24 августа 2019  21:15 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

Крымские узоры


 

Ольга Иванова


Ольга Алексеевна Иванова - Писатель. Поэзия, проза, публицистика, песенное творчество. Автор 16 сборников, около 800 публикаций, в том числе – научно-методических. Участник 33-х коллективных сборников, в том числе составитель 3-х. Её материалы печатались в московских журналах «Семья и школа», «Литература в школе»; «Начальная школа», «Дошкольное воспитание», «Воспитание и правопорядок», «Миша», «Мир библиографии», «Книжки, нотки и игрушки для Катюшки и Андрюшки»; санкт-петербургском – «Мир русского слова»; киевских – «Захист», «Радуга», «Русский язык, литература, культура в школе и вузе», «Початкова школа», «Любомира», «Ренессанс», «Славянская нива»; минских – «Пачатковае навучанне», «Кважды ква»; днепропетровском «Твой детский мир»; харьковском – «Русский язык и литература в школах Украины»; запорожском – «Клякса»; симферопольских – «Нива», «Алые паруса», «Литературный детский мир», «Брега Тавриды», «Крымуша», «Истоки», «Вместе»; многих альманахах, газетах. Автор песен для детей и взрослых, участница лазерных дисков, теле- и радиопередач. Замужем. Образование высшее (Симферопольский государственный университет им. М. В. Фрунзе, Одесская национальная юридическая академия). Прошла путь от учителя до заместителя министра образования и науки АР Крым. Избиралась депутатом районного совета.



Русская ментальность «украинских» авторов

  1. ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ, ИЛИ «БУДЕМ МОЛИТЬСЯ ЗА УКРАИНУ, РАСПЯТУЮ И СОЖЖЁННУЮ И НА МАЙДАНЕ»...

Обрадованная результатами крымского Референдума, я написала на одной из своих страничек в социальных сетях: «Здравствуй, праздник, здравствуй Крымская весна! Здравствуй, Победа нашего духовного единства!».

Среди различных комментариев пришёл ответ от Ольги Волковой, главного редактора газеты для школьников «Клякса» ( г. Запорожье), с которой мы сотрудничали. Обращаясь ко мне, моя тёзка написала: «Ольга! А у нас с Вами, оказывается, разные ценности. Я – за счастливую Украину и за МИР! А Вы – нет? Но я думаю, что время нас рассудит. Ведь известно, что за все в этом мире приходится платить. Давайте вернёмся к этой теме хотя бы через год».

Не могу я ждать год: не знаю, сколько в это тревожное время каждому из нас отведено, тем более, на электронную почту мне пришли письма от писателей и общественных деятелей из других регионов Украины. Друзья пишут о своём страхе жить в теперешней Украине, и, по понятным причинам, я не называю их имён.

Почему же я не за мир?

Мы, русские, живущие на Украине, любили её, нашу страну. Посвящали ей свои стихи, песни, строили и создавали, развивали науку, жили для её процветания, учили этой любви детей, наши дети знают русский и украинский языки – безусловное богатство государства. Для сохранения целостности Украины мы с горестными переживаниями в душе согласились с трезубцем, с жёлто-голубым флагом, многие годы мы шли на определённые языковые уступки, но, к сожалению, уступчивость нередко воспринимается как слабость.

Статьи 10, 11,12 и 13 Закона Украины 1998 года «Конституция Автономной Республики Крым» декларировали крымчанам право говорить и писать по-русски. Однако в школах, вузах, в государственных учреждениях, нотариате и в судах нас заставляли говорить и писать по-украински.

Нам запрещали вспоминать нашу совместную историю: почти во всех школах, техникумах, вузах были закрыты музеи Боевой Славы, во многих газетах вымарывались слова «Великая Победа», «советский народ», «красное знамя». Мы боролись, и реанимировали в Крыму эти понятия. Но во Львове на майской демонстрации были избиты ветераны, принесшие освобождение от фашизма.

В наших паспортах искажали наши имена и фамилии, нам говорили, что русские достойны только лозунга: «Чемодан, вокзал, Россия». Нам грозили: «Москаляку – на гиляку».

Беззастенчиво лгали молодёжи, что в советское время запрещался украинский язык, украинскую литературу (на самом деле прилавки магазинов были забиты книгами на украинском языке, чтобы купить на русском, выстраивались огромные ночные очереди). Якобы запрещались украинские памятники (однако самый большой памятник украинскому писателю – Ивану Франко – был поставлен во Львове в советское время, во всех крупных городах Украины стоят памятники Тарасу Шевченко, кстати, в 2014 г. памятник великому украинскому поэту появился в России, в Москве.

Закрывали русские школы и русские классы, не скрывая того, что развитие украинского может осуществляться только за счёт русского языка. Русская литература вошла в курс иностранной. Довели до того, что дети из западных регионов говорили: «Вы только не говорите учительнице, что я летом на отдыхе в Крыму читал (а) по-русски, почтовый конверт в наш адрес подписывайте только по-украински, иначе нам дома не дадут жить».

Дети из русскоязычных семей были лишены возможности изучать русский язык и литературу в полном объёме. За последние годы из школьной программы постепенно исчезли авторы и произведения, формирующие русское мировоззрение: «Дубровский» Пушкина, «Ванька» Чехова, «Бежин луг» Тургенева; произведения Пришвина, Гончарова, Некрасова... С прошлого года из образовательного стандарта удалены «Муму» Тургенева и «Бородино» Лермонтова. По словам лучшего детского поэта, крымчанина Юрия Полякова: «Это не только ущемление прав. Это – духовный геноцид русских, проживающих на территории Украины. А говорить о том, что наши права защищены только потому, что нам разрешают говорить по-русски - полное лицемерие».

