1 декабря 2021  07:51 Добро пожаловать к нам на сайт!

Русскоязычная Вселенная № 14

Великобритания

 

Сергей Хоршев-Ольховский

 

СЕРГЕЙ ХОРШЕВ-ОЛЬХОВСКИЙ Писатель, редактор, председатель правления международного союза литераторов и журналистов. Публиковался в различных газетах, журналах, альманахах и сборниках в России, Англии, Германии, США, Канаде, Австралии, Латвии, Литве, Беларуси, Болгарии, Украине, Кипре, начиная с 1994 г. На основании этих публикаций в свет вышли пять книг: «Четыре бездны» (2009 г. – 1-е изд., 2018 г. – 2-е изд., 2020 г. – 3-е изд.), «Клетчатый пиджак» (2010), «Любовь и грех» (2014), «Запах родины» (2015), «Избранное» (2019). Готовятся к изданию ещё две книги: «Край неба» (для детей) и «Обыкновенная любовь». Один из соавторов книги «Русский акцент» (2005), главный редактор и один из соавторов книги «Английский акцент» (2013). Фольклорно-исторический роман «Четыре бездны – казачья сага» рекомендован директором Центра славянских языков и культур ВГУ, кандидатом филологических наук Еленой Малеевой к изучению в литературных институтах России. Лауреат золотой медали им. Франца Кафки, присваиваемой Европейской унией искусств (2011), им. О. А. Афанасьева (2015 г.), им. М. А. Шолохова (2016), им. Кирилла и Мефодия (2018), Пабло Неруды (2019), Сергия Радонежского (2020) и многих других литературных и казачьих наград. Казачий полковник. Чрезвычайный и полномочный представитель союза казаков России и Зарубежья в Великобритании и странах Европейского союза. Уроженец Ростовской области, с 2001 года проживает в Лондоне.
 

 

СЕРДЦЕ

(Встреча в Лондоне в Старый Новый год)

 

  1. Саша

 

Саша* хорошо подготовился к поступлению в медицинский институт. Он был уверен в себе, поэтому с удовольствием помогал заниматься Грише, товарищу по комнате. Но накануне первого вступительного экзамена вдруг запаниковал.

Что ты ходишь всю ночь туда-сюда?! И себя понапрасну нервируешь, и других! – под утро возмутился Гриша. – Послушай музыку, это успокаивает.

Пробовал, – угрюмо буркнул Саша.

И что? – встал Гриша с кровати.

Помогает. Но только временно. А потом мысли опять улетают к экзамену.

Тогда посмотри кино, – включил Гриша компьютер и нашёл вторую часть кинокомедии «Операция «Ы» и другие приключения Шурика», про студентов Сашу и Лиду – «Наваждение».

Утром Саша успешно сдал первый вступительный экзамен и, казалось, всё стало на свои места. Однако перед вторым экзаменом ситуация в точности повторилась. Саша опять жутко нервничал и Гриша опять включил вторую часть кинокомедии. И так продолжалось до победного конца.

Став студентом, Саша сохранил традицию. Накануне каждого экзамена он смотрел легендарную кинокомедию, утром в числе первых входил в аудиторию, сдавал на отлично, вихрем вылетал на улицу и с жаждой пил минеральную воду перед фасадом института. Но не из автомата по продаже газированной воды, как один из студентов в кинокомедии... Нет. Таких автоматов уже не существовало. Он пил из обыкновенной пластиковой бутылки...

 

  1. Лиза

 

Вот и всё. Последний раз вместе смотрели кино перед экзаменом, – с грустью сказал Гриша, когда Саша взахлёб пил минеральную воду.

Да, последний, – подтвердил Саша, тоже с немалой грустью. Вылил, по обычаю, остатки воды себе на голову и мгновенно забыл про всякую грусть. – Ура! – весело крикнул он. – Все выпускные экзамены сдал на отлично!

Гриша тоже повеселел и стал рассказывать, как он лихо выкрутился во втором вопросе не самого лёгкого билета. Но Саша его не слышал. Он был в оцепенении. Перед его глазами парила, соскакивая со ступеньки на ступеньку, как будто в замедленном действии фильма, дивная светловолосая девушка в лёгком ситцевом платьице, поразительно похожая на студентку Лиду из кинокомедии.

Эй, ты чего? – толкнул его в плечо Гриша. – В транс впал что ли от радости?

Кто это?.. – нараспев спросил Саша, всё ещё в оцепенении.

Лиза с предпоследнего курса. Я недавно познакомился с ней в библиотеке.

Лида?! – воскликнул Саша, приходя в себя. – Вот это совпадение!

Нет-нет! Лиза! И ты не заглядывайся! Я сам хочу поухаживать за ней!

Лиза продолжала легко, с искристой улыбкой соскакивать со ступеньки на ступеньку, ловко размахивая маленькой дамской сумочкой и излучая во все стороны света бесчисленные потоки положительной энергии.

Видишь, – кивнул Гриша, – тоже успешно сдала экзамен. – И стукнул себя в грудь кулаком. – Я помогал ей готовиться!

