20 января 2019  20:30 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

Поэты Петербурга



Дмитрий  Киршин


 

Дмитрий Николаевич Киршин — поэт, учёный, издатель, общественный деятель, родился 3 октября 1968 года в г. Ленинграде.

Автор более полутора сотен литературных публикаций и пяти книг стихотворений и поэм: «Времена души» (1995), «Пробуждение» (1997), «Искушение» (1998), «Философская лирика» (1999) и «Между небом и землёй» (2012). Первый заместитель председателя Правления и председатель секции поэзии Российского Межрегионального союза писателей, член Союза писателей России. Вице-президент по науке Академии русской словесности и изящных искусств им. Г.Р. Державина,действительный член Международной академии фундаментального образования, доктор философии (PhD) в области литературоведения, доктор искусствоведения, профессор литературоведения.

Кавалер множества литературных наград, в их числе ордена «Звезда Пушкина» (2014), медали «За заслуги в культуре и искусстве» первой степени (2010), золотой медали «С.А. Есенин» (2008), золотой Пушкинской медали «За сохранение традиций в русской литературе» (2002). Лауреат первой премии общероссийского литературного конкурса «Золотое перо» (2001), лауреат литературной премии «Созидатель» (2003), победитель профессионального поэтического конкурса «Восемь стихотворений» (2006). В качестве составителя, литературного редактора и оформителя выпустил более 150 книг, около 430 буклетов поэтов и деятелей культуры России и зарубежья.


СТИХИ ДМИТРИЯ КИРШИНА

 

Возмездие

(Памяти 1937 года)

 

1

 

Я поклялся на Книге Книг

Рассказать, чем неистово жил

Обезбоженный материк

На руинах церквей и могил.

 

Я зарёкся, что не собьюсь,

Но из памяти рвётся беда:

Веком загнана Тройка-Русь —

Ни души, ни огня, ни следа!..

 

2

 

В пасмурном небе — звоны,

Стоны над пепелищем:

«Не признаём корону!

Дайте винтовки нищим!

Нищему дайте волю —

Нищий спасёт Державу!

Нищий на бранном поле

Силой отнимет славу!

Нищего — не осудим!

Нищим — Господь охрана!..»

 

…Головы рубят людям.

Головы рубят храмам…

 

3

 

Дети злобы и страха

Почитают закон:

Осуждённых — на плаху,

Виноватых — на трон.

 

4

 

Навек с увечною советчиной

Отчизна сумрачно повенчана.

Не до вечерни, не до вече нам —

От Неба души отлучим.

Под образами, ниц простёртыми,

Зияет ненависть пустотами…

Так покуражимся — уж то-то мы

Спалим полмира от лучин!

 

Картавя, гакая и окая,

Казним исконное высокое —

Взойдёт полынью да осокою

Разрухи мёртвое зерно.

Не важно — нищие ль мечтатели,

На Русь поднявшие меч тати ли, —

Мы веру древнюю утратили,

И в нашей памяти — черно.

 

Сыны рабов, потомки челяди —

На поле битвы вышли в нелюди,

Сердца, в оковах алой наледи,

Потухли, вымерзли до дна…

Отчизна, мати православная,

Ты не Святая, не Державная!

Тебе цена — копейка ржавая,

Лишь в девки пьяные годна…

 

5

 

Где за острожными вратами

Мерзлотной смертью дышит мгла,

Исходит Родина крестами —

Светла — во искупленье зла.

 

6

 

Мы мчались по следу,

святое сметая —

Жестокой мечтой

одержимая стая.

Вгрызались в отчизну

клыками-штыками!..

И в будущей жизни

мы будем волками.

 

За гибельной гранью

Полярного круга,

Полуденной ночью,

сквозь лютую вьюгу

Прорвёмся во тьму —

и взовьётся над нами

Сияние Севера,

мёртвое знамя!

И с воем протяжным,

звериною песней,

В нас дух человеческий

горько воскреснет;

В груди шевельнутся

надежды осколки…

Но ныне и присно —

мы волки!.. мы волки!

 

7

 

Я поклялся на Книге Книг,

Только знаю — сорвусь на крик…

 

…Но и в гибельный век молюсь:

Не остави планету, Русь!

