1 декабря 2021  09:31 Добро пожаловать к нам на сайт!

Русскоязычная Вселенная. Выпуск № 8


Русскоязычный Израиль



Марк Галесник


А народ-то голый!


Комедия в 4-х действиях


А король шел, гордо подняв голову, и думал:

"Ничего я не взял у своего народа".

Г.-Х. Андерсен "Новое платье короля" (финал сказки, традиционно сокращаемый при переводе)

Действующие лица

П р е м ь е р о, верховный закройщик

С п о н т а н о, верховный портной

А у р е л и о

Л а у р а, дочь Премьеро

П е т р у ч ч о, слуга Аурелио

О т р е з о к, безногий нищий

К о р р у п ц и о, придворный

П о р т н о й

З а к р о й щ и к } сенаторы

П о р ц и я

П р о п о р ц и я } модницы

Н е з н а к о м е ц

П о д м а с т е р ь я

С т р а ж н и к и

Г о р о ж а н е

Действие происходит в Сан-Тряпицце, небольшом городке на северо-западе Скиталии.

Первое действие

Сцена 1

Городская площадь. На заднем плане – королевский дворец, спускающийся на площадь широкими ступенями. На переднем – помост в две трети человеческого роста, нечто среднее между трибуной, прилавком и эшафотом. Отовсюду собираются горожане.

П е р в ы й

Вы слыхали?

В т о р о й

Что случилось?

П е р в ы й

Ничего!

В т о р о й

Да что вы? Ужас!

Быть не может. Вот кошмар-то!

Люди!

Т р е т и й

Что вы говорите?

Неужели не случилось!

П е р в ы й

Надо же! Теперь уж точно

Что-нибудь, да и случится.

Эдакое.

Ч е т в е р т ы й

Прошлым летом

Тоже раньше не случалось,

А потом вдруг ка-ак ударит!

Т р е т и й

Что?

Ч е т в е р т ы й

Не помню.

Т р е т и й

Где?

Ч е т в е р т ы й

Не важно.

Т р е т и й

На кого?

Ч е т в е р т ы й

Не в этом дело,

Но упало ведь, упало!

П е р в ы й

Так, наверное, и будет

В этот раз.

Т р е т и й

Да что вы?!

П е р в ы й

Точно.

Т р е т и й

Вот-те раз! Так что же делать?

П е р в ы й

Надо солью запасаться.

Ч е т в е р т ы й

Спичками!

П е р в ы й

Мукой!

В т о р о й

Дрожжами!

П е р в ы й

Краской!

Т р е т и й

Нитками!

Ч е т в е р т ы й

Гвоздями!

В т о р о й

Кто последний?

Т р е т и й

Я последний.

В т о р о й

Вы последний – я за вами.

(Выстраиваются в очередь.)

Сцена 2

На ступенях дворца. Спонтано и Премьеро.

П р е м ь е р о

Спонтано, вот уже почти семь лет

Мы с вами неразлучны у руля.

Мы вместе пережили столько бед.

Мы вместе раздевали короля.

Мы вместе воевали за свободу.

Мы раскроили государство для

Себя, и для своих, и для народа.

Мы с вами даже больше, чем родня.

Что я без вас и что вы без меня?

Какого черта вы мутите воду?

С п о н т а н о

Как вам не стыдно чушь-то городить?!

Готовы всякий вздор принять на веру!

Отечество в опасности, Премьеро –

Провинция не хочет нас кормить!

П р е м ь е р о

Провинция сама давно не ест.

С п о н т а н о

Теперь им дела нет и до столицы!

Премьеро, вы читали сводки с мест?

Да это ж почитать – и удавиться!

Там мастера в поденщики идут!

П р е м ь е р о

Ну, стало быть, такие мастера.

Они всегда небесной манны ждут.

С п о н т а н о

Пора уже задуматься, пора!

Еще совсем чуть-чуть, и нам капут!

А герцог Раздеваччо тут как тут!

П р е м ь е р о

И говорят, что этот герцог зверь.

Пора спасать не вывеску, а кассу.

И я считаю – запираем дверь.

С п о н т а н о

А я считаю – поднимаем массы.

П р е м ь е р о

Мы ремесла военного не знаем,

А герцог в потасовке – будь здоров!

С п о н т а н о

Да шапками их войско закидаем!

П р е м ь е р о

Самим бы не остаться без штанов.

Но затянув потуже пояса,

Уступим часть, зато спасем основу.

С п о н т а н о

Надолго ли? Не верю в чудеса.

Сегодня часть уступим, завтра снова.

Вот так мы всю страну и провороним.

А герцог прирастит свои владенья.

П р е м ь е р о

И потому готовься к обороне!

С п о н т а н о

И потому готовься к нападенью!

П р е м ь е р о

Вас переубедить я был бы рад.

Упрямство ваше даст дурные всходы.

И это то, с чем я пойду в сенат.

С п о н т а н о

А это то, с чем я пойду к народу.

(Расходятся.)

Сцена 3

Площадь. Входят двое подмастерьев. Им навстречу третий.

Т р е т и й

(салютуя первому и второму)

Король голый!

П е р в ы й и В т о р о й

Долой голых!

Т р е т и й

Слышали про герцога?

П е р в ы й

Пусть только попробует сунуться.

В т о р о й

Руки оторву!

Т р е т и й

А я ноги!

П е р в ы й

А я голову.

(Из-за помоста на тележке выезжает Отрезок, безногий нищий.)

Т р е т и й

Эй, Отрезок, как делишки?

Сапоги у нас не купишь?

О т р е з о к

Обменять могу. На шапку.

П е р в ы й (третьему)

Получил?

Т р е т и й

Кто? Я?

П е р в ы й

Не я же.

О т р е з о к

Что мозги! Мозги – не шапка,

Если нет – не сразу видно.

А вот деньги – сразу.

(Прохожему, протягивая шапку.)

Дядя!

Если вы не подавали

Раньше, то с меня начните!

П р о х о ж и й

Убирайся! Ненавижу

Попрошаек.

О т р е з о к

Ненавидишь?

А меня убраться просишь.

Эй, красотка!

Д е в у ш к а

Что, Отрезок?

О т р е з о к

Замуж за меня не хочешь?

Д е в у ш к а

Для чего мне пол-мужчины?

О т р е з о к

Чтоб прибавить пол-девицы.

(Бабке, бросившей ему монетку)

Эй, бабуля!

Б а б к а

Что, болезный?

О т р е з о к

Ну-ка, забери монетку.

Б а б к а

Ась?

О т р е з о к

Ты что, карга, не видишь,

У меня обед.

Б а б к а

Крамольник!

Чтобы черти тебя съели

Самого.

О т р е з о к

Спасибо, ведьма.

Встретимся на сковородке.

П е р в ы й

(бросает камень)

У тебя обед? Отведай

Пирога.

О т р е з о к

Получше целься.

Можешь в папу ненароком

Угодить.

П е р в ы й (обиженно)

При чем тут папа?

Мой отец погиб в сраженье.

О т р е з о к

Так как всюду лез отважно.

Лучше целься.

В т о р о й

Эй, смотрите,

Кто идет!

Т р е т и й

Не вижу, кто там?

П е р в ы й

Дочка самого Премьеро.

(Входит Лаура. Подмастерья преграждают ей дорогу.)

В т о р о й

Ты с корзинкою, Лаура.

Не на рынок ли шагаешь?

Л а у р а

Милый, как ты догадался?

П е р в ы й

Если так, останься с нами.

(Прикладывая руку к сердцу.)

Все, что надо, здесь ты купишь.

Л а у р а

Что ты можешь предложить мне?

Острых дюжину словечек?

Пару пресных анекдотов?

Грязных сплетен? Терпких слухов?

Кислых мыслей? Липких взглядов?

Для стряпни нехитрой хватит,

Только я другим питаюсь.

(Уходит.)

В т о р о й

Не глупа.

П е р в ы й

Поди, попробуй

Догони.

Т р е т и й (Отрезку)

А ты что скажешь?

О т р е з о к

У безногих шансов больше.

(Вбегает четвертый подмастерье.)

Ч е т в е р т ы й

Там! За рынком! В общем, это…

Ополченье! Арбалеты!

Сабли! Всем! Быстрее, братцы!

Родина! Война! Сражаться!

Там! Спонтано! В бой! Опасность!

В общем, это! В общем, ясно?

П е р в ы й

Ясно. Все за мной. Ну, герцог,

Только сунься!

(Натягивает воображаемую тетиву)

Прямо в сердце!

О т р е з о к

Прямо в сердце. Ай-яй-яй!

В т о р о й

Только смелых слава ищет!

Т р е т и й

Эй, Отрезок, догоняй!

(Убегают.)

О т р е з о к

Только сапоги начищу.

(Уезжает на своей тележке за помост.)

Сцена 4

Площадь. Аурелио, Петруччо

А у р е л и о

Здесь все, как прежде.

Изменений мало.

И то, скорее в лицах, чем в одежде.

И как-то сильно все пообветшало.

П е т р у ч ч о

Сюда мы, значит, так спешили с вами.

Синьор, вы не ошиблись?

А у р е л и о

Нет.

Прошло семь лет,

Но и теперь перед глазами

Тот день. Людское море без конца.

Я – на плечах отца,

Мне видно все вокруг.

Толпа волнуется, чего-то ждет, и вдруг:

"Его величество король!" – кричит глашатай.

И вот в толпе, желанием объятой

Увидеть легендарный тот наряд,

Король идет. А все вокруг молчат.

А он идет. А он все ближе, ближе…

И вдруг, о ужас! вдруг я вижу

Что нет на нем наряда, вовсе нет!

Что мой кумир – да попросту раздет.

Я в ужасе кричу: "Он голый!"… Лучше

Молчал бы я тогда, Петруччо.

П е т р у ч ч о

Минуточку! Так это были вы?!

А у р е л и о

Увы, мой друг, увы…

П е т р у ч ч о

Вы? Вы тот самый мальчик, тот герой?!

А у р е л и о

А, это героизм? Петруччо, Б-г с тобой.

Нельзя весь мир своим аршином мерить.

Чужие надо тоже понимать.

Когда во что-то кто-то хочет верить,

Как можно эту веру отнимать!

Когда, горя желаньем слушать сказку,

К подмосткам пробивается народ,

Тот, кто срывает с персонажа маску,

Тот не герой, а просто идиот.

Или, к примеру, у кого-то тайна,

А ты в нее случайно сунул нос.

Потом не к месту разболтал. Случайно,

И правда превращается в донос.

Подумай прежде, чем откроешь рот,

Вдруг что-нибудь потом произойдет.

