20 сентября 2021  08:01 Добро пожаловать к нам на сайт!

Русскоязычная Вселенная. Выпуск № 7


Наша галерея


Джеф Хазан


Джеф Хазан, США


Джеф Хазан.Родился (1951) и вырос в Одессе. После школы работал, служил в армии. Старший сержант. В 1989г. эмигрировал с семьёй в США. Образование BS in humen services. Публикаций 97 (проза,поэзия) в газетах "Одесса на Гудзоне", "Русский базар" (шт.Нью-Йорк), "Одесский листок" (шт. Колорадо). В magazine (шт.Нью-Йорк), а так же в 8-м, 9-м, 10-м сборниках международного поэтического турнира в Дюссельдорфе (Германия) и в поэтическом сборнике "Нам не дано предугадать..." №10 (шт. Нью-Йорк), в сборнике прозы "Времени голоса..." №8 (шт.Нью-Йорк). Награды: 1-ое место, журнал "Я" и 3-ье место журнал "Интересно!". Женат. Дети, внучка. Живёт и работает В Нью-Йорке.


Был месяц июль или курортный роман в духе нашего времени


-1-

По раскалённому огнедышащему песку прибрежной полосы,одетый в белый мятый жакет и подкатанные до колен брюки,идёт старый худой человек.На голове густой ёжик белоснежно-седых волос.Кожа шоколадного цвета.Во рту единственный зуб,одиноко желтеющий в нижней челюсти. На плече он держит короб с мороженым.Торговец мороженого в разнос истошно кричит,сильно картавя:”Ле-э-э-э-нингхадское в шиколаде!!!”.

Перепуганные куротники приподнимают над песком свои разморенные солнцем тела,медленно соображая в чём дело и лениво лезут за своими кошельками.

А в это время с другого конца пляжа на отдыхающую массу движется ещё одно искушение-сильно загорелый человек в узеньких плавках,с коротким окурком”Памира”во рту.Он несёт в руке ведро,наполненное чёрной,резкопахнущей сероводородом жижей,в которую воткнута большая алюминиевая ложка.Он не молод,лысоват,но изрисованное татуировками тело всё ещё говорит о былой физической силе своего хозяина.Время от времени,выдыхая сизый ядовитый дым,человек оглашает пляж громкой фразой:”Ли-и-и-манская грязь!”.

Наевшись мороженого по двадцать две копейки за порцию и измазавшись грязью по цене пять копеек за ложку,отдыхающая масса успокаивается,но не надолго.Ибо,в мексиканском сомбреро на голове,пластиковой пальмой в руке и фотоаппаратом на шее,появляется фотограф.Мужчины садят на свои шеи перепачканных песком детей,жен-
щины прихорашиваются,все окружают смельчака,взявшегося запечатлеть
их на века.Поигрывая подрумяниными загаром бёдрами,загадочно закатывая
глаза,более смелые из женщин спрашивают:”Сколько,сколько?Да-а-?!А иначе нельзя?!”.Но фотограф неумолим.И тяжело вздыхая,поочерёдно напяливая на свои головы экзотическое сомбреро,женщины идут к пластмас-


-2-


совой пальме,ни на минуту не задумываясь-есть ли плёнка в аппарате фотографа.

Ах,лето!Полное сладкого зноя и ошеломляющих сюрпризов одесское лето!
Песок горячий,хоть кофе заваривай,вода у берега тёплая до неприличия.
Чтобы остудить своё тело от жары,лучше пройти по дамбе метров тридцать и там прыгнуть в прохладную бирюзу Чёрного моря,раскрыть глаза и увидеть
очертания кинувшегося наутёк испуганного краба или притаившегося в извивающихся водорослях бычка.Вынырнуть и во всю силу своих мышц,проплыть вдоль волнореза,ощущая лёгкое скольжение по воде.Да ле-
то -лучшее время года в наших краях!Страсть,как люблю я одесское лето!