Когда Лиза близко подбежала и игриво поздоровалась, Саша оцепенел пуще прежнего. И Лиза, которая только что вся светилась от радости, вдруг тоже обомлела.

Гриша сразу всё понял. Он молча забрал из рук Саши пустую бутылку из-под минеральной воды и ушёл, не оглядываясь.

 

* * *

Саша и Лиза были очарованы друг другом с первой минуты знакомства. Они будто специально были рождены друг для друга. Многие увлечения, привычки, привязанности у них были удивительно похожими. Неделю спустя, они подали заявление в ЗАГС.

 

  1. Люда

 

Люда родилась с пороком сердца. В детстве она страдала острой сердечной недостаточностью и не могла позволить себе того, что было свойственно её сверстникам: не могла скакать во дворе, играя в классики и в резиночку, не могла кататься на велосипеде и на роликах, не могла посещать летний лагерь и ходить в походы. Многое, что разрешалось обычным детям, ей категорически воспрещалось. Единственной её отрадой были книги. В раннем детстве она читала сказки и приключения и была спокойной и весёлой, но когда подросла и стала читать книги о дружбе и любви, её вдруг охватили тревога и грусть.

Чтобы развеять тоску Люды, родители решили смотреть вместе с ней кинокомедии. Чаще всего они включали фильмы Леонида Гайдая и заливисто хохотали с главных героев, отвлекая на время дочь от нелёгкой для неё действительности.

Люда охотно смотрела эти фильмы, и не столько ради себя, сколько ради родителей. Она тоже хотела отвлечь их от нелёгкой действительности. Но один фильм всё-таки глубоко запал ей в душу – «Операция «Ы» и другие приключения Шурика», вторая часть – «Наваждение», про студентов Сашу и Лиду. Случилось это потому, что Люда сама очень хотела стать студенткой, и не заочного факультета, как ей было уготовано – нет! Она мечтала стать настоящей студенткой и вместе со всеми ребятами слушать в аудитории лекции, ходить в библиотеку, ездить на практику и отмечать вместе с ними праздники... И вдобавок, было чуть ли не полное совпадение в имени с главной героиней – разница всего лишь в одной букве. Она даже влюбилась в Сашу. Не совсем по-настоящему, нет. Тем не менее, она теперь стала мечтать не только о том, чтобы стать студенткой, но и о том, чтобы у неё появился добрый преданный друг, и чтобы он тоже был студентом и по имени Саша. Да только жизнь была не справедлива по отношению к Люде. С каждым годом ей становилось всё труднее и труднее бороться с тяжёлой болезнью и врачам пришлось сделать ей операцию на сердце. Но и это принесло лишь временное облегчение. Вскоре, вопрос и вовсе встал о жизни и смерти – необходима была пересадка сердца. Люду положили в больницу и, после многочисленных анализов и обследований, поставили на очередь и предупредили, что нужное для неё по всем медицинским параметрам донорское сердце ждать придётся долго, и дай бог ещё дождаться.

 

  1. Сердце

 

Люде становилось всё хуже и хуже, подходящего донорского сердца всё не было и не было и родители наконец осознали, что часы их любимой дочери сочтены и пригласили священника.

Священник прочитал молитву и окропил постель больной освящённой водой, и тут в палату вбежал взволнованный врач и сообщил о донорском сердце.

После успешной операции Люда обрела нормальную, счастливую жизнь. Она окончила школу, поступила в институт на очное отделение и стала наравне со всеми студентами посещать аудитории, библиотеки, дружеские вечеринки. Всё получилось так, как мечтала, за исключением одного – у неё не было друга по имени Саша.

 

  1. Встреча в Лондоне в Старый Новый год

 

Люда с отличием окончила институт, факультет филологии, поступила на работу переводчиком в туристическую фирму и через некоторое время у неё появилась возможность продолжить обучение иностранным языкам за рубежом. Она поехала на стажировку в Великобританию. Лондон в один миг очаровал её. Она столько интересного читала об этом древнем городе, столько слышала о нём всяких загадочных легенд... Но вдали от родины на многих русских быстро нападает грусть. Люду тоже вскоре охватила ностальгия. Особенно одиноко становилось в выходные дни. И тогда она шла в знаменитый Гайд парк и подолгу любовалась лебедями, которых люди считают однолюбами, и это на время отвлекало её от невесёлых мыслей, – но только на время, а потом грусть возвращалась. К счастью, вскоре подоспели зимние праздники. Люда поехала домой, встретила вместе с друзьями Новый год, отметила в уютном семейном кругу православное Рождество, и повеселевшая вернулась на учёбу в Лондон. Но в канун Старого Нового года, на неё вдруг опять напала хандра. Желая хоть как-то развеять эту нежданную грусть, она вечером сварила кутью, погадала на свечах, и задумала сокровенное желание. Всё так, как учила бабушка.

Утром Люде стало легче и она захотела полюбоваться на лебедей-однолюбов – её как будто магнитом потянуло в Гайд парк.

