22 марта 2019  01:12 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту
История 
 
Н. Модестов. Москва бандитская
(окончание, начало в № 28)

Компьютерные мошенники

      Молодых и элегантно одетых Дмитрия К. и Романа В. в элитном ресторане "Патио пицца" знал каждый - от рядового секьюрити до метрдотеля. Оба завсегдатая любили со вкусом провести вечер, наслаждаясь кулинарным искусством поваров, знали толк в винах и не скупились на чаевые. Рассчитывались молодые люди в духе времени. Использовали кредитные карточки солидных западных компаний "Америкэн экспресс", "Виза" и "Мастер Кард". Так продолжалось до конца марта, когда приятели были задержаны оперативниками Петровки, 38 при попытке сбыть кассиру ресторана фальшивый оттиск пластиковой карточки "Америкэн экспресс".
      Уже на следующий день удалось установить имя и задержать организатора шайки, некоего жителя столицы Андрея В. А позже подельники без утайки рассказали о своих "успехах" в сфере банковскокредитных мошенничеств. Группа специализировалась на сборе информации о реальных владельцах пластиковых кредитных карточек ведущих финансовых компаний, имела соответствующий банк данных, куда вносились сведения о сроках действия карточек, реквизиты их держателей, в том числе образцы подписей и ксерокопии документов, удостоверяющих личность.
      При обыске на квартире Андрея В. нашли не только различные записи, но и специальные приспособления: станок для нанесения тиснения на карточки, заготовки самих пластиковых платежных документов, импринтер, позволяющий быстро и убедительно наносить на оттиски нужные данные. Кроме того, обнаружили и изъяли копии подлинных карточек сотрудников посольств США, Бельгии, Франции, одной из аргентинских торговых фирм. И главное, оперативники отыскали чистые бланки, внешне - обычные бумажки для ведения бухгалтерского учета. Они-то и дали возможность жуликам за короткий срок присвоить 120 тысяч долларов США.
      Чистые бланки молодые люди добывали через сотрудников ресторанов, баров и магазинов, где предусмотрен безналичный расчет с обладателями пластиковых кредиток. (Бланки используются для снятия копий, так называемых слипов, с карточек и являются отчетным финансовым документом.) Нехитрые манипуляции с поддельными кредитками и настоящими неиспользованными бланками позволяли жуликам прокатывать слипы на значительные суммы, а затем, через доверенных кассиров, обменивать липовые бумажки на самые настоящие зеленые доллары… Как платежное средство кредитные карточки появились в России в начале 90-х годов. Коммерческие банки приступили к выпуску собственных пластиковых карт в 1991 году. На сегодняшний день несколько сот банков используют российские платежные системы "Юнион Кард", "СТБ Кард", "Золотая корона" и другие. Эмитируются и используются карты международных компаний - "Виза", "Америкэн экспресс", "Мастеркард/Еврокард" и так далее. Всего же в России насчитывается уже около двух миллионов различных пластиковых кредитных карт. Только в Москве 43 банка и почти 4,5 тысячи предприятий принимают их к оплате.
      С появлением пластиковых кредиток стали распространяться различные способы их использования для незаконного обогащения. Нередко к оплате предъявлялись карточки, похищенные ворами или утерянные владельцами. Иногда, но реже, встречалась полная или частичная их подделка, когда в идентификационную часть вводились какие-либо изменения. Случалось применение мошенниками "белых карт" (терминология американских спецслужб), когда на обычный пластик наносились цифры реальных счетов и номеров. С помощью таких фальшивок также можно было получить в банке живые деньги.
      Поначалу преступления, связанные с использованием кредитных карточек, были экзотикой и нечасто доводились до конца. Объяснялось это отсутствием опыта у наших спецслужб и нежеланием западных банков афишировать скандал (тем более ущерб для солидного банка от таких афер был незначителен).
      Лишь в начале 90-х годов уголовное дело по мошенничеству с кредитками получило широкий резонанс. После задержания лидера чеченской преступной группировки Николая Сулейманова выяснилось, что он давно освоил технику изготовления фальшивых слипов и практически полностью подчинил своим интересам кассирш московских магазинов "Березка". Две кассирши были арестованы, но, даже оказавшись за стенами изолятора Бутырской тюрьмы, вздрагивали при упоминании имени Сулейманова. По словам служащих валюток, им не оставляли выбора: либо сотрудничество и доля от незаконных сделок, либо…
      Отчасти это подтвердилось оперативными данными. Некая строптивая кассирша, отказавшаяся вести переговоры с Сулеймановым, погибла при загадочных обстоятельствах в подъезде собственного дома. Однако дело расследовано до конца не было, Сулейманов получил срок по другой статье, а в кредитно-карточной сфере на некоторое время наступило затишье.
      О проблеме вновь вспомнили в 1994 году, когда в Москве и Санкт-Петербурге было выявлено 11 фактов хищений с помощью пластиковых карт. Но настоящий "пластиковый" взрыв, по мнению Ивана Еськова, начальника отделения Главного управления по экономическим преступлениям МВД РФ, зарегистрирован в 1996 году, когда было возбуждено 42 уголовных дела и арестовано 50 человек. При этом количество мошеннических эпизодов превысило 2,5 тысячи, а размер хищений увеличился в одиннадцать раз и составил более семи миллионов долларов США.
      1,5 миллиона долларов - таков ущерб от махинаций с пластиковыми кредитными карточками в Москве только за прошлый год. О распространении этого вида экономических преступлений говорят цифры. Число выявленных мошенничеств увеличилось в сравнении с 1995 годом на 150 процентов, а рост привлеченных в качестве обвиняемых по уголовным делам составил 400 процентов.
      В 1996 году сотрудники Управления по экономическим преступлениям ГУВД Москвы разоблачили сеть жуликов, чьи действия можно назвать классическими. Взаимоотношения между ними строились в лучших традициях подпольной работы. Законспирированные устойчивые группы, каждую из которых возглавлял бригадир, выполняли конкретные задания главаря. Причем самого главаря знали только бригадиры, что впоследствии, после провала одной из групп и начавшихся затем повальных арестов, позволило аферисту исчезнуть в неизвестном направлении. Перед исчезновением, с помощью фальшивых кредитных карт "Виза" и ловких подельников, он успел похитить со счетов столичных банков более полумиллиона долларов.
      Мошенник готовил еще одну "экспроприацию". Он договорился с бизнесменами из Кипра о покупке и вывозе крупной партии драгоценных камней. Если бы сделка состоялась, С. обеспечил бы себе безбедную жизнь на ближайшие десять лет. Но ему не повезло: в последний момент оперативники успели предупредить кипрских предпринимателей, и те от продажи драгоценностей отказались.
      И наконец, последняя деталь, характеризующая технический уровень С. и высокий его профессионализм. Криминалистическое исследование фальшивых кредиток "Виза" силами отечественных экспертов было невозможно из-за отсутствия соответствующих методик. Российская сторона обратилась к англичанам. Липовые "Визы" полетели в Лондон, и скоро с Британских островов пришел любопытный ответ, заставивший в очередной раз порадоваться за наших "левшей".
      Выяснилось, что поддельные карточки, изъятые в Москве, нигде больше не изымались, а изготовлены они с соблюдением многих особенностей оригинала. Присланные из России фальшивки, по заключению английских специалистов, имели лишь шесть слабых позиций, по которым их можно было забраковать. Но, несмотря на огрехи и явно кустарное происхождение пластика, англичане отметили: "Имеющаяся информация дает основания предполагать существование в России хорошо отлаженного механизма по изготовлению поддельных кредитных карт. Вероятнее всего, С. имеет возможность получать подделки и изготавливать удостоверения с данными и номерами конкретных лиц, входящих в преступную группу, в течение двух-трех дней максимум".
      Анализ имеющихся материалов уголовных дел и изучение агентурной информации свидетельствует о том, что система преступного изъятия денег при помощи кредитных карт постоянно развивается, стремясь обеспечить контроль над всеми звеньями и этапами движения безналичных средств расчета.
      Компания "Виза" и правоохранительные органы не теряют надежды выйти на след главаря - установлен контакт с Национальным Бюро Интерпола, разосланы ориентировки, выставлены сторожевые листки, проводятся розыскные мероприятия. Хотя вряд ли перспектива поимки мошенника может стать утешением для потерпевших финансистов и милиции. Поэтому, по словам начальника отдела ГУЭП МВД России Олега Степанова, сегодня и банки, и правоохранительные органы серьезно занимаются профилактическими мерами, пытаясь снизить до минимума возможность обманным путем использовать пластиковые карты и кассовые слипы. Одной из действенных мер остается еженедельно рассылаемый подписчикам так называемый "стол-лист", где перечислены реквизиты похищенных, поддельных или подозрительных пластиковых карт. Кроме того, тщательно накапливается, обобщается и изучается весь имеющийся материал по этой проблеме.
      Технический прогресс отражается не только на легальных формах предпринимательства и бизнеса. Сегодня преступления, имеющие давнюю историю и особые традиции - изготовление фальшивых денежных знаков и ограбления банков, постепенно теряют значимость и уходят на второй план. Новые аферисты все чаще используют в своих целях самые современные достижения электроники, а некогда распространенная и почитаемая специальность "медвежатника" - взломщика банковских сейфов - становится редкостью. В то же время компьютерная преступность и хищения с помощью электронных средств связи уже превратились в рядовое явление.
      О серьезности ситуации свидетельствует такой факт. Компьютерная преступность рассматривается в новом Уголовном кодексе Российской Федерации. В старом УК, как известно, не только ничего не говорилось о таком виде правонарушений, но и вообще не упоминалось слово "компьютер". Что касается нового УК, то в нем преступлениям в сфере электронной информации отдана целая глава. Три статьи предусматривают наказания за различные действия, наносящие ущерб общественной безопасности и общественному порядку. Наказания преступникам также легкими не назовешь: в зависимости от квалификационных признаков - от двух до семи лет, что опять-таки свидетельствует об актуальности проблемы.
      По существу, правоведы и законодатели юридически признали новый вид интеллектуальных преступлений, которые совершаются в высокотехнологической сфере электронных расчетов и наглухо закрыты для тех, кто не владеет основами компьютерной техники в области финансовых коммуникаций. Естественно, для защиты от новых аферистов органам правопорядка потребуются подготовленные специалисты. На государственном уровне разрабатывается федеральная программа выявления и пресечения компьютерных преступлений. В ее создании принимают участие МВД, ФСБ и ФАПСИ. Проект программы уже готов и в самом ближайшем будущем будет принят. Торопиться заставляет не начальство, определившее сроки работы, а компьютерные мошенники. Ущерб от их деятельности исчисляется уже миллионами долларов.
      По данным за прошлый год, в обращении на территории России находился 81 триллион рублей наличных денег, а общая денежная масса составила 230 триллионов. За последние пять лет объем наличности возрос в тысячу раз, а ее удельный вес (отношение наличных и безналичных денежных средств) составил 36,6 процента. Последний показатель, по мнению экспертов, свидетельствует о глубоком кризисе экономики и способствует развитию преступлений в области кредитно-финансовых отношений.
      Кроме того, за период реформ стремительно выросла численность хозяйствующих субъектов, а вместе с этим и количество платежно-расчетных операций. Юридических лиц на сегодня насчитывается около 2,7 миллиона. Если учесть поддержку на федеральном уровне малого и среднего бизнеса, несложно прогнозировать увеличение субъектов хозяйственной деятельности в ближайшем будущем еще в полтора-два раза. Естественно, банковская система России, куда входят 2270 коммерческих банков и их филиалов, оказалась неготовой к валу платежных операций. Этим отчасти объяснялся всплеск хищений с началом экономических реформ.
      Центральному банку удалось многое сделать, поэтому преступления, совершаемые традиционным способом - с использованием подложных документов, - как правило, пресекаются на подготовительной стадии. В 1992 году в Москве с помощью фиктивных документов было украдено 99 миллиардов 658 миллионов рублей. Через четыре года эта цифра, усилиями специалистов Центробанка и оперативных служб, снизилась вдвое. Всего же за этот период махинаторы присвоили 175 миллиардов, в то время как предотвращенный ущерб исчислялся 487 миллиардами рублей. (Без учета уровня инфляции.)