На Украине был объявлен День родного языка. Также был объявлен День государственного языка. Но в День родного языка по всем школам Украины рассылались гласные и негласные распоряжения из министерств, что должен прославляться только украинский язык. Тем самым полностью игнорировалось то, что у детей может быть другой родной язык. Полистайте газеты последних лет, наберите в поисковике: «День рідної мови у школі», - сможете увидеть, как во всех школах проводился этот так называемый «праздник» .

На одном из форумов педагогов и литераторов во Львове, по словам руководителей форумов, финансируемых из США, ставился вопрос о том, что на территории Украины не может быть иного родного языка, нежели украинский. Я поднялась на трибуну и аргументировано запротестовала, меня пытались зашикать и освистать, однако я довела свою речь до конца. Сходила с трибуны в полнейшей тишине. В перерыве ко мне подошли учителя и благодарили за мою позицию  со словами, что в их школах запрещено даже думать по-русски.

На один из международных молодёжных фестивалей Крыма приехали молодые львовянки, и были от всего увиденного в Крыму в восторге. Уезжая, распространили плакаты, на которых матрёшка с презервативом на голове и надпись: «Дружба дружбой, но предохраняйся». На возмущение других участников фестиваля и вопросы, кого и за что они хотели обидеть, ведь все приехавшие из разных стран, не сговариваясь, говорили по-русски, девушки ответили: «Пусть лучше Крым отойдёт Турции, чем России».

И вот зазвучали открыто лозунги: «Нет – полукровкам, бей жидов и москалей». Этого мы, дети и внуки тех, кто освободил Украину от коричневой чумы, не смогли пропустить мимо ушей, тем более, что большинство крымских семей многонациональны. Дети наши – не полукровки. Они самые красивые дети, потому что почти в каждом из них текут несколько полноценных великих кровей.

При этом, в годы «самостийности и нэзалэжности» каждое новое украинское правительство присылало в Крым практически на все руководящие должности своих временщиков, нас беззастенчиво стали называть оккупантами, пришельцами. Могу сказать только о своей семье: могилы моих дедов и бабушек, родителей и родителей мужа – в Крыму, я, мой муж, наши братья и сёстры, наши дети и внуки родились в Крыму.

И разве я не соглашусь с тем, что за всё нужно платить?

Уже давно заплачено! Кровью наших отцов, дедов, их братьев и сестёр! Потом и слезами наших бабушек и родителей! Наконец, нашим трудом. Мы сполна заплатили за единство, процветание и счастье искренне любимой нами Украины. Не мы пришли на её улицы с огнём и мечом.

Не могли мы согласиться с кровавым захватом власти в 2014году в Киеве отпрысками тех, кто «геройично ховався у лисах» и стрелял нашим отцам в спины во время Великой Отечественной, легитимной (плохой или хорошей, но избранной большинством украинцев)

Коктейлю Молотова, автоматам Калашникова, угрозам и призывам к насилию крымчане 16 марта 2014 г. противопоставили мирный Референдум. Так почему же он так пугает наших оппонентов? Не потому ли, что они не смогли столкнуть нас друг с другом лбами? Не потому ли что не успели напиться нашей крови? Не успели разорить наш цветущий полуостров, обезобразить его, как столицу Украины.

Верховная Рада Украины после победы майдана принимает одиозный закон о языке, вместо процедуры импичмента. Не это ли показатель того, что нелегитимное правительство намеренно противопоставило народы Украины, втягивая их в гражданскую войну.

Разогнан Конституционный Суд Украины , то есть, попрана Конституция Украины. Могут ли честные люди жить в стране без Конституции? Возможен ли гражданский мир в государстве, где попрано право?

Именно потому, что мы за мир и против беззакония, экстремизма, терроризма, фашизма, мы единодушно ( 96,77% избирателей-крымчан) проголосовали 16 марта 2014года на Референдуме за вхождение Крыма в состав многонациональной России. И только 2,51 % избирателей отдали свой голос за статус Крыма в составе Украины.

Мы любим Украину. Мы не позволили втянуть себя в гражданскую войну и, снова цитируя поэта Юрия Полякова, «будем молиться за Украину, распятую и сожжённую на майдане»...



  1. ОБЪЕДИНИТ ЛИ УКРАИНУ НАЦИОНАЛИЗМ?

На мою статью «Будем молиться за Украину, распятую и сожжённую на майдане... » пришло много отзывов из России, Белоруссии, Болгарии, Сербии, Украины. Болгарский поэт Симеон Христов написал: «Я всегда был убежден, что Крым обязательно перейдёт к России. Это самое нормальное, что могло случиться и произошло. Есть люди, которые говорят только то, за что им платят. Я говорю, как велит моя совесть. Я знаю, что происходит в Украине. Бесконечная смена олигархов и беззаконие. Но люди там не понимают этого. Поймут непременно».

К сожалению, были и корреспонденты (их единицы), писавшие, что выход Крыма из Украины не расколол, а сплотил страну, и, якобы, весь народ, объединённый справедливым гневом, готов восстать против России. Именно об этих людях и пишет Симеон Христов.

Их сознание зомбировалось в течение двух десятков лет, в результате чего они считают себя истинными украинцами, а всех с другой культурой, с иным менталитетом, инакомыслящий немедленно причисляют к разряду посягателей на украинское самосознание, «свободу». Не все украинцы такие.