 

Мемуары палача

 

Он на привязи ярости чувства держал

И питал их отбросами смутных времён.

В лагерях и на воле себя окружал

Номерами — обрубками божьих имён.

 

Исторгая обман из мифических чрев,

К неизбежному счастью он вёл напролом —

Перед статуей Рабства стоят обмерев

Поражённые славой, согретые злом.

 

Перегрызлись эпохи за миску беды,

И усилился вой неживого нутра…

От Кремля уведут на Лубянку следы

Двух породистых строк, что сорвутся с пера.

 

Ивану Бунину

 

…один из последних лучей

какого-то чудного русского дня…

Г.В. Адамович об Иване Бунине

 

Хмурится век эмигрантской грозой,

Вечер предательски зябок…

Вытеснен здесь виноградной лозой

Запах антоновских яблок.

 

Мир без России не станет светлей.

С неба глумятся бесстыже

Над обнажённостью тёмных аллей

Тусклые звёзды Парижа.

 

Кажется, руку во мглу протяни

Сквозь пустоту одиночеств —

И ощутишь окаянные дни

На расстоянии ночи.

 

Тёмные века

 

1

 

Жил блаженный во Христе иноком,

Пел молитвы и псалмы звучные.

О благах не помышлял циником

И награды не искал — мученик.

 

Совершенствуясь душой любящей,

Притеснения терпел многие.

Бил челом, предпочитал рубище

И посты он соблюдал строгие.

 

Всё божился: мол, святой в доску я,

Правду мира заслонял ижицей,

Убеждая, что Земля плоская

И на трёх больших китах зиждется.

 

2

 

Жил учёный… До сих пор в здравии —

Подчиняет Божий мир формуле,

Чтобы цифры бытием правили,

Указуя: хорошо, вздорно ли.

 

Ум исканьями промыт дочиста,

Все извилины — служить годные.

Рад стараться просветить общество

И диету соблюсти модную:

 

Утром — Дарвина стряпня скотская,

К ночи — Фрейдом сгоряча тешится,

Утверждая, что Земля плотская

И на сытых животах держится.

 

Иоанну Богослову

 

1

 

…Проснуться варваром однажды

Под бесконечною звездой

В краю, где ненависть отважно

Ведёт сражение с бедой,

 

Где так привычно сбиться в стаю,

Теснясь под натиском врагов,

Вгрызаясь насмерть и врастая

В гранит летейских берегов.

 

Быть нелюбимым, нелюдимым,

С душой безбожно-нежилой,

Согретой стелящимся дымом,

Покрытой прахом и золой.

 

В чужом отечестве очнуться

И не заметить, как во мгле

Столпы священные качнутся

И небо предадут земле.

 

И лжи дикарское шаманство

В сердца проникнет без помех —

И эхом вырвется в пространство

Сквозь лица первобытный смех.

 

2

 

Ты нам пророчил, Богослов! —

Предчувствием, слезами ли…

Златые листья куполов

На Русском Древе замерли.

 

Ещё неделя — канут в грязь,

Куда ни глянь — распутица.

Ветвей тысячелетних вязь

Пред осенью расступится.

 

С теплом последним — нарасхват! —

Дни облетят опальные,

Сквозную даль посеребрят

Морозные подпалины.

 

Метельный непроглядный гнёт

Бесплодно землю выстелет,

На корни стужа посягнёт,

Но Древо чудом выстоит.

 

Пройдя мучительный виток

От рождества к успению,

Угаснет… и воскреснет в срок

Империя Терпения.

 

3

 

Не камень у распутья вех,

не homo lupus est*, —

Есть в основании Руси

краеугольный крест.

Он — веры нерушимой знак,

бессмертия залог.

Никто не смог его нести,

поднять никто не смог.

 

Его под игом не сломить

языческим нутром,

И покорёжить не дано

Иосифу с Петром.

В лихие дни неколебим

и не изъеден ржой,

Не покорился он орде —

ни местной, ни чужой.

 

Коль мраком обернётся свет,

падёт любви редут, —

Спасенье в символе святом

народы обретут.

Его твердыня исцелит

безбожия протест —

Есть в основании души

краеугольный крест.

 

_____________

Homo lupus est (лат.) — человек есть волк.

Свернуть