      Новый всплеск преступлений совпал с переходом банковских и финансовых структур на расчеты с помощью компьютерных сетей. Сегодня в мире насчитывается около 170 миллионов компьютеров, немалая часть их находится в нашей стране. В основном для передачи информации применяют систему Центробанка России, а так же "СВИФТ", "СПРИНТ" и другие. Для жуликов, умеющих работать со сложными ЭВМ, плохо защищенные электронные коммуникации стали легкой и желанной добычей.
      Одно из первых громких преступлений, связанных с электронными расчетами, было раскрыто в 1991 году. В системе элитного Внешэкономбанка сыщики разоблачили группу изощренных махинаторов. Их главарь, обладавший соответствующей технической подготовкой, сумел изменить компьютерную программу банка, в разделе обработки валютных счетов физических лиц. Остаток счетов первопроходец отечественных хакеров увеличил более чем на 225 тысяч долларов, а 125 тысяч из них перевел на подставных лиц. Московский городской суд приговорил одного из участников преступления - Богомолова к одиннадцати годам лишения свободы. Второй мошенник - начальник отдела автоматизации неторговых операций вычислительного центра Внешэкономбанка Есаян скрылся и до сих пор в бегах.
      Только в 1993-1994 годах было зарегистрировано более трехсот попыток проникновения в компьютерные сети Центробанка России. Наиболее значительным можно назвать "взлом" электронных коммуникаций Главного управления Центробанка. Преступники попытались украсть 68,3 миллиарда рублей путем их перечисления "электронной почтой" на корреспондентские счета восьми коммерческих банков. Хищения удалось вовремя предотвратить. Другой случай связан с "талантами" главного бухгалтера некой крупной столичной коммерческой фирмы. Финансист, составив фиктивное электронное платежное поручение, незаконно списал 3,2 миллиона долларов с банковского валютного счета фирмы и перевел их, по подложным документам, на заранее открытый валютный счет.
      Можно привести еще немало подобных примеров. В иных эпизодах действия электронных грабителей удавалось разгадать, а ущерб предотвратить. В других - аферисты действовали грамотно и осторожно, а преступление, точнее, его детали становились известны правоохранительным службам постфактум. Особняком стоит не имеющее аналога в практике российских спецслужб так называемое "дело Левина".
      Раскрытие этого преступления потребовало экстраординарных усилий. Изобличением мошенников занимались не только оперативники Москвы и Санкт-Петербурга, но и спецагенты ФБР, полицейские Великобритании, Германии, Финляндии, Израиля и Нидерландов. Интернациональной бригаде удалось выйти на международную группу, специализировавшуюся на хищениях валюты путем незаконного проникновения в электронные коммуникационные сети зарубежных банков. Члены группы детально изучили систему компьютерной защиты одного из крупнейших банков - "Сити-банка" в Нью-Йорке, имеющего филиалы в 96 странах мира, в том числе в России, и нашли в ней слабое звено. Стало известно, что банк предоставляет клиентам возможность с помощью персональных компьютеров входить в свои операционные сети и, применяя личные пароли и коды, осуществлять денежные операции. С помощью мощных компьютеров мошенники "взломали" электронную защиту банка и с июня по сентябрь 1994 года неоднократно похищали со счетов "Сити-банка" крупные суммы. Доллары переводились сообщникам на заранее открытые счета в банках России, Финляндии, Германии, Великобритании и других стран. До августа 1995 года, когда деятельность компьютерных "взломщиков" была пресечена, из СанктПетербурга поступило свыше 100 попыток проникновения в электронную систему управления наличностью "Сити-банка", в результате которых посылалось 40 подложных платежных документов на сумму, превышающую 10 миллионов долларов. Только из числа российских участников транснациональной группировки задержаны двенадцать человек. И расследование уникального уголовного дела полностью пока не завершено. Хотя сам Левин задержан на территории Великобритании и этапирован в США.
      По мнению заместителя начальника ГУЭП МВД России Кузьмы Шаленкова, особенностью компьютерной преступности является ее масштабность. Ущерб от одного случая может перекрыть сотни единичных хищений в традиционных сферах криминальной деятельности. Уже упоминалось о предотвращении в 1993 году хищения 68,3 миллиарда рублей из Центробанка. За тот же год суммарный ущерб от всех российских грабежей и разбоев составил 58 миллиардов.
      Конечно, это меньший урон, чем тот, от которого страдают финансовые организации США. Там доходы компьютерных преступников стоят на третьем месте после доходов наркодельцов и поставщиков оружия. Но то, что показатель этот и в России растет быстрее, чем суммы хищений в кредитно-финансовой сфере обычными способами, является плохим предзнаменованием. Ведь согласно зарубежной статистике до 95 процентов преступлений с использованием средств электронного доступа совершают именно те, кто служит в банке или финансовом учреждении. Учитывая специфику создания отечественных банков и нестабильность финансового рынка, криминалисты считают, что в ближайшем будущем следует ожидать взрыва компьютерной преступности в России.
 
 

Пирамида Лени Голубкова

      История умалчивает, какой крови стоило сооружение одного из чудес света - пирамиды фараона Хеопса. Сколько рабов Древнего Египта умерло от непосильных нагрузок, погибло под рухнувшими плитами, скончалось от физического истощения… В этом смысле нам повезло. Примерное число пострадавших по вине создателей финансовых пирамид известно. По оценкам Главного управления по экономической преступности МВД России, фирмы-аферисты обманули более трех миллионов соотечественников.
      В последние годы на территории Российской Федерации действовало несколько сотен финансово-инвестиционных компаний и коммерческих банков. Многие из их создателей ставили перед собой единственную цель - путем мошеннических действий, используя все доступные средства пропаганды (телевидение, радио, газеты, листовки и специально организованные группы дезинформаторов-соучастников), похитить денежные средства доверившихся им инвесторов и акционеров. Сейчас следственными органами расследуется более 1 100 уголовных дел, связанных с функционированием всевозможных акционерных обществ, фондов, компаний и банков. Число потерпевших, по различным оценкам, составляет от полутора до трех миллионов, а общая сумма ущерба достигает ни с чем не сопоставимой цифры - 4 760 093 миллионов рублей! Причем 281 человек из числа обвиняемых в мошенничестве скрывается от следствия.
      В ближайшее время, вероятнее всего, эти цифры вырастут еще. Более трехсот материалов по аналогичным делам (с числом потерпевших около 750 тысяч человек) находятся на стадии экспертной проверки. Сумма ущерба от этих дел превысит 5 триллионов рублей.
      Только в Москве уголовные дела возбуждены в отношении руководителей 120 инвестиционных компаний, с числом потерпевших свыше 650 человек и суммой похищенного 700 миллиардов рублей. Значительная часть обманутых является пенсионерами или представителями малоимущих слоев населения. Наиболее активно деятельность таких компаний осуществлялась в Москве, столичной области, Санкт-Петербурге, Волгограде, на Урале, в Сибири, Краснодарском и Ставропольском краях. По свидетельству начальника Главного управления по экономическим преступлениям МВД России Александра Дементьева, в прошлом году в кредитно-финансовой сфере выявлено более 13 тысяч преступлений. Общая сумма ущерба по ним составляет 2,1 триллиона рублей.
      Сейчас в Москве ведется расследование по факту хищения бюджетных средств, выделенных Министерством финансов РФ на восстановление экономики Чеченской республики. Руководители одного из банков зарегистрировали по подложным документам четыре коммерческих структуры, которым были открыты расчетные счета. В течение апреля - мая 1996 года на счета этих фирм поступили бюджетные денежные средства, выделенные для восстановления экономики Чечни. Деньги в дальнейшем были расхищены. Ущерб бюджету составил 12,5 миллиарда рублей.
      В Челябинской области сотрудниками подразделения по борьбе с экономической преступностью завершена проверка по фактам мошенничества руководителя одной финансовой компании. Сумма хищения составила 60 миллиардов рублей, из которых 26 миллиардов получили воры в законе и авторитеты.
      Из-за отсутствия механизма контроля за выделением и использованием льготных государственных кредитов и ответственности за их нецелевое использование, огромные средства, выделяемые правительством для решения проблемы неплатежей, осели в коммерческих банках, а затем были конвертированы и переведены за рубеж.
      "Беловоротничковая преступность" все больше проявляется на рынке ценных бумаг. В прошлом году сотрудники УЭП Москвы предотвратили поступления в банковскую систему столицы четырех поддельных векселей на сумму 20 миллиардов рублей. На документах имелись фальшивые реквизиты Московского Сберегательного банка с подписями и печатями от имени должностных лиц отделения Сбербанка. В ходе дальнейшего расследования уголовного дела сумма предотвращенного ущерба составила 375 миллиардов рублей и 80 миллионов долларов США.
      Немало случаев, когда подозреваемые в хищении средств вкладчиков предприниматели скрываются от правосудия за границей. Руководители АОЗТ "1-я финансово-строительная компания", присвоившие более сорока миллиардов, принадлежащих вкладчикам, не только скрылись на территории Чехии, но и умудрились организовать там очередной инвестиционный фонд "Футурум Аурум". Уполномоченным распорядителем фонда является проживающий в Чехии гражданин России Кармов Алим, один из учредителей "1-й ФСК". Сейчас Кармов арестован спецслужбами Чехии. Подобная ситуация сложилась при расследовании уголовного дела, возбужденного в отношении АОЗТ "ХоперИнвест-Центр", руководители которого воспользовались несовершенством действующего законодательства и выехали в Израиль.
      В законе "О банках и банковской деятельности" не предусмотрено направление в правоохранительные органы (без возбуждения уголовного дела) информации и документов ведомственных проверок о нарушениях, имеющих признаки преступлений. Пользуясь этим, коммерческие банки под разным предлогом не только не отвечают на запросы органов дознания, но всячески скрывают имеющуюся в их распоряжении подобную информацию.
      МВД неоднократно предлагало оговорить недопустимость противопоставления понятия "банковская тайна" интересам борьбы с преступностью. Однако соответствующая статья Закона РФ "О банках и банковской деятельности в России" в итоге оказалась сформулирована так, что лишает милицию права получать упреждающую информацию, в том числе связанную с посягательством на средства вкладчиков и акционеров.
      Клиенты банков, компаний и фондов оказались абсолютно беззащитными перед криминальной экспансией. Огромные суммы присвоены и похищены недобросовестными банкирами и дельцами, а ситуация постоянно обостряется и грозит социальным взрывом. Финансовые ресурсы постоянно растаскиваются и разбазариваются под прикрытием различных договоров, соглашений и контрактов. Некоторые опасные тенденции в области денежного обращения не получают должной правовой оценки и в лучшем случае лишь учитываются статистически. Экономика и ее финансовая область становятся для мошенников безопасным источником обогащения за счет государства и его граждан.
      МВД России проводило доследственную проверку обращения Промстройбанка и установило, что директор его регионального филиала в Приморье совершил кредитование 70 миллиардами рублей нескольких коммерческих структур, одновременно являясь их соучредителем и совладельцем. Средства банку не возвращаются в связи с кризисным положением заемщиков. Между тем директора приморского филиала Промстройбанка привлечь к ответственности сложно, так как он не является субъектом должностного преступления. Очевидно, не менее трети банковских ссуд не будут возвращены уже никогда, так как еще при заключении кредитных договоров соответствующим руководителям банков было уплачено 15 и более процентов от суммы кредита…
      Из аналитических материалов МВД РФ: "Оперативная информация, поступающая в Главное управление по экономическим преступлениям, свидетельствует о резком обострении криминогенной ситуации во внешнеэкономической деятельности. Сохраняются беспрецедентные масштабы разворовывания, незаконных сделок и контрабандного вывоза из России цветных и редкоземельных металлов, нефти и нефтепродуктов и других ресурсов стратегического характера.
      Вокруг добычи и экспорта сырья сложилась целая сеть посреднических, в том числе иностранных, коммерческих структур, которые бесконтрольно реализуют его за рубежом, а валютную выручку укрывают на счетах подставных фирм в иностранных банках и присваивают. Действующее законодательство направлено в основном на пресечение нелегального вывоза капиталов за границу, но при этом упущен контроль за их легальным вывозом. Иначе говоря, кажущиеся законными на первый взгляд экспортные операции на поверку часто оказываются мошенническими".