…Известно всем, что началось потом.

Переворот, республика, свободы.

Портные дорвались до власти.

Летели головы, кипели страсти.

Отец мой в Англию отправлен был послом.

Там умер. Пробежали годы.

И вот я здесь.

П е т р у ч ч о

Вот так?! Вот просто так?!

Нет, вы, синьор Аурелио, чудак.

А у р е л и о

А как? Уж не на белом ли коне?

П е т р у ч ч о

Да минимум!

А у р е л и о

Нет, это не по мне.

В венках да в лаврах выглядит всегда

Комичной триумфатора фигура.

Я, кажется, сгорел бы со стыда,

Вообразив улыбочку Лауры.

П е т р у ч ч о

Лауры?

А у р е л и о

Да. Ее зовут

Лаура. Не встречались мы с тех пор.

Быть может, я ее увижу тут.

П е т р у ч ч о

Как все у вас возвышенно, синьор!

О правде. О любви. О славе.

А я увидел этот свет в канаве.

Папаша научил меня лет в пять

Жонглировать и бегать по канату.

Потом оставил и меня, и мать,

Исчез куда-то.

Найдется, может, здесь

Родитель мой дурной.

По первой он профессии портной…

А все же я не понимаю вас!

Побыть на вашем месте хоть чуть-чуть.

Один денек! Да что там, хоть бы час!

А у р е л и о

Ну что же, раз так хочется, побудь.

П е т р у ч ч о

Кто? Я?! Да нет! А что мы скажем людям?

А у р е л и о

Мы скажем, что хотели их надуть.

Или еще чего-нибудь.

Мы это все с тобой потом обсудим.

(Снимает плащ, куртку, отдает Петруччо.)

Держи. С сегодняшнего дня

Я – это ты. Ты – это я.

П е т р у ч ч о

Синьор, конечно, если в бедняка

Хотите поиграть, извольте. Я пока

Тут попытаюсь отыскать папаню.

Такой покрой его наверняка приманит.

А у р е л и о

Ну что ж, посмотрим, правда ль, веселей

Живется здесь портным без королей.

(Увидев приближающихся людей, скрывается за помостом.)

П е т р у ч ч о

А я пойду проверю, как здесь ночуется без королей.

(Уходит.)

Сцена 5

На площади у помоста. Трое подмастерьев возвращаются с митинга.

П е р в ы й

Вот Премьеро негодяй!

Предлагает защищаться.

В т о р о й

Значит, нам тут окопаться,

А другие погибай?!

(Входит Лаура с корзинкой овощей.)

П е р в ы й

Куда торопишься, Лаура?

Т р е т и й

Папочку кормить.

П е р в ы й

Видать, синьор Премьеро ноги тут протягивать не собирается.

(Лаура пытается обойти, но они не пускают.)

Т р е т и й

Смотри-ка, даже не разговаривает.

В т о р о й

Ага, мы ей не ровня.

Л а у р а

Что надо?

П е р в ы й

А ну-ка, повторяй.

Л а у р а

Кто-то из вас уже может связать пару слов?

П е р в ы й

Не волнуйся, пару сможем. Повторяй:

Мой папа – плут и интриган,

Пройдоха, жулик, шарлатан.

Л а у р а

Негодяй.

П е р в ы й

Можно и так.

Л а у р а

Мерзавец.

П е р в ы й

Тебе лучше знать.

(Лаура резко поворачивается, чтобы пройти за помостом. Подмастерья идут за ней. Через секунду вылетают оттуда один за другим и разбегаются. Из-за помоста появляются Лаура и Аурелио.

Он помогает ей собрать рассыпавшиеся покупки.)

Л а у р а

Благодарю вас.

А у р е л и о

Не за что, синьора.

Л а у р а

И все-таки я вас благодарю.

Кто вы? Как вас зовут?

А у р е л и о

Меня?

Л а у р а

Да, вас.

(Входит Петруччо. Останавливается в стороне.)

А у р е л и о

Меня зовут Петруччо.

Л а у р а

Очень рада.

(Протягивает руку.)

А я – Лаура.

А у р е л и о

Да, я слышал, да.

Л а у р а

Какой вы странный. Мне пора. Прощайте.

А у р е л и о

Да-да.

Л а у р а

Еще раз вас благодарю.

(Уходит.)

П е т р у ч ч о

Зачем вы назвались моим именем, синьор Аурелио?

А у р е л и о (глядя ей вслед)

Она меня не узнала, Петруччо.

П е т р у ч ч о

Вот видите, говорил я вам, зря вы все это затеяли.

А у р е л и о

Она меня не узнала.

П е т р у ч ч о

А, я понял! Так это она? Вы так сказали это она, что я сразу понял – это она. Кем же еще это может быть!

А у р е л и о (не слушая)

Не может быть…

П е т р у ч ч о

Ну, как скажете, может быть – может не быть. Тоже мне вопрос, в конце концов – быть или не быть? Где будем ночевать, вот в чем вопрос! А я, кажется, нашел гостиницу, синьор. Вон там, за углом. «Святая Гортань» называется. Пойдемте скорее, может, в этой гортани есть свободные комнаты.

(Уходят.)

Второе действие

Сцена 6

Во дворце. Премьеро, Коррупцио

П р е м ь е р о

И что же, он ограбил арсенал?

А как там стража?

К о р р у п ц и о

Страже он сказал:

Пришью на месте!

П р е м ь е р о

Так-таки на месте?

К о р р у п ц и о

Пришью, кричит, и это дело чести.

Мне это легче сделать, чем сказать.

П р е м ь е р о

Смотрите-ка, ну просто новый Цезарь.

Когда он, где, кого и чем зарезал?

Ему как раз привычнее болтать,

Чем действовать. А доблестная рать,

Понятно, сразу разбежалась?

К о р р у п ц и о

Сразу.

Он, правда, показал им бланк заказа

На копья, стрелы, шпаги, бахрому

И прочее.

П р е м ь е р о

А бахрома кому?

К о р р у п ц и о

На флаги.

П р е м ь е р о

А, конечно же, на флаги.

Куда без них! А то что на бумаге

Не доставало подписи моей,

Для стражи мало грудью встать – пришей,

Но не пройдешь!

К о р р у п ц и о

Синьор Премьеро, мало.

Там, кстати, и его недоставало.

Забыл.

П р е м ь е р о

Забыл о главном. Как всегда.

Но никому не помешало?

К о р р у п ц и о

Да.

Ведь знаете же, кто у нас солдаты.

П р е м ь е р о

Увы… Ну что ж, пора идти к сенату.

Сцена 7

Зал сената. Входят сенатор-Портной и сенатор-Закройщик. Первый – в длинной до пола, богато украшенной тоге, второй – в короткой тунике. Окружающие их сенаторы отличаются пошивом тог.

З а к р о й щ и к

Только мини!

П о р т н о й

Только макси!

З а к р о й щ и к

Так теперь никто не носит!

П о р т н о й

Только так теперь и будут!

З а к р о й щ и к

Нет, не будут! Все стремится

К экономии и тканей,

И труда!

П о р т н о й

Всего превыше

Красота и элегантность.

Для чего ж еще трудиться?!

З а к р о й щ и к

Красота есть лаконичность.

П о р т н о й

Ваши взгляды примитивны.

З а к р о й щ и к

Все что просто – гениально!

П о р т н о й

Лишь простушки так считают.

З а к р о й щ и к

Вы – максималист несчастный.

П о р т н о й

Вы – минималист ничтожный.

З а к р о й щ и к

Вы с людей дерете втрое,

Вот зачем вам нужно макси!

П о р т н о й

Покумекать над фасоном

Лень вам – вот зачем вам мини.

Вы, закройщики – лентяи

И пройдохи.

З а к р о й щ и к (к окружающим)

Эй, слыхали?

Он закройщиков поносит.

Бей его! Тот не закройщик,

Кто портного не осадит.

П о р т н о й (к длиннополым)

Эй, портные, не потерпим

Оскорблений от ничтожных

Пачкунов! Ко мне портные!

Я проткну тебя, как тряпку!

З а к р о й щ и к

Раскрою тебе я череп!

П о р т н о й

Ох, сейчас перелицую!

З а к р о й щ и к

С ног на голову поставлю!

П о р т н о й

Ты бездельник!

З а к р о й щ и к

Ты разбойник!

П о р т н о й

Твой клиент тебе не верит!

З а к р о й щ и к

Все, считай, что ты покойник.

П о р т н о й

Это мы еще примерим.

(Входит Премьеро. Ссора стихает. Сенаторы расступаются, пропуская его к подиуму.)

П р е м ь е р о (окинув взглядом собравшихся)

Не избранников народных, но безумцев слышу крики.

Как могли забыть в сенате о традициях великих!

Правды, Красоты, Свободы на знаменах меркнут лики.

Будто возвратились годы королевских нравов диких.

К стенам города подходит злобный герцог Раздеваччо.

Дать ему должны мы будем сокрушительную сдачу.

Пред лицом врага сплотиться! В этом вижу я задачу.

Только так мы уцелеем, только так, а не иначе.

Вот о чем должны мы думать днем и ночью неустанно.

И теперь, в такое время, предал, предал нас Спонтано!

Исчислять его безумства я пред вами здесь не стану.

Сеет смуту он и смута нарастает беспрестанно.

Настроения в народе с каждым днем все хуже, хуже.

Он ослабить хочет петлю – лишь затягивает туже.

Он и рад бы подчиниться, но не ведает кому же.

Разногласья здесь смертельны.

Нам один начальник нужен.

Пред почтеннейшим сенатом я пришел держать ответ.

Меж собой должны мы распри исключить в годину бед.

Если так – победа с нами, все погибнем, если нет.

Что с предателем нам делать?

Что нам делать с негодяем?!

Как нам наказать мерзавца?!!

Вы должны мне дать совет!!!

К р и к и

Доказать!

Наказать!

Отказать!

Показать!

Не впускать!

Не давать!

Надавать!

Оторвать!

С е к р е т а р ь

Внимание, внимание

Все проходят на голосование.

В ходе волеизъявления

Просьба не способствовать скоплению.

(Сенаторы попарно проходят по подиуму.)

Сцена 8

На ступенях дворца. Входят Порция и Пропорция в причудливых нарядах, обильно украшенных бахромой.

П о р ц и я

Король голый, дорогая!

П р о п о р ц и я

Долой голых, милочка.

П о р ц и я

Как вам нравится мой новый наряд?

П р о п о р ц и я

О! Восхитительно. Это и есть ваша «Грядущая битва»?