«Вот был бы у меня такой же преданный друг, как у этих величавых птиц, пусть даже и не студент, и пусть даже не по имени Саша, я бы тоже была бесконечно преданной и сейчас бесконечно скучала бы по нему... – мечтала она, безмятежно гуляя вдоль берега красивого паркового озера. И вдруг, её сердце трепетно заколотилось, и защемило, защемило. Да так, что аж дух перехватило. Она остановилась, как будто её задержала какая-то неведомая сила, и увидела на берегу озера незнакомого, удивительно печального парня – он смотрел в одну точку, на воркующую парочку лебедей. Люде стало невыносимо жаль этого парня и она окликнула его: «Are you OK?»** Обычно эту фразу британцы произносят непроизвольно, с вежливой, заученной с детства улыбкой, и скорее для приличия, чем ради истинного интереса. И ответ обычно ждут один-единственный: «Yes I’m OK»***, который прекрасно удовлетворяет обе стороны: и принципы приличия соблюдены, и никаких тебе из-за этого забот и хлопот.

Yes I’m OK, – непроизвольно ответил он, с нотками необыкновенной грусти.

И Люде ещё больше стало жаль этого совершенно незнакомого парня. Она неожиданно для самой себя кинулась к нему, уткнулась головой в его плечо, и скороговоркой зашептала:

Милый! Милый мой!..

What is your name?**** – машинально, безо всякого удивления, спросил незнакомец, не отводя взгляда от лебедей.

Меня зовут Люда, – ответила она по-русски, несмотря на то, что он спросил по-английски.

Лида? – встрепенулся парень, дотоле бывший будто под гипнозом.

Нет. Люда. Но если хочешь, я буду для тебя Лида.

Лучше Лиза.

Почему Лиза?

Это имя моей девушки.

И где она сейчас?

Погибла в аварии за день до нашей свадьбы.

Ладно, в память о ней, я буду для тебя Лизой.

Не надо, – вдруг передумал незнакомец. – Память о ней и так сохранилась. Её сердце пересадили другой девушке.

И кто она?

Не знаю.

Совсем-совсем?

Только одно. Эта девушка мечтала стать студенткой и любила смотреть...

Кинокомедию про студентов Сашу и Лиду!

Да. А ты откуда знаешь?

Я эта девушка! Я!.. – заплакала Люда.

Так вот почему ты подошла ко мне! Сердце подсказало тебе! Сердце! Оно у человека разумное! Не такое, как мозг, но точно разумное! Я знаю это не понаслышке! Я врач-кардиолог!.. – горячо заговорил незнакомец и крепко прижал к себе Люду.

----------------------------------

* Все имена взяты автором произвольно. Любые совпадения случайны.

** «Are you OK?» – Ты в порядке?

*** «Yes I’m OK» – Да, я в порядке.

****«What is your name?» – Как тебя зовут (как твоё имя)?

 

РАССКАЗЫ ИЗ ЦИКЛА «ПОРОКИ»

 

  1. Любовь и месть

Братья близнецы Борис и Глеб и их сверстник Илья,* с раннего детства были неразлучной троицей. И на рыбалку всегда вместе ездили, и на дворовой площадке всегда играли за одну и ту же команду, и в школе были один за всех и все за одного. Три мушкетёра, да и только. Но однажды неразлучная троица вдруг стала четвёркой. В компанию «мушкетеров» влилась, как-то незаметно для них самих, бойкая и симпатичная девчонка из дома напротив, которую во дворе все ласково звали Марийкой. А мальчишки прозвали её Д`Артаньяном и относились к ней точно так, как к любому другому члену своего дружного коллектива – как к другу и брату и без скидок на то, что она девчонка. Однако время не стояло на месте. «Мушкетёры» подросли и у них возникла трудноразрешимая проблема – они влюбились в своего «Д`Артаньяна». Влюбились одновременно, безоглядно, и как быть дальше, не знали. Для решения этой нелёгкой задачи они в тайне от «Д`Артаньяна» собрались на дальнем пустыре и, после долгих, отчаянных споров, порешили так: «С Марийкой будет тот, кого она сама выберет. И всё должно быть честно, без подвохов». Свой уговор они скрепили крепким рукопожатием и кровью, разрезав лезвием правую ладонь.

* * *

Время быстро бежало вперёд. Марийка взрослела и всё хорошела и хорошела, на зависть другим девчонкам. Вскоре она совсем заневестилась и поняла, что влюбилась в близнецов, но в которого из них больше, так и не смогла разобраться, как ни старалась – они были одинаковые буквально во всём. А вот кто больше всех был влюблён в неё, она знала точно – Илья. Каждый раз при встрече с ней он светился от счастья и не скрывал этого, несмотря на «мушкетёрский» уговор на пустыре. Да только душа у Марийки не лежала к нему как к любимому парню. Она видела, что он с каждым годом становится всё более и более самолюбивым и завистливым и чувствовала бдительным женским сердцем, пусть ещё взрослеющим, девичьим – он ей не пара.

