16 октября 2021  09:35 Добро пожаловать к нам на сайт!

Русскоязычная Вселенная № 14 апрель 2021г.

Россия

 

Валерий Румянцев

 

 

х  х  х 

 

Играя в шахматы с судьбой, 

Мы тратим безрассудно время. 

И зря лукавим пред собой, 

Что по плечу нам это бремя. 

Жизнь тянет нас в круговорот, 

И мы в нём крутимся годами. 

У нас хронический цейтнот. 

Хоть мы часов не наблюдаем. 

Играя в шахматы с судьбой 

И веруя в свободу воли, 

Мы лишь питаем вечный бой, 

Как гладиаторы в неволе. 

 

х  х  х 

 

Всё на своём пути сметая, 

По жизни простота святая 

Идёт неспешно, словно танк, 

Ва-банк. 

Она идёт сквозь заблужденья. 

Сквозь глупости нагроможденья, 

Как по реке весною лёд, 

Вперёд. 

Она идёт, не зная броду, 

За посулённой ей свободой. 

И свято верит, что вот-вот 

Дойдёт. 

А те, кто ей пути наметил, 

Легко живут на белом свете. 

Ведь за святою простотой – 

Застой. 

Там не ломают себе ноги, 

Бредя по жизни без дороги. 

Там только указуют путь 

Куда-нибудь. 

В конце концов, не так и важно, 

Куда ещё погнать сограждан, 

Чтоб те не рушили святой 

Застой. 

 

х  х  х 

 

Что ждёт нас в будущем – не так, пожалуй, важно 

Как то, что было в прошлом, ведь оттуда, 

Из действий, совершившихся однажды, 

Ростки последствий пробиваться будут. 

 

Они пробьются сквозь неразбериху 

Страстей, рефлексов, мудрости и вздора 

И на ухо тебе прошепчут тихо: 

Мы скоро. 

 

И жизнь твоя сведётся к ожиданью 

Того, что приближается незримо. 

Но что несёт грядущее свиданье 

Для разума – увы – неуловимо. 

 

х  х  х 

 

Как ни гони печали вон, 

Они пылинками осядут, 

Нас обложив со всех сторон. 

Как постовые на параде. 

 

И обозначат наш маршрут, 

Задуманный совсем не нами. 

Куда же нас всю жизнь ведут, 

Опутав звучными словами? 

 

Как ни гони раздумья прочь, 

Беспечность не удержишь долго. 

Напора дум не превозмочь – 

Летят как пули их осколки. 

 

Под ливнем пуль идти вперёд, 

Не ведая конечной цели – 

Нам предназначенный исход. 

И мы прервать его не смеем. 

 

х  х  х 

 

Опять в костре трещат дрова. 

Вновь искры звёздный табор множат. 

Звучат негромкие слова, 

Что многих громких слов дороже. 

 

Костёр в ночи. Тепло и свет. 

Священный дар от Прометея. 

Уголья тлеют. Уголья тлеют, 

Бог знает сколько тысяч лет. 

 

Шуршит листвою старый дуб. 

В кустах шуршит трудяга ёжик. 

На звук далёких медных труб 

Гуденье пламени похоже. 

 

За пируэтом пируэт 

Взлетает пламя и слабеет. 

Уголья тлеют. Уголья тлеют, 

Плетя загадочный сюжет. 

 

А тьма сгущается вокруг, 

Следя, как пламя в муках бьётся. 

Ты знаешь, верный старый друг, 

Как с нею тяжело бороться. 

 

Опять приблизился рассвет, 

И тьма вокруг прохладой веет. 

Уголья тлеют. Уголья тлеют… 

У тьмы сегодня шансов нет. 

 

х  х  х 

 

Водой из ванной утекает жизнь, 

Кружась водоворотом грязной пены. 

Ты в полудрёме на софе лежишь, 

Не зная, что грядут большие перемены. 

 

Но с каждым днём стремительней исход, 

И сон спокойный то и дело рушит 

Растущий на глазах водоворот, 

Всё ближе подходящий к нашим душам. 

 

Вселенная даёт понять: пора 

Земной эксперимент прошёл с успехом. 

И то, что было тайною вчера, 

Теперь для нас – лишь тающее эхо. 

 

х  х  х 

 

Уходили года в Никуда. 

Разве можно об этом жалеть? 

Ведь года уходили туда, 

Где до них обитала лишь смерть. 

 

А они принести с собой жизнь. 

Осветили чертог пустоты. 

Научили слагать витражи 

Из осколков разбитой мечты. 

 

И шепнули тихонько: «Теперь 

Подержи этот мир как Атлант. 

И назад не захлопывай дверь – 

Ты у нас запасной вариант». 

 

х  х  х 

 

Нас глупость по жизни с рожденья ведёт, 

И мы в её игры играем. 

Плывём мы по жизни, как тающий лёд, 

Ни цели, ни смысла не знаем. 

 

Порою решаем, что нужно умнеть – 

Не так уж нам много осталось. 

Но глупость привычно взметнёт свою плеть, 

Чтоб в небе душа не летала. 