П о р ц и я

Ну что вы! «Грядущую битву» теперь носят только в провинции. Это «Умри на месте».

П р о п о р ц и я

Прелестно! Очаровательно! Как изящно и в то же время смело подчеркнуто в нем превосходство вашей артиллерии! Как привлекательна кавалерия! Как удачно обнажена пехота, и в то же время как надежно укреплен вход в цитадель. При взгляде на вас поднимется дух у любого бойца. Это еще лучше, чем ваша «Твоя погибель», в которой вы были на балу.

П о р ц и я

Вам ли восхищаться, дорогая! Я помню, как неотразимы вы были в вашем «Пире во время чумы». Пани Марципани позеленела от зависти.

П р о п о р ц и я

Вы, милочка, несправедливы к бедной вдове. Цветом лица она обязана скорее возрасту, который так тщательно скрывает.

П о р ц и я

Это вы, дорогая, несправедливы к ней – ведь надо же ей хоть что-нибудь скрывать! Но идемте скорее, мы опоздаем! Эти противные сенаторы начнут свое дефиле без нас.

П р о п о р ц и я

Пожалуй, вы правы. Мы можем чего-нибудь прослушать, а они чего-нибудь просмотреть.

Сцена 9

Дом Премьеро.

П р е м ь е р о (один)

Ах, мой милый Спонтано,

Я твердил неустанно,

Что терпеть вас не стану

В годину бед.

Вот теперь в наказание

За свои притязания

Отправляйся в изгнание.

Привет, привет.

(Входит Лаура.)

А, доченька! Здравствуй, деточка. Ты здорова?

Л а у р а

Вполне. А ты, отец?

П р е м ь е р о

И я вполне.

Ты с улицы? Что говорят в народе?

Л а у р а

Аурелио вернулся, говорят.

П р е м ь е р о

Аурелио?

Л а у р а

Тот самый мальчик, помнишь,

Который еще крикнул…

П р е м ь е р о

Да, да, да…

Вы с ним еще играли в детстве. Помню.

И что же, он вернулся?

Л а у р а

Ходят слухи.

Все говорят, вот он-то нас спасет.

П р е м ь е р о

Все это говорят?

Л а у р а

Да, как обычно.

Ведь надо людям что-то говорить.

П р е м ь е р о

Да, да, конечно…

Л а у р а

Ты обедать будешь?

П р е м ь е р о

Да, да…

Л а у р а

Так я пойду распоряжусь.

П р е м ь е р о

Иди, иди…

Л а у р а

Папа… А бывает любовь с первого взгляда?

П р е м ь е р о

Любовь? Я полагаю, что бывает.

Л а у р а

Почему ты так думаешь?

П р е м ь е р о

А почему бы, собственно, и нет?

Ведь одного вполне довольно взгляда,

Чтоб ненависть зажечь, корысть и зависть.

Довольно взгляда, чтобы оценить,

Кто твой клиент и сколько он заплатит.

Довольно, чтобы осознать опасность

И рассчитать, как от нее уйти…

Так почему же быть должно иначе

В любви?

Л а у р а

Так я пойду насчет обеда.

П р е м ь е р о

Иди, иди…

(Лаура уходит.)

Час от часу не легче.

От одного избавился, так тут –

Другой. Еще один герой народный.

Что за народ – героя им подай!

И днем и ночью думаешь о них,

Все выкроить пытаешься как лучше,

А кто-то что-то выкрикнет, и – нате!

Уже герой. И он-то нас спасет.

Ну, нет. Эй, стража!

С т р а ж н и к

Да, синьор Верховный

Закройщик.

П р е м ь е р о

Называйте меня просто

Синьор Верховный. Или просто сир.

С т р а ж н и к

Да, сир.

П р е м ь е р о

Ко мне немедленно доставить

Приезжего, который выдает

Себя за… впрочем, за кого, неважно.

Доставить мне мальчишку двадцати

Примерно лет. Его зовут Аурелио.

Сцена 10

Л а у р а

(прочитав записку, комкает ее)

Как он посмел! Он хочет меня видеть.

Да кто вы такой, чтобы хотеть. О чем нам с вами говорить?

(разглаживает записку)

О чем нам говорить, когда я вся дрожу, лишь думая о тебе!

(комкает)

Нет, это ложь! Мне не довольно взгляда.

Мне нужно больше. Я должна узнать

Вас, ваши мысли, ваши идеалы.

А может быть, вы трус. Или подлец.

(разглаживает)

Нет, он не трус. Он смел. Он смел и скромен.

Он защитил меня!.. В конце концов,

Любой прохожий мог бы это сделать.

(комкает)

Это еще не повод добиваться свиданья. Я же поблагодарила его, хотя и сдержанно. А что, я должна была броситься ему в объятья?

Сомкнуть ладони у него на шее,

Щекой прижаться к сильному плечу,

Закрыть глаза и замереть, забыв

О времени…

(разглаживает)

Да что это со мной!

Веду себя, как глупая девчонка.

Хорошо, что он меня не видит. И не увидит.

(комкает и сразу разглаживает)

По крайней мере сегодня вечером.

Я не приду. Так будет лучше.

А вы нахал, синьор Петруччо!

(Аккуратно складывает и прячет записку, уходит.)

Сцена 11

Улица. Трое подмастерьев тащат мешок, из которого слышен голос Спонтано.

С п о н т а н о

Уж столько били!

А все мне мало!

Опять изгнанье.

Опять опала.

Опять в колеса

Вставляют палки.

Опять до крови.

Опять не жалко.

Ведь все же было!

Чего мне надо?

Опять интриги?

Опять засады?

Ведь клялся: хватит!

Но снова, снова…

Как мне обидно!

Как мне хреново!

(Подмастерья останавливаются у помоста и опускают мешок на землю.)

П е р в ы й

Ох, тяжелый вы человек, синьор Спонтано!

Ч е т в е р т ы й (вбегая)

Там! За рынком! Сбоку! С краю!

На колесах! Вот такая!

Бахрома! Застежки! Кожа!

Нитки! Манекены тоже!

На воротах… в общем эти…

В общем, это – не заметят.

(Показывает жестами, что можно погрузить мешок на телегу и провезти его через городские ворота.)

П е р в ы й

Понял! (к мешку) Подождите, синьор Спонтано, сейчас мы вернемся, мы вас спасем, не волнуйтесь! За мной!

(Подмастерья убегают. Входят два стражника, конвоирующие Петруччо. Тот, утирая пот со лба, садится на мешок.)

П е т р у ч ч о

Уф, дайте передохнуть.

П е р в ы й с т р а ж н и к

Дыши.

П е т р у ч ч о

А может, отпустите меня, братцы? Говорю же вам, никакой я не шпион, я артист.

В т о р о й с т р а ж н и к

Еще хуже. Шпион хоть язык за зубами держит, а тебя не заткнешь.

П е р в ы й с т р а ж н и к

Иди, артист.

П е т р у ч ч о

Вот я и иду.

(Переворачивается и обходит на руках вокруг мешка.)

В т о р о й с т р а ж н и к

Во дает! А фокусы можешь?

П е т р у ч ч о

Какие фокусы?

(Достает у стражника из запазухи голубя.)

П е р в ы й с т р а ж н и к

Ишь!

П е т р у ч ч о

(Петруччо достает у второго из запазухи кролика. Пинает мешок ногой.)

Хотите, из мешка человека достану?

П е р в ы й с т р а ж н и к

Нет, человека не хотим.

П е т р у ч ч о

Почему?

П е р в ы й с т р а ж н и к (назидательно)

Человек должен сидеть в мешке, если он не может без фокусов.

В т о р о й с т р а ж н и к

Если кто-то сидит в мешке, значит, это зачем-то нужно.

П е т р у ч ч о

Зачем?

П е р в ы й с т р а ж н и к

Пусть ждет.

П е т р у ч ч о

Чего?

П е р в ы й с т р а ж н и к

Светлого будущего.

П е т р у ч ч о

Так давайте приблизим его! Зачем же затягивать темное прошлое?

В т о р о й с т р а ж н и к

Темное, оно, конечно, темное, но не для всех.

П е р в ы й с т р а ж н и к

Одни сидели, другие сажали.

В т о р о й с т р а ж н и к

А теперь все для одних, а что для других?

П е р в ы й и в т о р о й

(поют вполголоса)

Когда рабы дорвутся до свободы

И переплавят цепи на мечи.

Без дела остается цвет народа,

Но больше всех страдают палачи.

Молчал ты и под пыткою, бывало,

Ну а теперь чего тебя пытать!

Теперь ты сам болтаешь что попало.

Теперь тебе позволено болтать.

Но было, есть и, подождите, будет

Когда-то обязательно опять –

Раз есть законы, значит, есть и люди,

Готовые законы нарушать.

И с них за это головы снимали,

Ну а теперь чего ты с них возьмешь!

Теперь они их сами потеряли,

Пытаясь правду переплавить в ложь.

Да, нас осталось мало, очень мало,

Кому любое дело по плечу.

Но где не торжествуют идеалы,

Но где не торжествуют идеалы,

Но где не торжествуют идеалы,

Там лучше удавиться палачу.

П е р в ы й с т р а ж н и к

Хотя, чего уж греха таить, работаем почти по специальности. Пойдем, как тебя там?

П е т р у ч ч о

Что значит имя? Роза это роза,

Хоть розой назови ее, хоть нет.

П е р в ы й с т р а ж н и к

Что значит роза? Имя это имя.

А розу – розу к делу не пришьешь.

Ступай, артист.

(Уводят.)

С п о н т а н о

(высовывая голову из мешка.)

Не может быть! А может быть, не он?

Но голос, голос! Нет, не мог я спутать.

Как жаль, что должен я бежать теперь,

Когда нашел то, что искал так долго!

Но я еще вернусь сюда, вернусь.

(Прячется обратно в мешок. Возвращаются подмастерья с телегой, груженной манекенами и другим портновским барахлом. Взваливают мешок на телегу.)

П е р в ы й

Извините, что так долго, синьор Спонтано, вы уж, наверное, заждались. Но теперь уж мы вас в два счета отсюда вывезем, теперь уж мы – раз-два. Вам там удобно?

В т о р о й

Спроси, может, ему надо по нужде?

С п о н т а н о

(из мешка, не раслышав)

Когда я вернусь к власти, вы забудете о нужде.

П е р в ы й п о д м а с т е р ь е

Забудем о нужде? Вот порадовали, синьор. О чем же тогда еще помнить? Ни старый маразматик, ни юный паралитик о ней не забывают. Пока дышу – нуждаюсь, как сказал бы старик Сенека, а старик Сенека и говорил, как по нужде – меньше не скажешь, а больше не надо.