* * *

Скоротечное время всё продолжало и продолжало неумолимо бежать вперёд. Парни тоже всё взрослели и взрослели, и всё мужали и мужали, и в конце концов настал срок служить им в армии. К тому дню они все стали заметно отличаться друг от друга по характеру, даже близнецы. И Марийка на проводах наконец поняла кого она больше всех любит. Борьку!

Служили ребята, по их горячей просьбе, в одной и той же воинской части и по-прежнему были один за всех и все за одного. И пока они служили, Марийка никого из них не выделяла, знала – двоим другим будет невыносимо больно, особенно вдали от Родины. А когда ребята отслужили, произошло совершенно непредвиденное событие – Глеб вернулся домой с женой.

Марийка с облегчением вздохнула и, с радостью, вышла замуж за Бориса. Глеб тотчас стал ей братом, а его жена Галя близкой подругой. Только Илья остался обделённым её вниманием. Но он собрал всю волю в кулак и выполнил, как и подобало, давнишний юношеский уговор скреплённый на пустыре кровью – добровольно отошёл в сторону, безо всякий обид и претензий. Так всем показалось: и Борису, и Глебу, и даже Марийке хорошо знавшей насколько он был влюблён в неё.

* * *

Борис, Глеб и Илья, как на подбор, были рослыми крепкими ребятами. Отслужив в ВДВ, они легко устроились на работу в охранную фирму. И опять они были «один за всех и все за одного», как казалось со стороны. На самом деле это было не так. Илья всё-таки затаил жгучую обиду на Марийку за то, что она сделала неправильный, с его точки зрения, выбор. Притом как это сделала. С радостью! А тут ещё на работе случилась оказия. Старший смены ушёл на повышение и рекомендовал руководству назначить на своё место кого-либо из неразлучной троицы, отдавая некоторое предпочтение Илье. Но начальник охранной фирмы посчитал самым ответственным и коммуникабельным Бориса.

Глеб воспринял это спокойно, без зависти. А вот нервы Ильи сдали. Он теперь затаил обиду и на Бориса, и стал то и дело запускать в народ слухи про измены Марийки. И эти слухи выглядели вполне правдоподобно – Марийка работала медицинской сестрой в центральной городской больнице и у неё частенько случались ночные дежурства.

Борис не понимал откуда берутся эти непотребные сплетни, жутко нервничал и постепенно превратился в ревнивца. А Марийка, несмотря на необоснованную ревность мужа, с каждым днём любила его всё больше и больше, узнавая его с каждым днём всё лучше и лучше. Только это и сглаживало их пошатнувшиеся семейные отношения. Но Илья, разобидевшийся на всех и вся, не собирался останавливаться. Он неистово желал довести дело до их разлада, а может быть даже и до развода, и в трудную для Марийки минуту оказаться рядом с ней и подставить своё крепкое плечо.

Боря, ты давно ушёл из дома? – спросил он однажды друга, когда они заступали на утреннюю смену.

Как всегда, на полчаса раньше вас с Глебом. Я же старший смены, – спокойно ответил Борис, но тут же насторожился. – А ты зачем это спросил?

Да какой-то подозрительный парень зашёл в наш подъезд, когда я уходил.

* * *

Солнечный зайчик не без труда проскользнул в маленькую щелку между тяжёлых тёмных занавесок и отобразился на лице Марийки золотистым пятнышком прямо под глазом.

У Марийки был выходной день, муж велел спасть до самого обеда, но неугомонный яркий сорванец разбудил её. Она лениво отмахнулась от него ладошкой, медленно свесила с постели ноги и накинула на плечи мягенький, приятный на ощупь голубой халат из натурального шёлка, хорошо сочетавшийся с её большими, небесной синевы глазами. Халатик ей очень нравился, она накануне с немалым трудом уговорила школьную подругу перепродать его, да ещё задёшево, в рассрочку, считай, почти что в подарок. Было такое приятное утро. Она сладко потянулась, её красивые золотистые волосы веером рассыпались по всей спине... И тут вдруг распахнулась дверь – в комнату ворвался запыхавшийся Борис.

Марийка с радостью бросилась к мужу на грудь, но тот грубо оттолкнул стройное, всегда приводившее его в восторг тело жены, по-солдатски упал на пол на ладони и заглянул под кровать. Потом резко вскочил, кинулся в другую комнату, распахнул шкаф. Вывалив всё из него, он немного успокоился и вернулся в спальню. Марийка лежала на полу навзничь – из носа текла кровь.

Любимая! Что с тобой?! Что?! – в испуге грохнулся Борис на колени и стал трясти за плечи жену.

Но Марийка не подавала признаков жизни.

Я убил её! Убил!.. – отчаянно завопил он и сломя голову выскочил на улицу.

* * *

Борис сходу нанёс Илье фиксированный удар в переносицу, как учили в армии и в пылу возможно вовсе прикончил бы закадычного друга, оглушённого неожиданным нападением. Но у него на плечах вовремя повис Глеб.

Ты зачем наврал Борису? – нервно схватил Глеб Илью за грудки, когда тот пришёл в себя.

Подумаешь! – вызывающе хмыкнул Илья. – Пошутил малость, только и всего. Я же не думал, что он такой психованный и нарвётся на срок.