      Именно у зарубежных партнеров, в заграничных банках находится информация, позволяющая судить о "чистоте" сделки. Очень часто товары экспортируются по заниженным контрактным ценам, уходят за бесценок. В контракте же, подписанном зарубежным партнером, стоит реальная цена. Разница в ценах двух контрактов уходит на "боковой" счет в зарубежном банке, открытый на имя российского предпринимателя.
      Используется и такой вариант. Российский партнер уплачивает зарубежному поставщику крупную сумму валюты за некий товар. Однако реальная стоимость этого товара может быть в несколько раз ниже обозначенной в контракте. И опять-таки настоящую стоимость отражают документы, оберегаемые зарубежным партнером как страшная коммерческая тайна. Разница в суммах уходит на "боковой" счет. Часть "грязных" денег вкладывается в различного рода собственность, в том числе недвижимость.
      Сращивание уголовного мира с миром бизнеса на сегодняшний день понятие не новое и в достаточной степени закономерное. Только наивно было бы полагать, что сами "крестные отцы" горят желанием занять ключевые посты в структурах власти, взяв на себя бремя ответственности за политическую, экономическую, социальную ситуацию в стране и поставив на карту свое благополучие, Им вполне достаточно скромной роли дирижера, и они с этой ролью успешно справляются в период развала экономики и раздела имущества.
      По мнению Александра Дементьева, отечественная мафия действительно может все. А мечты "крестных отцов" сбываются потому, что тесно переплетаются с интересами власть имущих. В подтверждение своих слов генерал Дементьев рассказал такую историю.
      Дважды судимый за экономические преступления генеральный директор индивидуального частного предприятия господин А. (до завершения следствия подлинную фамилию не называю), должно быть, потратил достаточно много денег, чтобы стать членом Совета по промышленной политике и предпринимательству при Правительстве России. "Политику" же он повел отнюдь не на процветание экономики и повышение благосостояния российских граждан.
      В конце 1994 года его ИЧП выступило посредником в продаже предприятием Пермской области 150 тысяч тонн удобрений (на сумму 16 миллионов долларов) некой индонезийской фирме. Валютная выручка от первой партии отправленных удобрений в размере 1,5 миллиона долларов была размещена А. на его личных счетах в банках Сингапура, Индонезии и Кувейта. Что касается фирмы-покупательницы, то, по данным НЦБ Интерпола Индонезии, ее в стране просто не существует.
      Участие в Совете, а также письменные рекомендации помощника одного из членов Правительства России и других должностных лиц министерств и ведомств позволили А. устанавливать коммерческие контакты с руководством крупнейших предприятий. А. выступал в качестве посредника в погашении неплатежей между отдельными российскими предприятиями и РАО "Газпром", а также АО "Мосэнерго" путем получения прав на истребование долгов за электроэнергию и газ. Долги А. получал "натурой", в том числе автомобилями по ценам заводов-изготовителей, которые затем перепродавал втридорога. В Рязани через филиал его ИЧП было продано свыше десяти тысяч автомобилей, полученных с ЗИЛа, ГАЗа, ВАЗа в счет оплаты их долгов за электроэнергию.
      По такой же схеме А. заключил свыше трех тысяч договоров с двумя тысячами предприятий России, где фигурировали крупнейшие ГЭС и ТЭЦ. Только по Московской области должниками А. оказались 330 предприятий. Вместе с тем в финансовых документах ИЧП отсутствовали сведения о реализации этих и других материальных ценностей, расходовании денежных средств. Только по рязанскому филиалу Департаментом налоговой полиции города Рязани выявлено сокрытие налоговых платежей на сумму более 2,4 миллиарда рублей. Годовой оборот фирмы составил свыше триллиона рублей. Деньги отправлялись на счета А. в зарубежные банки, вкладывались в различного рода собственность. А, принадлежала часть аэродрома в Краснодаре, имеются документы, подтверждающие покупку им "Боинга-747".
      С благословения А. и ему подобных, чей девиз "хапаю сам и другим не мешаю", растаскивание национального достояния, утечка капитала за границу приобрели в России обвальный характер.
      Существует великое множество способов нелегального вывоза валюты из России. Это помещение средств на счета открытых за рубежом СП, авансовые перечисления в счет будущих поставок, которые никто и не собирается осуществлять. Перечисление валюты на счета инофирм для оплаты фиктивных услуг. Внесение страхового депозита в инобанк для получения кредита, который в действительности не берется, а также открытие оффшорных предприятий, позволяющих вести дела с самим собой.
      На сегодняшний день российскими предпринимателями создано за рубежом, по оценке специалистов, до 60 тысяч оффшорных компаний, на счетах которых накапливается нелегально вывезенный из России капитал. Официальной информации об образовании таких компаний не имеет ни один государственный орган.
      Многие участники внешнеэкономических сделок, в том числе законопослушные, работают "вслепую", не получают достаточных сведений о конъюнктуре рынков и уровне цен, не разрабатывают расчеты экономической эффективности заключаемых с инофирмами контрактов. В результате увеличивается число невыгодных и неконтролируемых сделок.
      Недавно МВД России во взаимодействии с Федеральной службой по валютному и экспортному контролю и Федеральной службой налоговой полиции в рамках операции "Бумеранг" выявило 3240 случаев незаконного перевода валюты за рубеж под контракты, которые не были исполнены в оговоренные сроки. Общая сумма средств составила 3,4 миллиарда долларов США, более 30 миллионов немецких марок, 20 миллионов французских франков. По материалам проверки возбуждено 205 уголовных дел, в том числе 31 за сокрытие валюты.
      По оценке руководителя ГУЭП Александра Дементьева, в западных банках находится около 40 миллиардов "российских" вкладов. Есть два пути, как вернуть эти деньги в Россию. Первый - амнистия всем, кто перевел средства за рубеж, с условием вложить их в отечественную экономику. Но гораздо действенней, как считает генераллейтенант Александр Дементьев, другой способ.
      Нужно ввести уголовную ответственность за невозврат валюты из-за рубежа. В ГУЭП знают, у кого и где есть счета, имеют возможность установить имена вкладчиков. Но перспективен ли такой путь? Не исключено, что многие предпочтут не забирать вклады, а перемещаться к ним поближе в сторону Запада. Дементьев же предлагает выбрать компромиссное решение и, используя оба способа, вернуть максимальные денежные средства в российскую экономику. Правда, никаких действий для этого со стороны законодателей не предпринимается. Нет регламента, нет правовых рычагов, остаются лишь проблемы с банковским законодательством…
      Основу организованной преступности и коррупции в стране составляет теневое денежное обращение в экономике. Ставшие обыденными подрывы автомобилей, офисов, убийства коммерсантов, вооруженные разборки среди преступных группировок есть не что иное, как борьба за перераспределение преступно нажитых капиталов. Кто заинтересован в развитии теневой экономики?
      Увы, пока у руководителей государства нет политической воли раскрыть этот феномен. На поверхности показывается лишь вершина айсберга, и общенациональная проблема нередко сводится до уровня рыночных спекулянтов. Стоит только арестовать какую-то крупную фигуру, как в прессе, особенно в электронных средствах массовой информации, поднимается волна: милиция бесчинствует, арестован честный, порядочный и законопослушный гражданин. Сегодня ни один крупный жулик не остается без надежного информационного прикрытия. Между тем прогноз экономической преступности (в том числе и латентного сектора) на 1997-2000 годы показывает устойчивую тенденцию роста, по оценкам экспертов - в полтора-два раза. Эти цифры отражают уровень возможного воспроизводства экономических преступлений, а их выявление и раскрытие реально только при резком количественном и качественном укреплении правовых структур. Если в ближайшее время не ввести в законодательство России соответствующие поправки и не разработать правовые механизмы контроля экономических процессов в интересах государства и его граждан, то криминальная экспансия будет расти. К чему она приведет, понять несложно. Сегодня к России уже не относятся как к Великой державе, завтра ею смогут помыкать как банановой республикой. Впрочем, такой итог логичен для государства, создавшего самые высокие в мире финансовые пирамиды.
      Помните слова Лени Голубкова, впервые получившего "прибавку" от АО "МММ"; "Е мое! Куплю жене сапоги…" Что ж, от рабов-египтян осталось великое творение - пирамиды Хеопса. От Лени Голубкова, гражданина некогда Великой России, до потомков дойдет лишь первая часть его рекламной фразы.
 

Большая игра

      Москва занимает прочное место среди городов-лидеров игорного бизнеса. Ни одна европейская столица не дает приют такому числу казино и других центров азартных игр. При этом их внутренняя жизнь и финансовая деятельность остается тайной за семью печатями.
      Первые игорные дома появились в Москве еще при советской власти в 1990 году. Тогда в центре города открылись казино "Савой" и "Москва", предназначавшиеся для обслуживания интуристов. Валютные ставки делались за карточными столами и в залах игры в рулетку, работали обычные игровые автоматы. Оба казино, хотя и располагались в респектабельных заведениях с особыми традициями, охраной и великолепным обслуживающим персоналом, очень скоро получили не слишком хорошую репутацию.
      Дома удачи превратились в своеобразные клубы для крутых отечественных мафиози и отягощенных шальными деньгами новых русских. Здесь же своими людьми были шулеры, проститутки, торговцы наркотиками. Однако поначалу в милицейских сводках упоминания о казино не встречались. Их названия замелькали в оперативных документах позже, когда был зафиксирован бум игорного бизнеса. Уже в 1992 году в столице имели лицензию 26 казино, через год их число удвоилось, а сегодня в городе действует 69 казино, три тотализатора, пять букмекерских контор и почти полтысячи залов игровых автоматов. Первое время охрану внутри заведений несли сотрудники милиции. Но затем, учитывая специфику деятельности игорных домов и пожелания посетителей, многие из которых не стремились попадаться на глаза даже лояльным стражам порядка, владельцы обзавелись собственными охранными структурами.
      Впрочем, внешняя защита в лице вышибал, распорядителей, дежурящих в залах секьюрити существует не столько для заведения, сколько для поддержания внутреннего порядка и предотвращения конфликтов между посетителями. Потому что ни один игорный дом не просуществует и дня без настоящей защиты. У каждого казино есть надежная "крыша", обеспечивающая безопасность хозяина, его сотрудников и берущая на себя хлопоты в случае "наезда" на заведение чужаков. Лидер такой группировки живет с владельцем казино душа в душу и, в отличие от налоговой полиции и милиционеров из управления по экономической преступности, досконально разбирается во всех финансовых нюансах опекаемого игорного дома. Само собой разумеется, что "своим" людям нет нужды платить за вход в казино (в некоторых заведениях плата доходит до ста долларов). Они желанные и уважаемые гости в любое время и в любой компании.
      Известно, что лидер бауманских Бобон любил хаживать в казино ресторана "Метелица" на Новом Арбате. Закатанный в пластик пропуск с его именем нашли в кармане Бобона, когда он попал под огонь киллера Солоника на Волоколамском шоссе. Знаменитый Сильвестр игрой не увлекался (он не любил тратить время непроизводительно), но дома удачи посещал и везде был встречаем с улыбкой. Настоящим игроком слыл столичный авторитет Леня Завадский. Его знали во многих казино, где он просиживал ночи напролет. Говорят, что в последний год жизни (Завадский был убит Мансуром из-за финансовых разногласий) Ленчик, как называли его друзья, оставил за столом с зеленым сукном более 400 тысяч долларов.
      Воры в законе посещают казино, но для них это не типично. Законники старой закалки предпочитают застолье в ресторанах среди более-менее знакомых лиц. Да и швыряться деньгами для солидного вора занятие не самое достойное. Другое дело молодые законники. Им традиции воровского ордена не всегда понятны, большинство так или иначе занимается коммерцией и привыкло к шумным тусовкам в обществе богемы, новых русских и дам полусвета.
      Излюбленным местом отдыха молодого вора в законе Сибиряка, прославившегося организацией сходняка в Бутырской тюрьме, были казино и игорные дома лучших столичных отелей. Здесь он проводил большую часть времени, до своего необъяснимого исчезновения.
