4 декабря 2021  16:09 Добро пожаловать к нам на сайт!

Русскоязычная Вселенная. Выпуск № 9 от 15 октября 2019 г.


Русскоязычный Крым



Ирина Никитина

Севастополь


Окончила Таврический Национальный университет им. В. И. Вернадского. По специальности историк, кандидат исторических наук, научный сотрудник ФГБУК «Государственный музей героической обороны и освобождения Севастополя».

Поэт. Член Севастопольского (Балаклавского) творческого поэтического объединения «Поэтическая гавань Сюмболон», Севастопольского творческого объединения литераторов. Лауреат поэтического фестиваля «Пристань менестрелей» (Балаклава, 2004), Всеукраинского фестиваля «Подкова Пегаса» (Винница, 2010-2011); VII Международного открытого музыкально-литературного фестиваля «Ялос-2018» (Ялта), VII и VIII Сретенского фестиваля духовно-патриотической песни и поэзии (Севастополь, 2018-2019), XV Международного литературного конкурса-фестиваля «Под небом рязанским» (Рязань, 2018). Дипломант фестивалей «Пушкинское кольцо», «Малахитовый носорог» (Винница), «Серебренные звоны» (Дебальцево, 2011), конкурса Литературной Ассамблеи «Хранители наследия в действии» (Прага, 2018).

Публиковалась в сборниках «Поэтическая гавань», «Балаклава: время, люди», альманахах «Севастополь», «Поэтическая карта Крыма», «Харьковский мост», «Поэтическая палитра», газетах «Литературная газета + курьер культуры: Крым – Севастополь», «Литературный Крым», «Балаклавия», журнале «Склянка часу», на страницах сайтов Литфест, Литературный досуг, Пушкинское кольцо.

В 2008 году вышел авторский поэтический сборник «На губах соленый привкус моря».


СТИХИ


Ожидание


Крошится день под закатный поклон солнышка.

В нашей любви то вопрос, а то многоточие.

Встречи ищу, только встреча душевное бревнышко:

Тянет на дно, да и прочее, прочее, прочее.

В ночь убегу, чтоб забыть обещания страстные

Только потом начинаю с тоской разговаривать.

Ты приходи веселить мои думы злосчастные,

Мифом любви разговоры пустые одаривать.

Спрячем в весне всевозможные наши сомнения.

Пусть говорят, что нам счастье в любви не положено.

Мы же поищем в полночной стезе озарения.

Зря только сердце надеждой, увы, растревожено….

Нежный закат и сирень мне окрасят прогулочку,

Встреча пока лишь в мечтах запоздалых помается.

Как же поймать эту хитрую рыбу на удочку?

Нет! Он и правда звонить-то и не собирается!

Есть! Телефон на душе разрывается хохотом!

Снова бегу на свиданье с любовью непризнанной.

Чтобы ее не спугнуть, позову тебя шепотом

В нашу весну – только ты назови меня избранной!


***


Как много, часто в нас не наших «я»,

Которые слегка потусторонни.

На нас глядит какой-то посторонний

Из зеркала «слепого» бытия.

Мы в памяти своей и не своей

Листаем пожелтевшие страницы.

Там горны, барабаны и зарницы,

И красный стяг, и стаи журавлей

Из душ ушедших, их мирских свершений.

В сраженье поразившие чуму

Известно только богу одному,

Что выдержало это поколенье.

Известно только небу одному,

От скольких бед уберегли они нас!

Да, наш народ тогда немало вынес,

Но победил в ужасную войну!

Как много в нас не наших чьих-то «я»...

Они приходят с ветхих фотографий,

Из строчек полустертых эпитафий,

Как вечный, тайный смысл бытия.


О белой вороне


Дождем поиграем на склоне,

Мечтая о золоте грез.

Ну, как же ты к белой вороне

Любовную дань-то привез?

Ведь злая молва говорила:

Не стоит с приметой грешить.

Но, видно, магнитная сила

Ко мне тебя хочет пришить.

Не пробуй покрасить ворону,

Ей черных не надо одежд.

Чужую примерив корону,

Не слушай наветы невежд.

Дождем мы играем бездумно,

И грешными слыть не грешно.

Ты, главное, прыгни бесшумно

В раскрытое сердце-окно.

И в нем навсегда до истомы

За темной стеной растворись.

Чтоб скромные залы – хоромы

Без крыльев бросали нас ввысь.


Родному городу


Море твой трон, мой имперец.

Чайки твои трубадуры.

Знает весь мир: ты бессмертен

В славе своей неприступной.

Воин, моряк и строитель,

Гордый, но щедрый хозяин.