Зомбирование проводилось и среди русского населения Украины: якобы они-то русские, но уже не такие, как в России, что им, по словам бывшего президента Украины В. Ющенко, нужно освободиться от старых ценностей и символов. В одном из моих рассказов – «Отцовский китель» – девочка, под действием такой пропаганды, выкидывает отцовские ордена – сюжет рассказа взят из реальной современной жизни. На Украине постоянно вбрасывались идеи о переименовании улиц, сносе памятников, предлагались грязные анекдоты о героях Гражданской и Великой Отечественной войн. К сожалению, многие слухи и псевдо-открытия в области истории подхватывались СМИ и тиражировались. Хитро выстроенные, едва уловимые западно-американские технологии формирования сознания вкрадчиво объясняли молодым людям, что старое ошибочно, что вся история переписана «ненавистными коммуняками», идеалов нет. И вот уже забываются родные корни, попираются могилы предков, скомкано изучается родной русский язык (и что это за язык, если он даже не государственный?!), и вообще, якобы, Россия – агрессор и враг всему украинскому. И вот молодой человек уже начинает задавать вопросы: «Может, лучше было бы сдаться Гитлеру? Может, тогда мы бы лучше жили? Может, попав в Европу, мы тут же станем богатыми, счастливыми, НЕЗАВИСИМЫМИ?!».

Когда в ноябре 2013 года Киев (заметьте, не Украину!) захлестнула очередная майдановская волна, я с ужасом увидела, что её поддерживают люди, которых я считала умными, а ведь уже тогда летели камни и оскорбительные словаИ именно бросающие камни и не стесняющиеся в выражениях хотели в Европу.

Западным и американским идеологам и политтехнологам не удалось подменить сознание русских только потому, что не хватило времени впихнуть вышеперечисленные «идеи» в «окно Овертона», не рассчитали «преобразователи мира», как сильна у русских любовь к предкам, тяга к своим корням, как независимо их мышление. Русский долго терпит, долго запрягает, но уж если расправит плечи!..

Напомню своим оппонентам, что Россия не отвоёвывала Крым у Украины, он сам на основании результатов общекрымского референдума не просто добровольно, а активно настоятельно и с огромной благодарностью присоединился к России. Как писатель я не могла не отметить, что вхождение автономии в Российскую Федерацию на правах субъекта федерации практически в одночасье отразилось в поэтических произведениях моих коллег по писательскому труду: Константина Фролова, Владимира Грачёва, Льва Болдова, Веры Трифоновой, Галины Яковлевой и многих других (не это ли доказательство всеобщего духовного подъёма?!).

Да простит меня читатель, но здесь не могу не вспомнить о многочисленных высказываниях в Интернете и СМИ, что Референдум, якобы, нелегитимен и обошёлся Украине в 16 миллионов гривен, хотя он в действительности был профинансирован из крымского республиканского бюджета. Хорошо бы всё-таки господам, пишущим такие вещи, определиться: нелегитимен или обошёлся? Если его финансировала украинская власть, то: а) он законен; б) украинская власть финансировала незаконный Референдум (нужное подчеркнуть).

К слову, произведения крымских авторов предугадывали возвращение Крыма в Россию. О том, что Крым вернётся в родную гавань писала Ольга Иванова (г. Симферополь):


МОЯ РУСЬ

 

Я сшибаю росинки,

Что подобны слезам,

И грустят небосинью

Птиц вразлёт голоса…

 

У травы эту нежность,

У полей широту

И цветочную свежесть

Я возьму и верну.

 

И не сгину, не струшу

Ни в воде, ни в огне

С верой: русскую душу

Деды вверили мне.

 

На корнях, на глубинах

Я росла и держусь,

И одна мне орбита –

Это ты, моя Русь.

 

Я люблю Украину,

В ней живу и тружусь,

Но тебя не покину –

Через годы вернусь.

(24 ноября 1997)

 

Я ОСИЛЮ

 

Ты оставила меня, моя Россия,

Как корабль ушла за горизонты.

У меня истаивают силы

На плоту испепелёно-тонком.

 

Я не крикну даже из пучины,

Чтоб воды морской не нахлебаться:

Здесь «сибризами» меня «учили»,

Чтоб к тебе вовеки не добраться.

 

Ты корабль в бездонном океане,

Крутишь там, вдали, нещадно мили,

Но, как сменятся на рейде капитаны,

Догребу, увидишь, я осилю.

(24 ноября 1997)

_______________________________________________________________

*«Си Ббриз» – ежегодные военные украино-натовские учения на Украине.

Эта же боль пронизывает строки севастопольского поэта Александра Федосеева:

 

Отделили нас и не спросили

(не было радетеля щедрей)

Севастополь тянется к России,

Как ребёнок к матери своей.


Российский поэт, постоянно проживающий в Крыму, Константин Фролов отразил мысль возвращения Крыма в российское лоно в поэтических строчках:

 

Мы однажды вернёмся, Россия,

Под твои вековые крыла,

От свободы своей обессилев,

Что обчистила нас догола.

От бредовых своих вожделений,

Под кликушеский западный вой,

Мы придём и уткнёмся в колени

Непокрытой своей головой.

Побеждая в боях эпохальных,

Об униженных братьях скорбя,

Ты жалела и ближних и дальних,

Никогда не жалея себя.

Ты несёшь это бремя отроду,

Как венец из терновых ветвей,

Положив за чужую свободу

Миллионы своих сыновей.

Сколько стоили эти победы

Крови, пота, отваги, труда,

Если с запада – немцы да шведы,

Золотая – с востока – Орда!