В т о р о й

Идея хороша, но пахнет плохо.

Т р е т и й

Слава Б-гу, синьор Спонтано никогда не выполняет своих обещаний.

(Уходит, толкая груженую телегу.)

Сцена 12

Дом Премьеро. Он сам, Петруччо в одежде Аурелио.

П р е м ь е р о

Итак, вы – это вы?

П е т р у ч ч о

Я – это я.

А вы – не вы?

П р е м ь е р о

При чем тут я?

П е т р у ч ч о

А я тут

При чем?

П р е м ь е р о

Вы не при чем.

П е т р у ч ч о

Так я пойду?

П р е м ь е р о

Куда? Сидите!

П е т р у ч ч о

А чего сидеть-то?

Раз вы есть вы, вы и сидите здесь.

А я, раз я есть я, пойду.

П р е м ь е р о

Сидеть!

(в сторону)

Дурак из дураков. С таким нетрудно

Мне будет сделать все, что захочу.

Держать его поблизости.

(к Петруччо)

Любезный,

Давно ли вы приехали?

П е т р у ч ч о

Да нет.

Вот только что. Сегодня.

П р е м ь е р о

Это значит,

Вам негде жить? Позвольте предложить

Вам эту крышу. Дом большой. Вам будет

Удобно. Моя дочь вас развлечет,

Надеюсь.

П е т р у ч ч о

О, синьор, вы так любезны!

П р е м ь е р о

Не стоит благодарностей! Мой долг

Заботиться о каждом гражданине,

И уж подавно о таком, как вы.

Прошу вас без меня не выходить.

Я завтра же представлю вас сенату.

П е т р у ч ч о

Ну что вы! Да зачем же беспокоить!

П р е м ь е р о

А впрочем, нет. Сегодня же. Готовьтесь.

Готовьтесь к славе привыкать, мой друг.

(в сторону)

Сегодня я преподнесу им блюдо,

Которого они так жаждут.

Сцена 13

На площади. Быстро собирается толпа.

– Вы слыхали?

– Что такое?

– Он вернулся!

– Он вернулся?

– Кто вернулся?

– Наш Аурелио.

– Кто это такой?

– Да что вы!

Это он, тот самый мальчик!

– Неужели?

– Да, который

Крикнул, что король…

– Да ну!

– Что вы!

– Точно!

– Ну уж этот

Ничего не побоится!

– Ну теперь попробуй, герцог,

Сунься к нам!

– Теперь не страшно.

– Вот кого нам не хватало!

– Да, такой нам очень нужен.

– Как-то сразу легче стало.

– В честь него устроить ужин!

– К ордену его представить!

– Памятник ему поставить!

– Лучше сразу – в мавзолей.

– Дайте ж нам его скорей!

П е т р у ч ч о

(Идет по канату, натянутому над залом.)

Сограждане! Товарищи! Народ!

Настал в моей судьбе триумфа час.

Я столько лет отсутствовал. И вот

Я снова здесь. Я снова среди вас.

Вы были для меня семьей и школой.

Пришили вы правдивый мне язык.

Я первым крикнул: "А король-то голый!"

Но вы – вы подхватили этот крик.

Сограждане! Мне трудно говорить!

Себе скроили сами вы судьбу.

Традиций правды не прервется нить.

А всех, кто врет, видали мы в гробу!

Да здравствует республика! Ура!

Да здравствуют простые мастера!

Да здравствует на лучшее надежда!

А главное, а главное, а главное, а главное,

А главное…

Н а р о д

Да здравствует одежда!

П е т р у ч ч о

(Спрыгнув с каната на сцену.)

Уф. Это был мой лучший номер. Не думал, что жонглировать словами труднее, чем шарами. Видел бы меня мой папаша!

Г о л о с А у р е л и о

Петруччо!

П е т р у ч ч о

(Подходит к окну, открывает его.)

Синьор Аурелио, это вы?

А у р е л и о

Помоги мне забраться.

П е т р у ч ч о

Минутку, синьор, одну минутку!

(Аурелио влезает в комнату)

Куда же вы пропали, синьор! Я уже начал за вас беспокоиться.

А у р е л и о

Бродил по городу. Здесь ничего не изменилось, Петруччо! Все те же веселенькие фасады, а за ними все те же трущобы. А ты как?

П е т р у ч ч о

О, синьор! Ваш номер пользуется большим успехом. Меня уже избрали в сенат, назначили верховным глашатаем и вручили портфель министра без портфеля.

А у р е л и о

Справляешься? Портфель не мешает?

П е т р у ч ч о

Снова почувствовал себя как на арене. Синьор Аурелио, вы были правы, когда говорили, что правительство – место для циркачей. Жонглирую, показываю фокусы, балансирую на канате.

А у р е л и о

Не забывай только, что этот канат высоко натянут.

П е т р у ч ч о

Не выше, чем обычно, синьор, не выше, чем обычно. А для того, кто знает секреты, высота не имеет значения.

А у р е л и о

Секреты?

П е т р у ч ч о

Да, синьор!

(Поет, танцует)

Ни шагу влево, ни шагу вправо.

Держись ровнее и улыбайся.

Опасный номер? Пустяк, забава!

Лишь носом в небо не зарывайся.

Секреты эти

Одни и те же

И в кабинете,

И на манеже.

Цветы, записки летят в опилки.

Их убирают. Не беспокойся.

Вниз не смотри – не спасут подстилки.

А высоты – привыкай, не бойся.

Забудь о смерти.

За это платят

И на паркете,

И на канате.

Тебе здесь вряд ли протянут руку,

Зато никто не подставит ногу.

И если эту постиг науку,

Сноровки хватит на всю дорогу.

Освоюсь быстро,

Мой опыт – кстати.

Ведь мы, министры,

Как на канате.

А у р е л и о

Браво, Петруччо! Продолжай в том же духе.

П е т р у ч ч о

С удовольствием, синьор! Если вы, конечно, не хотите поменяться обратно.

А у р е л и о

Я хочу только одного – увидеться с ней.

П е т р у ч ч о

О, я вам это устрою, синьор, я здесь уже все ходы-выходы знаю. Спрячьтесь за эту занавеску, и как только кончится прием…

(Услышав шаги, вталкивает Аурелио за занавес. Входит Порция.)

П о р ц и я

Синьор Аурелио, куда же вы исчезли?

П е т р у ч ч о

Мне нужно обдумать новую речь. Я хочу высказаться об умении одеваться, а если родина потребует (многозначительно), то и раздеваться.

П о р ц и я

Я вас не отвлеку?

П е т р у ч ч о

Вы меня привлечете!

П о р ц и я

Чем же?

П е т р у ч ч о

Ваше платье открывает немыслимый простор для красноречия.

П о р ц и я

Оно вам нравится?

П е т р у ч ч о

Нравится ли оно мне? Больше, чем нравится. Оно словно живое существо. Его крылья так нежно обнимают ваши плечи, так ласково касаются вашей шеи. Его формы так ненавязчиво повторяют ваши, его тело словно сливается с вашим. Кажется, вот-вот оно оживет, вздрогнет, заскользит по вашей коже, обнажит ваши прекрасные плечи, едва коснувшись груди, омоет талию, прольется на бедра, захлестнет ноги, забьется в конвульсиях у ваших колен, снова взовьется и хлынет вверх, словно пытаясь возвратиться на плечи, но не дотянется, не пробьется и, наконец, обессилев, разольется у ваших ног, закрывая их своим безжизненным телом. (Переводит дыхание.) Как называется этот фасон?

П о р ц и я

«Природа и фантазии».

П е т р у ч ч о

Чего же в нем, не знаю,

Преобладает.

И вовсе без понятья,

Чего скрывает.

П о р ц и я

О Боже, он не знает!

Готова показать я.

П е т р у ч ч о

Скорей же, дорогая,

Приди в объятья.

(Уходят.)

Сцена 14

Там же. Входит Лаура.

Л а у р а

Синьор Аурелио, где же вы?

(Аурелио выходит из укрытия и, подкравшись сзади, закрывает ей ладонями глаза.)

Вы…

(Поворачивается и, увидев Аурелио, обмирает.)

Вы?!

А у р е л и о

Я.

Л а у р а

Но это уже переходит все границы. Что за осада? Я не давала вам повода.

А у р е л и о

Нам надо поговорить.

Л а у р а

Нам?

А у р е л и о

Мне… я должен сказать вам… я хотел сказать… не знаю, с чего начать…

Л а у р а

Начинайте с середины.

А у р е л и о

В середине будет то же,

Что в конце или в начале.

Я люблю вас.

Л а у р а

Нет, серьезно?

А у р е л и о

Я люблю вас.

Л а у р а

Перестаньте.

А у р е л и о

Я клянусь вам.

Л а у р а

Предположим,

Это правда. Что же дальше?

А у р е л и о

Дальше? Дальше – я прошу вас

Согласиться быть моею.

Л а у р а

Вы свихнулись.

А у р е л и о

Я люблю вас.

Л а у р а

Неужели?

А у р е л и о

Перестаньте!

Л а у р а

Вы дерзите.

А у р е л и о

Предположим,

Это правда. Что же дальше?

Л а у р а

Дальше? Дальше – я согласна.

А у р е л и о

Вы согласны?

Л а у р а

Да, любимый!

Да, желанный мой!

А у р е л и о

Мне снится

Это? Или правда?

Л а у р а

Правда.

А у р е л и о

Я ушам своим не верю.

Л а у р а

Своему я верю сердцу.

А у р е л и о

Вы моею быть согласны?

Л а у р а

Я мечтаю быть твоею.

Каждой клеткой. Всей душою.

Днем и ночью. Ежечасно,

Нет, ежесекундно – слышать

Голос твоей. Твои ладони

Ощущать плечами. Видеть

Свет в очах твоих, купаться

В нем, как в море. Быть твоею

Памятью, твоим весельем,

Быть соломинкой твоею,

Быть твоей собакой, крышей,

Тростью, если вдруг устанешь,

Тенью, если жарко, влагой,

Если жажда мучит, пищей,

Воздухом, землею, небом.

А у р е л и о

Жизнь моя!

Л а у р а

Твоя, любимый!

А у р е л и о

Я с ума сойду от счастья.

Л а у р а

Счастье – это быть твоею,

(тянутся друг к другу)

О Петруччо!

А у р е л и о

(опомнившись, замирает)

Но, Лаура…

Не богат и не известен –

Как ты жизнь со мною свяжешь?

Л а у р а

Только ты мне нужен! Только

Взгляд твой ясный, ум твой светлый,

Твои руки, твои губы.