Я стоял у турникета набережной”Лермонтовского курорта”.Не один год мы собирались здесь.Многие из нас,в том числе и я,облюбовали этот пляж ещё с детства.Конечно,мы ходили и на другие пляжи,но всё же «сходняк» был здесь.Тут,в разные времена,”правилась казна”,жглись костры, в которых запекалась картошка и мидии, под нехитрое бренчание гитар,
Пелись приблатнёные и собственного сочинения песенки,обсуждались последние новости,играли в карты,снимали тёлок,спорили,дрались,разбирались и пили мировую.
Было четыре часа дня и на пляже было много народа,а наших,как назло ,никого.Я снял рубашку и присел на турникет.Солнце ещё пекло сильно и прикосновение его лучей было привычным и приятным.
Ты,наверное,в это время брала билет на подвесную дорогу,потом,семе-
ня ногами,впрыгнула в подкатившуюся люльку и испытывая неописуемый
восторг, полетела над землёй-землей зелёной,цветущей и по летнему ароматной.А впереди звала,манила и благоухала лазурь одесского залива.
Тогда,в люльке,ты ещё не знала,что я сижу там внизу.Ты не могла этого знать потому,что не подозревала о моём существовании на земле,как и я не
мог знать,что мы начали сближение друг к другу.

Мне захотелось пить.Вытащив из кармана джинс пригоршню мелочи,
я выбрал трёхкопеечную монету и подошел к автоматам с газводой.Автома-
-3-

ты функционировали-стаканов не было.Обычная картина.Немного подумав я направился к пляжу”Отрада”.Тут-то я и увидел тебя.Точнее,я обратил сна-
чала внимание на твои ноги.Я всегда раньше смотрю на ноги,ибо один ста-
рый ловелас когда-то очень давно объяснил мне,несмышлёному салаге,сек-
реты и ценность женских достоинств.”Главное,-говорил он,-у бабы ноги,ро
жу она может накрасить,напудрить,напомадить.Волосы обесцветить или на-
оборот.Фигура? А что фигура?Талию затянет,в лифчик насуёт что-то,вот те-
бе и фигура.А ноги-нет,тут ей деваться некуда!”.Сам Дон Жуан не был мне
симпатичен,но логика в его теории была.
А ноги у тебя были высший класс,я бы сказал,экстралюкс.И ты это
знала.
Я сразу определил в тебе «залёт».Ты оглядывалась по сторонам с инте-
ресом и любопытством.То на киоски”Курортторга”,полные всякой всячиной,
то на лотки с мороженым,то на бочки с квасом,на людей,снующих в разные стороны.И конечно на воду,зовущую и обещающую воду тёплого моря.Я, не
выпуская тебя из виду,быстро стал обдумывать,как к тебе покультурнее «зае-
хать».Но судьбе было угодно помочь нам.И мяч, вылетевший из детской ва-
таги,выбил кошелёк из твоей руки,который,продалав небольшую дугу в воз-
духе,упал,потом еще несколько метров поскользил по припорошеному мор-
ским песком асфальту и остановился у моих ног.Я поднял его и протянул те-
бе.Несколько мгновений глаза в глаза,несколько фраз друг другу.Так мы и
познакомились.

На твоём полотенце нам двоим места не хватило бы и ожидая твое-
го возвращения из раздевалки,я улёгся рядом.Ты вернулась,положила свою юбку и блузку на горячий песок.Ты коротко спрашивала меня о разном, я от-
вечал, исподтишка разглядывая тебя и всё время убеждаясь в правильности
своего выбора.У тебя были светлорусые волосы и не очень накрашены глаза,
а губы чуть тронуты помадой,да и в лифчике у тебя всё было своё, не напиханое.

