22 января 2022  07:29 Добро пожаловать к нам на сайт!

ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА? № 65 июнь 2021 г.

От Прибалтики до Тихого океана

 

Валерий Румянцев

 

Штрих 

 

Молнии сверкали над рекой, 

В буйстве чувств природа заходилась. 

И в итоге всё же разродилась 

Краткою звенящею строкой. 

 

Над толпой отдельных впечатлений 

Промелькнул инсайт, как луч зари, 

И погасли прозы фонари 

В свете поэтических прозрений. 

 

На картине мира новый штрих 

Был добавлен к миллионам старых. 

Кажется, один лишь штрих – как мало. 

Только мир от радости притих. 

 

В солнечной улыбке скрылись тучи. 

Засверкала каплями трава. 

И в душе сплетаются слова 

В ожерелье трепетных созвучий. 

 

      х  х  х 

 

Годы прячутся в тумане, 

Дней солому вороша. 

У костра воспоминаний 

Согревается душа. 

 

Не спеша плывут картины 

Вдохновенных мастеров 

Узелками паутины 

Из реальности и снов. 

 

Надоевшее ненастье 

Гонят волны теплоты… 

И берут тайм-аут страсти, 

Скрывшись в уголках мечты. 

 

      х  х  х 

 

Посидеть у костра, 

Сбросив дел хоровод, 

И понять, что устал 

Вечно рваться вперёд… 

 

Рядом ночь – царство сна. 

Но не всё спит вокруг. 

Сверху смотрит Луна. 

На костёр смотрит друг. 

 

Друг молчит. Говорить 

Надоело уже. 

Помолчать – тоже жить, 

Но негромко, в душе. 

 

      х  х  х 

 

Каждому воздастся по заслугам – 

Что же это, как не кровь за кровь? 

Постоянно воздают друг другу 

Люди за обиды и любовь. 

 

Сея рожь, овёс не собирают: 

Знают, что посеешь – то пожнёшь. 

Птиц похожих жизнь сбивает в стаю. 

Ложь способна породить лишь ложь. 

 

Тот, кто судит, будет сам судимым. 

Но, от мудрых мыслей далеки, 

Давятся шакалы долей львиной, 

Всем своим заслугам вопреки. 

 

Может, и воздастся по заслугам, 

Только вот не здесь и не теперь. 

А пока наглеющие слуги 

Выставят хозяина за дверь. 

 

Каждому воздастся по заслугам… 

Будем верить и смиренно ждать. 

Жизнь в спираль сжимается упруго, 

Чтоб однажды всё вокруг взорвать. 

 

       х  х  х 

 

Заперта памяти дверь 

Ржавым замком безверия. 

Окна и те теперь 

Листьями лжи заклеены. 

 

Прошлое, словно зверь, 

Тянет к себе уверенно. 

Много было потерь – 

Только не всё потеряно. 

 

Как эту жизнь ни мерь, 

Ветры примчат весенние. 

Мир не без добрых людей – 

И это его спасение. 

 

      х  х  х 

 

Поэта снова занесло – 

Что за шальное ремесло! 

Поэт летит, открывши рот, 

Куда не зная, но вперёд. 

Мелькают мысли, как шрапнель, 

Как вихри снежные в метель. 

Не удержать их вольный рой 

И, увлекаясь их игрой, 

Поэт в потоке мыслеформ 

Летит без правил и без норм 

Сквозь вереницу серых лет, 

Сквозь дел насущных винегрет 

Туда, где, словно из-за туч, 

Порой мелькает тёплый луч. 

И в сердце возникает дрожь, 

Когда пронзит вдруг луч как нож 

Привычный жизненный уклад, 

Явив наружу рай и ад. 

И вдруг – паденье с высоты 

Вновь в паутину суеты. 

И в череде ползущих лет 

Рвёт нити липкие поэт, 

Следя, как в жерло пустоты 

Уходят чувства и мечты. 

Но тлеет веры уголёк: 

Не всё поэт свершил, что мог. 

И сердце верит, что вот-вот 

Опять оно рванёт в полёт. 

         

           х  х  х 

 

История всегда права,                                           

Хотя порой недальновидна. 