А у р е л и о

Твой отец считает так же?

Л а у р а

Я спрошу его об этом.

Завтра же.

(Целуются. Слышны шаги)

А у р е л и о

Тогда до завтра.

Пусть оно придет скорее.

(Скрывается. Лаура выходит в другую дверь.)

Сцена 15

Там же. Входят Премьеро и Коррупцио.

К о р р у п ц и о

Синьор Премьеро, я принес дурные вести. Спонтано видели в лагере герцога.

П р е м ь е р о

Не может быть.

К о р р у п ц и о

Это не подлежит сомнению.

П р е м ь е р о

Проклятая дружба. Нельзя отпускать бывшего соратника живым.

К о р р у п ц и о

Ну почему же…

П р е м ь е р о

Ты намекаешь на Альфонса? Тоже мне сравнил. Альфонс попал на трон случайно, и если бы не мы, не продержался бы на нем так долго.

К о р р у п ц и о

И не слетел бы с него так быстро.

П р е м ь е р о

Коррупцио, у тебя слишком хорошая память.

К о р р у п ц и о

Простите, синьор, я забылся. Но позвольте и вам напомнить, что через два дня герцог будет у наших стен.

П р е м ь е р о

Надо срочно готовиться к осаде.

К о р р у п ц и о

Боюсь, надо готовиться к худшему. Если максималисты узнают, что Спонтано с герцогом, они могут поднять восстание, и тогда мы потеряем город без боя.

П р е м ь е р о

Ты говоришь, они здесь будут послезавтра. Ну что же, у нас еще есть время. Мы сошьем этому негодяю такой костюмчик, что за ним уже никто никуда не пойдет.

Третье действие

Сцена 16

Премьеро, Петруччо

П р е м ь е р о

Аурелио, ты где же пропадал?

П е т р у ч ч о

Да я, синьор Премьеро, тут немного…

П р е м ь е р о

А я тебя ищу.

П е т р у ч ч о

Так вот он я.

П р е м ь е р о

Прекрасно. Ты-то мне, мой друг, и нужен.

Ты был в суде когда-нибудь?

П е т р у ч ч о

Да что вы!

Я честный человек! За что, синьор?

Зачем мне в суд?

П р е м ь е р о

Ну, мало ли зачем.

Из любопытства.

П е т р у ч ч о

Ах, из любопытства!

Нет, не был.

П р е м ь е р о

Есть возможность побывать.

Ведь ты же честный человек.

П е т р у ч ч о

Кто? Я-то?

П р е м ь е р о

Ну да.

П е т р у ч ч о

Ну да. Я, может быть, честней

Иных так называемых судей.

П р е м ь е р о

Вот ты сегодня и побудешь судьей.

П е т р у ч ч о

Я? Вот так номер. Такого у нас в цирке не было. Да ведь я не умею.

П р е м ь е р о

А я тебя научу. Это очень просто. Главное, говори все время в рифму.

П е т р у ч ч о

Это как?

П р е м ь е р о

Ну, чтобы складно. Вот, например, секретарь объявляет:

Чтобы от слов своих ни шагу,

Свидетель должен – что?

П е т р у ч ч о

Дать тягу.

П р е м ь е р о

Да нет, дать присягу. Или вот:

Нам соблюсти законы важно.

Следит за этим – кто?

П е т р у ч ч о

Продажный.

П р е м ь е р о

Да нет, присяжный. Или еще:

Раз, два, три, четыре, пять,

Вас должны мы…

П е т р у ч ч о

Оправдать!

П р е м ь е р о

Наказать.

П е т р у ч ч о

Синьор Премьеро, а где же старый судья? Заболел, что ли?

П р е м ь е р о

Хуже. Предал. И за это лишен всех своих постов. Его-то, кстати, мы и будем судить. Ну, пойдем, я тебе по дороге все расскажу.

(Уходят.)

Сцена 17

На улице. Аурелио, Незнакомец.

Н е з н а к о м е ц

Синьор Петруччо?

А у р е л и о

Что?

Н е з н а к о м е ц

Прошу прощенья,

Сказали мне, что вы синьор Петруччо.

А у р е л и о

Ах, да. А что?

Н е з н а к о м е ц

Отец ваш поручил

Вам передать вот это.

А у р е л и о

Мой отец?

Н е з н а к о м е ц

Да, ваш отец.

А у р е л и о

Но это невозможно.

Он умер.

Н е з н а к о м е ц

Вам виднее, но когда

Меня просил он передать вам это,

Он был живым. Покорный ваш слуга.

(Уходит.)

А у р е л и о (читает)

«О сын мой! Я знаю, ты в Тряпицце. Я бы узнал тебя среди сотен людей. Сколько раз я видел во сне твое лицо – этот прекрасный слепок с лица твоей матери, сколько раз я слышал твой голос, сколько проклинал себя за то, что расстался с вами, сколько пытался вас разыскать! Но судьба была беспощадна ко мне. Увы! Если бы ты пришел на день раньше, ты застал бы меня на вершине славы, а теперь я вижу тебя среди моих врагов. Я стал жертвой клеветы и оговора и вынужден бежать, но я вернусь, я непременно вернусь, и тогда прижму тебя к сердцу, о сын мой! Нежно любящий тебя твой отец. Спонтано.» Ах, вот оно что! Нашелся, значит, блудный папа!

Скорей Петруччо нужно сообщить.

Как будет рад слуга мой простодушный.

(Уходит.)

Сцена 18

У входа в суд. Порция и Пропорция

П р о п о р ц и я

О, дорогая, у вас опять новый фасон!

П о р ц и я

Да.

П р о п о р ц и я

Как называется это чудо?

П о р ц и я

Угадайте.

П р о п о р ц и я

«Обжалованию не подлежит».

П о р ц и я

Нет.

П р о п о р ц и я

«Высшая мера».

П о р ц и я

Не угадали.

П р о п о р ц и я

«От защиты отказываюсь».

П о р ц и я

Ну что вы, милочка, намного проще.

П р о п о р ц и я

Скажите же, наконец!

П о р ц и я

«Рассматривается дело».

П р о п о р ц и я

Какая прелесть! Но пойдемте скорее, иначе они, как обычно, начнут рассматривать не то, что им показывают.

Сцена 19

Зал суда. Присяжные, секретарь. Кресло прокурора занимает Премьеро. Скамья подсудимого пустует. Скамья судьи – тоже.

П р е м ь е р о

Я эту мантию надел

В годину бед.

Кто на скамье судьи сидел,

Того здесь нет.

Другая ждет его скамья,

Будь он средь нас.

Увы, стал прокурором я

В недобрый час.

Что ж, пусть достойнейший займет

Сию скамью.

Час пробил. Встаньте. Суд идет

Судить судью.

(Цирковая музыка. Входит Петруччо в судейской мантии. Премьеро салютует.)

Король голый!

П е т р у ч ч о

И вам того же. (спохватывается) То есть, я хотел сказать, долой голых!

(Занимает место, листает дело.)

Пусть подсудимого введут.

Кто нынче подсудимый тут?

Не слышите вы? Вас зовут.

С е к р е т а р ь

Синьор, он не пришел на суд.

П е т р у ч ч о

Он не пришел? Какой позор.

Вот докатился до чего.

Что ж, приступаем без него.

Пусть первым скажет прокурор.

П р е м ь е р о

(к присяжным)

Кто вероломно и коварно

Обманывал народ родной?

Кто шил одежду нам бездарно

И не по выкройкам?

П р и с я ж н ы е

Портной!

П р е м ь е р о

Кто обирал нас? Кто над нами

У нас смеялся за спиной?

Кто взятки брал у нас деньгами

Да и материей?

П р и с я ж н ы е

Портной!

П р е м ь е р о

Кто завладеть пытался властью?

Кого нет хуже под луной?

Кто был для города несчастьем?

Кто виноват во всем?

П р и с я ж н ы е

Портной!

П р е м ь е р о

Кого мы гоним, проклинаем?

Кто нам не нужен за спиной?

Кто всеми нами презираем?

Кто ненавистен нам?

П р и с я ж н ы е

Портной!

П р е м ь е р о

Кто корень зла, сосуд болезней?

В чьем сердце только желчь и гной?

Кто всех на свете бесполезней

И отвратительней?

П р и с я ж н ы е

Портной!

(Из-за двери Аурелио манит к себе Петруччо; тот, жестом извинившись перед присяжными, выходит.)

А у р е л и о

До тебя не докричишься, Петруччо.

П е т р у ч ч о

Извините, синьор Аурелио, я тут опять в балаган пристроился.

А у р е л и о

Петруччо, твой отец нашелся.

П е т р у ч ч о

Да что вы! Бежим скорей. Ох, у меня же выступление, мой выход! Подождите минутку, синьор, я сейчас только приговор одному бедолаге зачитаю и мчимся!

А у р е л и о

Петруччо…

П е т р у ч ч о

Я быстро, синьор, я сейчас, я два слова.

А у р е л и о

Петруччо, бедолага, которому ты собираешься зачитывать приговор, твой отец.

П е т р у ч ч о

Что?!

А у р е л и о

(протягивает записку)

Вот, читай!

(Петруччо читает.)

С е к р е т а р ь

Судья! Эй, гражданин судья!

П е т р у ч ч о

Бегу, бегу, здесь, вот он я.

(Возвращается.)

С е к р е т а р ь

Итак, судья и прокурор

Пусть нам исполнят приговор.

П р е м ь е р о

Доколе можно гнев копить?

Пора преступника…

(Петруччо молчит.)

Пора преступника…

(Петруччо молчит.)

Пора преступника…

П е т р у ч ч о (кричит)

Прости-и-ить!

П р е м ь е р о (сквозь зубы)

Эй, пустая голова,

Ты там что, забыл слова?

П е т р у ч ч о

Граждане присяжные, гражданин прокурор, я вам серьезно говорю, надо бы простить его. Он всегда такой был, натворит чего-нибудь, не подумав, а потом жалеет, а уже поздно. Человек-то он, в сущности, неплохой, только без короля в голове. Вы его простите, а? Он исправится, вот увидите, исправится, он больше не будет!

(Присяжные в недоумении переглядываются. Из-за другой кулисы Коррупцио делает знаки Премьеро, тот идет.)

К о р р у п ц и о

Сир, только что гонец принес известье.

Спонтано не предатель.

П р е м ь е р о

То есть, как?

К о р р у п ц и о

Спонтано не предатель. Он нарочно

Вошел в доверье к герцогу.

П р е м ь е р о

Зачем?

