20 сентября 2021  08:03 Добро пожаловать к нам на сайт!

Русскоязычная Вселенная. Выпуск № 7

Поэты и прозаики Санкт-Петербурга

Лукницкий Феликс



ФРАГМЕНТЫ КНИГИ «ВРЕМЯ СОБИРАТЬ»


Часть Первая

ПРИТЯЖЕНИЕ ПЕТЕРБУРГА

ШКОЛА

Я – питерского племени и питерской породы,

Сентябрь сорок четвёртого

принимал нас в первый класс.

До этого три года

блокадная “погода”

Бомбёжками и голодом испытывала нас.

Я – с улицы Некрасова,

Дзержинского района,

У Кукольного театра – шестиэтажный дом...

С Таврическим и Летним

был с детства породнён я,

И с невскими мостами,

и с ладожским льдом.

Я – с улицы Некрасова,

с обычной коммуналки,

Пять звонков на двери,

два пса, велосипед,

Утренняя очередь,

на кухне перепалки...

Но вместе мы справлялись

с любой из бед.

Я – с улицы Некрасова,

с мужской 200-й школы,

Отсутствием девчонок воспитывали нас.

Сердца нам жгли настойчиво

не только глаголом,

Но баскетбол в “двухсотке

был предметом “номер раз”.

Я – с улицы Некрасова,

в девичестве Бассейной,

Когда там жил “Рассеяный”,

рифмованный с ней.

Разумное, доброе, вечное”

Школа в нас мудро посеяла,

И мы не посрамили

своих учителей.

6.11.97

* * *

Семьдесят пять – дожить, а дальше:

Уйти в туман? Залечь в берлогу?

Без красноречия и фальши –

Роман стремится к эпилогу.

Всё меньше лиц и звёзд ярчайших,

Пленявших нас во время оно.

Всё больше номеров молчащих

В холодном чреве телефона.

Оставить новым поколеньям

Изыски скал, раскаты грома,

Огня фламенко по поленьям,

Дождя ноктюрн по крыше дома,

Невы державное теченье”,

Её мостов полёт орлиный,

Филателией увлеченье,

Пиаф и “Восемь с половиной”…

А, впрочем, всё познают сами,

Как познавали мы когда-то.

Споют своими голосами,

В другие памятные даты.

28.08.12

77

Две семёрки – это не возраст.

Две восьмёрки – ещё пожалуй.

Две семёрки – не дед долой с воза,

Только сердце бы не прижало.

В Две семёрки – саднят потери.

Шаг короче, скромней наряды,

Ум острее, склонность к сатире…

Но кучнее ложатся снаряды.

13.04.15

80

В прошлом – токованье в блеске эполет.

А потом вдруг стукнет восемьдесят лет…

Кто до этой даты склонен доживать,

Сохранив чем думать, да и чем жевать, -

В восемьдесят цели – ближе и ясней,

Травы зеленее, небо посиней,

Облачная вата – мягче и белей…

Пасть земли разъята,

Два шага до ней.

31.08.17

* * *

На Елагином острове -

лип и дубов вековых

Столь немного осталось,

что в Красную книгу уместно

Их внести – как свидетелей лет

боевых, трудовых, роковых,

Что прошли по Стране –

за столетия те – повсеместно.

Любопытные ивы, клонясь до воды,

чуть стыдливо глядятся в пруды,

Чью зеркальность волнуют порою –

лишь ветер, да утки, да лодки.

Слышу – липы, ворчливо, дубам:

- Далеко ль до беды!..

До чего легкомысленны

эти гибкие ивы-молодки.

28.06.11

* * *

Сизой мглой затянуло Неву.

В сплине Троицкий. Сфинксы продрогли.

Трудно дышится – сырость ли, смог ли…

Эрмитаж, Летний Сад на плаву –

Декорации ли, наяву?..

Тривиальный ноябрьский расклад:

Наводнению – время, не время…

По мозгам барабанит до-ре-ми –

Разной плотности дождь.

Снегопад

От Урала спешит в Ленинград.

12.11.13

ЛИРИКА ЗРЕЛОГО ВОЗРАСТА

* * *

Нине

Чёрные глаза – жара”

(Р. Киплинг – К. Симонов)

Васильки – твои глаза.

Взгляд их чист и освежающ.

Но порою вдруг слеза,

Синий, едкий дым пожарищ.