Быть бы нам бессловесной прислугой,

С очерствелою коркой в горсти,

Если б ты не надела кольчугу

И не встала у них на пути.

Натерпевшись от «жизни красивой»

По наивной своей простоте,

Мы однажды вернёмся, Россия.

Так бывает у взрослых детей.

В знак раскаянья и очищенья,

Признавая порочность и блуд,

Мы открыто попросим прощенья

За своих бесноватых иуд.

Заигрались народные слуги,

В одиночку деля пироги!

Сколько лет наши дети и внуки

Раздавать будут наши долги!

Мы укажем своим демократам

Дальний путь в долговую тюрьму.

Лучше быть на Руси «младшим братом»,

Чем холопом в чужом терему.

Мы столы вкусной снедью накроем,

В кубки вина златые нальём,

По былому поминки устроим,

Наши лучшие песни споём.

Нас отрезали и не спросили,

Нужно ль нас от тебя защищать?

И когда мы вернёмся, Россия,

Ты простишь. Ты умеешь прощать.

(29.01.2011)

 

Для половины украинцев и для преимущественного числа крымчан стихотворение этого автора «Наш язык» стало знаковым и вселяющим надежду, что рано или поздно настанет конец засилья украинского языка в русской среде на территории Украины:

 

Наш язык – продолжение той сокровенной молитвы,

Что свела воедино разрозненные племена.

Восхитительным гимном звучала в преддверии битвы

И на подвиг святой сыновей вдохновляла она.

 

Наш язык – от рождения каждому данное имя,

В коем всякая буква имеет свой царственный смысл.

Оттого искаженье его языками иными

Изменяет судьбу вплоть до смерти, тюрьмы да сумы.

 

В дни великих побед и в жестокие годы гонений

Каждым звуком своим в обрамлении смеха и слёз

Наш язык приносил нам божественный дар откровений,

Изначально ленивую мысль возвышая до звёзд.

 

И цедя иноземную речь сквозь славянское сито,

Отметя шелуху, мы в грядущее строили мост.

Чем богаче и гибче язык – тем мудрее носитель,

Чем изысканней цель – тем активней работает мозг.

 

Наш язык разорвал древних правил громоздкие клети,

В гордом взлёте сознанья стряхнув ожерелье оков.

Не случайно в словесных баталиях прошлых столетий

В нём легко растворились десятки других языков.

 

Наш Великий Язык драгоценнее прочих наследий:

Это парус на мачте и дующий в спину зюйд-вест.

Из томов словарей и бесчисленных энциклопедий

Можно запросто соорудить не один Эверест.

 

Но когда вместо шумных каскадов и брызг водопада

Остаётся в наследство гнилой, полувысохший ров –

Скудоумье народ превращает в послушное стадо,

А людей, не желающих мыслить – в ничтожных рабов!

 

Так не дайте ж иссякнуть ключу в годы смут и брожений!

Не позвольте ничтожествам храм Языка разорить!

А иначе, друзья, вы достойны любых унижений,

Если вам всё равно, на каком языке говорить!

 

Предвосхищают события крымской весны строки Константина Фролова («Гимн Севастополя 1853 – 1855») :

 

«Покуда будет русским Севастополь,

Россия не изведает стыда!».

 

Симферопольский бард Владимир Грачёв также предрекал единение Крыма с Россией («Россия начинается в Крыму», 2012; «Крымский марш», 2008; «Российский флот», 2009).

Эти же мысли и чаяния мы прочитываем у Галины Яковлевой из Феодосии (4 марта 2014):

 

К РЕФЕРЕНДУМУ

 

Когда б меня о том спросили,

Сказала б Богу самому:

«Моя мечта? – Уснуть в Крыму

И встретить новый день в России!».

 

А в самый день референдума (16 марта 2014), когда ещё не были известны его результаты, но они угадывались по общему настроению жителей полуострова, у Галины Яковлевой родились строчки:

 

Когда над крымскою землёй
Бандеровская власть нависла,
Надежды наши, наши мысли
Связали мы с тобой одной,
Россия!
Нам нужен мир. Мы все равны
Национальностью и верой.
Нам чужд фашизма сумрак серый.
Мы правдою своей сильны,
Россия!
А правда на земле одна:
С тобой отныне и навеки.
И в каждом русском человеке
Пульсирует: моя страна – Россия!

 

До Референдума в Крыму продолжали выходить книги с советской символикой, запрещённой указом президента Украины В. Ющенко. Издавались сборники стихотворений и рассказов о Великой Отечественной войне, причём в них принимали участие в основном поэты, родившиеся в мирное время: Александр Загорулько, Сергей Овчаренко, Александр Склярук, Юлия Цисарь, Ольга Иванова. В своих произведениях авторы выступали как истинные наследники славы своих отцов и дедов.

Напомню также, что русскоязычные граждане составляют половину населения страны. Неважно, как проводилась последняя перепись, можно просто посмотреть записи многих телепередач, телешоу предыдущих лет: журналисты натужно задают вопросы по-украински, а гости студии, из каких бы регионов страны они ни были, в подавляющем большинстве отвечают по-русски. Книги, билеты на спектакли на русском языке раскупают на Украине гораздо охотнее, чем на украинском. Показательно: люди голосуют рублём за выбранный язык.