Так на лугу растет трава - 

Самодовольна и солидна. 

 

Ей кажется, что всё вокруг 

Она познала в полной мере, 

И что весь мир – огромный луг, 

Который охраняют звери. 

 

Порой они едят траву 

Иль топчут, порождая тропы, 

Но существуют потому,   

Что ей, траве, нужны холопы. 

 

И смысл их жизни – в битве пасть, 

Но не пустить на луг напасти, 

А у неё, травы, вся власть, 

Все размышления и страсти. 

 

Трава – творения венец 

И повелитель мирозданья. 

И усомнится лишь глупец 

В разумности сего преданья. 

 

Но точку зрения травы  

Навряд ли разделяют звери. 

Всегда находятся, увы, 

Те, кто не в силах Правде верить.   

 

Она - источник беспокойств 

И нежелательных суждений. 

У Правды столько вредных свойств,   

Что есть опасность отторжений. 

 

Куда спокойнее считать,                

Что мир вокруг зверей верти́тся. 

У них особенная стать, 

Для них поют ветра и птицы. 

 

Трава для них – всего лишь корм             

Или естественное ложе. 

Многообразье биоформ 

Мозги сомненьями  не гложет. 

 

Кто заблуждается, кто прав - 

Здесь можно спорить бесконечно: 

У Правды ироничный нрав 

И настроенья быстротечны. 

 

Суждений крепких бастион 

Взлетит вдруг завтра гроздью пыли. 

И зазвучит со всех сторон: 

Какими глупыми мы были! 

 

История как череда                                 

Застрявших в памяти событий 

Права, естественно, всегда, 

Но не сулит больших открытий. 

 

Размах сиюминутных дел 

Историю задвинет в угол. 

Смиренно ждать - её удел, 

Следя, как  жизнь бежит по кругу. 

 

                  х  х  х 

 

Топот котов по крышам – 

Вот что нам жить мешает. 

Тише, котята, тише: 

Дума вопрос решает. 

Спорных вопросов куча, 

Каждый – предмет дебатов. 

Жизнь свою сделать лучше 

Очень хотят ребята. 

Глупый народ заставить 

Жить по указке свыше – 

Вот и открыт путь к раю. 

Тише, котята, тише. 

Катится вал законов, 

Судьбы в кювет сметая. 

И объективы дронов 

Бодро инфу сливают. 

Кто-то сарай построил, 

Кто-то превысил скорость… 

Кружат законы роем 

В свод свой неся мудрёность. 

Только из трещин свода 

Глупость вовсю сочится, 

Чтобы душе народа 

Было в чём утопиться. 

Но и на этот случай 

Новый закон напишут, 

Чтобы жизнь стала лучше. 

Тише, котята, тише. 

 

                х  х  х 

 

Нет и не может быть поэта, 

Который не любил бы лето. 

 

Вершина года как Парнас, 

Где в воздухе парят сюжеты, 

Где слышен вдохновенья глас, 

Где душу греют волны света… 

 

И кажется, всё по плечу, 

Любые замыслы по силам. 

Поэту, словно скрипачу, 

Внимают мира старожилы. 

 

Деревья, травы, комары 

И всё видавшие вороны, 

Не сдавшись натиску жары, 

Несут стихам свои поклоны. 

 

Как не спешит больной к врачу, 

Чтобы избавиться от боли, 

К стихам, как к чистому ключу, 

Спешит с надеждой всё живое. 

 

И что такое летний зной, 

Коль на душе тепло и звонко, 

И мысли, сбившиеся в рой, 

Свежи, как в голове ребёнка? 

 

Да, невозможной быть поэтом, 

Душой не обожая лето.  

 

                х  х  х 

 

Грохот заднего ума 

Настигает нас всё чаще. 

Значит, жизни кутерьма 

Нас вперед слабее тащит. 

 

Значит, можно и взглянуть, 

Что сейчас у нас творится: 

Вдруг увидим что-нибудь, 

Что в дальнейшем пригодится. 

 

Грохот заднего ума 

Стал отчётливей и ближе. 

Ложных целей бахрома 

Опускается всё ниже. 

 

Мы шагаем по кускам 

Вдребезги разбитых планов, 

Мимо замков из песка 

На фундаменте обмана. 