К о р р у п ц и о

Чтобы верней его прикончить.

П р е м ь е р о

И?

К о р р у п ц и о

Сегодня суд над герцогом свершился.

Он мертв.

П р е м ь е р о

Он мертв?

(Возвращается на свое место. Секунду подумав.)

Высокочтимый суд!

Хочу с глубоким удовлетвореньем

Отметить мудрость нашего судьи!

Подняться над, казалось, общим мненьем!

Прочь отогнать пристрастия свои!

Ведь даже самый безнадежный вор

В душе заблудшей справедливость славит.

Как знать! Быть может, этот приговор

Изменника на верный пусть наставит!

И он сумеет искупить вину,

Отмеченный доверием народным,

И отблагодарит свою страну

Каким-нибудь поступком благородным!

(Присяжные восторженно аплодируют.)

Сцена 20

Заброшенный ткацкий цех за стенами города. Спонтано учит подмастерьев искусству боя. Перед ними манекен, на котором он показывает удары шпагой.

С п о н т а н о

Попасть всегда старайтесь в левый борт.

Удар! Еще удар! Коли! А, черт,

Промазал… Но держите в голове,

Для вас опасность – в правом рукаве.

Удар! Обманный жест! Клинок вперед.

(снова мимо)

Ну, хорошо, на этот раз довольно.

Орлы! Герои! Всех вас слава ждет!

Не за себя деремся – за народ!

П е р в ы й п о д м а с т е р ь е

Синьор Спонтано, а ведь это больно.

С п о н т а н о

Кому? Что больно?

П е р в ы й п о д м а с т е р ь е

Ну, когда клинком.

С п о н т а н о

Война!

П е р в ы й п о д м а с т е р ь е

А если он меня потом?

С п о н т а н о

Бойцу, мой мальчик, не страшны уколы.

В т о р о й п о д м а с т е р ь е

Надень наперсток.

Т р е т и й п о д м а с т е р ь е

Поболит – пройдет.

П е р в ы й п о д м а с т е р ь е

(показывая на манекен)

А если этот тоже за народ?

В т о р о й п о д м а с т е р ь е

Смотрите, братцы, а народ-то голый!

(Все смеются.)

С п о н т а н о (назидательно)

Все знают – на войне, как на войне,

Но та война опаснее вдвойне,

Где начинаешь думать, что да как.

Не думай зря: есть человек – есть враг.

И если хочешь дотянуть свой век,

Забудь, что враг – он тоже человек.

Круши, коли, руби, и Б-г с тобой!

Ну, по палаткам, удальцы. Отбой.

Всем отдохнуть, поспать, а завтра – в бой.

(салютует)

Король голый!

П о д м а с т е р ь я

Долой голых!

(Уходят.)

С п о н т а н о (один)

Ох, судьба моя, судьба!

Все смеешься надо мной?

Все стоишь у двери. Ба!

А ведь он еще живой.

А ведь он еще ого!

А ведь он еще хорош.

Ну, чего еще, чего

От меня, судьба, ты ждешь?

Снова в петлю? Снова в путь?

Снова размотать всю нить?

Где-нибудь, когда-нибудь

Дай мне о себе забыть!

Верь в тебя или не верь,

Думай, взвешивай, считай,

Все равно откроешь дверь.

Ну, давай, давай, давай!

(Открывает дверь. На пороге стоит Коррупцио.)

А, это ты. Входи. Зачем пришел?

Сказать мне, что упрям я, как осел?

Что выгоды своей не понимаю?

Что есть тропа, а я иду по краю?

Что, что ты хочешь мне сказать?

К о р р у п ц и о

Хочу…

С п о н т а н о

Что нужно обратиться мне к врачу?

Что вообще пора угомониться?

К о р р у п ц и о

Синьор Спонтано…

С п о н т а н о

Видел, в небе птицы?

Ты им скажи. А там внизу река.

Ты ей скажи как течь. А вот рука.

Скажи ей как ласкать, кроить, душить.

Ты нас с Премьеро хочешь помирить?

К о р р у п ц и о

Но вы…

С п о н т а н о

Готов я был простить, но он

Сказал, что я для дела не рожден.

А он рожден?

К о р р у п ц и о

Но он…

С п о н т а н о

Что болтовня

И фантазерство – дело для меня.

Что ни на что я не способен, да?

А он способен?

К о р р у п ц и о

Вы…

С п о н т а н о

И так всегда.

Он говорил – я делал. Как же так?

Случайно?

К о р р у п ц и о

Он…

С п о н т а н о

Он умный – я дурак?

Нет, хватит. Больше это не пройдет.

Я завтра утром закрываю счет.

К о р р у п ц и о

Да, но…

С п о н т а н о

Теперь уж он за все получит.

А как же ты хотел!

К о р р у п ц и о (вздыхая)

Хотел как лучше.

Сцена 21

Городской рынок, разноголосая толпа.

П о к у п а т е л ь

Эй, бабуля, есть орехи?

Б а б к а

Нет, родимый.

– Во, слыхали?

– Что случилось?

– Нет орехов.

– Что вы!

– Ужас!

– В самом деле?

– Неужели вправду нету?

– Что орехи, если нету

– Счастья в жизни!

– Вы слыхали?

– Что случилось?

– Нету счастья!

– Скоро ничего не будет.

– Что же будет?

– Голод!

– Ужас!

– Буря!

– Горе!

– Наводненье!

– При Альфонсе было хуже.

– При Альфонсе было все.

– Так ведь это при Альфонсе!

– Что Альфонс! И при Спонтано

Тоже было.

– Это точно.

– А едва его не стало –

И не стало.

– Это правда!

– Что там думают в сенате?

– Э, они не голодают.

– Безобразье.

– Преступленье.

– Мы такого не потерпим.

– Пусть ответит!

– Кто у власти,

Пусть за все и отвечает.

– Виноват во всем Премьеро!

– Правильно! Долой Премьеро!

– Братцы, а премьер-то голый!

– Потому у нас и голод.

– Призовем его к порядку!

– Пусть народ накормит!

– Хватит

Нам тепеть его.

– Эй, люди!

Во дворец!

– Зачем?

– Предъявим

Мы Премьеро ультиматум.

Пусть сперва народ накормит,

А потом уж и воюет.

– Во дворец! За мной!

– Все вместе!

– Ну, Премьеро!

– Ух, Премьеро!

– Ох, получишь на орехи!

(Площадь быстро пустеет. Остаются только Бабка, ее внук и самый первый покупатель.)

Б а б к а

Эй, куда же ты, голубчик!

Вот мне внук принес орехи!

На, возьми-ка, успокойся.

Есть орехи.

П о к у п а т е л ь

Что орехи!

Бабка, что твои орехи,

Если тут такая каша!

(Убегает.)

Б а б к а

Убежали. Что за люди.

То давай им, то не надо.

Ты куда, пострел, куда ты?

М а л ы ш

Стулмовать Племьела!

Б а б к а

Стой!

Ну-ка, живо марш домой!

Я-те дома поштурмую

Розгами. Иди, иди.

М а л ы ш

Ну, бабуля, погоди,

Вот как выласту больсой,

И тебя я алестую.

Сцена 22

Дом Премьеро; он ходит из угла в угол. Коррупцио почтительно стоит.

П р е м ь е р о

Но ты же сам говорил, что он ликвидировал герцога.

К о р р у п ц и о

Да, синьор Премьеро, но, как выяснилось, только для того, чтобы занять его место.

П р е м ь е р о

Что за человек – семь пятниц на неделе. И войско герцога пошло за ним?

К о р р у п ц и о

Присоединились еще и ткачи Мануфактурции, недовольные вашими выкройками.

П р е м ь е р о

Значит, у него большое войско?

К о р р у п ц и о

И оно продолжает увеличиваться.

П р е м ь е р о

Из каких запасов?

К о р р у п ц и о

Из города бегут портные, напуганные вашей обвинительной речью.

П р е м ь е р о

Но кто-то же остался?

К о р р у п ц и о

Те, кто остался, требуют хлеба и жаждут крови.

П р е м ь е р о

Это их обычный рацион. Ну и чего же хочет этот проходимец?

К о р р у п ц и о

Подкоротить правительство на одну голову.

П р е м ь е р о

Догадываюсь, на чью.

К о р р у п ц и о

Увы, синьор.

П р е м ь е р о

Болван.

К о р р у п ц и о

Так и передать парламентерам?

П р е м ь е р о

Погоди передавать. Дай подумать.

К о р р у п ц и о

Слушаюсь, синьор.

(Уходит. В другую дверь входит Петруччо.)

П е т р у ч ч о

Синьор Премьеро?

П р е м ь е р о

А?

П е т р у ч ч о

Меня вы звали?

П р е м ь е р о

А, это ты. Ну что же, проходи.

Печальную ты сослужил нам службу.

П е т р у ч ч о

Да кто же мог подумать, что он так себя поведет! Я-то прикинул, вот, пожалеем мы его, он и раскается, и поймет, что был неправ. А он, видишь, на рожон полез.

П р е м ь е р о

Делать нечего, надо исправлять ошибку.

П е т р у ч ч о

Что, опять судить?

П р е м ь е р о

Судить? Ну уж нет. Если он захватит город, он нас будет судить.

П е т р у ч ч о

Что ж теперь делать, синьор Премьеро?

П р е м ь е р о

Надо защищаться, Аурелио! И возглавить оборону должен ты.

П е т р у ч ч о

Я?!

П р е м ь е р о

А кто же еще? Только тебе и поверят. Ведь мне они скажут: «Раз наш Аурелио оправдал Спонтано, значит, тот не виноват. Ведь наш Аурелио не станет лгать!»

П е т р у ч ч о

Нет, синьор Премьеро, я не согласен, нет!

П р е м ь е р о

Мой друг, нет выбора. Оставь сомнения.

П е т р у ч ч о

Но я не могу. Вот сами посудите, понравилось бы вам, если бы синьора Лаура вдруг ни с того ни с сего – и ножичком вас?

П р е м ь е р о

При чем тут Лаура, болван?

П е т р у ч ч о

Нет, скажите, понравилось бы или нет?

П р е м ь е р о

Ну нет.

П е т р у ч ч о

А как же вы хотите, чтобы я на собственного папашу, да с целым войском? Да он после этого знать меня не захочет!

П р е м ь е р о

Что ты плетешь? На какого папашу?

П е т р у ч ч о

Какого, какого! Собственного. Спонтано-то – мой отец. Он сам признался, а вы хотите, чтоб я все испортил?

П р е м ь е р о

Спонтано твой отец?

П е т р у ч ч о

А то чей же? Вот, почитайте!

