируют общество. Если этого не сделать, то возникает иллюзия засилья иностранцев в этих странах и националисты разного рода, начинают легальную и нелегальную войну против этих невольных иммигрантов. Будь в странах, откуда они родом, материальное и социальное благополучие, то этого бы не случилось. А так, бывшие страны колонизаторы, грабившие колонии прежде, таким образом расплачиваются за своё колониальное прошлое и за эксплуатацию этих мировых окраин. Если не сделать таких лимитов, то национальные трения обостряются, эффективность сотрудничества национальных диаспор падает и начинаются национальные и расовые трения, которые могут со временем перерастать в открытые конфликты. К тому же, это негативно отзывается и на экономике, в которой вся грязная работа передана в руки иммигрантов, а все командные посты занимают местные элиты. Это тоже причина обострения национальных отношений. Особенно, это проявляются в последние годы в России, где русские становятся весьма агрессивны по отношению к иностранцам и на почве этих противоречий, возрождается национализм в самых примитивных и агрессивных его формах. В Канаде и в Америке это пока не вызывает особых осложнений, потому что эти страны изначально были странами с многонациональным населением и сформировались как государства без титульных наций. Страны Европы находятся в другой ситуации и там есть опасность возникновения нового нацизма. Дело убийцы невинных людей Брейвика страшное тому подтверждение!