 

И вновь, как бараны, бредём мы туда, 

Куда эта плеть направляет. 

Размеренно тают за нами года, 

И только надежда не тает. 

 

х  х  х 

 

Песком сквозь пальцы просочилось время. 

Да бог с ним – мало ли песка вокруг. 

Потери собирать – бессмысленное бремя, 

Но сколько сборщиков бредёт за кругом круг. 

 

Мы тешим своё Я, слагая мифы, 

Интуитивно мысли сторонясь, 

Что наш победный путь – тропа Сизифа, 

А мифы лишь на время скроют грязь. 

 

Мы строим планы, сердце убеждая, 

Что мир не будет вечно к нам суров. 

Что ждут в конце пути нас кущи рая, 

Что к лучшему всё в лучшем из миров. 

 

А время исчезает безразлично, 

Проплыв сквозь нас, и не заметив нас – 

Самовлюблённых и косноязычных, 

Блуждающих среди трескучих фраз. 

 

Расплескалась тоска. 

На душе комары. 

Холодком у виска 

Дверь в иные миры. 

Пролетит только миг – 

И откроется дверь. 

Но сомнений родник 

Мне журчит: не теперь. 

Ты ещё не готов, 

Уходить не спеши, 

Отгони комаров 

От усталой души. 

В этом мире потерь 

Может, в том вся и суть, 

Чтоб закрытую дверь 

Не спешить распахнуть. 

 

х  х  х 

 

Что жизнь – клубок противоречий 

Мы постигали не по книгам. 

Груз знаний лёг на наши плечи, 

Словно холодные вериги. 

Мы шли по жизненной дороге 

И, обгоняя нас, вприпрыжку 

Спешили стайки быстроногих, 

Жизнь изучающих по книжкам. 

Теперь они, собравшись в стадо, 

Нарекшие себя элитой, 

Усердно лезут сквозь ограду 

Ползком к бюджетному корыту. 

За суетой вокруг кормушки 

С насмешкою и сожаленьем 

Взирает наше всё – А. Пушкин, 

Рифмуя «преступленье» - «тленье». 

 

 х  х  х 

 

В островах освещённых квартирных глазниц 

Взгляд запутался как в паутине. 

Но я должен сыграть эту партию-блиц 

В новой снятой не мною картине. 

Я иду наугад. 

Я смертельно устал. 

Моих мыслей фрегат 

Безнадёжно отстал. 

И толкает меня роль чужая вперёд 

Словно ветер порывистый в спину. 

Чем закончится этот крестовый поход? 

Сколько серий продлится картина? 

 

х  х  х 

 

Шорох струящихся в вечность минут. 

Белая грусть в душе. 

Старые мысли безмолвно снуют 

Возле тисков клише. 

В памяти дождь. Капли бисером ткут 

Межвременной узор. 

И проступают пряник и кнут –  

Только всё это вздор. 

Шорох прочитанных старых страниц. 

Трепетная печаль. 

Жизнь пронеслась словно партия-блиц. 

И на доске – ничья. 

 

х  х  х 

 

На песок несбывшихся желаний 

Сходит любопытный экипаж. 

Бархатистой ласковостью манит 

Этот богом позабытый пляж. 

 

На песке, расписанном ветрами, 

Остаётся грубый шлейф следов. 

Но как волны моря точат камень, 

Ветры точат золотой покров. 

 

И опять привольно и спокойно 

На безлюдном чистом берегу. 

А за морем суетятся войны, 

Разводя свинцовую пургу. 

 

х  х  х 

По болоту старых сожалений 

Тихо пробираются года. 

Тонкий след из прожитых мгновений 

Поглощает чёрная вода. 

Впереди, в струящемся тумане, 

Жизнь готовит новое звено. 

Только вот каким оно предстанет – 

Нам предугадать не суждено. 

 

х  х  х 

 

Мы в шахматы играли у реки, 

И мужики окрестные дивились: 

Взялись откуда эти чудаки? 

Неужто из самой Москвы явились? 

В том всё Россия: где-то есть Москва 

С её чудными чуждыми делами. 

А в деревнях – привычная тоска. 

Кругом – что на Амуре, что на Каме. 

И до Москвы, вообще-то, дела нет 

Обманутому столько раз народу. 

Московских планов неуёмный свет 

Не освещает местную природу. 

Москвой Россию, видно, не понять, 

Пока в глубинке, чужаков встречая, 

Всех непохожих будут называть, 

Не думая особо, москвичами. 

 

х  х  х 

 

Глаза у страха велики. 

А также руки, ноги, уши. 

Но страх, рассудку вопреки, 

Спешит укрыться в мелких душах. 

И потому огромный страх. 

Несясь по узенькой дороге, 

И днём несётся как впотьмах, 

О встречных вытирая ноги. 

Глаза у страха велики 

И чрезвычайно близоруки. 

И нам с тобою не с руки 

Попасться сдуру страху в руки. 

х  х  х 

 

Распахнув в Прошедшее дверь, 

Неожиданно как всегда, 

Налетит вдруг ветер Потерь, 

Принеся с собой холода. 

Сердце стынет, и в мыслях дрожь. 