Нам стало жарко и мы пошли купаться.Вода была прелесть.Мы поп-
лыли к волнорезу.Вылезли на его покрытый водорослями бетон и устремили
свой взор к горизонту.Ты призналась,что тебе всё необыкновенно нравится
-4-

здесь,что ты в Одессе всего шесть часов,но уже влюбилась в этот город.Твоё
заявление я принял,отчасти,на свой счёт и это придало мне уверенности и на-
пора.
Потом было путешествие на катере в «Аркадию»,шашлыки с сухим вином и купленные у незаконно торгующей бабки варёные креветки,называющиеся в
Одессе «рачки».Тебе всё нравилось,а мне нравилось,что ты довольна.Я мно-
го рассказывал,ты только спрашивала или коротко отвечала и всё время улы-
балась, обнажая ровные белые зубы и чуть-чуть жмуря глаза-добрые и весё-
лые.Я тогда уже понимал и ты,я думаю,чувствовала,что бог Эрот поймал нас
в свои сети.

Я взял частника.По дороге ко мне домой мы молчали.Потом ты повер-
нулась и на заднее сиденье и сказала:”А ведь странно,говорил всё время ты,
а я о тебе ничего не знаю.Я говорила мало,больше слушала,но ты,а обо мне
сейчас знаешь больше,чем я о тебе!”Это была правда.Я знал о ней много.
Приехала она из М.,сегодня утром.Дочь главного инженера предриятия,

на котором работает более,чем сорок тысяч человек.Студентка последнего курса
ВТУЗа,не захотела фешенебельных санаториев,пансионатов,домов отдыха,а
решила отдохнуть «дикарём».Подруга дала ей адрес старухи на предмет сня-
тия жилой комнаты.Прямо с вокзала она поехала по этому адресу и устрои-
лась там,оставила вещи и сразу на пляж.

Когда мы с бутылкой шампанского,купленной из-под полы по блату,
поднимались ко мне,ты сетовала на то,что твоя квартирная хозяйка будет обеспокоена столь экстренным изчезновением жилицы.Я успокоил тебя,ска-
зав,что если она получила задаток,её может интересовать только одна мысль
-когда она получит расчёт.Ты сказала,что уплатила за неделю вперёд.

Моя комната для людей,посетивших её впервые,напоминала картину
«Арест революционера».Но ты приняла этот мой кавардак спокойно без эмо-
ций.
Первая наша ночь была нежной и любвеобильной,как и все последующие
-5-
ночи,проведенные вместе и была одна ночь,о которой необходимо сказать
отдельно.Но об этом чуть позже.