Для меня в глазах твоих –

И пощада, и укрытье.

Каждый мой тревожный стих –

Для тебя уже событье.

Синевы оттенков – рой,

Постоянства – ни минутки.

Погруженье с головой –

В васильки и в незабудки,

И в лазурь, и в бирюзу –

Глаз тревожно-удивлённых,

И – в безбрежье, и в грозу –

Глаз, с надеждой устремлённых

На меня.

28.03.03 (увы, без глаголов)

* * *

А на Нины именины – я поджарю гренки.

И с какао с молоком поснимаю пенки.

Будет Ниночка хрустеть корочкой хрустящей.

Будет взгляд её хотеть – именины чаще.

  1. Именины Нины

* * *

Нине

А лебедь белая по льду идёт вразвалочку,

Идёт опасливо, уж больно тонок лёд.

А на плечах у милой синий полушалочек,

И к цвету глаз ей полушалочек идёт.

Моя любимая – нежнейшая лебёдушка.

Такие изредка гнездятся средь людей.

И не куриными кормлю её я бёдрышками,

А мёдом, мёд – ценнейший корм для лебедей.

13.02.12

* * *

Лук, петрушку, торт с икрою

Я любимой принесу.

И шампанское открою,
И нарежу колбасу.

Мадригалы и хоралы

Выдам на свирели.

Лишь бы щёчки были алы,

Глазки бы горели.

23.11.16

* * *

Яне Чернявской

Та женщина за сорок (с небольщим) –

Босая ли, на шпильках, на котурнах,

Далёкая от залов физкультурных…

К ней мысленным влеченьем согрешил.

Откуда-то из рыцарских времён,

В веригах поэтических регалий,

Загадочна, легка, как оригами…

И я пред ней коленопреклонён.

Рисковая, как танец на столе,

Она между Москвою и Невою

Курсирует цыганкой огневою –

На поезде, на тройке, на метле…

И, дай ей Бог продлиться до снегов –

До нынешних, до будущих, до вечных –

Дуэльной феей, феей драм сердечных…

Но дай ей Бог любви – без берегов.

18.04.16


БЫТИЕ И СОЗНАНИЕ

* * *

Я пришёл к вам из пятидесятых,

Чуть от Страха оживших годов.

Под трёхрядку плясали вприсядку,

Но к свободе – не каждый готов.

Осторожно рождались вопросы

За прикрытыми плотно дверьми.

И не столь уж всесильно доносы

Манипулировали людьми.

Спутник, шахматы, споры о вкусах.

Комсомолу – целинный наказ.

Седина, прячась в маминых косах,

Выступала порой напоказ.

Уходило жестокое время,

Наступал осторожный рассвет.

Лишь со временем памяти бремя

Даст ответ на вопросы тех лет.

4.10.09

* * *

Все мы, рождённые до 45-го,

Лет через …надцать уйдём в мир иной.

Прах поколения полу-распятого

Тихо, незримо пройдёт над страной.

Над недо-стройками, стройками, пашнями,

Над немотой молчаливых могил,

Над обещаньями позавчерашними, -

Каждый хоть раз хоть одно пригубил.

К праздничным датам – слова реверансные

От Президента, от мэра и Ко.

Вера в слова, и надежды напрасные –

Нас наполняли свежо и легко.

Сколько б ни дали нам Бог и Генетика

Лет на шестой части Суши прожить, -

Есть чувство долга и здравая этика:

Не предавать, не скулить, пережить.

18.10.11

* * *

Нине

Отец – шахтёр, десантник в мор-пехоте,

А Мама – фронтовая мед-сестра, -

Желая юной психике добра,

С детьми не говорили о Войне.

О той тяжёлой, каторжной работе –

В пехоте, в артиллерии, на флоте,

Для женщин тыла – горестной вдвойне.

9.10.18

* * *

Кратко скажу я о Родине:

Многое видено, пройдено.

А что особенно дорого –

Не для базарного торга.

Родина – не суетливая,

Родина – не крикливая,

Родина – она как мать родна –

Терпели-ва-я.

8.11.09

* * *

Зое Анненковой

Афганка” Зоя – медсестра –

С душой, по-женски обожжённой,

Судьбой от рока сбережённой,

С душой, спасённой от костра.

Открытый нерв её стихов –

Без панибратства и злорадства, -

То глас медсестринского братства

И отпущение грехов.