Впереди – льдом покрытый путь, 

По которому ты бредёшь, 

Что б пройти хоть куда-нибудь. 

На пригорке, в сугроб скользя, 

Бестолково взмахнёшь рукой… 

Что ж, такая твоя стезя. 

И уже ей не стать другой. 

 

х  х  х 

 

Свет ушедших лет всё глуше. 

Чаще в памяти провалы. 

Исковерканные души 

Кружат в море карнавала. 

Маски прижимает к лицам 

Повседневностью тугою. 

Сжатые в руках синицы 

Как гарантия покоя. 

В серый цвет мешая краски 

Заблудившегося мира, 

Топчутся по кругу маски,  

Как гуляки после пира. 

 

х  х  х 

 

Тихий свет зари над лесом 

В апельсиновых алмазах. 

И туманная завеса 

С искрами вкраплений стразов. 

В этом тающем тумане 

Прячется рой сновидений. 

Как на стареньком экране 

Промелькнувших кадров тени. 

Проступает гладь речная 

В блеске солнечного света. 

Каким будет день, не знаю, 

Но вся прелесть в тайне этой. 

 

х  х  х 

 

Бей в лицо, солёный ветер. 

Развивайся, парус-грудь. 

Что теперь на этом свете 

Сможет нас с пути свернуть? 

Ничего уже не сможет. 

Просто всё, как дважды два. 

Знаний груз печаль умножит,  

Превратив её в слова. 

А из слов возникнет песня, 

По ветру пустив печаль. 

Ветер, славной бури вестник, 

Песню новую встречай. 

В этой песне дух свободы – 

Поспешим его вдохнуть. 

Ну, какие наши годы? 

Долог и далёк наш Путь. 

 

х  х  х 

 

Меняются учебники истории. 

Меняются оценки и события. 

Бурлят на постсоветской территории 

Мозги, рождая новые открытия. 

Исходят пеной жаркие фантазии, 

Рождённые надеждами и страхами. 

Мы то к Европе тянемся, то к Азии, 

То делимся последними рубахами, 

То предаём все наши обещания. 

И щедро посыпаем пеплом головы, 

Гордясь своим духовным обнищанием 

И новою доктриной бестолковою. 

Мы были шансом, данным человечеству. 

Но, видно, правы древние пророчества. 

И мы, как все, теперь по жизни мечемся, 

Предчувствуя, чем это всё закончится. 

 

х  х  х 

Лунный свет, настоянный на травах, 

Пробудил уснувшие надежды. 

Ветер, заблудившийся в дубравах, 

Зашуршал ветвями, как и прежде. 

 

На душе негромко зазвучали 

Струны фантастического света. 

И, как лёд, растаяли печали 

В теплоте рождаемых сонетов. 

 

Кажется, что вновь вернулись годы 

Беззаботных светлых ожиданий. 

Всё способна излечить природа – 

Лучший врач в системе мирозданья.  

 

х  х  х 

 

В пространстве мелькают ракеты минут 

Штрихами на призрачной ткани. 

И танки недель через сопки ползут 

К горам, ещё скрытым в тумане. 

А с моря подходит флотилия лет 

Сквозь встречный слабеющий ветер. 

Вплетаются в этот стандартный сюжет 

Все жизни, все судьбы на свете. 

 

х  х  х 

 

Годы вовсе не промчались – 

Хватит лгать самим себе. 

Просто мы не замечали 

Их присутствия в судьбе. 

Наши годы сна не знали 

Дни и ночи напролёт 

И, не требуя регалий, 

Прикрывали от невзгод. 

Над Судьбою насмехаясь, 

Мы спешили вдаль уйти, 

Не заметив, что остались 

Наши годы вдоль пути. 

 

х  х  х 

Ухожу в астрал как на прогулку – 

Отдохнуть от мелочных забот. 

Словно музыкальная шкатулка 

Звонко раскрывается проход. 

Свет, в спирали скрученный, мерцает, 

Освещая предстоящий путь. 

Предопределённость отрицая,  

Не спешу я в мир иной шагнуть. 

Но трясётся чуткой пеленою 

Под ногами призрачный батут. 

И, вперёд толкаемый судьбою, 

Я скольжу по лезвию минут. 

Мир, застывший в пятом измеренье, 

Словно фантастический коллаж. 

А над миром лёгкой зыбкой тенью 

Мысль вселенская как неусыпный страж. 

 

х  х  х 

 

Играя в шахматы с судьбой, 

Мы тратим безрассудно время. 

И зря лукавим пред собой, 

Что по плечу нам это бремя. 

Жизнь тянет нас в круговорот. 

И мы в нём крутимся годами. 

У нас хронический цейтнот, 

Хоть мы часов не наблюдаем. 

Играя в шахматы с судьбой 

И веруя в свободу воли, 

Мы лишь питаем вечный бой, 

Как гладиаторы в неволе. 

 

х  х  х 

 

Мы о свободе говорим – 

Как будто по живому режем. 

Пока свободою горим. 

Пожар в России неизбежен. 

 

 

Rado Laukar OÜ Solutions