 

И грохочет задний ум, 

Нас подталкивая в спину. 

Будто можно на бегу 

Груз затей безмозглых скинуть. 

 

                х  х  х 

 

Память моя бескрыла – 

Вот и плетётся шагом. 

Кружево дней застыло 

Длинным архипелагом. 

 

Меж островов проливы 

В пене скрывают рифы. 

Ах, как неторопливо 

В воду уходят мифы. 

 

Тонут куски событий 

И вновь всплывают где-то. 

Держат их крепко нити 

Сотканного сюжета. 

 

И никуда не деться 

Им из сетей рассудка. 

Все они льются в сердце. 

Вот ведь какая шутка. 

 

               х  х  х 

 

Ничего о себе не зная, 

Я куда-то лечу по краю. 

Я кричу, я рычу, я лаю. 

Я зову безответно стаю. 

 

Не ответит мне даже эхо. 

Я кричу и давлюсь от смеха. 

Даже если с ума я съехал – 

Это, в сущности, лишь потеха… 

 

Если жизнь наша – чья-то пьеса, 

То и места нет в ней для стресса. 

И бездумный итог прогресса 

Спрячет в памяти дней завеса. 

 

Не откроют секрет в эфире 

Кто мы есть и кем прежде были. 

Если мы в театральном мире, 

То давно свою роль забыли. 

 

Книгу жизни в уме листая, 

Я бросаюсь из ада к раю. 

Потому и лечу по краю, 

Что не знаю, чью роль играю. 

 

                 х  х  х 

 

Всю жизнь мы ждём от жизни чуда. 

А жизнь от нас ждёт славных дел. 

Мы создаём делишек груды 

И видим в этом свой удел. 

 

Как червяки в навозной куче 

Мы копошимся на земле, 

Стараясь жизнь устроить лучше. 

А жизнь устроена вполне. 

 

Но нам всё мало, мало, мало – 

Не мой удел, не мой размер… 

Мы так стремимся к идеалу, 

Что попадаем в плен химер. 

 

И так упорно жаждем чуда, 

Что, продолжая серость дней, 

Для жизни городим запруду 

Из глупых и пустых затей. 

 

                 х  х  х 

 

На струнах памяти осела пыль времён. 

Чуть тронешь их – закружатся столетья. 

Гирлянды близких и чужих имён 

Меж ними разворачивают петли. 

 

И тянутся гирлянды сквозь века, 

Соединяя памятники мнений. 

И долетают к нам издалека 

Восторженные звуки откровений. 

 

Они летят посланьями творцов, 

Чей путь был в этой жизни не напрасен. 

К нам льются откровенья мудрецов 

Из их творений, из легенд, их басен. 

 

И в наших душах продолжают жить, 

Давая жизни новым откровеньям. 

И разума костёр не затушить, 

Пока горят в нём памяти мгновенья. 

 

 Хокку 

 

Спокойно в лесу. 

Тихо любуясь собой 

Осень застыла. 

 

Звёзды уходят. 

Алый зонтик всплывает 

Над краем моря. 

 

Дождик промчался… 

Пахнет дороги ковёр 

Пылью и влагой. 

 

Старые книги 

Шорох засохших страниц 

Как чей-то шёпот. 

 

Капля за каплей 

В реку впадает ледник. 

Целую вечность. 

 

Лимерики 

 

Любознательный парень из Хосты 

Говорил, что все люди – прохвосты. 

Говорил потому, 

Что казалось ему: 

Тесновато на улицах Хосты. 

 

Беззаботный рыбак из Марселя 

С детских лет обожал карусели. 

Он на море кружил, 

В общем, весело жил, 

Рад тому, что родился в Марселе. 

 

Жил угрюмый сантехник в Париже. 

По подвалам ходил он на лыжах. 

Хоть в подвалах вода, 

Ожидал он всегда, 

Что пройдёт снегопад над Парижем. 

 

Жил в Анапе малец со смартфоном. 

Он ходил в чёрной шляпе с тампоном. 

И, собрав разный хлам, 

Помещал в Инстаграм 

На потеху друзьям и знакомым. 

Rado Laukar OÜ Solutions