(Протягивет записку.)

П р е м ь е р о

Постой, но здесь написано «Петруччо».

П е т р у ч ч о

А я и есть Петруччо.

П р е м ь е р о

А кто такой Аурелио?

П е т р у ч ч о

Да это совсем другой человек! Вот он – это да, это прирожденный боец – ни шагу назад! Вы бы лучше ему поручили командовать, он бы папаше живо мозги вправил. Хотите, я его найду?

П р е м ь е р о

(Больше не слушая, отводит его в заднюю комнату и запирает дверь на ключ.)

Посиди пока здесь, ты мне скоро понадобишься.

(Звонит. Входит Коррупцио.)

Коррупцио, передай, пожалуйста, парламентерам мою искреннюю убежденность, что, предъявляя ультиматум, синьор Спонтано был осведомлен, что жизнь его сына в моих руках.

К о р р у п ц и о

Синьор Спонтано учел это обстоятельство и просил, если зайдет разговор, напомнить, что, когда он возьмет город, жизнь вашей дочери будет в его руках.

П р е м ь е р о

Иди, я подумаю.

(Коррупцио уходит.)

Ох, судьба моя, судьба!

Все смеешься надо мной?

Все стоишь у двери. Ба!

А ведь он еще живой.

А ведь он еще ого!

А ведь он еще хорош.

Ну, чего еще, чего

От меня, судьба, ты ждешь?

Снова в петлю? Снова в путь?

Снова размотать всю нить?

Где-нибудь, когда-нибудь

Дай мне о себе забыть!

Верь в тебя или не верь,

Думай, взвешивай, считай,

Все равно откроешь дверь.

Ну, давай, давай, давай!

(Открывает дверь. На пороге стоит Лаура.)

Доченька, моя родная,

Хорошо, что ты пришла.

Дай тебя благословлю я.

Л а у р а

Папа! Ты согласен?

П р е м ь е р о

Да.

Я согласен. Что же делать.

Тут судьба.

Л а у р а

Конечно, папа!

Как я рада.

П р е м ь е р о

Как? Ты рада?

Л а у р а

Да, а что же тут такого

Удивительного?

П р е м ь е р о

Я-то

Полагал, ты будешь… как бы…

Ну… расстраиваться, что ли.

Хоть немного.

Л а у р а

Почему же?

П р е м ь е р о

Ведь отец всего один.

Что ж, тебе совсем не грустно

Расставаться?

Л а у р а

Все проходят

Через это.

П р е м ь е р о

Понимаю.

Ты меня утешить хочешь.

Что ж, спасибо. Только, дочка,

Я-то думал, что немного

Я еще с тобой побуду.

Л а у р а

Почему немного, папа?

Будь всегда со мной.

П р е м ь е р о

Отлично!

А куда меня решила

(с жестом, обозначающим погребальную урну)

Ты поставить?

Л а у р а

Где захочешь,

Там и будешь находиться.

П р е м ь е р о

Замечательно! А муж твой,

Муж твой будущий не станет

Возражать?

Л а у р а

Ну что ты, папа!

Мы ведь так друг друга любим!

(Пауза. Премьеро вдруг понимает, что Лаура говорит о чем-то другом.)

П р е м ь е р о

С кем?

Л а у р а

С Петруччо.

П р е м ь е р о

Что – с Петруччо?

Ты – с Петруччо?

Л а у р а

Да, а что тут

Удивительного?

П р е м ь е р о

Дочка,

Ты не шутишь?

Л а у р а

Я? Помилуй!

Я люблю его безумно.

П р е м ь е р о

Ты мне жизнь вернула, детка!

А жалеть не будешь?

Л а у р а

Что ты,

Папа!

П р е м ь е р о

Я спасен! Ура!

Сам ведь не сказал, проказник!

Мне сюрприз решил устроить.

Эй, Петруччо! Где ты? Выйди.

Ждет тебя твое невеста.

(Убегает. Лаура подходит к двери, поворачивает ключ. Из комнаты выходит Петруччо.)

Л а у р а

Что такое?

П е т р у ч ч о

Эх, синьора!

Что вы только натворили!

Л а у р а

Что случилось?

П е т р у ч ч о

Что вы только…

Л а у р а

Говори, мерзавец!

П е т р у ч ч о

Что вы

Натворили! Ведь Петруччо…

Л а у р а

Что с ним?

П е т р у ч ч о

С кем?

Л а у р а

С моим Петруччо!

П е т р у ч ч о

Ваш Петруччо…

Л а у р а

Говори же!

П е т р у ч ч о

Ваш Петруччо – это я.

Г о л о с П р е м ь е р о (из соседней комнаты)

Господа парламентеры. Я обдумал ваш ультиматум. Если синьор Спонтано видит залог благополучия для государства в том, чтобы обезглавить тестя своего сына, меня огорчает лишь одно: что я не могу предоставить в его распоряжение еще и тещу, чтобы в полной мене удовлетворить аппетит моего кровожадного родственника. Я приношу себя в жертву моему народу. Передайте ему это, господа парламентарии! Но передайте и то, что если он захочет прийти поздравить сына с законным браком, я не стану препятствовать ему в этом.

(Комната наполняется людьми, которые поздравляют Лауру, Петруччо, Премьеро. Нарастающее ликование.)

П р е м ь е р о

Ну, спасибо тебе, дочка.

Л а у р а

И тебе спасибо, папа.

П р е м ь е р о

Ты жалеешь?

Л а у р а

Я? Ну что ты.

Я восхищена.

П р е м ь е р о

Еще бы!

Ты мне жизнь спасла.

Л а у р а

О чем же

Мне жалеть.

(Уходит.)

Четвертое действие

Сцена 23

Улица. Шествие во главе с помирившимися Портным и Закройщиком.

З а к р о й щ и к

Ура Спонтано!

П о р т н о й

Ура Премьеро!

З а к р о й щ и к

Какой подали они пример нам!

П о р т н о й

Пусть снова дружат!

З а к р о й щ и к

Пусть правят вместе!

П о р т н о й

Ура Лауре! Ура невесте!

З а к р о й щ и к

Пусть нас их узы

Навеки свяжут!

П о р т н о й

Союз с союзом!

Заказ с продажей!

Х о р

Портной, закройщик!

Живите дружно!

Так будет проще!

Так всем нам нужно!

(Проходят. На сцене остаются Аурелио и Лаура, в стороне Отрезок.)

А у р е л и о

Что я слышу? Это правда?

Л а у р а

Правда.

А у р е л и о

Как же? Как же? Как же?

Л а у р а

По ошибке.

А у р е л и о

По ошибке

Выйти замуж за другого?

Ну а что же вы потом-то

Не исправили ошибку?

Л а у р а

Слишком много мне пришлось бы

В жертву принести.

А у р е л и о

Прелестно!

Слишком много! Чтоб не слишком,

Вы пожертвовать решили

Только мною.

Л а у р а

И собою

Тоже.

А у р е л и о

Ложь и лицемерье!

Л а у р а

Нет, любимый мой.

А у р е л и о

Любимый?

Я сегодня убедился,

Как любим я.

Л а у р а

Да, любим.

И всегда любимым будешь.

Только ты! Но и тобою

Я пожертвовать готова

Для народа. Для отчизны.

Для спокойствия и мира

Всех людей я отрекаюсь

От любви к тебе. От счастья.

От себя. Прощай. И если

Сможешь, то прости.

(Уходит. Аурелио смотрит ей вслед.)

О т р е з о к

(делая жестами знаки: подвинься)

Прости.

А у р е л и о

Что?

О т р е з о к

Прости, ты не стеклянный.

А у р е л и о

Что тебе? Ты что-то хочешь

Попросить?

О т р е з о к

Не заслоняй мне

Солнце.

А у р е л и о

Я похож на тучу?

О т р е з о к

Нет, хоть молнии и мечешь.

А не то б я просто дунул.

А у р е л и о

Вот народец, так народец.

Что ни нищий, то философ.

О т р е з о к

Ошибаешься, любезный.

Кто философ, тот не нищий.

А у р е л и о

Ну, не нищий, так калека.

О т р е з о к

Значит, мы с тобой собратья

По несчастью?

А у р е л и о

По какому?

О т р е з о к

Ты ведь тоже полагаешь,

Будто ты философ, значит,

Тоже чем-то изувечен?

А у р е л и о

Врешь, я целый, целый, целый.

О т р е з о к

Телом, мальчик, только телом.

(Процессия возвращается.)

Х о р

Крой с пошивом

Со-четайте!

За гроши нам

Про-давайте!

Только вместе!

Только дружно!

Можно! Важно!

Честно! Нужно!

А у р е л и о (к процессии)

Да что же у вас за радость-то, в самом деле!

Опять вас водят за нос, вам лгут опять.

Опять у вас все отняли, опять раздели.

А вы опять готовы им руки лизать.

Твердите: «Мы сыты» – от этого голод меньше?

«Богаты» – от этого что-то звенит в мошне?

Суть и имя – ведь это разные вещи.

Как мы отупели на этой бездарной войне.

Воздух же общий – воздухом дышит каждый!

Солнце с неба всем посылает свет.

Так почему вы оглядываетесь дважды?

Жизнь – это дар, над нею правителей нет!

Откройте глаза и души – свобода ищет.

Свобода – это не только, когда в бегах.

Люди, не будьте, как этот безногий нищий,

Которого мучат фантомные боли в ногах!

В толпе

П е р в ы й

Я не понял, кто мы? Что мы?

В т о р о й

Да какие-то фантомы.

Т р е т и й

Сам такой!

П е р в ы й

Нет, хуже, хуже!

Т р е т и й

Нам защитник тут не нужен.

В т о р о й

Вот ведь вражья-то порода!

Говорит, что нет свободы.

Т р е т и й

А при чем тут этот свет?

Света, типа, тоже нет?

Б а б к а

Что такое он клевещет?

Г л у х о й

Говорит, бросайте вещи.

Б а б к а

Ишь, какой! А он поднимет,

Да пойдет на рынок с ними.

П е р в ы й

Прочь его!

В т о р о й

Долой с трибуны!

Т р е т и й

Пропустите, дайте плюну.

П е р в ы й

Выскочка!

Т р е т и й

Эй, кто поближе,

Врежь ему.

В т о р о й

Пусти, не вижу

П е р в ы й

Клеветник! Зачем ты грязь

Льешь на нас?

Т р е т и й

Какая мразь!

В с е

– Прочь траву дурную с грядки!

– Враг народа!

– Враг порядка!

– Враг всего.

– Бей его!

(Стаскивают Аурелио с помоста, бьют.)