Но в кулинарной мельтешне,

И в повседневно вязком быте –

В ней бьётся пульс былых событий –

В той, не прощающей, стране.

29.01.12

ПРОГНОЗ

Ещё полвека толерантности,

Изысканности и галантности, -

И просвещённая Европа,

Как в давнем прошлом Пенелопа, -

Воспримет разные отвратности

Как неизбежные превратности.

17.04.11

* * *

Между Сциллой и Харибдой,

Между Правдою и Кривдой –

Мой петляет путь,

Не передохнуть.

Между истиной и мифом,

Меж Икаром и Сизифом –

Веры ни на грош,

Веру не вернёшь.

Между ангелом и бесом,

Мудрецом или повесой –

Стреляный не раз

В профиль и анфас.

Между Боингом и Мигом,

Между вечностью и мигом –

Времени в обрез,

Гнать наперерез!

14.04.2012


ПОТЕРЯ

Уставшие глаза,

Как пленные синицы.

И за слезой слеза

Сквозь тёмные ресницы.

На миг – чуть задремать,

Но вахта – неусыпно.

Себя сжигает мать,

Оплакивая сына.

14.03.10

* * *

Кардиология. Больница.

Полу-потухшие глаза.

Здесь и летающие птицы

Обречены на тормоза.

Подъём. Укол. Обход. Кормёжки.

Режим покоя. Чистота.

Кардиограмм сороконожки.

И душ болезных маята.

7.04.17

ПАДЕНИЕ

На Четвёртой Хирургии*) довелось мне прописаться –

За четыре ненароком переломанных ребра**).

И четыре дня и ночи лишь уколами спасаться,

А на пятый – по рентгену – мне на выписку пора.

Ни минуты сна три ночи, ни одной без боли позы,

Нас одиннадцать – в палате хирургических больных.

И медбратья и медсёстры колют плановые дозы,

Круглосуточная вахта – долг и юных, и седых.

И широким коридором, он в длину саженей тридцать,

Шаг за шагом, осторожно, как по проволоке, иду.

При поверхностном дыханьи – лёгким надо ободриться.

Не сидится, не лежится, благо – ноги на ходу.

И в конвейерном режиме доставляют, как на фронте.

С переломами и в ранах – огнестрельных, ножевых.

И выписывают жертвы, побывавшие в “ремонте”,

За немногим исключеньем, как оставшихся в живых.

И ещё недели на три – ни чихнуть, ни кашлянуть,

Ни на шутку рассмеяться, ни на девушек взглянуть.

____________

*) Мариинской больницы, что на Литейном пр.

* *) С пятого по восьмое.

25-29.03.13


ПОСЛЕДНИЙ ГЕРОЙ

Если ротация необходима,

Иначе реформы буксуют, вроде, -

Володю на 6 лет заменит Дима,

Диму – лет на 12 – Володя.

Страны самочувствие фифти-фифти.

Крепчает маразм в 6-й палате,

Последний прогноз по надоям нефти:

На пару поколений нефти хватит.

В дальнейшем опять перейдём на уголь,

Закончится уголь – вернёмся к торфу.

Политику надо быть гибким, как угорь.

История не ценит прожектов аморфных.

И важный резерв – обладанье дровами.

Лесов в Сибири – до горизонта.

Огородить их бетонной стеной со рвами, -.

Позавидуют нам и леса Амазонки.

22.10.13

* * *

Цветы умирают неслышно.

Почти как деревни.

Деревни уходят беззвучно,

как дым, как дыханье.

В последний их путь провожают

большие деревья

И крыл журавлиных

в осеннем отлёте маханье.

Цветы умирают бескровно.

Деревни иначе.

Процесс умиранья растянут,

порою на годы.

Причины глубинны, беда необъятна,

и значит –

Диагноз не связан с капризами

местной погоды.

27.12.15


ГЛОБУС КРУТИТСЯ, ВЕРТИТСЯ

* * *

Выхожу один я на дорогу…”

М. Ю. Лермонтов

Ледоруб. Рюкзак. Пора в дорогу.

Предо мной Юкон-река бежит.

Алеут смолит свою пирогу.

Маламут ярангу сторожит.

Всё зверьё – в настрое на зимовку

Все снега – стремительны на старт.

Наметут по крыши, по головку,

И тогда – ни компаса, ни карт –

Лишь оленьи тропы. Просто сказка.

