21 февраля 2019  21:06 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту
Крымские узоры


Владимир Миронов-Крымский

Владимир Миронов-Крымский (Крым, г. Ялта) – поэт, художник, член сразу нескольких Союзов писателей, лауреат премии им. Матусовского, мастер спорта по шахматам. Коллеги называют его «поэтом в живописи и художником в литературе». Родился в Ленинграде, вырос в Пскове. «Дослужившись» до мастера производственного обучения, теперь он преподает газоэлектросварку в Ялтинском техническом училище и является автором пятисот кованых работ. Автор книги стихов, песен и картин «Избранное», выдержавшей несколько переизданий с дополнениями. Активный участник литературных фестивалей, организатор литературного процесса в Ялте. Многократный участник видеомостов проекта «Web-притяжение крымской поэзии и Бардовский видеомост». Один из создателей (совместно с Мариной Матвеевой и Алексеем Демичем) творческой группы «Крыманьонцы» с одноименной поэтической программой-перформансом. Выступления «Крыманьонцев» с успехом прошли в ряде крымских городов, концерты продолжаются, группа названа лучшим на полуострове перформансовым поэтическим проектом года, по версии Форума литературных объединений Крыма.


СТИХИ


Несвобода


Как досадно, что ярки, но тленны,

Звёзды падают в море с высот —

Насвободились ТАМ, во Вселенной —

Несвободою стал небосвод!

Гордо пасть в горизонтные воды,

Чтоб в морских захлебнуться слезах? ...

А полёту быть вспышкой свободы,

С несвободою гибель связав?!

Если души их ставится на́ кон

Для свершения светлых идей —

Зодиаку тринадцатым знаком

Не разрушить устои людей!

Змееносные слухи в народе:

«Крах идёт!»… Только в жилах людских

Зреет иммунитет к несвободе,

Взяв тенденцию — «Жить за других»!

Сверху, кем-то придумана квота:

«Крыльев нет — значит, руки по швам!»…

Суицидно звезда ка́нет в воду,

Оставляя в Галактике шрам —

Дерзко-гибельный росчерк полёта,

Обжигающий шлейфом простор,

Неотступна она ни на йоту

Несвободе став, наперекор!

Скучно жить, не артачась, не корчась

Человеку в плену у стихий,

Но «Звездой» став, он ярче и горче,

О свободе слагает стихи!

 

НЕ ПОНИМАЮ


Не понимаю я её, не понимаю,

Но переписку с ней боготворю!

Листаю жизнь: от сентября до мая,

Чтоб возвратиться с мая – к сентябрю…

Я раздражителен – я (интернетно) болен,

Но видит Бог, покорно жду письма,

На мир мы смотрим с разных колоколен –

Тут субъективны мнения весьма!

Не понимаю я, совсем не понимаю,

Где прервалась связующая нить?

Меж нами, в километрах, тишь немая –

И мы с тобой не в силах позвонить.

А что потом? – слепой вопрос над нами

С молчанием останется висеть,

«Дамо́кловым мечом» над головами

Зависшая компьютерная сеть…

Нет пульса времени – пищит черта прямая

Да только мир тобою обновлён…

А может я себя не понимаю –

Не понимаю, от чего влюблён…

 

***

Не пой мне скворушка, в глуби

мой рай не вечен,

ведь защититься от любви

бывает нечем.

А я, с душою из стекла —

в ком высоты нет…

Ночь по свече слезой стекла

и воском стынет…

Воспоминания гнетут

рутинной болью,

мне не спастись в огне, и тут

я рвусь на волю

всей плотью, к запахам лесным,

где птичье пенье,

пав под наркотиком весны

в оцепененье.

Но сколько боли не грузи

себе на плечи…

Но все обиды на Руси

прощенье лечит!

Мне снова воз любви влачи —

«сей груз, извечен»,

Но, не уродлив воск свечи —

хоть изувечен.

Душа в цвету и уж покой

ей вешний грезен…

Не нужно, скворушка не пой

Сердешных песен!

 

ВЕСЕННЕЕ УТРО


Утро с синими бровями

Гор весенних, за оконцем.

На карнизе с воробьями

Баловаться будет солнце,

Нежно дрему прогоняя,

Цвета девственных веснушек,

От батистовых подушек

В сень обыденного рая.

Пусть миндаль, пропахший морем,

Лепестками забросает

Все тропинки по предгорьям,

Где бредёт весна босая,

Шаг за шагом, еле слышно,

Распустив по травам кудри,

Вербам родинки припудрив,

Цветь раздаривая пышно.