      Хотя азартная игра редко обходится без претензий и обид, ЧП в самих казино случаются редко. По негласным правилам все конфликты разрешаются вне стен игорных домов. Много шума наделала стрельба около казино "Габриэлла", когда выяснение отношений с помощью пистолетов затеяли горячие кавказцы из армянской группировки. Еще больший резонанс получила разборка у входа в казино "Савой". Два дагестанца были в упор расстреляны из пистолета Макарова прямо на площадке летнего кафе пятизвездного отеля. Инцидент повредил репутации гостиницы "Савой" и казино, и некоторые богатые постояльцы поспешили переехать в другое место, опасаясь продолжения кровавой истории. Но скоро она забылась.
      В большинстве случаев, даже если преступление напрямую связано с игорным бизнесом, об этом стараются не говорить, так как от репутации заведения зависит его доход. Когда в холле у дверей московской квартиры был найден труп кемеровского предпринимателя Царева, получившего смертельное пулевое ранение в сердце, никто не связывал его с игорным домом. Между тем в ту ночь Царев провел несколько часов за столом в казино "Москва" гостиницы "Ленинградская". В кармане остались нетронутыми две тысячи долларов, а в руке убитый сжимал опустошенный баллончик с нервно-паралитическим газом. Правда, сыщики не склонны были связывать гибель Царева с игрой. Вероятно, он пал жертвой борьбы между конкурентами по коммерческой деятельности. Где истина, сказать трудно - убийство осталось нераскрытым.
      Высокая рентабельность игорного бизнеса притягивает к нему самые мощные криминальные кланы. По оперативной информации, все казино столицы поделены между представителями славянских и кавказских группировок, что отчасти отражено в результатах девятнадцати операций, проведенных сотрудниками московской милиции в прошлом году. Их целью было пресечение деятельности подпольных игорных домов, а главное - подрыв экономической базы организованных банд.
      Оперативники закрыли казино "Вера-95", функционировавшее с октября 1995 года (!) без соответствующей лицензии. При проверке крупнейшего в городе казино "Golden palace" сотрудники ГУВД Москвы раскрыли кражу имущества и денег на сумму 30 тысяч долларов. Позже сыщики Петровки, 38 пресекли незаконную деятельность казино "Золушка" и "Клуб-Плаза", которые контролировались лидерами ассирийской преступной группировки. Только ценностей изъято более чем на полтора миллиарда рублей.
      Список "побед" милиции можно продолжить, только вряд ли их можно назвать убедительными. Любому школьнику известно, что мафиози во все времена специализировались в трех направлениях деятельности: наркотики, рэкет и игорный бизнес, куда входит и оказание населению сексуальных услуг самого широкого профиля. Не является исключением и отечественная "Коза ностра".
      Московские бандформирования активно занимаются наркотиками, обложили рэкетом практически все частные и многие государственные структуры и успешно развивают игорное дело. Однако если борьба с распространением наркотиков ведется с переменным успехом (хотя и здесь благополучной ситуацию не назовешь), то противостоять рэкету милиция пока не в силах. Слишком большую фору с начала экономических преобразований государство дало теневикам и их сателлитам.
      Сегодня бизнесмену легче откупиться от "наезда" или содержать за свой счет откровенных бандитов, чем рисковать делом, а то и собственной жизнью. И уж совсем плохо обстоит ситуация с контролем игорного бизнеса. Миллиарды, отмываемые в десятках игорных домов, ускользают из поля зрения налоговых служб, остаются неучтенными и легко легализуются заинтересованными лицами. Заказные статьи, рассказывающие о замечательных порядках в столичных казино, написаны убедительно и профессионально. За них платят очень большие деньги…
      Как показывает практика, даже в случае выявления нарушений никто из виновных не несет никакой ответственности. Почему? Закон "О штрафных санкциях за нарушение в работе предприятий потребительского рынка и услуг г. Москвы", принятый Московской городской Думой, распространяется только на юридических лиц и не дает возможности привлечь к ответственности лиц физических - руководителей предприятий-нарушителей. Не предусмотрены необходимые санкции в отношении владельцев игорных предприятий и в административном кодексе, что исключает их уголовную ответственность за очевидные нарушения финансовой дисциплины и законодательства. Да и уличить хозяев казино непросто - до сих пор нет единой формы финансово-бухгалтерской отчетности, позволяющей узнать реальную прибыль. Это и есть лазейка для отмывания денег преступными группировками. Так что в ближайшее время отечественным донам Карлсоне не о чем беспокоиться. Сокрушить их финансовую мощь легальными способами правоохранительным структурам не под силу, а что касается нелегальных - тут они сами кого хотят за пояс заткнут…
 

Приглашение в мертвецкую

      За прошедший год в Москве объявили в розыск 674 человека. Живыми или мертвыми удалось отыскать 504 из них, судьба остальных 170 мужчин, женщин и детей до сих пор никому не известна. Они пополнили общий банк данных разыскиваемых МВД России. Их число достигло 24 397 человек. Цифра эта увеличивается с каждым годом, а зловещая бухгалтерия вызывает все большее недоумение оперативников, знакомых с проблемой изнутри.
      Куда исчезают тысячи людей? Гибнут, становятся жертвами преступлений или несчастных случаев? Почему же тогда не находят даже их следов? Как будто некая тайная организация не просто лишает людей жизни, но опасается обнаружения их тел. Почему? Один из ответов: человеческая плоть может стать уликой и раскрыть тайну. Например, тайну похищения не самого человека, а лишь его части… Разговоры о существовании подпольного рынка по торговле частями человеческого тела ведутся давно. Официальная и безапелляционная позиция чиновников от медицины выражается единственным словом: чушь! Руководители спецслужб высказываются осторожнее. В присутственных местах под диктофоны они разделяют мнение медицинских начальников. Но в частных беседах не для протокола оценивают предположения не столь категорично. Те же, кто сталкивается с розыском людей по специфике своей службы, не только уверены в реальном существовании криминальной трансплантологии, но сталкивались с конкретными ничем другим не объяснимыми случаями на практике.
      История, о которой поведал шестидесятилетний В., вызвала шок у многих людей. В тот вечер он засиделся в гостях. Пока добрался на метро до проспекта Мира было далеко за полночь, прохожих не встречалось, да и машин тоже. В., сокращая путь, пошел через проходные дворы и скоро оказался почти у дома в Безбожном переулке. Неожиданно рядом с одиноким пешеходом остановилась "скорая". Дверь микроавтобуса приоткрылась.
      - Отец, - обратился к нему парень в белом халате, - давай подбросим.
      В, поначалу решивший, что у него хотят спросить дорогу, удивился заботливости незнакомца и вежливо отказался.
      - Да ладно, - продолжал настаивать парень. - Время позднее, устал небось, а нам все равно по пути.
      Пешеход сам не понял, как оказался в салоне "РАФа". Машина тронулась, сидевшие в "скорой" парни молчали, уставший В. откинулся в кресле. И вдруг…
      - Ребята, мы поворот на Переяславскую проскочили! - Пассажир попытался приподняться с места.
      - Сиди, дед, - зло приказал ему один из "санитаров". - Целей будешь.
      Дальнейшие злоключения В., послужившие причиной заведения соответствующего литерного дела в МВД России, напоминали фильм ужасов. Попетляв по темным улочкам, "РАФ" "скорой" въехал на территорию Института Склифосовского и затормозил у мрачного приземистого здания. Помертвевшего от страха пассажира втолкнули в комнату с решетками на окнах. В., смекнув, чем это для него может обернуться, попытался вырваться. Но его насильно усадили за стол перед женщиной в медицинской шапочке и халате.
      - Что, не можете справиться? - упрекнула она прибывших. - Сделайте ему укол, наконец! В., которому ужас придал дополнительные силы, вновь бросился к двери, но на пути вырос огромный детина. Не говоря ни слова, он ударил пленника по лицу, а когда тот упал, дважды хватил его головой об пол. Все поплыло перед глазами, В. потерял сознание…
      Очнулся несчастный в кромешной тьме. Над головой слышались голоса. Он понял, что заперт в подвале, и вспомнил разговоры о торговцах человеческими органами. Неужели нет выхода? Пополз в сторону узкого слухового оконца в фундаменте, вдохнул свежий воздух. Кричать боялся - вдруг "санитары" услышат? Решил использовать единственный шанс - подрыть землю у основания кирпичной кладки. Обдирая пальцы, В. стал разгребать грунт. Он оказался мягким, отчаяние удвоило энергию. Скоро руки оказались снаружи, а чуть позже пленник протиснулся в узкий лаз на свободу в Коптевский переулок и без оглядки бросился прочь от страшного дома…
      Делом В. занялись сотрудники территориального 22-го отделения милиции. Кроме того, беспрецедентный факт был взят на проверку сыщиками Главного управления уголовного розыска МВД России. В. настаивал на расследовании и даже охотно дал показания с записью на магнитофон. Однако история, обещавшая стать сенсационным триллером, закончилась ничем.
      При проведении проверки было установлено, что в приемный покой Института Склифосовского потерпевший не поступал и не обращался. Помещение, где, по утверждению В., его избили, даже с его помощью не нашли. Травмопунктом 137-й поликлиники телесные повреждения были зафиксированы, но сотрясения головного мозга у пострадавшего не обнаружили, что исключало потерю сознания. Это противоречило заявлению В. о провалах в памяти, тем более психически он оказался совершенно здоров. Кроме того, при уточнении обстоятельств происшествия с выездом на место вместе с В. выяснилось, что ни один из принадлежащих институту корпусов со стороны Коптевского переулка не имеет подвального помещения с окнами.
      Отказ в возбуждении уголовного дела завершался логичным выводом: В. на момент получения травм находился в состоянии алкогольного опьянения (что не отрицал и сам потерпевший), в связи с чем не отдавал отчет о происходящем. Телесные повреждения были получены по пути домой, в том числе в результате потери координации и падений… Банальный рецидив "асфальтовой болезни" не имел бы, вероятно, такого резонанса, если бы не появившиеся в средствах массовой информации публикации и выступления депутатов столичной думы на тему криминальной трансплантации. Авторы обличительных материалов приводили примеры изъятия органов, тканей и частей человеческого тела в моргах. У усопших, разумеется без ведома родственников, изымались фрагменты бедренных и тазовых костей, твердой мозговой оболочки, роговицы глаз, аорты и других сосудов, эндокринные железы, мышцы, сухожилия, челюсти, печень.
      По некоторым данным, только за год одним из московских медицинских кооперативов (совместно с Московской областью и другими регионами России) было изъято: гипофизов в замороженном виде и в ацетоне 18718 штук, 1171 пара глазных яблок, 5806 твердых мозговых оболочек в замороженном виде и в консерванте, более 400 комплектов костных трансплантаторов, свыше 700 внутренних органов и тканей (сердце, почки, легкие, головной мозг, клапаны сердца, аорта), 3187 пар оболочек яичек и многое другое.
      Одна из петербургских фирм (чьи хозяева, несмотря на усилия сотрудников Главного управления по организованной преступности МВД России, найдены так и не были) разослала своим потенциальным партнерам прайс-листы с предложением сотрудничества. Документ содержал перечень штучного товара с указанием размера и стоимости. Так, в письме мичиганскому агентству "ОРАМ", зарегистрированному в городе Анн-Арбор и имеющему федеральное разрешение на операции с органами человека, можно найти конкретные цены. Малая берцовая кость оценивается в 350 долларов, коленный сустав - 2299, стоимость позвоночника - 820 "зеленых", гортань - 289…
      По просьбе российских правоохранительных органов с руководителем "ОРАМ" господином Пьетровски беседовал специальный агент ФБР. Но и эта ниточка никуда не привела. Глава "ОРАМ" наотрез отказался подтвердить какие бы то ни было контакты с российскими торговцами "человеческим материалом".
      В тупик завел и итальянский след, где, после публикаций в газете "Ла Стампа", карабинеры обнаружили в Риме и Венеции разветвленную международную сеть торговцев глазными роговицами человека. Причем коммерческая цепочка брала начало в России и Латвии. Как и следовало ожидать, история, наделавшая в Италии столько шума, как-то очень быстро забылась. А подполковник Ди Роза, отправивший из Рима письмо своим многочисленным коллегам, сообщил, что ничего криминального, согласно итальянским законам, в действиях врачей не найдено.