Ладно, прости его за горячность.

Не знаю, не знаю, – уклончиво пробурчал Илья, прикрывая ладонью глаза, вокруг которых стали отчётливо вырисовываться багрово-синие пятна. – За такое дело уголовная статья есть...

* * *

Илья всё-таки простил Бориса. Об этом его убедительно просили давние друзья-мушкетёры Глеб и «Д`Артаньян». Марийка потеряла сознание не столько от удара, сколько от испуга за жизнь ребёнка – она узнала о беременности накануне, при осмотре у врача, но придержала радостную весть на одну недельку, к дню рождения мужа.

Руководство фирмы тоже постаралось замять инцидент по-тихому. Все прекрасно понимали, включая самого Илью, что в этом нелепом происшествии была немалая доля и его вины.

Борис искренне извинился перед Ильёй. А Илья – перед Борисом, и позвал его на дальний пустырь, как бывало в юности, «раздавить» вечерком, в честь примирения, бутылочку дорогого шотландского виски, привезённого ему кем-то из Лондона.

* * *

Примирение вышло весёлым. Илья и Борис оживлённо вспоминали школьные и армейские похождения, спорили о шансах на чемпионство «ЦСКА» и «Зенита», и прикидывали куда бы лучше поехать на рыбалку. Всё виски выпил Борис, а Илья, сославшись на изжогу от заморского напитка, опустошил бутылку водки. Разошлись друзья в ночь под песню «Синева», нетвёрдо переставляя ноги. А под утро изжога от виски появилась и у Бориса, которая переросла в нестерпимые боли в желудке.

Борис больше никогда не пил ни виски, ни никакого другого алкоголя. На него, невесть откуда, свалилась острая форма язвы желудка и быстро переросла в хроническую. Ему сделали операцию, после которой случилось серьёзное осложнение, и он совсем слёг, так и не увидев рождение первенца.

* * *

Родные и друзья безмерно сочувствовали Марийке и помогали чем могли. Внимательнее всех был Илья, соблюдая правила приличия. В настойчивого ухажёра он превратился только год спустя, помянув на годовщину Бориса. Марийка, мучительно страдавшая от одиночества, постепенно привыкла к его ухаживаниям и согласилась сойтись – ей и её маленькому сыну нужен был надёжный помощник и защитник. Окончательное решение она должна была принять в день Святого Валентина. Так они уговорились с Ильёй. Но накануне дня влюблённых к ней в процедурный кабинет забежала запыхавшаяся Галя, которая работала в регистратуре больницы, и с порога взволнованно закричала:

Не сходись с Ильёй! Не сходись! Это он убил Бориса!

Да ладно тебе. Как он мог его убить?

В виски подмешал известь!

Ты-то откуда знаешь?

Он сейчас в кабинете у главного врача.

Ну и что?

Торгуется с ним. Дверь была чуть-чуть приоткрыта, я всё слышала.

Что значит торгуется?

Главный врач его дальний родственник. Он скрыл правду за кругленькую сумму. И видно за очень кругленькую. Потому что Илья только сейчас смог собрать половину денег, а вторую часть отказывается платить. Говорит: «Если будешь настаивать, вместе в тюрьму загремим. А там я, бывший десантник, легко выдержу. А вот ты, хлипкий докторишка, быстро окочуришься. Уж я-то об этом позабочусь». Представляешь?

Да разве можно отравить известью? Это же не яд?

Ещё как можно! Особенно негашёной. Потому он и выбрал виски, там не так заметно, как в водке. Пойдём скорее, – схватила Галя за руку Марийку. – Они ещё спорят, сама убедишься...

* * *

Четверть часа спустя Галя привела Марийку обратно, усадила на кушетку и стала тыкать ей в нос тампоном пропитанным нашатырным спиртом.

Где я?! – вздрогнула Марийка, ошалело оглядываясь по сторонам.

Не волнуйся, ты в своём процедурном кабинете. Я вовремя увела тебя.

Слава Богу, – перекрестилась Марийка, приходя в себя. – А то бы я на нервах наломала дров.

И что ты теперь собираешься делать?

Пока не знаю. Завтра решу.

Правильно. Утро вечера мудренее.

* * *

Ну и что ты придумала за ночь? – спросила Галя Марийку, когда они утром вместе шли на работу.

Пойду в полицию.

Не стоит. Будь уверена, главврач все концы в воду скрыл. Наоборот, тебя могут осудить за клевету.

Тогда я отомщу! – решительно заявила Марийка. – Я недавно случайно прочитала, что так поступила одна восточная девушка.

Случайно?

Да, случайно. Но выходит так, как будто специально попался мне в руки тот журнал.

Ладно, не томи. Рассказывай, что ты там вычитала?