Рейс в Анкоридж – то летит, то нет.

На зелёной самой из планет –

Белое Безмолвие, Аляска.

19.07.13

* * *

Неделю жили поневоле – вверх ногами:

В Новой Зеландии и 5 часов в Сиднее.

Пришлось советоваться с местными богами,

Там их влияние масштабней и сильнее.

Шторм трое суток нас пытал в Тасманском море.

На суше – твердь, сознанье быстро прояснилось.

Здесь привлекательно, и Нина не в миноре.

Мы – вверх ногами, но усталость и не снилась.

В Сиднее, впрочем, мы не очень наследили.

Час до отлёта, и уже не до вопросов.

Весь перелёт из головы не выходили –

Над океаном эскадрильи альбатросов.

15.12.14

* * *

На Мальту*) десант был насыщен и краток.

Но визы мальтийской нам всё же хватило –

Взглянуть на Сицилии в Этны кратер

И ланч в Сиракузах вкусить подфартило.

В уютной таверне в полуподвале,

Где нам подавали вино и закуски,

Названий в меню мы не понимали –

Названий, написанных по-сиракузски.

Тот ланч в Сиракузах я помню детальней,

Чем 10 и 20 км по асфальту,

Которые, будь они даже летальней,

Участие в них – занесло нас на Мальту.

------------------------

*) Евро-чемпионат по вне-стадионному бегу

среди ветеранов, 28-29.04.2001г.

13.04.17

* * *

Прощайте, Елисейские поля, вы далеко

Не пуп Земли, да и не центр Вселенной.

Нормандия, Бургундия, Прованс, Эльзас и Ко. –

Манят до колик в чашечке коленной.

Домой вернувшись, тотчас я опять включаю в план –

Десант в Париж, тур замками Луары…

Отложены – Аляска, Ледовитый океан,

И старый долг – засесть за мемуары.

7.11.14

* * *

Река Гудзон, Манхэттен сжав клещами,

Неспешно движется в режиме анаконды.

Прислушиваясь: кости затрещали?

- Терпи, Манхэттен. Я тебе не Конго.

И не Нева, и не Фонтанка, и не Мойка,

Чьё безрассудство не смиряет даже дамба.

Там по весне тебя б ждала головомойка,

А поздней осенью затапливало там бы.

Так что терпи мои прокрустовы объятья,

Моих ежовых рукавиц прикосновенья.

Гудзон с Манхэттеном – едины мы, как братья.

Тысячелетия спрессованы в мгновенья.

13.05.17

ВРЕМЕНА ГОДА

* * *

Осенним кавголовским кроссом

Мы завершали год спортивный.

Уже заиндевели росы,

И ветер хладный и противный –

Счёт представлял своим обидам.

Но перед стартом мы узнали,

Что завершится кросс – обедом,

И потому – резвей бежали.

По каменистым и тернистым,

Лесистым кавголовским тропам –

Герои и авантюристы

На финиш ринулись галопом.

Потом – увенчанные славой

И жертвы травм и пораженья, -

Все мы – голодною оравой –

С костром спешили на сближенье.

А там в котле кишмя кишели, -

Нет, не тушёнка с вермишелью.

Благоухая, как умели,

Скворчали сочные пельмени.

И всё кипело, клокотало…

И с дымом – лето улетало.

7.04.02

* * *

Мели метели всю неделю,

В субботу наступил покой.

По небу ангелы летели,

Слегка качая головой.

И город, с ночи оживая,-

В снегах по шпили и кресты, -

Был рад, что вновь пошли трамваи

Через промёрзшие мосты.

Ворон ватаги боевые,

Заняв привычные посты, -

Бросали взгляды деловые

На всё, что видно с высоты.

И было тихо в поднебесье,

И снеги белы и чисты.

И ясен путь из мелколесья,

Где заплутали я и ты.

Но неизвестностью пугая,

И именно со дня сего, -

Мне предстояла жизнь другая,

Недолгая, - скорей всего.

18.01.07

* * *

Плюс три с дождём, декабрь в разгаре.

В Якутии – под минус сорок.

На Индигирку, на Сунгари –

Зима всерьёз, не на рессорах.

Там деловитые медведи –

В глубоком сне, им снится кета.

А якутяне и их леди –

В вигвамах нежатся, до лета.

Но в Питер, да и к прочим шведам –

Зиме спешить?.. Всех кутать в шубы?..