– Мы тебя терпеть не станем.

– С корнем вырвем.

– Оземь грянем.

– Прочь его. Гони в три шеи.

– Бей сильнее.

– Бей больнее.

М а л ы ш

(пиная бездыханное тело)

Будес ты, невеза, знать

Насе солнце воловать.

Сцена 24

Прошел еще день. На площади перед помостом Порция и Пропорция.

П р о п о р ц и я

Где вы пропадали, дорогая! Вас не было на приеме.

П о р ц и я

Ах, у меня случился сильный приступ фантомных болей.

П р о п о р ц и я

Что же у вас болело?

П о р ц и я

Что-то, знаете, в голове.

П о п о р ц и я

О, я знаю, это такое мученье. У меня у самой так часто болят зубы. Но мне посоветовали замечательное средство. Надо растирать больное место птичьим молоком.

П о р ц и я

Помогает?

П р о п о р ц и я

Представьте себе. Наш уважаемый синьор Премьеро вылечил таким образом сердце. Но это еще что!

П о р ц и я

Что еще?

П р о п о р ц и я

Помните пани Марципани?

П о р ц и я

Я даже помню ее покойного мужа, такой маленький, плюгавенький, плешивенький.

П р о п о р ц и я

Помогло.

П о р ц и я

Да что вы!

П р о п о р ц и я

Выходила каждый день на балкон и натиралась с головы до пят.

П о р ц и я

Неужели у нее вырос новый муж?

П р о п о р ц и я

Еще какой! Высокий, стройный, мохнатенький.

П о р ц и я

Какое замечательное средство!

П р о п о р ц и я

Какая замечательная болезнь!

П о р ц и я

Какая замечательная вдова!

Сцена 25

У помоста сидит Отрезок. Входят Лаура и Петруччо

П е т р у ч ч о

Как он умер? Расскажи нам.

Л а у р а

Ты ведь видел? Ты ведь это

Видел?

О т р е з о к

Да, я это видел.

Смерть его была прекрасной!

Умер он, благословляя.

Л а у р а

Правда?

О т р е з о к

Да.

П е т р у ч ч о

Кого?

О т р е з о к

Не знаю.

Их имен не называл он.

П е т р у ч ч о

Чьих имен?

О т р е з о к

Во-первых, друга

Благородного, который

Бескорыстно на себя

Принял ношу, что была бы

Непосильна для бедняги.

П е т р у ч ч о

Так сказал он?

О т р е з о к

Да, сказал он,

Что рожден не для каната.

Но уж если так сложилось,

Предпочел бы он веревку.

П е т р у ч ч о

Благородная душа.

О т р е з о к

Да, куда уж благородней.

Л а у р а

Все?

О т р е з о к

Еще благославлял он…

Л а у р а

Что?

О т р е з о к

Возлюбленную.

Л а у р а

Вот как?

О т р е з о к

Жертву, сделанную ею

Для народа своего,

Вспоминал он.

Л а у р а

Ты… сам слышал?

О т р е з о к

Так же ясно, как и вас.

Он сказал: «Не много женщин,

На подобное способных!

Пусть ее поступок будет

Для потомков…»

Л а у р а

Чем?

О т р е з о к

Вот тут-то

Он как раз и умер.

Л а у р а

Умер…

Как звучит нелепо “умер”.

О т р е з о к

Да, с улыбкою блаженной

На устах.

Л а у р а

О как прекрасна

Эта смерть!

П е т р у ч ч о

Ну что ж, Лаура,

Пусть его слова нам будут

Завещаньем.

Л а у р а

И прощеньем.

П е т р у ч ч о

Светлой памяти его

Мы должны с тобой достойны

Быть, Лаура.

Л а у р а

Да, супруг мой.

Мы исполним все, что он нам

Завещал.

О т р е з о к

Еще сказал он:

«Жаль, что беден я, Отрезок,

За твое добро по – царски

Наградил бы я тебя.»

Л а у р а

Боже, как это похоже

На него!

П е т р у ч ч о

Да, он был очень

Щедрым. Кто богат душою,

Тот монеты не считает.

О т р е з о к

О, синьор, вы так душевны!

П е т р у ч ч о

(бросает кошелек)

Нищий, вот твоя награда!

Помяни его.

О т р е з о к

Спасибо,

Благородные синьоры.

Непременно, непременно,

Непременно помяну!

Сцена 26

Под помостом. Жилье Отрезка. Дощатый низкий потолок не позволяет встать во весь рост, но хозяину хватает. Отрезок, Аурелио.

А у р е л и о

(приходя в сознание)

Кто здесь? Люди?

О т р е з о к

Успокойтесь.

Здесь всего лишь половина

Человека.

(Пауза.)

А у р е л и о

Извините.

Я обидел вас.

О т р е з о к

Обидел?

Что вы! Да ведь я философ.

Как же мог я быть обижен

Тем, кто раньше не был им.

А у р е л и о

А теперь что, стал?

О т р е з о к

(протягивает ему осколок зеркала)

Похоже.

А у р е л и о

Ну и рожа…

О т р е з о к

Воистину, кто не был бит,

Тому философом не быть.

А у р е л и о

За что они меня – так?

О т р е з о к

Слишком высоко залезли. Другое дело, если бы они сами вас туда подсадили. Впрочем, в финале, как правило, все то же самое.

(Аурелио переводит взгляд на тележку Отрезка.)

Меня в свое время приговорили укоротить на одну голову, но трудно ли было убедить палача, что совершенно неважно с какого конца подкорачивать.

А у р е л и о

А, значит приговор: укоротить?

О т р е з о к

Нет, вас, молодой человек, высший уличный суд приговорил к повешенью в шкафу.

А у р е л и о

И что же дальше? Ну, впрочем, повисим – увидим.

О т р е з о к

Не повисите. Как назло, под рукой не оказалось вешалки. Но я предложил им отличные нитки.

А у р е л и о

Согласились?

О т р е з о к

Кто же откажется – и в тон, и недорого. Пришлось повесить вас на нитке.

А у р е л и о

Как марионетку!

О т р е з о к

О, вы уже на пути к философии. Только вот в отличии от театра марионеток, здесь нитки оказались гнилыми. Впрочем, это никого не смутило. Вас признали казненным и приказали похоронить.

А у р е л и о

Так…

О т р е з о к

Я с удовольствием взялся за это почетное дело. Жаль, лопаты не нашел. Никому нельзя доверять. Даже мне.

А у р е л и о

Так что же, я еще мертв или уже жив?

О т р е з о к

Вопрос отличный! Вы – почти философ.

И чтобы на него найти ответ,

У вас теперь прекрасная возможность

Начать сначала… Так когда-то я

Сначала начал. И – и не жалею.

А у р е л и о

Но кто вы?

О т р е з о к

Я?.. Сюда идут. Покройтесь.

(Бросает ему какую-то тряпку. Входит Коррупцио, в три погибели наклонившись, чтобы не задеть низкий потолок.)

Чему обязан столь высоким гостем?

Как и обычно, низости людской?

К о р р у п ц и о

(пытаясь как-нибудь устроиться под потолком)

Я, как всегда, с особым порученьем.

Могу ли цель визита огласить?

О т р е з о к

Встань на колени, так удобней будет.

(Корупцио, еще немного поерзав, опускается на одно колено.)

Ну, рыцарь, что за цель?

К о р р у п ц и о

У нас тут мир…

О т р е з о к

Опять?

К о р р у п ц и о

Опять.

О т р е з о к

Похвально. И надолго?

К о р р у п ц и о

Они там говорят, что навсегда.

О т р е з о к

Ну, стало быть, до осени протянем.

К о р р у п ц и о

Да нет, на этот раз у них всерьез.

Детьми решили даже породниться.

И… в общем, просьба… в общем, поплясать

На свадьбе.

О т р е з о к

Мне?

К о р р у п ц и о

Конечно, не бесплатно.

О т р е з о к

Тут заходил один глухонемой.

Рекомендую – он споет.

К о р р у п ц и о

Спасибо.

Я передам. Тут в кошельке аванс.

Мое почтенье.

(Оставляет кошелек и, пятясь, уходит.)

О т р е з о к

Сам, небось, придумал,

Мерзавец. Но талантливый мерзавец.

(Аурелио выбирается из своего укрытия. Отрезок считает деньги.)

Четыре… пять… шесть… семь…

А у р е л и о

Но ведь Альфонса

Казнили те же самые портные.

О т р е з о к

По крайней мере… восемь… девять… десять…

Постановили, что казнен.

А у р е л и о

Он жив?

О т р е з о к

Одиннадцать… двенадцать…

А у р е л и о

Погодите,

Он жив?.. Но где он, где он, если жив?!

О т р е з о к

(внимательно глядя на Аурелио)

Четырнадцать… пятнадцать… Эх, философ…

(со злостью швыряет монету на пол)

Фальшивую подсунул, негодяй!

(Аурелио, внезапно что-то поняв, вскакивает, больно ударившись головой о низкий потолок.)

Сцена 27

Площадь, вокруг помоста всенародное ликование.

Х о р

Солнце!

Радость!

Счастье!

Слава!

Этот мир да будет вечно!

Это счастье бесконечно!

Браво!

Браво!

Браво!

Браво!

Посмотрите, и Отрезок

В пляс пустился.

Тихо! Тихо!

Ну безногий, ну калека!

Во отплясывает лихо!

О т р е з о к

(подпрыгивая на тележке)

Эй, а ну посторонись!

Брысь! Брысь! Брысь! Брысь!

Эх, душа, разойдись!

Эх, рука, развернись!

Эх, нога, вспомянись!

Торжествуй, народ!

Тут немой запоет.

Тут покойник вздохнет

И глухой ответит.

Лишь слепой –

Х о р

Ой, ой!

О т р е з о к

Никогда –

Х о р

Да, да!

О т р е з о к

Ничего –

Х о р

Во, во!

О т р е з о к

Не заметит.

(Все пляшут.)

Ох, народ, народ.

Поглядишь – замрет.

Позовешь – пойдет.

Повелишь – умрет.

Но –

Х о р

Но, но, но!

О т р е з о к

Ничего –

Х о р

Во-во!

О т р е з о к

Хоть убей –

Х о р

Ей-ей!

О т р е з о к

Не поймет.

Всеобщая неподдельная радость. Только на мгновение все замирает, меняется освещение и чей-то голос над залом шепчет: “А король-то голый…” И тихо смеется. Второй, словно отвечая ему, строго: “Да здравствует король!”. Ликование возобновляется.

1980, 1987, 1998, 2010

Rado Laukar OÜ Solutions