У той девушки был возлюбленный и она очень хотела выйти за него замуж. Её отец был не против, даже слово дал отцу парня – они были соседями. Но однажды на их пастбища напала большая стая волков. Отец парня погиб, защищая отару, а отца девушки спас сильный и ловкий охотник. И захотел тот ловкач жениться на дочке спасённого им пастуха, очень уж она была ему по душе. Отец девушки сгоряча отказал, ссылаясь на своё слово, но потом остыл и понял, что может получить богатый выкуп за дочь и согласился, ссылаясь на то, что никто не слышал его слова. Но не тут-то было – нашёлся свидетель. И тогда охотник, пожелавший добиться своего во что бы то ни стало, исподтишка убил возлюбленного девушки...

Ух, гад какой! – не вытерпев, в сердцах воскликнула Галя, но тут же осеклась, заметив, что сбила с мысли и огорчила Марийку. – Не останавливайся, пожалуйста. Не останавливайся, – стала она виноватым голосом просить подругу и подхватила её под руку. – Рассказывай дальше.

Девушка чуть ли не до безумия горевала по возлюбленному, но противиться воле отца не могла... – начала Марийка и неожиданно замолчала – её мысли улетели в каком-то другом направлении.

И что было дальше? Что? – стала Галя в нетерпении теребить руку подруги.

Она пошла на хитрость. Попросила нового жениха вырыть глубокий колодец, так как вода в тех краях всегда была превыше других ценностей и предложила использовать для спуска на глубину свои длинные, чуть ли не до пяток косы. Охотник согласился. Привязал косы к поясу и стал копать. И как только он достиг такой глубины, что сам уже не мог выбраться, она полоснула острым ножом по своим волосам.

Интересная, но грубоватая история, – равнодушно сказала Галя. – Не для тебя.

Можно подумать, ты знаешь что-то другое! – возмутилась Марийка.

Да. Я читала, что одна женщина отомстила любовью.

Как это любовью?

Узнала кто виноват в смерти её мужа, до беспамятства влюбила его в себя, и вчистую замучила безответной любовью.

Неужто так сразу и влюбила?

Всё гораздо проще. Всё как у вас. Он со школьных времён ухлёстывал за ней. Вот она и подлила масла в огонь.

* * *

Марийка долго перебирала в мыслях всевозможные способы возмездия и пришла к выводу, что кара безответной любовью действительно будет самым страшным наказанием.

Не прошло и года, как самолюбивый, импульсивный Илья, напрочь потерял покой и, сгорая от ревности, застрелился на ночном дежурстве из табельного оружия.

---------------------------

* Все имена взяты автором произвольно. Любые совпадения случайны.

 

  1. ЛЮБОВЬ И ГРЕХ

 

Предисловие

 

Самый великий грех – лишить жизни другого человека! В нём повинны, конечно, не все. Но многие. Они, вольно или невольно, посмели искоренить жизнь в самом её начале. Думали ли они когда-нибудь об этом?.. И знают ли, что совершили великий грех?.. А если думали и знают, то готовы ли признать его? И, не дай бог, не собираются ли повторить?

Он и она без имён и опознавательных признаков – они просто молодые и красивые люди. Их объединяет любовь и грех. Почти каждый может подогнать себя под их стандарт. И каждый может решить для себя – идти по их пути или нет. Задумайтесь!

 

Часть 1. Любовь

 

Он увидел её в летнем кафе. Она сидела за маленьким столиком под полотняным грибком, укрывавшим её от жгучего июльского солнца, и пила газированную воду со льдом из большого стеклянного бокала. Соломинку она отбросила в сторону и пила через край, не спеша, маленькими, редкими глоточками. Перед ней лежал красочный глянцевый журнал, но она его не читала и даже не листала. Она отрешённо смотрела вдаль длинной прямой улицы, поверх голов многочисленных праздных прохожих, которых, возможно, вовсе не замечала. По её лицу было видно, что она о чём-то думает или даже о ком-то. Её взгляд уходил в чистое и необыкновенно синее в тот день небо и упирался в единственное белое облачко, напоминавшее маленького игривого зайчика.

У него тоже пересохло в горле, и не столько от несносной в тот день духоты, сколько от вида этой необыкновенной девушки. Он тоже купил стакан фруктовой газированной воды со льдом и сел за такой же маленький пластиковый столик напротив неё. Он тоже отбросил в сторону соломинку и тоже пил через край маленькими, редкими глотками и зачарованно смотрел на неё.

Она была в белом ситцевом платьице в синий горошек – это было редкостью. Теперь прекрасная часть человечества предпочитает носить джинсы, шорты, брюки всевозможных фривольных пошивов и даже какие-то панталончики, напоминающие ночную пижаму. А эта была не такая. Эта была необычайно женственна и красива в своём редком, воздушном одеянии.

«Боже мой, какая девушка! В такую невозможно не влюбиться! – подумал он и засмотрелся на её вьющиеся каштановые волосы и золотистую от лёгкого загара шею. – Да она же совершенна! – внутренне воскликнул он. – А, впрочем, другому мужчине, быть может, она не покажется такой красивой и обаятельной, как мне, – поймал он себя на мысли и тут же отогнал её: – Нет! Она красива! Очень красива!»