А питерским “народоведам” –

Латать на Корсики и Кубы?..

Пусть порезвятся без мороза,

Пусть шаловливы женщин лица.

Придёт февраль – воздаст сторицей.

Уместна будет “Лакримоза”

17.12.14

* * *

Когда июльская гроза

Грохочет дальними громами,

Даже учёными умами –

Улыбка правит и слеза.

Когда июльская гроза

Ломает молнии о Землю,

Земля грозе покорно внемлет,

Прикрыв ресницами глаза.

Когда июльская гроза

Даёт лугам головомойки,

В тревоге дети. И коза –

Чьё молоко прокиснет к дойке.

07.07.07

* * *

Спешит осенняя пора –

С деревьев листья по ветру.

Одеться в зимнее пора,

Не просквозило б поутру.

И манит добрый дачный дом –

С заботливой печуркою,

С наливкой, вскрытою с трудом,

С хозяюшкою чуткою.

По крыше дождь, как метроном,

А к ночи – гололедица.

И подмигнут нам за окном

Небесные Медведицы.

И будем в космосе ночном

Созвездья перелистывать,

И будет ветер за окном

Насвис-ты-вать.

31.10.12

* * *

Шёл снег.

Шла женщина.

Шло время.

Шла третья четверть февраля.

Запас брусничного варенья

Уже исчерпан до нуля.

Куда шла женщина во время

Паденья снега? И к кому?

Вакханок ветреное племя

Не доверяет никому.

На лето с нами остаются,

Устав от зимней суеты.

Зимой внезапно расстаются,

Лишь на снегу мелькнут следы.

Шёл снег.

Шла женщина,

Шло время…

Монбланы снега намело.

Застрял в забытой теореме.

Но – миновало, пронесло.

25.03.12

Д А Ч Н А Я А М Н И С Т И Я

* * *

Этот дачный призыв,

эта тяга к земле горожан.

Этот мартовский зуд –

подготовка семян на рассаду.

Есть ли эта болезнь

у нью-йоркцев? А у парижан?

Уточнить бы в трудах

Ришелье, ЦРУ и Моссада.

От чего это в нас –

в клетках память голодных годов?

Или – с древних времён –

землепашеством мечены гены?

Скептицизм и азарт

в генах не оставляют следов,

Только бурю в стакане воды –

на потеху богемы.

Эволюция в нас

наследила порой наугад:

Кто подался в охотники,

кто промышляет разбоем.

Большинство же –

ударники дачных бригад,

Земледельческий опыт

становится многим судьбою.

4.11.11


ПОД СОСНОВО

Под Сосново – ясно солнышко с утра,

Но внезапно – ураганные ветра.

Смерчи рушат вековые дерева,

Корабельный лес уходит на дрова.

Снегопад возможен в раннем октябре.

Белки, ёжики, удобства во дворе.

А зимою – несусветные снега.

И озёра – сплошь сосновы берега.

Ледниковые озёра – сверх-чисты.

А на финских, русских кладбищах – кресты.

Тут и там – вкрапленья клюквенных болот.

И кому-то грустно.

Мне – наоборот.

19.07.11


АЛЕНЬКИЙ ЦВЕТОЧЕК

Аленький цветочек

Закрывает глазки.

Завтра утром ранним –

С солнышком вставать.

Пусть ему приснятся

Радостные сказки,

Завтра, по прогнозу,

Туч не миновать.

Аленький цветочек

Вырос вдруг на даче.

Оказалось, это –

Древний Анемон.

Редкая находка.

Видно, не иначе –

Пра-владельцем дачи

Был Тутанхамон.

16.08.12

* * *

Вне лит-конкурсов, логика веская:

Легковерен, крылат, невесом, -

Я дышу можжевельником, вереском,

Весь во власти Сосновских*) лесов.

В диалогах с ежами и с дятлами,

С деревами, с ватагой цветов…

С рук моих рьяно пьют и едят они,

К откровениям каждый готов.

Белки строги, не просятся на руки,

Царство вольности и тишины.

Из колодца, почти как со дня реки, -

Отражение полной луны.

Жаль, короткое лето на севере.

Не успеешь и глазом моргнуть,

И – зимы покрывало на клевере,

И на лыжах налаживать путь.

____________

*) Под Сосново, Приозерского р-на, Лениградской обл.

14.07.14

НА ДАЧЕ

На даче не сачкую, а батрачу.