      По итогам проверки министр здравоохранения РФ получил из Министерства внутренних дел России письмо - официальный итог расследования "фактов негуманного отношения к трупам и коммерческой деятельности в области трансплантации": "Установлено, что каких-либо подтверждающих данных о преступлениях или правонарушениях при трансплантации органов и их продажи, преждевременных и загадочных случаях смерти в больницах и учреждениях, причинении телесных повреждений путем хирургического вмешательства, должностных злоупотреблениях врачей в этой сфере не обнаружено. Судебной практики, а также прекращения уголовных дел по фактам умышленных убийств или тяжких телесных повреждений, связанных с нарушением прав доноров и реципиентов, не имеется.
      Ни одно из сообщений, опубликованных в средствах массовой информации о незаконной деятельности в области трансплантологии, не нашло подтверждения".
      Итак, ни единого грязного пятнышка на белоснежных халатах отечественных эскулапов милиция не нашла. И все же даже не слишком заинтересованные в подтверждении негуманности в отношении к трупам сотрудники МВД отметили необходимость совершенствования уголовного и гражданского законодательства в связи с введением в действие с 1 мая 1993 года закона РФ "О трансплантации органов и (или) тканей человека".
      Последняя редакция действующего с начала 1997 года Уголовного кодекса Российской Федерации как будто бы соответствует "изменившимся реалиям". Во всяком случае, сегодня есть статья 120 "Принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации". Статья имеет две части. Первая предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до четырех лет или запрет заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового. Уголовно наказуемым считается принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации, совершенное с применением насилия либо с угрозой его применения.
      Часть вторая: "То же деяние, совершенное в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного, наказывается лишением свободы на срок от двух до пяти лет с лишением занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового".
      Юридическая сторона выглядит вполне современно. Но как считают практики - сотрудники оперативных служб и прокуратуры, 120 статья УК - классический пример "нерабочей" статьи. Применить ее на практике невозможно ввиду неотработанности механизма, отсутствия практики и неподготовленности к этому самого общества. Попробуйте придите в свою районную или ведомственную поликлинику с заявлением, что у вас незаконно изъяли какой-нибудь орган. В лучшем случае, переспросив несколько раз и убедившись, что это не шутка, вам порекомендуют обратиться к психиатру. Но скорее всего, уже в регистратуре пошлют куда подальше, посоветовав не морочить голову.
      Думаете, такая ситуация невозможна, изъять у пациента орган без его ведома нельзя? Напрасно вы так считаете. Впрочем, не будем забегать вперед. Вернемся к результатам проверки дела В. Еще более "веселые" выводы сделала комиссия экспертов ГУУР, ВНИИ, ГУЭП и Экспертно-криминалистического центра МВД России, изучив практику наших больниц и моргов. Положение Закона РФ "О трансплантации органов и (или) тканей человека" практически не применяется, поскольку соответствующие операции в государственных учреждениях здравоохранения не производятся. Объясняется это тем, что донором, для изъятия трансплантатора, в подавляющем большинстве случаев должен быть умерший человек, смерть которого задокументирована на основании диагноза полного и необратимого прекращения всех функций головного мозга. Однако фиксирование этого факта, свидетельствующего о биологической смерти человека в медицинских учреждениях, ограничено. В больницах нет специального (в том числе не имеющего отечественных аналогов) сложного медицинского оборудования, техники, лекарственных препаратов и квалифицированных специалистов.
      Другими словами, наших покойников, конечно, потрошат без стеснения, невзирая на отсутствие предусмотренных законом документов, запретов родственников и просто норм человеческой морали. Потрошат, разумеется, по необходимости и не от хорошей жизни, прекрасно понимая, что никто за это спросить не сможет. Здесь и возникает крамольная, но вполне логичная мысль: только ли покойников потрошат в наших операционных?
      О пересадке органов человека мы узнали давно. С восхищением (разве не благородна попытка продлить жизнь неизлечимо больного или травмированного человека?) и с удивлением читали сообщения о чудесах хирургии, следили за жизнью (вернее, ее продолжительностью) людей с пересаженными почками, сердцем…
      Проблемы трансплантологии, одного из наиболее молодых направлений медицины, занимали то место на газетных полосах, которое обычно отдается сенсациям. Но чем больше мы привыкали к этому явлению, тем все дальше уходили от весьма деликатного и сложного вопроса: где граница, отделяющая добро от зла, милосердие от преступления? Кто вправе продавать (пусть даже отдавать) часть одного человека другому, кем гарантируется бескорыстие и честность врачей, принимающих решение об изъятии органа у умирающего донора?
      Сегодня трансплантология во всем мире стала полноправным, а не экзотическим направлением хирургии. Такие операции уже перестали быть редкостью, и увеличение их числа сдерживается лишь одним фактором - недостатком донорских человеческих органов, пригодных для пересадки. Спрос здесь гораздо выше предложения. Согласно данным, приведенным в специальной монографии "Основы борьбы с организованной преступностью", в Ирландии 85 процентам пациентов, проходящим лечение с помощью диализа, делается операция по трансплантации в течение первого года. В США число таких больных составляет 25 процентов, в Японии количество прооперированных в первый год больных с болезнями почек еще меньше - около десяти процентов. Согласно статистике в одних только США ожидают операции по трансплантации примерно 24 тысячи больных. В Австралии ожидающих пересадки почек около двух тысяч человек, из них ежегодно оперируется до четырехсот. Средний период ожидания операции составляет три года.
      Нетрудно догадаться, что дефицит донорских органов и высокие доходы от торговли трансплантатами привлек внимание организованной преступности. В Германии в 1996 году была опубликована серия репортажей о "черной" бирже человеческих органов. Тайная торговля почками, роговицами глаз, суставами и другими частями человеческого тела процветает в странах со слаборазвитой экономикой, низкими доходами населения и большим числом нищих и бездомных людей. Торговцы имеют разветвленную сеть агентов в перенаселенных государствах третьего мира, которые подыскивают подходящих людей и покупают у них часть их же плоти. Чудовищный бизнес развит в странах Латинской Америки, Африки, Юго-Восточной Азии.
      Объектами внимания торговцев становятся не только махнувшие на себя рукой взрослые-бродяги, наркоманы, умственно отсталые люди, но даже дети из бедняцких кварталов или брошенные собственными родителями. Учитывая, что современные технологии и налаженная медицинская индустрия позволяют относительно долго сохранять изъятые органы, перевозить их с материка на материк и проводить экспресс-диагностику на местах, торговля на "черной" бирже приобретает с каждым годом все больший размах.
      Из монографии "Основы борьбы с организованной преступностью":
      "Одна из причин возникновения тревоги за судьбу похищенных людей объясняется подозрением на то, что их убивают в целях использования органов. Хотя сведений о том, что людей похищали именно с этой целью, очень мало, бесспорно одно: "черный" рынок органов человеческого тела существует и приносит прибыли. Например, в Аргентине известны случаи серьезного злоупотребления процедурой трансплантации, когда у пациентов, находящихся в состоянии клинической смерти, на основании сфабрикованных сканограмм мозга удаляли роговицу глаза.
      Отмечены случаи экспорта человеческих органов с использованием документов и подтвержденные случаи продажи человеческих органов из Аргентины, Бразилии, Гондураса, Мексики и Перу покупателями из Германии, Италии и Швейцарии. Несомненно, что мы живем в такое время, когда возможности для коррумпирования медицинских кругов огромны, и это положение не изменится до тех пор, пока не будут разрабатывать и внедрять на систематической основе законодательные нормы, регулирующие куплю-продажу органов человеческого тела".
      В 1992 году в одной из прибалтийских республик случилось ЧП. Две молодые девушки попали в автокатастрофу. Одна из подруг скончалась на месте. Второй повезло больше, она отделалась легкими травмами. Но врачи, которым необходимы были качественные донорские материалы, составили акт о том, что девушка безнадежна. В результате у несчастной изъяли печень, почки и другие жизненно важные органы. Иными словами, зарезали… Чисто случайно история стала известна родственникам, поднялся шум, началось расследование.
      Громкое дело и послужило толчком к созданию закона о трансплантации. Документ должен регламентировать все вопросы, связанные с этой медицинской проблемой. Неясно только, как он может защитить находящегося в бессознательном, тяжелом или просто беспомощном состоянии человека или не разбирающихся в медицине родственников от нечестных врачей? Ведь за иной трансплантат сегодня можно получить тысячи, десятки тысяч долларов. Разве мало ныне примеров, когда жизнь человека оценивалась на порядок ниже, и не в валюте, а в "деревянных"?
      В недавнем прошлом человек мог продать, во благо науки, за девяносто целковых собственный скелет. Конечно, человек определенного склада. Не каждый захочет, чтобы после смерти его тело вываривали, оскабливали и полировали кости на радость тянущимся к знаниям студентам-медикам. Сегодня же люди при жизни продают свои органы. Таких случаев становится все больше, а спрос на качественные донорские органы растет, техника работы с изъятыми частями человеческой плоти улучшается, а трансплантационный бизнес набирает обороты не только за океаном.
      Официально это происходит под видом сотрудничества с медиками и учеными других стран. Но характерно, что, как только компетентные органы начинают даже поверхностно проверять легитимность операций и сделок, вскрываются нарушения и закона и этики. Однако гораздо больше тревожит другое. Если известные и перечисленные выше случаи - видимая часть полулегального бизнеса, то что же скрыто от глаз, существуют ли лаборатории, где заправляют потрошители в белых халатах?
      Эту версию документально не подтвердил ни один из оперативников, с которым мне пришлось беседовать. О подпольных разделочных, где заготавливают человеческие полуфабрикаты, они не слышали ни от агентов, ни от коллег. Скептически относятся к подобным домыслам и медики, особенно те, кто знаком с проблемой трансплантации на практике. Организация донорского бизнеса слишком сложная и дорогостоящая задача. Для этого нужны десятки высококвалифицированных специалистов, отлично оборудованные лаборатории и операционные, дефицитные препараты и безупречная служба транспортировки. Но главное - донора "с улицы" никто не возьмет.
      Тем не менее сыщики, особенно занимающиеся поиском пропавших без вести, не могут понять: куда ежегодно без следа исчезают тысячи тел? Цифры слишком велики, по мнению начальника оперативно-розыскного отдела ГУУР МВД России Виктора Прокопова, чтобы объяснить все стечением обстоятельств или стремлением обычных убийц скрыть улики. Трудно допустить также одновременное желание стольких пропавших людей начать гденибудь новую жизнь под чужой фамилией, что могло бы объяснить отсутствие тела разыскиваемого. Вполне естественно сделать вывод: преступникам нужна не жизнь исчезнувшего человека, а его плоть.
      Сыщик московского управления уголовного розыска, попросивший не называть его фамилию, припомнил дело об исчезновении подростка в городе Химки. Старшеклассник - здоровый, нормальный, не склонный к бродяжничеству парень, исчез неожиданно для всех. Начались поиски, кропотливый опрос возможных свидетелей. Пожилые женщины, сидевшие у дома в роковой вечер, вспомнили микроавтобус с медицинской символикой, на котором уехал подросток. Но главное, конечно, не в этом. Позже тело нашли. Правда, в таком состоянии, что судебномедицинская экспертиза могла дать очень примерные сроки и причины смерти. Одно было абсолютно достоверно: у мальчика отсутствовала почка.
      Другой анонимный источник из прокуратуры Москвы припомнил случай обнаружения в отстойнике Белорусского вокзала трупа молодого мужчины. От чего наступила смерть, установить не удалось. Никаких повреждений тела не было. Если не считать аккуратно вскрытой брюшной полости и изъятых явно профессионалом органов…
      Само возникновение проблемы получения трансплантатов дает основание предполагать существование системы забора необходимого материала. Тем более в наше время, когда жизнь, особенно в критических ситуациях, регламентируется не правовыми нормами, а финансовыми возможностями.
      Материала вокруг много (даже если он и не подозревает о том, что он - материал), что касается исполнителей - и в них недостатка не будет. Деньги, которые теоретически может получить хирург за совсем не сложную операцию, с лихвой окупят любые моральные издержки. Больной, готовый отдать за здоровье или даже за продолжение жизни огромные суммы, тем более не станет терзаться угрызениями совести.