Она подсознательно почувствовала на себе его долгий, пристальный взгляд и повернула голову. «Какой симпатичный парень! – подумала она, рассматривая его длинные светлые волосы, какие были в моде во времена «Битлз», и мускулистое, ладное тело, облачённое в ярко-оранжевую рубашку в талию, какие тоже были в моде ещё во времена «Битлз»: – Боже мой! Я всегда о таком мечтала! – внутренне воскликнула она и тут же засомневалась: – Да разве такой будет одиноким?.. Конечно, такой ни за что не будет один!» – утвердилась она в своём мнении, и по её спине пробежал неприятный холодок. Она влюбилась с первого взгляда и почему-то испугалась своей яркой, внезапной любви. Она тотчас выпорхнула из-за столика и заспешила по длинной многолюдной улице, ничего не замечая вокруг себя – в её сознании стоял только его образ.

Он тоже испугался – испугался, что потеряет её навсегда, и в этом необыкновенном страхе побежал следом за ней. Но когда догнал, неожиданно сконфузился и пошёл рядом, словно случайный прохожий. Она искоса бросила на него короткий благодарный взгляд и тоже ничего не сказала.

Они долго шли молча, украдкой изучая друг друга стеснительными взглядами.

У тебя очень красивое платье... – проронил он наконец тихим, неуверенным голосом.

Тебя привлекло моё платье? – удивилась она.

Нет-нет! Всё сразу! Я в одно мгновение понял – это она! За такую можно полжизни отдать!

А всю, что?.. Слабо?

Можно и всю! Но кто же тогда будет любить?

Ладно. Хватит и полжизни!.. – засмеялась она и остановилась.

Мы что, пришли?.. – заволновался он, не желая расставаться.

Да, пришли, – с сожалением вздохнула она и как-то слишком уже медленно достала из сумочки ключи.

Они, любуясь друг другом, потеряли счёт времени и не заметили, как оказались на окраине города, рядом с небольшим кирпичным домиком.

Может, мы ещё чуточку погуляем? – несмело предложил он.

Ладно, заходи. Мама на даче, – открыла она дверь и элегантно перешагнула порог.

Сердце его резко подпрыгнуло. Он рывком вскочил в комнату, не помня себя от волнения. Перед его взором стояло только её ослепительно белое платье в горошек и ничего более.

Она тотчас обернулась и раскрыла губы для поцелуя. Он целовал её страстно и долго. Она тихонько и радостно вскрикивала и не сопротивлялась.

Я люблю тебя и хочу быть твоей!.. – пролепетала она обессиленно, когда он угомонился.

 

Часть 2. Грех

 

Мама – это мой жених. Мы любим друг друга... – взволнованно бормотала она вечером и, не ручаясь за поведение вспыльчивой матери, заставшей в своём доме незнакомого мужчину, робко добавила: – Мы с ним распишемся.

Мать нисколько не смутилась и не стала возмущаться. Она устало уронила на пол сумки с овощами и фруктами и сухо приказала ему:

Отнеси на кухню.

Когда он вернулся, она внимательно осмотрела его и, удовлетворившись увиденным, повелительно сказала:

После свадьбы жить будете у нас и первые пять лет не будете заводить детей. Поживём для себя. Успеем ещё с пелёнками навозиться да ночных криков наслушаться.

Так и порешили.

Но первый день не прошёл бесследно. У неё вскоре стала слегка кружиться голова, появилась вялость, пропал аппетит...

Она, стесняясь мужа и мать, скрывала сколько, могла. Но когда её стало подташнивать при виде любой пищи, мать обо всём догадалась и страшно испугалась. Она тут же повела дочь к врачу и, когда тесты оказались положительными, велела прервать беременность, несмотря на весьма уже солидный срок. И вся родня сразу разделилась на два лагеря. Одни были за сохранение жизни, другие – против. Все говорили много, с жаром. Приводили многочисленные аргументированные примеры и совсем сбили с толку молодых.

Одни просили оставить всё как есть, ссылаясь на Божье провидение, а другие категорично требовали закончить учёбу, утвердиться в обществе, создать материальную базу, а потом уже думать о наследниках – таких было большинство, их абсолютно не волновало, что маленький человечек уже существует со своими определёнными внешними признаками и темпераментом.

Он и она, несмотря на юность и неопытность, отчётливо сознавали, что их заставляют поступить неправильно – не по-божески и даже не по закону природы. Но пойти против авторитетного и активного большинства, от которого они зависели морально и материально, не осмелились.

 

* * *

Малыш всегда спал спокойно. Он слышал много разных, приятных голосов – один из них был самым близким, самым нежным и самым мелодичным. Ему всегда снился один и тот же хороший сон – мама смеялась и тянула к нему руки. Но в день, когда все много кричали, а мама даже плакала, он спал неспокойно, чувствуя каждой клеточкой своего маленького тельца, что с ней творится что-то неладное. И ему приснился нехороший сон – на него напал какой-то жуткий тёмный силуэт. Он в испуге задёргал ручками и ножками, закричал, но его никто не услышал...