Природа не прощает сибаритства.

Тем паче здесь иначе, чем в Карачи,

Наш Север – это верх иезуитства.

Матёрый лес полёг под ураганом -

Народ бегом на лесозаготовки.

Не по призыву и не под наганом.

А дело это требует сноровки.

На даче жизнь привычна и банальна.

Но если власть берут печные трубы,

И в двадцать первом веке актуально

Уменье дровосека-лесоруба.

Природа не рабыня, не служанка,

А мудрая и щедрая хозяйка:

То сломанную ель, то птичку жалко,

В характере – искусная мозаика.

С природой я подчас на “ты” на даче,

Фактически на “Вы” и с пиететом.

Когда она дозирует удачи,

С ней лучше по добру, а не с кастетом.

21.05.12

* * *

Что-то чайки надрывно кричат над притихшей равниной залива.

Отдыхая, безмолвствует небо, но дышит угрозой.

То ль принять “Седуксен” фарм-компании “Pliva”,

То ль с любимой прилечь, то ли с пушкинской прозой…

То ли в лес по-грибы, то ль в болото по-клюкву…

Но грибы не спешат, клюква чуть розовеет.

То ль кота завести, то ль выращивать брюкву,

То ль к гадалке пойти, - пусть сомненья развеет.

Август вмиг пролетел, вот и лето к закату.

Даже не загорел, лето было дождливым.

Частым гостем – привычные грома раскаты.

И встревоженно чайки кричат над пустынным заливом.

7.08.12

* * *

Ворот колодезный песнь заунывную тянет.

Смазать бы надо, но руки никак не доходят.

Смазать хотел, помню, Тани-соседки батяня,

Но слёг, бедняга, - с зимы на постельном уходе.

Птичьи распевы не вторят унылому скрипу, -

Соло, квартеты, квинтеты – в гармонии с летом.

Лето, однако, июнь уступившее гриппу,

Может и не состояться – по местным приметам.

20.06.14


ДАЧНАЯ РУТИНА

За три дня увяли розы,

Не годятся и на силос.

И ещё немного прозы:

Баня явно покосилась, -

То ль от возраста, то ль с суши,

Что все всходы иссушила.

Прижимает сонно уши

Исхудавшая шиншилла.

Всё звериное сословье

Ищет тени, притомилось.

Я кормлю их поголовье,

По утрам являю милость.

Поздно вечером – обильно

Поливаю все растенья,

Дабы не было обидно

Днём совсем лишённым тени.

В целом, взглядом посторонним –

Пасторальная картина.

Взглядом беличье-вороньим –

Лето. Дачная рутина.

20.04.2014

* * *

Цветенье яблони, цвет сакуры, цвет вишни…

И оживленье малых птиц, пчелиных роев.

Шмелей жужжащих эскадрильи в небо вышли,

И комарьё уже – кто в жертвах, кто в героях.

Цветенье яблонь порождает ожиданье,

И даже графики по сбору урожая,

И о погоде очень веские гаданья,

Реальность жизни, как всегда, опережая.

Цветенье вишни: до вишнёвого варенья

Не так уж близко. А придёт похолоданье,

И, несмотря на ожидание и рвенье,

Варенье – год спустя назначит нам свиданье.

10.10.15


П О Э З И Я – Н Е Т Ы Л, П Е Р Е Д О В А Я…

Поэзия – не мирная молельня,

Поэзия – жестокая война.

Евгений Евтушенко,

из книги “Нежность”,

изд. Советский писатель, 1962 г.

* * *

Памяти Беллы Ахмадулиной

Неуютно поэтессам на Руси.

Даже если их мужья не предают,

И ценители осанну им поют.

Их надежда – лишь на “Господи, спаси…”

Поэтессы не витают в облаках,

Для земной, для бренной жизни рождены.

Но к служенью суете пригвождены, -

Поэтессы держат небо на руках.

И душою – обнажённой и живой –

Светят доблестно – на совесть, не за страх.

А за близких и родных – из боя в бой, -

Молча, заживо сгорают на кострах.

Поберечь бы их от пуль и от петли.

Боже, если ты еси на небеси,

Их мольбы и их печали утоли,

Поэтесс – помилуй, Господи, спаси!..

30.11.10

* * *

Какая это радость, что судьба

Тебя случайно уродила пешим!”