Среди украинцев есть огромный пласт населения, о котором вспоминают нечасто. Это те люди, по сердцу которых прошла граница между Россией и Украиной. И если принимать во внимание то, что писатели – это выразители идей, чаяний, устремлений довольно большого количества людей, то численность представителей билингвизма весьма значительна, потому что литераторы, пишущие, думающие на двух языках и страдающие от притеснения одного из языков, проживают во многих областях Украины. Произведения их красноречиво говорят о том, что эти авторы, как и русские люди из юго-восточных регионов, никогда не станут объединяться вокруг националистической идеи, которую с первых дней продекларировали те, кто пришли вооружённым путём на плечах майдановцев к власти.

Все годы украинской независимости двуязычные литераторы были носителями и выразителями центростремительных идей украинской государственности. Это они объединяли украинское и русское начала в стране, проповедовали культурные общеславянские ценности, а не противопоставляли одних граждан Украины, говорящих и думающих по-украински, – другим, говорящим и думающим по-русски.

Теперь они поставлены в такое положение, что им рано или поздно придётся делать выбор.

Думаю, я ответила своим оппонентам, и всё же приведу небольшую подборку стихотворений поэтов из разных уголков Украины.

Обращаю внимание на то, что эти произведения созданы ещё в предмайдановское время, написаны не суржиком, как может показаться с первого взгляда, а двумя литературными языками (русским и украинским), их перекличкой, их переплетением. Приём использован для усиления эмоциональной окраски сказанного.


Василий Воргуль

(Харьков)

 

Не русский я – хохол русскоязычный,

Влюблённый в поле, птичий хоровод,

Апрельский дождь, июльский сон криничный,

Вишнёвый цвет, малиновый восход.

 

Не русский я. Стезя моя лихая.

Размыло южной мягкостью глагол.

Но если ты брюзжишь, Россию хая,

Тогда я – русский. Больше, чем хохол.

 

Не русский я. И взгляд куда ни кину,

Зажата «ненька» нищенской межой.

Когда же недруг лает Украину,

Я – украинец всей своей душой.

 

Не русский я. Ночами оглупело

Не рвусь в терзаньях: «Чьих же я кровей?».

Меня Сумская ласточка напела,

Помог ей в этом Курский соловей.

 

Васыль Дробот

(Киев)

 

Политая потом и кровью,

Родная-родная земля,

Ты станешь для всех изголовьем,

Травой на ветру шевеля,

Любому, сомкнувшему веки.

Прижмёшься ладошкой к щеке,

И он позабудет навеки,

На чьём говорил языке.

И станет землёй – Украиной –

Всем будущим детям твоим…

Так ты за язык не кори нас,

Пока мы ещё говорим.

 

Елена Матвиенко

(Бердянск)

 

ИСПОВЕДЬ РУССКОЙ УКРАИНКИ

 

Помню, реял в небе синем

Лозунг в давние года:

«Украина и Россия

Породнились навсегда».

 

Помню праздничные трубы,

Море флагов из окна…

Триста лет великой дружбы

Отмечала вся страна.

 

«Переяславскую Раду»

Ставил школьный наш кружок,

И играл Богдана рьяно

Закадычный мой дружок.

 

И восторженно внимали

Звучным гетманским словам

В полутёмном школьном зале

Мы, потомки тех славян.

 

Где вы, дружные ребята

С детской солнечной земли?

То, что прежде было свято,

Расплескали? Сберегли?

 

Может быть, таились в щели,

Ожидая перемен?

Может, чудом вдруг «прозрели»,

Осудили братский «плен»?

 

И в угаре той свободы

Жгли столетние мосты,

И, расправив плечи гордо,

Распушили вдруг хвосты,

 

Чтоб, хвалясь до неприличья,

Вознестись аж до небес,

Всё славянское величье

Приписав одним себе.

 

Мы такие, мы сякие,

Соль земли да пуп земли.

Да зачем нам та Россия?

Нас в Европе заждались!

 

Так «пошёл процесс» прозренья…

И тревожно за него

Мне – живому воплощенью

Братской дружбы вековой.

 

… Как бывало той порою,

Не ходили под венец

Мама – русская по крови,

Украинец – мой отец.

 

Тот союз благословляя,

Повенчала их любовь,

И слились во мне тверская

И житомирская кровь.

 

Был отец «врагом народа»

Строил Беломорканал,

Но в войну, в лихие годы

Он Россию защищал.

 

Мать, с детьми в тот час суровый

И с отцом на костылях

Засевала жизнью новой

Украинские поля.

 

Русский ты или не русский –

Кто их спрашивал тогда?

Триста лет великой дружбы

Подтвердила та страда.

 

Как хотите, так судите,

Жизнь у каждого своя…

Кто в тени, а кто в зените.

Но о том мечта моя,

……………………………..

Чтобы пели, не смолкая,

Про согласье и любовь

Две струи во мне –

Тверская и житомирская кровь.

 

Римма Катаева

(Полтава – Харьков)

 

УКРАИНА

 

«Україно моя!..»

А моя – не моя Украина?!

В этой хлебной земле –

непокорные корни мои.

«Стебловина» взросла –

не слаба, но нещадно ранима.

Сколько разных ветров

норовили её надломить!..

Породил меня город.

Город пестрой стремительной жизни.

Из петлистых дорог

я к нему возвращалась всегда.

Он меня обнимал, он учил,

он натягивал жилы, –

Где-то в харьковском небе –

неприметная светит звезда.

Я врачом начинала,

мотаясь по сельским ухабам.

Молодая – в резине –

месила полтавскую грязь.

Как любили меня

эти хворые сельские бабы,

Мужики не спускали

с меня доверяющих глаз...

Там полтавские зори

такие мне песни напели!

Там дремотная Ворскла

казалась мне райской рекой.

Там любовь повстречала

в распахнутой серой шинели.