Она, с тех пор как раскрылась тайна, спала мало и тревожно. А в ночь перед абортом она мучилась как-никогда, лицезрея не то во сне, не то наяву, не то вовсе в призрачном видении розовое, шелковистое тельце малыша. Он тянулся к ней маленькими пухленькими ручонками и силился сказать что-то весьма важное для него, но вместо этого всё время выходило забавно-певучее: «У-у-у... А-а-а...». И его светлое личико расплывалось от этого непроизвольного конфуза в лучезарной улыбке. Она тоже смеялась и тянула к нему руки. Но под утро в её видения стремительно ворвался чёрный, остро зубастый силуэт и поглотил малыша своей жуткой губительной массой. Она с отчаянным криком коршуном накинулась на этот ужасный силуэт и стала неистово рвать его зубами и ногтями. Она его рвала, рвала, рвала... до самого утра. Но до малыша так и не добралась.

 

* * *

В больницу её, безвольную и измученную ночным кошмаром, сопровождал утром целый эскорт – мать, свекровь и две тётушки. А он остался дома и страдал: он боялся за неё, ненавидел за слабость духа себя и стыдился за их общий грех. Он то и дело порывался вслед, чтобы остановить это нелепое убийство, но тут же, в безволии, возвращался, судорожно обхватывал голову руками и падал на диван. А через мгновение опять вскакивал... Наконец, не вынеся мук сомнения, бросился за советом к богобоязненным, добродушным соседям.

На, почитай! И если не поздно, спасай! – сунул ему сосед в руки газету вместо ответа и ткнул пальцем, где читать. – Там Макаренко пересказывает сценарий фильма «Безмолвный крик»*. Я-то думал, ты в этом детоубийстве со всеми заодно, потому и не предлагал её раньше.

Не Макаренко, а Макаренков, – взяв газету, буркнул он машинально.

Да какая разница! Тоже, наверно, педагог какой-нибудь.

И что он пишет?

Про то, как такие как вы ироды не родившихся детей убивают! – не вытерпев, истерично выкрикнула жена соседа, обычно молчаливая.

Да ты читай! Скорее! – торопил сосед.

Он попытался сосредоточиться, но буквы стали кривляться и расплываться перед раздражёнными от бессонницы глазами.

Погоди, читай здесь, – черкнул сосед по газете маркером, видя, что он запутался в первых строчках.

Он глубоко вдохнул и его слезящиеся глаза стали быстро вырывать из текста отдельные фразы:

«...На экране появляется картинка... головка ребёнка... тельце... Маленькая ручка тянется ко рту... различаются не только ротик, глазик и носик... но даже что головка заполнена мозгом... Внизу крохотные ножки... Сердечко бьётся ровно... Время от времени малыш слегка меняет своё положение. Все его движения спокойны, он ощущает уют и безопасность. Вдруг... появляется зловещая тень... Она медленно, но неумолимо приближается к малышу. Он ощущает опасность... пытается отодвинуться. Его активные беспомощные движения выдают панический страх. Вакуум-кюретка** нащупывает ребёнка... Его маленький ротик раскрывается в безмолвном крике. В последнем порыве отчаяния он беззащитно отодвигается в сторону... Сердце бьётся быстрее и быстрее... Плодный пузырь прорывается, утробные воды, составляющие тёплый уютный мирок маленького человечка, быстро исчезают. Кюретка безжалостным драконом впивается в тельце ребёнка и буквально отрывает его от крохотной головки. Теперь всё... Секунду спустя врач вводит абортцанг. Он крепко обхватывает оставшуюся в матке головку. Слабые, ещё не сформировавшиеся косточки маленького черепа расплющиваются в одно мгновение. То, что ещё несколько минут назад было головкой, удаляется. Теперь на экране видны только сгустки тканей и осколки – всё, что осталось от крошечного и беспомощного человеческого существа...»

Боже мой! – уронил он на пол газету. – Что же теперь делать?

Спасать! – в сердцах закричала соседка. – И как только вы, окаянные, решились на это! Вы же с такой страстью и любовью сошлись!

Поздно, – нечленораздельно пробормотал он. – Не успею.

Не дури! – встряхнул его за плечи сосед. – Успеешь!

Да! Успею! – твёрдо и осознанно сказал он и выскочил на улицу.

Не успеет, – с сомнением покачал головой сосед. – Но что-то же делать надо.

Успеет! – решительно возразила ему жена, взяла икону Божьей Матери и стала торопливо шептать молитву.

Вряд ли. Но я тоже, пожалуй, помолюсь за них...

 

Послесловие в вопросах

 

  1. Почему любовь, зарождающая новую жизнь, иногда сама убивает её?
  2. Почему это вообще возможно физически?
  3. Почему Могучая и Мудрая Природа и Всеобъемлющий Разум допустили это?

------------------------------------

*Фильм «Безмолвный крик» создан на основе научных исследований американского доктора Бернарда Натансона, изучившего с помощью ультразвука, что же на самом деле происходит во время искусственного прерывания беременности.

**Вакуум-кюретка – специальный инструмент, присоединённый через вакуумную трубку к электронасосу давлением около 55 мм ртутного столба.

 

Rado Laukar OÜ Solutions