(Евг. Винокуров)

В тот раз мои стихи судила “тройка”,

Точнее “двойка” – с шашкой наголо.

И в ноздри мне пахнуло лит-помойкой,

Казармой, серой и тюремной койкой.

Стихи мои для “тройки” были ЗЛО.

И вкрадчиво выкручивая руки,

Клянясь в расположении ко мне,

С высот стихотворенческой науки –

Растаптывая рифмы, суть и звуки,

Судейство гарцевало на коне.

Их манит королевская охота.

Их стиль и право – шашкою махать.

А я для них – безвестная пехота,

Объект их воспитательной работы.

Пехоте есть один удел – пахать.

27.11.11

* * *

Живём в Неозойскую эру.

И слева, и справа – напасти.

Фельдфебели вышли в Вольтеры,

И рать геростратов – при власти.

В Союзе писателей схватки,

А в стане поэтов – до драки.

Паучьи эти повадки –

Привычней в тюремном бараке.

Ряды оппозиции тают,

Начальство не терпит “крамолы”.

Пегасов на всех нехватает,

Иным выделяются мулы.

А перьев гусиных – тем боле:

Попробуй сыскать на всю паству.

Расписаны главные роли.

Строй – в стиле уездного панства.

25.04.11

* * *

Оставьте ваш высоколобый суд.

Я с вами дискутировать не прочь –

На равных, а не безголосой птахой.

Мои стихи ценила Хатшепсут,

И М. Стюарт читала их всю ночь,

В последнюю ту ночь, что перед плахой.

И что мне ваш высокомерный суд…

22.12.11

* * *

Перечитайте Гоголя “Шинель”.

Перечитайте раннего Толстого.

Сквозь пёструю цитатную шрапнель

Проявится первичная основа.

И таинство искусства-мастерства

Даруется читателю беззвучно.

И это как бы дар от божества –

Собственноручно.

6.03.17

* * *

Мой портрет не послужит подарком изысканной раме.

Монумент – в полный рост, полированный, из малахита,

Что причиной, возможно, послужит волнений и бунта

В Эрмитаже, в Заире, на Среднем Урале,

Где народы начнут вдруг хиреть от рахита, -

Не уместен для рыцаря “5-го пункта” –

С точки зрения официальной морали.

6.11.12

* * *

Сюзанне Кулешовой

На лейкинских встречах блистает созданье, чьё редкое имя – Сюзанна.

Из кущ Возрожденья, из Моэма-Цвейга, иль с Кассиопеи явилась?

Жаль, наших орбит траекторий сближенье – скорее сезонно.

При редкости встреч и прочтений друг друга – впадаю в немилость.

Стихи, видно, в прошлом, - взрослея, волшебствует в прозе Сюзанна,

Стремглав исчезая беззвучно-бесследно с черты горизонта.

О чём я грущу, откровенно сказать, несказанно.

И дышится трудно. Как будто вдыхаю не воздух, а закись азота.

19.05.13

* * *

Сюзанне Кулешовой

На лейкинских встречах блистает созданье, чьё редкое имя – Сюзанна.

Из кущ Возрожденья, из Моэма-Цвейга, иль с Кассиопеи явилась?

Жаль, наших орбит траекторий сближенье – скорее сезонно.

При редкости встреч и прочтений друг друга – впадаю в немилость.

Стихи, видно, в прошлом, - взрослея, волшебствует в прозе Сюзанна,

Стремглав исчезая беззвучно-бесследно с черты горизонта.

О чём я грущу, откровенно сказать, несказанно.

И дышится трудно. Как будто вдыхаю не воздух, а закись азота.

19.05.13

* * *

Дачную интеллигенцию

Привлекают мои стихи.

Но даруют мне индульгенции

И читатели от сохи.

У стихов моих послевкусие –

Не тотчас, как у “Хванчкары”.

Возникают о них дискуссии

В мире взрослых и детворы.

И стихов моих почитатели

С разных градусов долготы –

Мои слушатели и читатели.

И намеренья их чисты.

14.10.16

* * *

Когда тетиву Артемида предельно натянет,

Тотчас врассыпную по щелям спешат лапутяне.

Когда Артемида стрелу посылает вдогонку,

Воспитанные лапутяне отходят в сторонку.

Воспитанность в трудных мгновеньях – большое искусство.

Попробуй, читатель, в себе воспитать это чувство.

24.11.14


Rado Laukar OÜ Solutions