      Об утечке информации можно не тревожиться. Медицинский мир замкнут для посторонних. Люди в белых халатах свято охраняют не только врачебную тайну, но и с не меньшим рвением защищают себя даже в случаях очевидных ошибок, трагических для пациента и его близких. Врачебная халатность, обернувшаяся для прооперированного инвалидностью (в брюшной полости у него были "забыты" два марлевых тампона), хирургу обошлась… общественным порицанием. Этот пример взят из средств массовой информации. А сколько подобных случаев остаются неизвестными, и даже если доходят до официальных инстанций, заканчиваются "судом чести" и осуждением "провинившегося" коллегами по ремеслу. Такую позицию обычно называют круговой порукой.
      Игнорирование проблемы, пусть и абсурдной, по мнению высоких чинов медицины, не дает право пренебрегать желанием других добраться до истины. Вот уже второй год в МУРе пытаются отыскать следы двух пропавших московских девочек-школьницПастуховой и Павловой. Сыщики отрабатывают все версии, в том числе и теоретически возможные. Среди них - похищение с медицинскими целями. Оперативники МУРа послали соответствующие запросы в Министерство здравоохранения РФ и Московский департамент здравоохранения. Ни один из запросов не был удостоен даже формального ответа.
      Известно, что для самой простой операции по пересадке органов необходимо провести ряд сложных и дорогостоящих исследований. Причем как донору, так и реципиенту. Осуществить подобные исследования легче всего в больнице, заранее подобрав нужный "материал" из имеющихся в наличии пациентов. Причем "донор" может даже не догадываться о своей благородной миссии. Думаете, такое невозможно?
      Мой родственник, опытный врач-терапевт одной из рязанских клиник, рассказал невероятную, но правдоподобную историю. К нему в палату поступил пожилой больной, жаловавшийся на общее недомогание. Человеку начали проводить типовые для таких случаев исследования и анализы. Во время одного из них больной признался врачу, что у него без его ведома удалена селезенка. По словам пациента, орган был изъят во время операции несколько лет назад, когда человек попал в больницу с подозрением на язвенную болезнь. Узнал об этом пациент случайно от медсестры, присутствовавшей при операции. Позже мужчина пытался выяснить истину - но ни в выписке, ни в больничном архиве об удаленной селезенке не было ни слова!
      Не веря в чудеса, мой родственник назначил пациенту ультразвуковое исследование. Каково же было его удивление, когда результаты УЗИ полностью подтвердили отсутствие селезенки. Шум никто поднимать не стал. Что теперь сделаешь? Новый орган не пришьешь, с хирурга уже не спросишь - несколько лет прошло… Вот такая "история болезни". Может быть, стоит придумать специальную опись для тех, кто выходит из больницы? Как в гостинице, где при выезде постояльца пересчитывают предметы постельного комплекта, полотенца, стаканы и прочие аксессуары? И давать добро только в том случае, если все на месте. А то ляжешь на операционный стол с банальным аппендицитом, а привезут тебя в палату без парной почки или еще чего-нибудь похуже…
 

 

Легкий металл - тяжелая смерть

      Умышленное убийство всегда вызывает чувства смятения и отвращения. Даже у людей, привыкших к виду смерти. В самом деле, что может быть омерзительнее насилия над человеческим существом с целью лишения его жизни? Однако трагедия, случившаяся глубокой ночью в подмосковном поселке Снегири, а точнее, ее детали требовали какого-то особого осмысления. Похоже, что киллер, помимо заказа на устранение жертвы, получал дополнительные инструкции. Это было необъяснимо жестокое по способу исполнения и бессмысленной кровожадности убийство. Уже своим видом смерть должна была ужаснуть, запугать тех, кто увидел случившееся или узнал о нем подробности…
      Из оперативной сводки ГУВД Московской области: "20 июля 1995 года на территории дачного комплекса "Снегири" в фойе дачи N 27 обнаружен труп президента банка "Югорский" Олега Кантора с многочисленными колото-резаными ранами и охотничьим ножом в груди. На асфальтовой дорожке в шестидесяти метрах от дома с множественными ножевыми и двумя огнестрельными ранениями найден труп охранника Олега Неправды. В его руке находился пистолет "ТТ" без номера с перекошенным патроном в патроннике".
      Казенная терминология милицейского протокола не дает реального представления о картине, увиденной членами оперативно-следственной группы. Смерть Кантора наступила от потери крови. Кроме перерезанного от уха до уха горла, убийца вспорол банкиру грудную клетку, нанес ему около двух десятков глубоких ран, а в довершение воткнул орудие преступления в грудь жертвы.
      В комнатах дачи на первом этаже были заметны следы борьбы, повсюду виднелись пятна и лужи крови. Очевидно, жертвы оказали преступникам сопротивление, но защитить себя не сумели. Это особенно странно, потому что личный телохранитель банкира Олег Неправда обладал медвежьей силой, был отлично подготовлен физически и профессионально тренирован. В недавнем прошлом он являлся чемпионом по боксу среди тяжеловесов Донецкой области. Не нашло объяснений и другое обстоятельство. Как телохранитель оказался вне дома, почему единственной одеждой на нем были спортивные брюки? Судя по расположению пятен крови в доме, трагедия разыгралась там (по групповой принадлежности кровь принадлежала обеим жертвам) и Неправда, уже тяжело раненный, бросился вслед за убийцами.
      Удивляла и дерзость преступника или преступников. Территория дома отдыха "Снегири" огорожена по периметру забором и контролируется отделением спецмилиции 3-го Управления по охране правительственных зданий и объектов верховной власти. Проход и проезд на территорию осуществляется через контрольно-пропускной пункт сотрудниками охраны. К тому же на КПП фиксируются все проезжающие автомобили.
      Похоже, что убийцы либо пришли пешком, воспользовавшись мало кому известной калиткой в заборе, расположенной в стороне от основного входа, либо въехали на территорию, имея надежное алиби. Например - записавшись гостями кого-нибудь из арендаторов дач. Не исключали оперативники и причастность к случившемуся соседей. Была высказана и такая мысль. Преступники имели особые полномочия, позволявшие им без ограничений и опасений появляться где и когда угодно. Эта версия, несмотря на некоторую искусственность, имеет право на существование. Так как убийцы предпринимателя Львова, поддерживавшего с Кантором деловые и приятельские отношения, не менее свободно держались в сверхнасыщенной охраной и контролируемой спецслужбами зоне вылета аэропорта Шереметьево. Но об этом речь впереди…
      При изучении места происшествия у центрального входа на дачу банкира сыщики отыскали гильзу от пистолета "ТТ". А чуть дальше, примерно в шести метрах от трупа телохранителя, валялась деревянная "щечка" рукоятки пистолета. Очевидно, она отскочила и была утеряна убийцей. Кроме того, на даче Кантора был найден еще один ствол - девятимиллиметровый пистолет производства Венгрии с шестью патронами в обойме.
      Помимо многочисленных кровавых помарок, принадлежащих Олегу Кантору и его охраннику, в доме на некоторых вещах и на оружии были обнаружены отпечатки пальцев, не принадлежащие жертвам. Для их идентификации оперативники дактилоскопировали более 160 человек, в том числе 46 охранников банка "Югорский". Но никаких результатов, повлиявших на поиск преступников, получить не удалось.
      Тщательный осмотр окрестностей дачи и серебристого "Мерседеса-500", которым пользовался президент банка "Югорский", выявил новые улики. На обочине асфальтовой дорожки, между домом и трупом телохранителя, валялся клочок бумаги с указанием адреса и времени. А в салоне лимузина лежала записка: "Расплетина, дом 10". Для расшифровки содержания записей оперативники по минутам воссоздали последний рабочий день Кантора. Полученная информация позволила объяснить смысл найденных улик.
      В то утро банкир появился в своем рабочем кабинете в начале одиннадцатого. Сделав необходимые распоряжения и просмотрев почту в полдень, в сопровождении личного телохранителя и водителя-охранника Кантор выехал в банк "Российский кредит", где пробыл до 13.00, Следующий час он находился в Белом доме. Затем, пообедав с гостями, Кантор вновь отправился в "Российский кредит" и лишь в половине седьмого вернулся в "Югорский". Около девяти вечера на двух машинах (во второй ехали два охранника) банкир подъехал на улицу Расплетина. Этим рандеву с одной из своих знакомых - двадцатитрехлетней Ниной О. и объяснялось содержание записки, найденной в "мерседесе". После недолгой беседы с девушкой Кантор отпустил охранников (они на машине довезли Нину О. до дома), а сам двинулся в "Снегири".
      Удалось объяснить и смысл второй записки. В ней были указаны данные музыканта, который со своими коллегами выступал на даче, развлекая гостей на дне рождения Кантора. Сыщики допросили музыканта, получили отпечатки пальцев и даже нашли водителя, записавшего его адрес. Последний уточнил, что подвозил до "Снегирей" трех человек с музыкальными инструментами. Но не смог вспомнить ни дату поручения, ни другие детали. Правда, он добавил, что на дне рождения Кантора было очень много гостей, приезжавших на автомобилях. Водители постоянно находились возле своих машин, иногда собирались перекусить за столиком около дачи. Возможно, добавил допрошенный водитель, в тот момент он и выбросил бумагу с адресом.
      Водитель имел безукоризненное алиби. И оперативники очень рассчитывали на экспертизу пистолета "ТТ". По мнению специалистов, оружие долгое время лежало в земле и для ведения автоматической стрельбы было не пригодно. Реставрация пистолета производилась в кустарных условиях, "щечки" рукоятки изготавливались вручную, причем делал их явно не профессионал. Эксперты предположили, что оружие было обнаружено и попало к преступникам от членов российского отряда "Поиск", занимающихся раскопками в районах боевых действий периода Великой Отечественной войны, или "черных следопытов", ищущих военные раритеты в местах массовых захоронений.
      Сотрудники оперативно-следственной группы опросили десятки человек, проверили реставрационный цех Нахабинской войсковой части, просмотрели документацию Истринского исторического музея и военно-патриотического клуба поселка Снегири, ездили в служебную командировку в Обнинск, где познакомились с экспонатами местного музея. Ничего, что могло бы вывести на след владельцев обнаруженного "ТТ", найти так и не удалось. Параллельно полным ходом шло изучение ситуации в "Югорском", так как по одной из основных версий убийство напрямую связывалось с финансовым положением банка. "Югорский" был организован Олегом Кантором в 1991 году в Нижневартовске и с самого начала являлся главным нефтяным банком России. До 1994 года он входил в число безусловных лидеров. Среди акционеров банка были крупнейшие топливно-энергетические компании: "Нижневартовскнефтегаз", "Томскнефть", "Мегионнефтегаз", "ЛУКойл", "Сибнефтегазпереработка" и другие. Казалось, ничто не может помешать дальнейшему процветанию "Югорского". Его положение считалось настолько стабильным, что в кабинетах финансовых воротил обсуждался проект о создании на базе "Югорского", "Империала" и "Российского кредита" единого мощного банка. Но в 1994 году фортуна отвернулась от Олега Кантора.
      Все началось из-за разногласий между крупнейшими акционерами и клиентами "Югорского" компаниями "Мегионнефтегаз" и "Нижневартовскнефтегаз". После того как от Кантора ушел "Мегионнефтегаз", его примеру последовал "ЛУКойл". Обеспокоенные действиями солидных компаний, поспешили перевести счета из "Югорского" и более мелкие клиенты. Но по-настоящему черные дни для детища Кантора наступили в тот момент, когда первым заместителем главы Министерства топливно-энергетической промышленности РФ назначили генерального директора "Мегионнефтегаза" Анатолия Фомина. Инвестиционные счета министерства были переведены в "Империал" и "ИнтерТЭКбанк". Нефтяной фонтан, так долго питавший банк "Югорский", иссяк… Тем не менее "Югорский" по-прежнему считался крупным российским банком. Его основные структуры базировались в Москве, а филиалы располагались в Нефтекамске, Махачкале, Тюмени, Ханты-Мансийске и поселке Радужном Тюменской области. Банк занимался доверительным управлением ценными бумагами инвесторов, выпускал и обслуживал пластиковые кредитные карточки "Еврокард", осуществлял процентное финансирование и продажу валюты, проводил международные расчеты и все виды документальных операций. С начала 1995 года "Югорский" находился в тяжелейшем финансовом положении в связи с несвоевременным возвратом кредитов - около 200 миллиардов рублей. Кантор, пытаясь хоть как-то выправить ситуацию, вплоть до дня своей гибели вел переговоры с "Российским кредитом" о выделении 50 миллиардов рублей. Условием получения денег был залог здания банка "Югорский". Но и здесь Кантора постигла неудача. В связи с тем, что здание было арендовано у московского "Нефтяного дома" и документы остались непереоформленными, кредит он так и не получил.