Помня сражения ратные

В мир смотришь с хрупкой надеждой,

Чтоб славить Мир, а не Бой.

Ты черноморский хранитель,

Имя имперское гордо

Многие лета неси.


Морской блюз


Искрилось море пенным причитанием.

Качало резко яхты неприкаянные.

Взметались волны гребешками вольными,

Целуя пляжа гальку многоцветную!

Взъерошив чаек яростным купанием

Морской прибой их уносил в мечтание.

Метались воды птицами бессонными,

За горизонт стелили блажь безбрежную.

Играло море блюз, а брег стал бархатным

От слез морских, от капелек с узорами.

Над морем ветер распевал натружено,

Поддавшись звукам блюза без сомнения.

Стремился катер оказаться загнанным

В объятья бухты с горными затворами.

Стихало море, будучи простужено,

Уже стесняясь штормового рвения.


Дождь в Ялте


Ялта укуталась в плащ-дождевик,

Кляксами небо пронизано.

Серые капли напишут в «дневник»

Строки признанья капризного.

Бурный поток по асфальту скользит,

Стелет покровы елейные.

Улицам ялтинским небо дерзит,

Строя потоки шоссейные.

Мокнет притихший автовокзал.

Скрылись куда-то прохожие.

Ялта ворчала на дождь: вот нахал!

Море и то потревожено.

Мерный поток, темно-серый фасон

Южная ночь – мокрый нос.

Ялтинский порт начинает сезон.

Дождь ему сказку принес.


***


Море блестит изумрудом.

Август равно арбузы.

Солнце ведет дискотеку,

Пляж свой припудрил наряд.

Калейдоскоп отдыхающих,

Брызги и визги у берега.

Лето одарит счастьем

Тысячу раз подряд.

.

Город


Под куполом серым, ватным

Машинный поход бесстрашный.

Людские шаги куда-то

Средь каменных островов.

Полы из асфальта и щебня,

Цветного в кирпичик паркета,

Модное нынче убранство

В дар лучшему из городов.

Здесь горе и счастье сладки,

Узлами сплелись морскими,

Как в нежном рыбном салате,

Блеск света и ужас дна.

Но в путь поведет каравеллы

Смешной рулевой – надежда,

К удачной красивой жизни

Доставит она одна.

Мой пилигрим!


Мой пилигрим, давай уедем срочно,

В страну иллюзий и смешных преданий.

К Гомеру в гости, к тайне предсказаний,

И к текстам древним, спрятанным непрочно.

И, может, там наш ключ от откровений

Вселенских знаний и простых открытий.

Но на пути заборы из смятений,

И стих не складен, словно молью битый.

И лабиринт без выхода довлеет,

И ворон черный кружит над мечтами.

И песни жар хмельной всего лишь тлеет,

И сорняки плетутся под ногами.

Мой милый друг, отринь воронью сказку!

Мертв Минотавр, его пропали знаки.

Я не зову тебя в далекую Небраску,

И Крит не хуже, а легенды враки!

Пусть лабиринт растает в полумраке,

Наш волен путь к признанию Парнаса.

Гомеру снилась гордая Итака,

А мы седлаем буйного Пегаса.

А мы пойдем вперед, читая ветер

Волшебных мест, где лабиринт не познан.

Мой пилигрим, дороже всех на свете

Наш добрый путь к признанию и звездам!


Лабиринт


Вроде там был, левее, выход?

Гаснет лампа в темноте лаза.

Только слышно: по стене капли

Вниз бегут, потрепав разум.

Чернота подземелья душит…

Стоп! Метаться сейчас глупо.

Замолчите же, вы, капли!

Ну, зачем в этот мрак влезла?

Есть! Ура! Вижу справа выход!

Свет, встречай! Лабиринт пройден!


***


Царит над южным брегом кипарис,

А горы расчесали тропок прядки.

Ты в негу Крыма, путник, окунись,

И попроси у Ялты подзарядки.

Пусть древний молчаливый Аю-Даг

Навечно станет оберегом грозным.

Поверь: и хворь, и беды – всё пустяк!

Ты с Черным морем ветром станешь вольным.

Грохочет шторм, а утром спит волна,

Баюкая хмельное побережье.

Мы лето крымское отведаем сполна,

Ловя в ладони счастье и надежду!

Закатный час


Закатный час на берегу, на крымском,

Прибой разводит праздные беседы,

Уж рядом тут над леностью победы,

И мысль о хрупком счастье, очень близком.

Над Крымом тишь, под небом полнолунным

Крадется ночь, и пляж такой бесстыдный.

Смеется август горький, безрассудный

С людским потоком, вялым, полусонным.

Rado Laukar OÜ Solutions