Там я дочь родила.

Там однажды взорвался покой.

А потом – сколько лет,

сколько верст я по ней исходила –

По большой Украинской,

богатой и нищей стране...

Из усталой земли –

беспокойную черпала силу

И мечтала о новой,

её возрожденной весне.

Я пишу для неё.

Пусть неровно, срываясь от боли.

Украинскому слову –

ищу я живой перевод.

И страдаю за судьбы,

чей голос душили в неволе,

Чьим стихам иногда

слишком поздно приходит черед.

Роюсь вместе со всеми

в забытых, зарытых руинах.

Каждый голос осмыслить пытаюсь:

куда он зовёт?*

Лишь бы правду свою

отыскал и очистил народ!..

«Україно моя...»?

И – моя, и моя Украина!

_____________________________________

Римму Катаеву многие современные поэты считают своим учителем, старшим братом по перу. Благодаря её подвижническому труду увидело свет большое число произведений украинских поэтов.


Владимир Родионов

(Чугуев)

 

ДВА КРЫЛА

 

Нет-нет и я разговорюсь,

Бывает, с младшим сыном,

Как я люблю святую Русь

И нэньку-Украйину.

Они, как два моих крыла,

Два сердца и две страсти.

И если Русь мне жизнь дала,

То Украина — счастье!

 

 

Татьяна Патенко

(Запорожье)

 

 

Я не бью себя в грудь,

не кричу: «Украинка!».

А ведь я её суть

и природы кровинка.

 

Золотистая степь –

мне как лес белоствольный,

только взор не ослеп

разделеньем сегодня

 

двух великих племён

да славянского корня.

Это рокот времен

так щемит колокольный.

 

Ведь Есенин в душе,

как и нежный Шевченко.

На каком рубеже

меж культурами стенка?

 

Только я не хочу

изнутри разделяться.

Не гашу я свечу

вековечного братства.

 

Нас связала любовь,

породнила нас Муза.

Украинке, мне вновь

ощущать себя – русской.

 

Но и русской душе

степь близка бубенцами.

На каком рубеже

разделились мы сами?

 

И рокочет струна,

степь веками рокочет.

Где живу, чья страна,

понимать дух не хочет.

 

Соловей здесь поёт,

соловейко щебече,

по устам мёд течет

мови так же, как речи.

 

Киев так же, как мне,

и для русских – святыня,

и пылают в огне

купола золотые.

 

Я друзей не делю

на своих и на русских.

Мне свои – с кем пою,

с кем смешно мне и грустно,

 

с кем делиться пришлось

хлебом так же, как солью.

Я хозяин, и гость,

и философ спокойный.

 

А ведь я её суть

и природы кровинка.

Я не бью себя в грудь,

не кричу: «Украинка!».

 

Евгений Гринберг

(Запорожье)

 

ПОДМОСКОВНАЯ ЛЮБОВЬ

 

Я люблю Украину,

Як кохану дівчину.

Не нужны никакие мне иные края.

Но и в милой России

Те же дали и сини.

Там живет в Подмосковье дорогая моя.

 

Ничего нет дороже,

Чем моё Запорожье.

Здесь девчонки не хуже, а порой лучше всех.

Но других я не знаю.

Я всегда вспоминаю

Подмосковную речку и счастливый твой смех.

 

Я люблю Украину,

Как положено сыну,

Украинские звёзды мне в окошко глядят.

А в соседней России

Есть глаза голубые,

Только там твой зовущий и волнующий взгляд.

 

Украинские ночи,

Словно черные очи.

А в России над нами – звёзд широкий полет.

Там на старом причале

Мы рассветы встречали,

И с тобой целовались мы всю ночь напролёт.

 

Есть ещё одна поэтесса из Днепропетровска, которую я не могу не процитировать. К сожалению, из-за событий на Украине и по её просьбе я не называю имени автора.


ПАТРИОТИЗМ

 

Сказали мне: «Любя народ,

Ты ритма Родины не слышишь.

И коль стихи по-русски пишешь,

То, значит, ты не патриот».

 

Мне ваш понятен нигилизм,

И ваша злость ясна мне, братцы,

И всё же стоит разобраться:

Каков он – наш патриотизм.

 

Ведь с каждым днём во мне сильней

И нерушимей убежденья –

Патриотизм не от рожденья,

Патриотизм он от корней.

 

Ковал отец мой тридцать лет

Военный щит родной державы

И с гордостью носил мой дед

Три ордена «Шахтёрской славы».

 

Чтоб защитить свою страну,

Другой мой дед ушёл солдатом

На ту проклятую войну

И пал в Победном сорок пятом.

 

И вот уже полвека мать

В родном краю детишек лечит…

И вы хотите мне сказать,

Что мой патриотизм увечен,

 

«Тому що не пишу вірші

На рідній українській мові»???

Остыньте! Глупо хмурить брови

На выражение души.

 

А Родина – она поймёт:

Язык – не велика отвага.

Кто трудится стране во благо,

Тот – настоящий патриот.

 

  1. КОМУ ЖЕ ПРИДЕТ В ГОЛОВУ ИНТЕРЕСОВАТЬСЯ МНЕНИЕМ ШАХМАТНОЙ ДОСКИ?

О происходящем в России, на Украине и в целом мире крымчане хорошо информированы, потому что могут беспрепятственно смотреть новости как российского, так и украинского телевидения. И всё-таки большую часть информации мы получаем от своих друзей, приятелей, знакомых, оставшихся на территории, контролируемой теми, кто ненавидит «москалей». Это не только Юго-Восток Украины, но и центральная и западная её части. Мы продолжаем созваниваться, переписываться в социальных сетях, получать эпистолярные весточки. Вот какие письма пришли мне по электронной почте от писателей (не называю имён и убираю некоторые подробности, чтобы обезопасить корреспондентов, насколько это возможно). Первое письмо – из Ровно.