С утра мы поехали в художественную галерею Торонто и смотрели, в основном, канадских художников. Так называемая «семёрка» канадских художников в конце девятнадцатого, начале двадцатого веков, отразила в своих работах общий культурный и экономический подъём страны. Полотна Лаурена Харриса и Джексона, работающих в одной манере; работы в разных жанрах с цветом Милна; влияние французских импрессионистов, - вывели Канаду в число ведущих последователей модернизма на Американском континенте. Харрис и его манера письма, удивительно напоминают работы Рериха. Оба увлекались теософией, и во многом поэтому их картины символичны и цвета накладываются на полотна, как сочетание больших ярких плоскостей краски. Работы Джексона, кажутся немного недописанными и неряшливо незаконченными, однако очень верно и тонко передают состояние природы, в тот или иной момент года. Дэвид Милн, пожалуй самый известный из этой плеяды художников, не получил профессионального образования и потому проходил путь художественного становления самостоятельно. В его работах видны интенсивные поиски новых форм и сочетания цветов, а переход к офортам показывает недовольство сделанным. Милн, имея множество учеников и подражателей, становится во главе целой школы художников. Надо отметить проявленную в художественном творчестве похожесть природных видов и бытовых привычек Канады и России. Снег и зима, леса и озёра, сани и лодки, охота и развлечения поселян — всё это довольно похоже и потому трогают мою русскую душу, вызывая множество ассоциаций. Известный канадский художник той поры — Кригхоффер, во множестве однотипных сюжетов отразил моменты быта и рутинной жизни канадцев, живших в конце девятнадцатого века. И эта жизнь, судя по его картинам, была полна весёлости и приключений... Архитектура и и современное устройство и планировка этой галереи, показывают трепетное отношение к национальному искусству живописи и скульптуры...
Сделав перерыв в просмотре экспозиций, мы вышли на улицу и пообедали в кафе-галерее, напротив музея. Там был, кроме картин, развешенных на стенах, ещё и замечательный натуральный чай в бронзовом заварнике, подогретое молоко в фарфоровом кувшинчике и блины из ржаной муки. Пока мы пили и ели, то обсуждали достоинства и недостатки картин на стенах, которые все можно было купить за небольшую цену...
Вечером, вместе с Вики и Кенни, поехали в центр города на «ночь представлений»,- своеобразный художественный праздник-фестиваль произведений искусств, некий аналог праздника «белых ночей» в Петербурге. С вечера до утра в это день сотни тысяч горожан гуляют по городу и смотрят разного рода инсталляции. Мы долго искали в этом многолюдии автостоянку, совсем как в Лондоне на праздники, Машин столько, что все улицы и переулки в разрешённых местах заставлены множеством авто, и мы только через час нашли где приткнуть нашу машину, и среди толп гуляющих, пошли бродить по ночному городу. Инсталляции были разными: на воде, на стенах, в правительственных зданиях. В конце, отстояли очередь и получили по чашке бесплатного кофе, которое предлагали гуляющим какие-то фирмы, поставляющие в Канаду кофе...
Ещё до похода по центру города мы поужинали в популярном китайском ресторане. Ели, в основном, разного рода «дамплингс» - китайские пельмени: жареные, варёные, приготовленные на пару... Еда и закуски всем понравились, обслуживание было первоклассным. Всё было в этом ресторане очень дёшево, - в районе десяти фунтов на человека. И был ещё замечательный зелёный чай в заварнике и в маленьких китайских фарфоровых чашечках.
Китайские дамплингс по размерам раза в два больше пельменей, а по вкусу и количеству сока внутри напоминают бурятские позы. Подают их в специальной деревянной чашке в которую вставлена другая чашка, для сохранения тепла и горячности еды. Много говорили о сходстве и разнице между русской и китайской кухнями. В Центральной России, влияние Китая почли не чувствуется, но в Сибири, это проявляется, особенно в кухнях бывших кочевников — бурят, якут, эвенков...
На следующее утро, приглашённые нашими хозяевами, мы поехали в другой китайский ресторан на традиционный для китайской общины завтрак-ланч. Этот ресторан — большое помещение, вмещающее до трёхсот обедающих одновременно. И все здесь, кроме нас с Су, были китайцами. Люди приходят сюда семьями с детьми, с бабушками-дедушками.
Этот ресторан напоминал конвейер. Официанты, которых в зале не менее двадцати человек, развозят между рядами столов на тележках разного рода блюда, и, когда мы что-то выбирали у них, они делали пометки на специальном листке, по которому в конце ланча все и расплачиваются. Гонконгская кухня включает в себя множество блюд из морепродуктов и растительных гарниров. Мы, каждый, попробовали около десяти разных блюд, выпили пять-шесть заварников зелёного чая, который к тому же постоянно доливают кипятком. Все вокруг ели палочками и только я попросил нож и вилку... Всё было вкусно и сытно и к тому же очень дёшево... Китайцев в Торонто около миллиона и они начали переезжать сюда ещё во времена строительства железных дорог в Канаде. Чайна-таун большой и находится не только в центре города, но частично и на окраинах. Юг Китая, включая Гонконг и Сингапур, говорят на «кантониз», а север Китая — на «мандарин». Традиционно китайцы приезжали в Северную Америку с юга и потому блюда здесь, в основном, из Южного Китая.
После ресторана мы зашли в китайский магазин-аптеку, где я увидел множество разложенного в стеклянные бутыли и бумажные пакетики женьшеня. Я выбрал себе женьшеневые конфеты-карамельки и бумажный пакет с высушенным и нарезанным тонко женьшенем. Всё это стоило, по сравнению с Европой, очень дёшево и я порадовался, что со временем, употребляя это средство могу стать почти как Лао-Дзы, основатель даосизма. Даосизм - моё давнее увлечение.
К вечеру мы с Су поехали на встречу с её племянницей на шоколадную фабрику, где она работает менеджером...
На бывшей фабрике канадского виски сегодня открыт торговый центр с галереями, магазинами и даже шоколадной фабрикой. Старые здания, по возрасту чуть более ста пятидесяти лет, реставрированы и переделаны, в них заселились новые, вполне трезвые обитатели.
Мы обошли всё, осмотрели студии, мебельный магазин, ресторан, и, в конце концов, зашли на фабрику, а точнее в магазин шоколада, где изумительно пахло свеже-сваренным шоколадом, а на витрине красуются разного вида конфеты, пирожные и фигурный шоколад. Ванесса, племянница Су, подарила нам набор шоколадных конфет, рассказала, что производство вполне рентабельное и владельцы, довольны прибылью.
Уходя из этого милого района, я подумал — вот было бы хорошо и в России, большинство ликёро-водочных заводов переделать в центры культуры и трезвости. А если удасться там открыть и шоколадное производство, то это будет праздник для детей и  лакомок взрослых...

Вечером ужинали в никарагуанском ресторане, который мне не очень понравился. Официантки большинство времени стояли за стойкой, болтая между собой, а блюда, были явно приготовлены загодя и для нас только подогреты в микроволновке. Но мы разговаривали с Мигелем о Латинской Америке, о пирамидах ацтеков и о бразильском футболе и не обращали внимания на недостатки в обслуживании.
После ужина Ванесса с Мигелем отвезли нас к Вики и мы с ними попрощались, потому что завтра улетаем назад в Англию, в Лондон...