Только спишь ты и не слышишь,

Тенью ангела хранима,

Что капелью плачут крыши

По зиме прошедшей мимо,

Что ручьи звенят игриво

Бурным плещущим потоком,

Лирой Пушкина и Блока,

Да с Есенинским разливом…

И от собственных прелюдий

Пусть дуреют птичьи стаи,

Солнце пусть тебя разбудит

И весну встречать заставит!


ЛИВЕНЬ


Безумствуй дождь – резвись, стихия!

Прохлады дай хлебнуть глоток,

Чтоб нервы вымокли сухие,

Раскрой бездонный потолок!

Свой чан с водою опрокинув,

Потешьтесь Боги надо мной!

Не ждите душу – я не сгину,

Мне б удалить духовный зной.

Сорву строку из поднебесья,

Она падёт с потоком вод...

Громами плачь, душа, и смейся,

Я выпью жизнь за целый год!

 

ПОСЛЕДНИЙ УЗОР


Немногоснежна, но морозна

Даль за окном в февральской мгле.

Сижу задумчиво в тепле,

Слежу, как вечер лапой звездной

Дотошно, тонко, скрупулезно

Выводит роспись на стекле.

Узор жемчужно-снежной краской

Творит, уже не изменить

Ту леденеющую нить.

О, сколько сил, терпенья, ласки

Вложить в неё, чтоб стала сказкой

Нерукотворная финифть!

И сквозь прогалины оконец,

Уже приглядываясь вдаль,

Я вижу, что бежит Февраль,

Как Бонапарт с ватагой конниц…

А Март, маня в свой мир бессонниц,

Позёмкой ткёт Весне вуаль.

И окна вмиг заиндевели,

От них идёт морозный дух...

Но утром солнечный петух

Узор, подобно карамели

Теплом растопит, и капели

Разбудят звоном сонных мух!


Ночная Балаклава


Храни тебя, Господь, Кастро́н* двуглавый

Под генуэзской каменной короной,

Где ночью стонут духи Балаклавы…

У набережной, вторя им, понтоны

Скрипят, пыхтят привязанные стражи

Железными китами на канатах.

А бухта спит, разлитой винной чашей

В рубинах, бриллиантах и агатах

Ночных огней, и в сладостном изморе

Её ласкает тишь ночного мая…

Поэзией Кастрон воркует с морем,

Застенчивых ресниц, не поднимая.

 

Песня волны


За серой занавеской непогоды

Опять волна поющая воскреснет,

Февральской стуже, видимо в угоду,

Затянет леденеющую песню.

Оскалится, рычит цепною псиной,

И пасть уже раскрыта в злобной пене,

Холодный ад из глотки тёмно-синей,

Где рёв и вой в гортанно зобном пенье!

Морские брызги вперемешку с вьюгой

Мне бьют в глаза, и я от ветра слепну…

Хрипя, рвёт скаженною зверюгой,

И хрипота её великолепна!

 

РУССКАЯ ИДИЛЛИЯ

или Деревенская муза -2


Я прошу тебя счастье, на время замри –

наши души и так переполнены…

От любви мы горим в нимбах каждой зари,

воскресая медовыми полднями.

На́ сто вёрст тишина – хоть бы колокола

в деревушке моей позабавились,

ведь дождями весна слёзы выплакала

и теперь облака ускользали ввысь!

Будет лето ласкать твои пряди волос,

я вплету в них озёрные лилии…

Быть русалкой сегодня тебе довелось,

в недосказанной нашей идиллии.

Где весь день, коноплянка поёт на меже,

вьются травы затейливым кружевом,

проведите хоть раз, райский день в шалаше —

и небесный Рай станет не нужен Вам!

Потому, что в цветочном убранстве пастель,

а над нею склонились ведения,

на закате, ревниво кричит коростель,

дабы сумрак вступил во владения…

Уж отпела деревня вечернюю грусть,

отлегли от души бедования…

Я к тебе, в летний рай, с края света вернусь —

тут земля моя, обетованная!

Ни дворца, ни ларца, ни меча-кладенца,

мне не надо… В заоблачном веянье

будешь Музой моей — и не будет конца,

деревенским, земным вдохновениям!

Разлюбить не смогу и забыть не берусь

синеглазых лугов с незабудками,

где закат вязью пишет мне на́ небе: «РУСЬ»,

пламенеющими снизу буквами!

 

* * *


Сую амбиции в карманы,

Хлебнув от критиков изрядно.

С поспешной музой – быть изъянам,

Что для поэта неприглядно!

И пусть строка – «алмаз от Бога»,

Приходит в чистоте кристалла…

Над ней ещё работы много,

Чтоб бриллиантовою стала.