      С марта по апрель началось сокращение штатов "Югорского". Затянуть потуже пояс пришлось и руководству банка. В частности, по личному указанию Кантора была снята круглосуточная охрана дачи в "Снегирях". Раньше в доме постоянно находился кто-нибудь из секьюрити, пока не приезжал хозяин или его супруга. Установлено, что за три дня до убийства Кантор распорядился пост охраны с дачи убрать. Однако, по свидетельству очевидцев и сотрудников банка, никаких конфликтных ситуаций между служащими и администрацией "Югорского" не возникло, так как о предстоящем сокращении штатов всех уведомили за несколько месяцев. Среди конфликтов, связанных с финансовой деятельностью банка, выделялись три наиболее значимых. В начале июля, за две недели до трагедии в "Снегирях", один из дилеров "Югорского", по поручению руководства банка, оформил сделку на покупку 1 миллиона 300 тысяч долларов США у "Профессионального банка" (в переводе на рублевый эквивалент свыше шести миллиардов рублей). "Профессиональный банк" выполнил условия сделки и указанную сумму долларов "Югорскому" перевел. Последний же деньги, в счет полученной валюты, так и не перечислил. Из-за этого к Кантору неоднократно приезжали представители "Профессионального банка" и просили вернуть долг в соответствии с условиями договора.
      Но и сам Кантор являлся жертвой недобросовестных партнеров по финансовой деятельности. Еще в конце мая он обращался в правоохранительные органы и Центробанк России с заявлением о принятии соответствующих мер к бывшим директорам московского и махачкалинского филиалов "Югорского", которые с помощью дебетовых авизо присвоили более 30 миллиардов рублей. Сложные отношения сложились у Кантора и с руководством объединения "Томскнефть". "Югорский" закрыл у себя финансовый валютный счет объединения. Среди клиентов банка от томского предприятия сохранилось лишь московское представительство. Это дало повод работникам "Томскнефти" скептически отзываться как о предприимчивости банка "Югорский", так и о его руководителе.
      Выяснилось также, что "Югорский" довольно длительное время должен был около восьми миллиардов долларов Нижневартовскому объединению. Однако увязать полученную информацию со случившимся в ночь на 20 июля сыщикам не удалось. Финансовая ситуация, в которой оказался Кантор, была нелегкой, но вряд ли кто-нибудь из партнеров банкира имел в его отношении столь радикальные планы… Отдельно проверялись владельцы машин, находившихся на территории дома отдыха в день убийства. Была проведена выборка автомобилей, проезжавших в сторону Москвы и от нее мимо стационарных постов по шоссе Москва-Рига, Москва-Волоколамск и по второму бетонному кольцу с полуночи до шести утра. В процессе изучения образа жизни банкира выявлены лица, постоянно бывавшие гостями на его даче. Один из свидетелей заявил, что во время ночных застолий иногда можно было видеть бегающих с визгом мимо дачи раздетых догола молодых женщин. Но с уверенностью утверждать причастность хозяев к этим пирушкам свидетель не смог.
      В ходе допроса одной из знакомых Олега Кантора, двадцатидвухлетней коммерсантки Ирины П. (она была дактилоскопирована), выяснилась интересная деталь. Президент "Югорского", никогда не распространявшийся о деталях бизнеса в силу особенностей характера, в последнее время был чем-то озабочен и встревожен. За сутки до убийства, находясь в подавленном настроении, Олег Кантор неожиданно спросил знакомую: "Ира, ты будешь мне на могилу цветы носить?.."
      Из оперативных материалов: "В процессе работы получена информация о намерениях Кантора приобрести земельный участок на территории Истринского района. Для этого он искал выходы на представителей местной администрации. По имеющимся сведениям, контакт был установлен в мае 1995 года. Посредником между банкиром и представителем администрации выступал авторитет местной преступной группировки. В качестве благодарности Кантор должен был обеспечить предоставление кредитной линии для ОПГ, а также отмывание "грязных" денег через "Югорский". Но Кантор поддержки бандформированию не оказал, в связи с чем представители ОПГ ездили к нему на дачу, пытаясь получить деньги за оказанную услугу".
      Сыщики отработали эту линию. Ничего существенного она не дала, материалов, подтверждавших участие в убийстве представителей истринской ОПГ, они не нашли. Отбрасывая за ненадобностью одну версию за другой, оперативники все больше склонялись к "алюминиевой" подоплеке случившегося. Оснований для этого было более чем достаточно. Потеряв "нефтяные" деньги и, казалось бы, лишившись перспективы возродить былое могущество, Олег Кантор не упал духом. Он начал активно внедряться в алюминиевую промышленность. Используя связи в регионах Сибири и опыт работы с предприятиями-переработчиками, он надеялся привлечь к себе Красноярский алюминиевый комбинат, Ачинский глиноземный комбинат и некоторых других индустриальных гигантов. По замыслу банкира, поставив эти предприятия к себе на обслуживание, "Югорский" получил бы для запуска в оборот десятки миллиардов долларов и в короткий срок возвратился бы в группу лидеров.
      Понятно, что за контроль над богатейшим рынком цветных металлов шла жесточайшая конкурентная борьба. Насколько часто она перерастала в откровенную уголовщину, можно судить по известным фактам. Ближайший партнер и хороший знакомый Кантора вице-президент банка "Югорский" Вадим Яфясов (работавший коммерческим директором Красноярского алюминиевого завода) был изрешечен пулями вместе с телохранителем 10 апреля. То есть за три с половиной месяца до убийства Кантора. Позже при невыясненных обстоятельствах погиб еще один партнер Кантора, эксперт в области алюминиевой промышленности Феликс Львов. Его труп обнаружили на обочине Волоколамского шоссе. А в конце года получил два тяжелейших ранения в шею глава московского представительства Волгоградского алюминиевого завода Сергей Бржосневский. Прежде чем рассказать о связи гибели Кантора с этими заказными убийствами, стоит подробнее познакомиться с ситуацией в алюминиевой отрасли.
      Из аналитической записки МВД России: "По производству алюминия Россия занимает второе место в мире после США, выпуская около 3 миллионов тонн металла в год. Это составляет примерно 20,6 процента общемирового объема. На внутреннее потребление внутри страны приходится примерно 600 тысяч тонн (20 процентов от произведенного алюминия). Весь остальной металл отправляется на экспорт.
      Пока еще алюминиевая промышленность России сохраняет конкурентоспособность. Но для этого производители алюминия, в целях сохранения прибыльности переработки, вынуждены во все больших объемах ввозить импортный глинозем по схеме внешнего толлинга.
      Толлинговые операции заключаются в том, что зарубежная фирма поставляет на российские перерабатывающие предприятия сырье, оплачивает его переработку, а затем получает назад уже готовую продукцию. Такая схема, помимо негативного влияния на экономическое положение отечественных производителей глинозема и бокситных руд, ставит алюминиевую промышленность России почти в полную зависимость от зарубежных компаний. На сегодняшний день более 60 процентов мощностей алюминиевой индустрии работают на импортном глиноземе. Либерализация экономической деятельности, передача госсобственности в частные руки проводились в отсутствие эффективных механизмов правового контроля. Это создало благоприятные условия для криминализации отрасли, предопределило многочисленные нарушения закона как со стороны руководителей предприятий, так и чиновников, связанных с алюминиевой промышленностью. Красноярской краевой администрацией неоднократно предпринимались попытки предотвратить распродажу за бесценок высокорентабельных, стратегически важных предприятий. Однако все разумные доводы игнорировались, что мотивировалось необходимостью срочного пополнения бюджета, даже в ущерб долгосрочным национальным интересам". Красноярский алюминиевый завод (КрАЗ) относится к индустриальным гигантам мирового масштаба. Он занимает второе место в России по производству первичного алюминия (после Братского алюминиевого завода). КрАЗ является основным источником доходной части бюджета Красноярского края. Другими словами, завод дает работу, кормит и одевает большую часть населения. Естественно, что за контроль над ним развернулась самая жестокая борьба, в орбиту которой втянуты не только местные функционеры, столичные министерские и правительственные чиновники, но и красноярские преступные кланы, мощные московские группировки и даже западные партнеры с весьма темной репутацией. Именно в этой схватке, по мнению знакомых с подоплекой дела, и могли погибнуть Олег Кантор и его партнеры Владимир Яфясов и Феликс Львов. Причем если предположение верно, то команда об устранении претендентов на "алюминиевый престол" давалась на самом высоком уровне в Москве, а исполнителями являлись великолепно подготовленные и имеющие огромные возможности профессионалы.
      Изначально КрАЗ был ориентирован на мировой рынок алюминия. В связи с кризисом в экономике, начиная с 1992 года эта зависимость усилилась еще больше из-за резкого сокращения платежеспособности и спроса на внутреннем рынке России. К указанному периоду относится почти полная переориентация завода натоллинговые сделки. Схема гарантировала бесперебойную работу производства без привлечения собственных оборотных средств и, по отзывам специалистов, спасла предприятие от полной остановки.
      Одним из первых партнеров КрАЗа стала фирма "Trans-Cis Commodities LTD" ("ТСС"), зарегистрированная в Монте-Карло. Она являлась дочерним предприятием мощной международной корпорации "Trans-World Metals LTD". Причем возглавляющие фирму "ТСС" бывшие граждане СССР, ныне живущие в Израиле братья Лев и Михаил Черные, имеют обширные связи не только в мире бизнеса и финансов. Они, например, помогали организации престижного теннисного турнира "Кубок Кремля". А на трибуне Льва Черного можно было увидеть рядом с известным в криминальной среде Тайванчиком. (Они знакомы еще по Ташкенту, где оба родились.) Впрочем, Черные в оперативных материалах спецслужб всегда занимали достойное место, их не раз подозревали в нарушениях налогового и таможенного законодательств. Правда, дальше подозрений дело не двигалось, и, несмотря на регулярные разоблачительные материалы, братья-коммерсанты успешно ведут свои операции.
      Еще в 1992 году вице-премьер Правительства России Олег Сосковец ходатайствовал перед Министерством экономики о предоставлении разрешения на переработку по схеме толлинга, ввоз импортного глинозема и вывоз алюминия на КрАЗе. А в марте того же года все тот же Олег Николаевич находит время съездить в Красноярск лично, где на расширенной коллегии Комитета по металлургии РФ представляет директорскому корпусу алюминиевой отрасли братьев Черных и рекомендует с ними активно сотрудничать.
      Заключенный в августе 1992 года договор с фирмой "ТСС" и принятые позднее дополнения фактически поставили КрАЗ в полную финансовую зависимость от заграничных партнеров. Он предусматривал монополию на толлинговые операции (эксклюзивное право поставки сырья, 75 процентов всего толлинга, договор о сотрудничестве до 2003 года). В последующие два года во время акционирования завода фирма братьев Черных предприняла попытку установить тотальный контроль над КрАЗом, скупив контрольный пакет акций. Через московские банки "Русский капитал" и "Залогбанк" было приобретено до 20 процентов акций. Предпринимались также попытки скупить акции на чековых аукционах через физических лиц.
      Фирма "ТСС" не имеет на территории России ни рублевого, ни валютного счетов и все взаиморасчеты с КрАЗом и Ачинским глиноземным комбинатом вела через различные коммерческие структуры. Так, в октябре 1992 года руководителями межрегионального банка "Драфт-банк" был открыт расчетный счет АО "Эридан" и выдан кредит на сумму 740 миллионов рублей. Полученные по кредиту деньги переведены КрАЗу и АГК в счет платежей "ТСС". Такие же расчеты за указанную фирму проходили через московскую коммерческую структуру "Грант".