Теперь попробую подвести некоторые итоги нашей замечательной поездки по Канаде.
Страна это северная, большая, вторая по величине после России. Однако, климат мягче, чем в России и условия погодные в Ванкувере мало чем отличаются от Галифакса. Тут чувствуется влияние океанов, которые, в отличие от континентальной России, смягчают морозы, жару и не дают такого контраста между плюсом и минусом, какой существует в России. В России же, юг, то есть побережье Чёрного моря, разительно отличается от побережья Ледовитого океана. Поэтому, климатические условия Канады, намного лучше чем в России. Это надо учитывать при сравнении двух стран и даже в попытках подражать или копировать экономическое и социальное развитие.
С другой стороны, Галифакс, по климату, ненамного отличается от моего родного города Иркутска. Но благоустройство города, асфальт и качество дорог отличаются разительно. В Галифаксе учитывают морозную зиму и потому тротуары и дорожки в большинстве здесь выложены квадратными бетонными плитами, подогнанными одна к другой. Это покрытие не так быстро разрушается от разницы температур и к тому же выдерживает наезды грузовиков и тяжёлых легковых машин.. Очень важная для России тема — использование старых промышленных зданий в качестве студий, галерей и центров спортивных и культурных. В Англии, как и в Канаде, научились использовать брошенные строения, а в России до сих пор видны развалины и пустые фабричные здания, оставшиеся со времён «перестройки», которые никто не использует, но и сносить не собираются.
Хочется ещё раз сказать о двуязычии Канады. Здесь привыкли к этому и никто не ворчит на наличие надписей на домах и в документах, на двух языках. Газеты выходят на английском, французском, китайском и других языках национальных диаспор. Двуязычие и наличие диаспор, только подчёркивает особенности исторического пути этой страны.Думаю, что на Украине, в северо-восточной её части, надо сделать так же, и это будет  соответствовать международному праву, соответствуя интересам двух народов, украинского и русского, которые испокон веков жили на этих землях бок о бок...
Торонто — один из красивейших и оживлённых городов Северной Америки. Стоит он  на берегу большого и чистого озера Онтарио, в то время как Ванкувер и Монреаль стоят на берегу океана. Деловая часть Торонто состоит из небоскрёбов сорока-пятидесяти этажей высотой и ночью, когда горизонт чёрен, тысячи электрических бисеринок в окнах небоскрёбов производят впечатление рисованного горизонта. Особенно хороша центральная часть города. Там стоят правительственные здания, разбиты парки и скверы. В парке есть место, похожее на небольшую долину-ущелье, по склону которого среди покатой луговины проходит «тропа философов». Место это, благодаря природному рельефу уединенное и способствует поддержанию медитативного настроения. Эта тропа приводит к суперсовременному королевскому музею Онтарио. Переделанный из большого старого здания, музей изнутри и снаружи представляется образчиком современной архитектуры. Стеклянный куб вырастает из каменных стен, а внутри. помещения представляют из себя серию залов и коридоров, облицованных белым пластиком, сходящихся и расходящихся под разными углами. Причудливо изогнутая лестница ведёт с этажа на этаж, представляя из себя систему плоскостей, подогнанных друг к другу так, что иногда не понять, где начало и где конец, где верх, а где низ у этого сооружения.
В музее размещены богатые экспозиции разных народов и культур мира и особенно хороши Китайский и Южно-Азиатский павильоны. Здесь мы узнаём настоящий Китай, современный и вместе с тем традиционный.
В музее, к моему удовольствию, продолжилось наше знакомство с реальной страной Китаем, древней и вместе современной сокровищницы древней культуры и философской мысли .
Кстати, сегодня на площади перед провинциальным правительством, собирались праздновать шестьдесят третью годовщину образования Китайской Народной Республики. Около Парламента несколько десятков китайцев, мужчин и женщин, одетых в национальные одежды, с флагами республики, готовились к митингу. Мы разговорились с одной из этих женщин и получили в подарок красный флажок со звездами.
Сегодня этот флажок висит у нас в прихожей и напоминает нам об этом удивительном путешествии...
Уезжали мы в аэропорт на машине Вики и по пути заехали на работу к Кенни. Он работает бухгалтером в частной фирме и вполне доволен и работой и зарплатой.
Аэропорт Торонто - большой и современный. Ведь Торонто, по сути, является новой и неформальной столицей страны, как, например Нью-Йорк в США. Оттава, и Вашингтон столицы по официальному статусу, а культурными и промышленными столицами являются эти большие города, представляющие подлинное лицо своих стран.
Но рассказ о Нью-Йорке, я напишу после следующего нашего путешествия, теперь уже по Соединённым Штатам Америки...

 

Свернуть