И дерзость будет спорить с лирой

От красноречия до брани –

Коль в мысли точность ювелира,

А в рифме идеальность грани!

Есть цель: взбираться по ступеням,

Вверх, к становлению поэтом,

И чистить строки с вдохновеньем –

Пусть Бог поддержит дух при этом!

Не быть к себе высокопарным,

Трудясь идти, не слыша лести...

Поэт считается бездарным,

Коль встал и топчется на месте!

 

ПОЭТУ


Прошу: не утаи огонь души,

Делись с людьми – душа, теплом богата.

Сто Атлантид ты в мире сокруши,

Что бы в стихах свою создать когда-то.

Заставит слог твои мозги кипеть,

Но плод ума не для растленья данный

Поборется. Судьба совьется в плеть,

Хлестнет не раз сказав, что ты бездарный.

Не верь судьбе и Бога не проси

О милости — за то тебе воздастся!

Молись о том, что ты поэт Руси,

Чтоб скромный труд твой смог в сердцах остаться!

 

Из цикла «Наблюдения за женщинами»

ОТТЕПЕЛЬ


Сегодня дед Мороз у Бога «на ковре»:

«Шеф» с «Подопечным» обойдется грубо...

Кому сказать: в Крыму плюс двадцать в декабре,

Но женщины навряд ли снимут шубы.

Пришла зима, уже пора носить меха –

Не в шкаф купили – моли на съеденье!

Плевать на градусник – тепло, но чепуха,

Одеться с шиком – это наслаждение...

Когда мужчины раскрывают рты,

Оцепенев, и не отводят взгляды:

«Не сглазили б каблук…» – с каблучной высоты

Как триумфальны женские наряды!

О, Ялта зимняя – период соболей,

Куниц и горностаев, и шиншиллы…

Да к черту кризис! Право, денег не жалей:

Негоже даме выглядеть уныло!

Пускай дожди, пускай земной переворот,

О потепленье лучше не трезвоньте…

Моя жена зимой собралась на курорт –

Куплю ей шубу, босоножки, зонтик.

 

ЗАРИСОВКА НА МАССАНДРОВСКОМ ПЛЯЖЕ


На пляже галька, словно угли с барбекю,

Нещадна к ножкам вновь приезжих «Барби».

В калейдоскопе дня мелькает педикюр

На разный вкус – от Афродит до Гарпий.

Здесь ряд купальников повергнет в немоту,

До шока, до предела откровенных,

И до экстаза супермодные «тату»

Наколоты на ж… (на зонах эрогенных).

Тут даже пол мужской скромнее обнажён —

Есть что скрывать, чем хвастаться не стоит.

Прохлада пива отбивает верных жён

И в мыслях похотливо планы строит.

Ступить нельзя, здесь «раскрывают пасть» –

Питомник крокодилов, а не пляжи…

Уж Спас, а яблоку всё некуда упасть,

Куда ни кинь – огрызок не промажет.

Чернеет море от людских голов и тел –

На побережье доминанта плоти!

Прав Посейдон (как в воду он глядел):

Названье морю до сих пор подходит!

 

БЕЛЫЙ ЯГУАР,

или

БЛОНДИНКА ЗА РУЛЁМ


Машина на дыбы – за руль уселась дама!

Пусть молятся столбы на жертвенном одре!

Бог Еву изваял, изъяв ребро Адама,

Но сколько тех мозгов в Адамовом ребре?!

(Автор)


В купальнике и в розовых очках,

При шляпке, в шлёпках, знойная, как лето,

Среди шофёров – явно в новичках,

Блондинка за рулем кабриолета.

Себе позволить «Ягуар» за миллион,

Права, как бейджик, пристегнуть на стринги,

К ним девственный (пока что) техталон…

Всё это вкупе – нонсенс для блондинки!

Два знака «У» к «авто» (как сувенир),

Две буквы «У» гласят: «Уже Умею»!

Как пропуск ей в автомобильный мир,

Два «треугольных крылышка для феи».

Ключ в зажиганье – рёв до хрипоты,

Акселератор свёл с ума детали…

Машина с места прыгает в кусты –

Блондинка перепутала детали!

Кто видеть мог, того пробило в дрожь,

Нахмурилась погода, как инспектор:

Ей штраф с небес выписывает дождь,

Заставив задом вырулить к проспекту…

Но, озверев, что расцарапал нос,

И «дворниками» смахивая слёзы,

Понес её «кошачий альбинос»,

Устроив ей «джакузи» на колёсах!



Свернуть