      Из аналитической записки МВД РФ: "В 1994 году со сменой руководства КрАЗа был принят курс на обеспечение независимости завода от зарубежных партнеров, включая и фирму братьев Черных. В конечном итоге администрация завода отказалась пролонгировать дополнительные соглашения, рассчитанные до 2003 года, а права банков на акции АО "КрАЗ" были оспорены через суд. В 1995 году, по инициативе краевой администрации, Госкомимущества РФ, нового генерального директора АО "КрАЗ" Ю. Колпакова, президента АО "КрАМЗ" А. Кузнецова, гендиректора АО "АГК" И. Чуприянова и генерального директора АО "Красноярскэнерго" В. Иванникова была создана финансово-промышленная группа "Транснациональная алюминиевая компания" ("ТаНаКо"), куда вошли 12 предприятий Красноярского края. Создание "ТаНаКо" преследовало цель добиться сырьевой независимости, а также сохранения 20 процентов акций, находящихся в собственности государства. Кроме того, более 400 миллиардов рублей было израсходовано на приобретение Ярославского и Ачинского глиноземных комбинатов, Полевского, Южно-Уральского и Кувандыкского криолитных заводов".
      Мощнейшая финансово-промышленная группа, через которую можно было прокручивать сотни миллионов долларов, стала привлекать многие банковские структуры. Партнерство сулило стабильность, огромные доходы и дальнейшее внедрение в бизнес Урала и Сибири. К этому периоду и относятся первые заказные убийства банкиров и коммерсантов, связанных с производством легкого металла.
      Из оперативной сводки: "10 апреля 1995 года в 22.00 во дворе дома 4/2 по Кутузовскому проспекту двое неизвестных преступников из огнестрельного оружия расстреляли автомашину "БМВ-750". Погибли вице-президент банка "Югорский" Владимир Яфясов, работавший также заместителем генерального директора по внешнеэкономическим связям Красноярского алюминиевого завода, телохранитель Виталий Сальков и получил тяжелые ранения водитель Вадим Тишаев.
      В ходе оперативно-розыскных мероприятий установлено, что к дому Яфясов, Сальков и Тишаев приехали около 21.30. Сальков и Яфясов поднялись в квартиру последнего, где пробыли примерно 20 минут. Когда они спустились во двор и сели в машину, к ним сзади с двух сторон подбежали двое неизвестных и начали бегло стрелять с близкого расстояния. После этого киллеры побежали в сторону дома N 8 по Кутузовскому проспекту, где сели в машину "ВАЗ2109" и скрылись в сторону Минского шоссе".
      Позже единственная выжившая жертва преступления - водитель Тишаев - сумела сообщить некоторые важные детали. Примерно за два дня до происшествия он находился вместе с Яфясовым в квартире банкира на Кутузовском проспекте. В восемь вечера раздался телефонный звонок. Хозяин дома снял трубку. Содержания беседы и имени абонента водитель не знал, но отметил, что после звонка Яфясов явно занервничал, повел себя напряженно.
      Оперативники выяснили, что за несколько дней до убийства за машиной Яфясова стали следить. Его постоянно сопровождал "БМВ" красного цвета. Сыщики, не без труда, выяснили имя того самого абонента. По данным уголовного розыска, им оказался некий представитель компании "Trans-Cis Commodities". Правда, в ходе допроса он напрочь открестился от фирмы братьев Черных, заявив, что давно организовал собственное дело, беседу с Яфясовым вел на тему совместного бизнеса, и носила она мирный, дружеский характер. Однако следствие располагало несколько иной информацией. Накануне гибели смертельно испуганный Яфясов встречался с Олегом Кантором. Яфясов сказал, что речь шла о пакете 20 процентов государственных акций Ачинского глиноземного комбината, ему угрожают, он "приговорен" и ближайшая суббота - последний день в его жизни. Владимир Яфясов ошибся лишь на сутки…
      Из оперативных материалов: "На российском рынке производства алюминия столкнулись интересы нескольких конкурирующих компаний. Основное противостояние отмечено между "ТСС", фирмами "Айок" (США) и "Глинкор" (Швейцария). Суть противоречий - установление контроля над заводами алюминиевой отрасли России путем скупки пакетов акций. Интересы "ТСС" распространяются на Саянский алюминиевый завод (СаАЗ), Братский алюминиевый завод (БрАЗ), Новокузнецкий алюминиевый завод (НоАЗ), а "Айока" - на Красноярский алюминиевый завод.
      В наиболее выгодном положении находится компания "ТСС", опирающаяся на мощную финансовую базу международной финансово-промышленной группы "Trans-World Metals", способной предлагать заводам-производителям наиболее выгодные условия инвестирования и покупки акций. Это приводит к естественному вытеснению конкурентов. Так, фирма "Айок", не имея мощной поддержки, потеряла свое влияние на алюминиевых заводах и закрепилась на КрАЗе, скооперировавшись с его руководством. В случае вытеснения с завода "Айок" практически будет выброшен с российского рынка. Понимая это, коммерческий директор "Айока" Феликс Львов пытался расширять влияние фирмы и проводил политику по завладению двадцатипроцентным пакетом акций Ачинского глиноземного комбината - поставщика сырья на КрАЗ, используя при этом активность и связи Владимира Яфясова в высших правительственных кругах в Москве. Усилия Львова не пропали даром. Во многом благодаря его энергичности и интригам управление администрации Красноярского края получило желаемый пакет акций. Но тем самым Львов нажил смертельных врагов и подписал себе приговор… Яфясов, игравший в этой истории едва ли не главную роль, в качестве "аванса" за успешную работу (за десять дней до убийства) был назначен заместителем генерального директора КрАЗа. Кроме того, он являлся связующим звеном между руководителем КрАЗа Колпаковым, Львовым и президентом "Югорского" Кантором. Из названных людей в живых остался лишь глава КрАЗа Юрий Колпаков. Но и ему приходится нелегко. По признанию самого директора, по родному городу он передвигается в бронированном лимузине в сопровождении телохранителей, а из автомобиля вылезает, только заехав в гараж. Осторожности Колпакова научил и опыт его предшественника. Предыдущий генеральный директор КрАЗа Иван Турушев освободил свое место после того, как был зверски избит в подъезде прутьями стальной арматуры…
      Последней жертвой в войне за алюминий стал Феликс Львов. Он не был столь значительной фигурой, как глава "Югорского" Кантор или предприниматель Яфясов. Во всяком случае, Львов не занимал официально высоких постов ни в одной коммерческой или финансовой структуре. Тем не менее, как показало изучение его связей и влияния, погибший был фигурой очень интересной. А смерть, в особенности обстоятельства его убийства, дают обильную пищу для размышлений и некоторое представление о том, на каком уровне решались вопросы об устранении того или иного конкурента в схватке за контроль над красноярским алюминиевым гигантом.
      Из оперативных документов: "8 сентября 1995 года на 107 километре Волоколамского шоссе в пяти метрах от асфальтированной площадки для отдыха на куче мусора с пятью огнестрельными ранениями обнаружен труп Феликса Львова, 1944 года рождения. Львов проживал в Москве, работал директором компании "Форвард".
      С места происшествия изъято две гильзы от пистолета "ТТ", личные вещи убитого: золотые часы и кольцо, 205 тысяч рублей. При потерпевшем были обнаружены: визитная карточка на его имя с указанием, что он является членом Совета директоров "Альфа-банка", и удостоверение сотрудника МИДа РФ, с фотографией Львова. Позже проверкой установлено, что к "Альфа-банку" и МИДу РФ Львов никакого отношения не имел.
      В ходе следствия установлено, что 6 сентября потерпевший, в сопровождении охраны компании, приехал в аэропорт Шереметьево. После оформления документов на рейс Москва - Алма-Ата, вылетающий в 23.30, сотрудники охраны уехали. Львов прошел турникет предполетного досмотра и находился в боксе вместе с другими пассажирами. Когда до вылета оставалось 15 минут, к нему подошли двое мужчин. Они представились сотрудниками ФСБ и, предъявив удостоверения, предложили Львову следовать за ними. Последний раз всех троих видели выходящими с территории аэропорта. 27 сентября 1995 года в компанию "Форвард" позвонили коммерческие партнеры из Алма-Аты и сообщили, что Львов к ним не прилетел. В тот же день представители фирмы подали заявление на розыск Львова".
      Уже через сутки тело убитого было обнаружено, дело отнесли к числу наиболее значимых преступлений, и к работе подключились самые опытные оперативники уголовного розыска. Удалось по часам восстановить действия Львова в роковой день, найти трех свидетелей, вспомнивших момент увода Львова из аэропорта, и составить фотокомпозиционный портрет предполагаемых преступников. Очень любопытные факты всплыли при изучении личности Львова. Он окончил Плехановский институт, имел дар предпринимательской деятельности, склонность к коммерции и некоторому авантюризму. Занимался валютными операциями и проходил в оперативных материалах "компетентных органов" в связи с нелегальными финансовыми сделками. Еще в годы застоя Львов располагал значительными суммами в валюте. Он очень хорошо играл в карты, имел немало знакомых из числа авторитетов криминального мира практически на всей территории бывшего СССР. Причем никто из родных и родственников не имел представления об этой стороне жизни Львова. Он не был судим, но контактировал с представителями измайловской и солнцевской группировок. Знал он о планах и возможностях консорциума "ТСС". И еще немаловажная деталь. Львов неоднократно, в том числе на слушаниях в Государственной Думе "О состоянии приватизации в алюминиевой промышленности" 30 мая 1995 года, в категорической форме выступал против участия "ТСС" в этом бизнесе на территории России. Наконец, незадолго до смерти Львов активно собирал компромат и на Олега Сосковца и даже пытался его опубликовать.
      Из закрытой аналитической справки: "Львов был лично знаком с президентом банка "Югорский" Кантором и вице-президентом банка Яфясовым, которые имели прямое отношение к производству и сбыту цветных металлов и вступили в конфликт с консорциумом "ТСС". Оба финансиста убиты ранее в Москве и в Истринском районе Московской области. В частных беседах Львов неоднократно утверждал, что случившееся связано с алюминиевыми делами и "ТСС". Он говорил также, что братья Черные имеют обширные связи среди авторитетов и новых русских, поддерживают контакты со спецслужбами Узбекистана…"
      Заявления Львова незамеченными не оставались. Ему не раз угрожали в прямой или опосредованной формах. А в июле того же 1995 года произошло событие, которое можно трактовать как последнее предупреждение. От офиса фирмы Львова "Форвард" неизвестные похитили водителя Волина. Его несколько дней держали в неустановленном месте, после чего выпустили с требованием передать Львову угрозу расправы. Волин сразу же уволился с фирмы, и местонахождение его неизвестно.
      Из оперативных источников были получены сведения, что в ответ на похищение водителя Львов готовился сделать контрход. Он обоснованно опасался за свою жизнь и решил избавиться от "крыши" своих недругов - одного из лидеров мощной московской группировки. Львов как будто бы вел переговоры с человеком, и тот согласился выполнить заказ, но был задержан израильской полицией. Позже видеоматериалы о подготовке покушения "случайно" попали потенциальной жертве. Последовала незамедлительная реакция. Организация устранения Львова была поручена двум боевикам столичной группировки. Один из них после выполнения задания погиб при невыясненных обстоятельствах.
      С братьями Черными, упоминания о которых есть в каждом из алюминиевых дел, связана таинственная и не получившая объяснения история. После убийства Яфясова к оперативнику, занимающемуся в службе криминальной милиции Западного округа этим уголовным делом, пришел некий человек. Предъявив удостоверение действующего сотрудника ФСБ, он, без составления положенных в таких случаях документов, изъял фотографии братьев Черных. На вопрос оперуполномоченного, как найти сотрудника ФСБ, если появится нужда в фотографиях, он ответил, что сам отыщется, если будет нужно. При последующей проверке выяснилось, что сотрудника контрразведки с такой фамилией в ФСБ никогда не было…
      Кем был на самом деле самозваный "сотрудник ФСБ" и кто предъявил "корочки" контрразведки таможенникам Шереметьева, позволившие беспрепятственно проникнуть в зону вылета и вывести оттуда Львова?
Свернуть