«Здравствуй, Ольга! Всегда завидовал крымчанам, а сейчас белая зависть просто зашкаливает. Сейчас смотрю только российские каналы – до кабельного пока не добрались. А когда доберутся – буду смотреть по сети. Тут они ПОКА бессильны. Очень одиноко, единомышленников все меньше (по крайней мере вслух), чего и следовало ожидать. То-то еще у НАС будет. Но хотя бы Крым – это уже согревает и вселяет хоть какую-то пусть призрачную надежду на будущее. Я за четыре года сделал все, чтобы обо мне все забыли – было лишь выживание. лишение полноценной работы после поездки в Россию в году по линии и попытка популяризировать свои контакты (для нас это – безумие, видимо). Восстановился полноценно на работе лишь при смене власти), но теперь (с ее уходом-свержением) вполне вероятно все повторится. За это время «получил» немалые проблемы со здоровьем. Конечно, о уже почти не помышляю, весь распорядок жизни не располагает.   Но желание общаться со своими единомышленниками в эти дни стало непреодолимым. С. дал твой адрес. До этого порылся в почте и нашел весточку от тебя на , вообще-то избегаю социальных сетей).

Ребята, будьте осторожнее там – вы не знаете лютой ненависти, упорства и подлости бандеровцев. «Градами» могут управлять их подготовленные спецы или западные наемники. Будут, я думаю, и в России провокации внутри и с юга (Кавказа), а может, и что-то похлеще. Уж очень они тут, переговариваясь по МТ, ждут каких-то «сюрпризов» для противоположной стороны.

Ольга, пиши – любая весточка для меня будет в радость».

Второе письмо пришло из Киева.

«Олечка, ну что я могу сказать о своей нынешней жизни? Впереди – полное беспросветье…

Я – русскоязычный писатель. это почти что смертный приговор. Мало того, что пишу не на «мове», так еще и востребованный автор, в то время как украиноязычные писатели даже в Украине издаться не могут. И что, они будут ко мне хорошо относиться?..

Два высших образования. Кому всё это надо? Когда начался первый Майдан (10 лет назад), я сразу ушла с работы, не дожидаясь неприятностей. И правильно сделала, потому что остальных, кто не ушел , потом дико прессовали, выгоняли даже без пособия.

Сейчас уже несколько лет работаю . Зарплата – на 10 долларов больше, чем у нашей уборщицы. И гораздо меньше, чем у дворника. Собственно, моя зарплата равна ежемесячной квартплате. Вот так у нас ценят квалифицированный труд. Если бы не сыновья – вообще не представляю, как бы выживала. Хотя у них сейчас с работой тоже туго. А дальше, кажется, работы ни у кого не будет вообще, потому что экономика разрушена полностью, зато долгов уже набрали – даже правнукам нашим отдавать придется.

Живём буквально одним днём. В Киеве сейчас хоть стрельба прекратилась, и то – радость. На каком языке говорить – вообще непонятно. Ведь литературный украинский (полтавский диалект) бандеровцы считают «москальской мовой». В их понимании ХОРОШИЙ украинский язык – тот, что пересыпан польскими, венгерскими, румынскими словами. В крайнем случае – суржик. Но я ТАК говорить никогда не научусь. Не дано мне это.

Так что, рискуя здоровьем, продолжаю говорить по-русски, а это теперь чревато. А если учесть, что я родилась и выросла в «сепаратистском» …

Очень рада за крымчан, очень! Как вовремя и красиво вы отчалили отсюда… Молодец ваш Аксёнов! И Константинов, и Чалый – разумные, дальновидные. У нас таких нет, увы, вот и приходится нам быть «оловянными солдатиками», потому что Америке от скуки вздумалось поиграть «в войнушку».

Шахматную партию разыгрывают два гроссмейстера планетарного масштаба: Америка и Россия. Европейские страны – фигуры, конечно, значимые, но голос у них всего лишь совещательный. Остальные страны – так, пешки. А нам даже пешками быть не довелось. Украина – просто шахматная доска, на которой, собственно, и разыгрывается партия. А кому же придет в голову интересоваться мнением шахматной доски? А уж тем более – её благополучием?..».

Эти смелые письма, кроме информационной, имеют документальную ценность очевидцев, поэтому я решилась на их публикацию.

  1. ПРОБИЛ НАБАТ

Пробил набат. Уже не только мужчины, но и женщины Луганска, Одессы, Донецка, Славянска, Дружковки и многих других городов Юга-Востока Украины заявили о своей решимости взяться за оружие и направить его против киевской фашистской хунты. У пронзительно тонко настроенных сердец поэтов есть особое оружие – Слово. Вот оно, Слово женщин-поэтов. Оно с нами, несмотря на то, что трудно ему теперь быть услышанным: на Украине закрыты многие русскоязычные газеты, радио- и телеканалы. Поможем же ему пробиться через все препоны, выучив и передав другим эти строки. Пусть это Слово поможет нам и нашим братьям-славянам выстоять!


Ирина Вязовая

(Полтава)

 

Дед, это я виновата,
Это моя вина!
Был на 9-е Мая 
Только глоток вина. 
Вечно спешила куда-то,
Ехала на шашлыки, 
Дед, мы войну забыли,
Жили, как дураки.
Дед, это я виновата, 
Некого обличать.
Я про фашизм забыла 
Детям своим кричать, 
Кланяться ветеранам 
Светлой Победы той
И поминать их в храмах
Перед иконой святой.
Дед, это я виновата –
Не закрывала дверей
Тем, кто травил в 
Украине Байки про «москалей».
Морщилась, но молчала. 
Я не звенела в набат,
Каждому не кричала,
Что славянин мне брат.
Дед, это я виновата
В том, что при власти – ворье. 
В том, что из схронов вышло
Неонацистов зверье.
Я затыкала уши.
Взглядом блуждала окрест .
Я была равнодушна.
Время идти на крест. 
Дед, я к тебе за прощеньем.
Знаю, ты на Небесах. 
Буду жива – в День Победы
Стану в молитве в слезах.
Внукам своим не устану
Правды слова нести. 
Против фашизма я встала.
Дед, если что – прости.



Лариса Французова

(Харьков)



ОБРЕЧЁННОСТЬ ОТРЕЧЕНЬЯ…



Пожили? Хватит! Здрасьте,

Раскол и двоевластье!

Кому – любить весною,

А нам вот – воевать!

Кому – жечь эти страсти,

Кого – кромсать на части,

Кому – война войною

Кому – родная мать!

Команда всем: «Карать их!»

Рать снова против рати

За первенство традиций,

Кровей и языков,

Гоните на распятье

Свои своих же братьев,

Для тешенья амбиций

Жестоких вожаков.

Мы те же, что и раньше,

Народ! Очнись! Воспрянь же!

Смотри, пока есть зренье:

Перед тобою – брат!

Меж верою и фальшью,

От истины всё дальше…

Не стала поученьем

Война сто лет назад.

Но здесь не ждать медалей –

Здесь выживешь едва ли,

В политике двуликой,

На игрищах царей;

Вы жаждете баталий?

Давно ли не слыхали

Детей славянских крика

И плача матерей?!

Война – дрянная штука,

Хоть нам и не наука,

Простите, наши деды,

Что братьями реклись,

Прошли сквозь смерть и муку,

Лишь для того, чтоб внуки,

Наследники Победы

От братства отреклись!



Анна Зенченко

(Евпатория)

ОДЕССА. МИРНЫЙ ДЕНЬ. ВТОРОЕ МАЯ…



«Они стояли, куча дикарей, и хриплыми смеялись голосами…»

(Муса Джалиль)

Над минской трассой ледяная стынь –
Лютует в Белоруссии мороз.
Вот стрелка с указателем – «Хатынь»
Сквозь рябь в глазах от стынущих берез.

Мы подъезжаем. Снег и голый лес.
Под мерный звук печального набата
Я слышу голоса и жуткий треск,
Прервавший детский крик, из автомата.

Навстречу нам, времен взрывая миг,
Неся в руках обугленное тельце,
Худой и обессиливший старик
Шагнул. И в душу заглянул. И в сердце.

СС Галичина – стада зверей -
Шеренгой черной встала между нами…
«Они стояли – куча дикарей -
И хриплыми смеялись голосами…»

Стирают боль ушедшие года.
И жертв и палачей смывают лица…
Я верила в тот миг, что никогда…
Что это никогда не повторится.

Дом Профсоюзов. Площадь перед ним.
Одесса. Мирный день. Второе мая.
Я слышу крик и стон. Я вижу дым
И тех же палачей безумных стаю.

И тени замурованных людей
Под пламени густыми языками.
И кучу озверевших дикарей,
Что хриплыми смеются голосами.

Кровавый занимается рассвет,
Зловещий морок разбавляя синью.
И опадает снегом яблонь цвет,
Как тот, что густо вился над Хатынью...


Сейчас (2014) подготовлен к печати коллективный поэтический сборник «Духа российского клич». В него вошли произведения современных поэтов России и Украины о любви к России, русскому языку, русской культуре, общеславянским ценностям, общей для славян истории и общей боли. Эта книга в какой-то степени объясняет, что и почему произошло в Крыму 16 марта 2014 года и что происходит сейчас в Новороссии. Об этом горячо, с высоким эмоциональным накалом рассказывают, помимо вышеназванных поэтов, Татьяна Аинова (Киев), Лариса Афанасьева (Белогорск), Светлана Бурова (Керчь), Любовь Василенко (Керчь),Ольга Дубинянская (Симферополь), Валерий Воронин (Севастополь), Виктор Гайдаш (Ялта), Владимир Губанов (Севастополь), Ольга Дубинянская (Симферополь), Леонид Дьяченко (Севастополь), Константин Ефетов (Симферополь), Татьяна Зыкова (Симферополь), Инна Козеева (Ялта), Елена Коро (Евпатория),Виктор Красиков (Симферополь), Сергей Кривонос (Сватово Луганской Области), Зыгмунт Левицкий(Армянск), Сергей Лёвин (Измаил), Вячеслав Ложко (Коктебель), Марина Матвеева (Симферополь), Елена Матвиенко (Бердянск), Станислав Минаков (Харьков), Марина Молодцова (Керчь), Надежда Надник(Донбасс),

Лидия Огурцова (Симферополь), Елена Осминкина (Симферополь), Елена Полякова (Феодосия), Виктор Синютин (Донбасс), Валерий Сухарев (Одесса), Светлана Скорик (Запорожье), Лорина Тесленко(Запорожье), Герман Титов (Харьков), Александр Трибушной (Судак), Евгения Челнокова (Нижнегорский, Республика Крым).



 


Свернуть