На следующий вечер мы забрали твои вещи у квартирной хозяйки,
даже не вспомнив о задатке.Так ты начала жить в моей комнате,в непривыч-
ной для тебя коммунальной квартире.Работал я через день,по двенадцать ча-
сов в смену.В мои рабочие дни ты ездила на экскурсии в Усатово и Нерубай-
ское и там,в катакомбах оценивала действия партизан и подпольщиков
Великой Отечественной войны.Сам я этих музеев не посещал,но тебе порекомендовал,наверное потому,что не хотел,чтобы ты одна в моё от-сутствие ходила на пляж.
Mои выходные дни мы проводили вместе.Тебе очень давно нра-
вилась песня об Одессе из кмнофильма”Два бойца”,в исполнении Марка Бер-
неса. Мне эта песня нравилась тоже и я решил её использовать следующим образом.В песне были слова:”Фонтан черёмухой покрылся…”и я вёз тебя на
Большой Фонтан-туда на морском,обратно на обыкновенном трамвае.На шестнадцатой станции Большого Фонтана мы пили дешевое шипучее вино и
ели купаты,политые острым томатным соусом и присыпаные большими ко-
льцами сладкого корейского лука.
Далее,в песне бойца Аркадия Дзюбина следовали слова:”Бульвар Французский весь в цвету…”.И мы садились на трамвай номер пять у желе-
знодорожного вокзала и ехали по Французкому,ныне Пролетарскому, буль-
вару до ботанического сада,а обратно возвращались домой пёхом, устав-
шие и голодные.
В следующий раз,неотступно следуя словам песни лихого пулемё-
чика:”Наш Костя,кажется влюбился-шептали грузчики в порту”,Мы шли
на Морской вокзал и мой давний приятель Вовка С., в прошлом студент
факультета ядерной физики,изгнаный из альма матер за поклонение Запа-
ду,запивший из-за этого и тянувший лямку в качестве берегового матроса
уже десять лет,проводил нас через проходную в одесский порт.Правда,гру-
зчики здесь уже не назывались амбалами,а ходили все в пластиковых кас-
ках и именовались докерами-механизаторами.И отдыхали они не беззабот-
но, отдаваясь сочинениям анекдотов,а сосредоточенно шныряя в надежде что-то украсть и продать тут же,за проходной,продавщицам ближайших ма-
газинов.
-6-
Да-а-а,куда ушли и где теперь обитают сейчас времена,когда грузчик
одесского порта завтракал полудюженой черноморской скумбрии,выпивая при этом штоф доброй горилки закусывая её перчёный огонь жменей чёрных
греческих маслин.Может быть туда,куда ушла знаменитая черноморская скумбрия вместе с шаландами,полными кефали?А может туда,где растут оливковые деревья,кроны которых украшают сочные маслины?Я не знаю.
Но нынешние докеры-механизаторы довольствуются комлексным обедом в
когда-то популярном ресторане,который в народе называли “Палуба”,а те-
перь это обыкновенная столовка.Этот дешёвый комплексный обед ели и мы
с тобой.И хоть творцы этой нехитрой снеди больше вынули из неё,чем вло-
жили,всё было очень вкусно.
Следуя тексту песни более точно,нежели нынешние партийные бон-
зы заветам Ильича,мы посетили с тобой трущёбы Молдаванки и рабочие кварталы Пересыпи.
А Всевышний шутил и играл с нами в игру,известную только ему од-
ному.
В один из дней ко мне на работу зашёл мой приятель, и чуть смущаясь,после короткого предисловия,выложил мне пригласительную открытку на свадьбу своего брата.И хотя его брат не имел ничего общего
с древним промыслом и я точно не знал,является он хотя бы рыболовом лю-
бителем и будут ли докеры-механизаторы судачить об этой новости в порту
целую неделю,приглашение мною было принято.
“День и ночь гуляла вся Пересыпь на весёлой свадьбе моряка”.
В назначеный день и час мы с тобой поднимались по лестнице на второй этаж в помещение заводской столовой.В простом просторном зале стояли
столы буквой П. Столы эти изобиловали холодными закусками на любой вкус.Чернела осетровая и краснела лососевая икра,из растопыреных пастей
селёдок торчали пучки свежей зелени,куры были зажарены в яйцах,а яйца нафаршированы печёночным паштетом.И хоть свадьба не была еврейской, на столах возвышались горы фаршированой рыбы.А большой ассортимент,в равной степени как и количество спиртного,помноженое на присутствие музыкантов,создавали атмосферу безудержного веселья.В тот момент,когда мы зашли в зал,грянула музыка и продолжалась до тех пор, пока мы не остановились в полутора шагах от новобрачных,тогда наступила тишина.Ты протянула невесте огромный букет роз,обёрнутый в прозрачную бумагу,я

-7-
дал жениху конверт с деньгами.Мы оба по очереди поздравили их.Они нам очень понравились,потому что были молоды,нарядны,счастливы и очень подходили друг другу.Мой товарищ-брат жениха,помахал нам рукой и мы направились к нему.Я познакомил тебя с ним и его женой.Они усадили нас рядом с собой и всё время до начала торжества мы наблюдали приход гостей под звуки знакомой нам музыки.И только когда дядя невесты по линии отца возвестил о том,что все приглашённые уже собрались и ждать больше неко-
го,началось настоящее веселье.Тостам и пожеланиям не было конца.Потом зачитывали телеграммы родственников,которые по разным причинам не смогли оказать честь своим присутствием.”Горько!”кричали до хрипоты.
Ели,пили и танцевали с аппетитом.Ты танцевала только со мной.Три по-
пытки трёх кавалеров пригласить тебя,культурно провалились.И когда один из них пошёл на четвёртую,встал мой товарищ и отведя его в сторону от ор-
кестра,что-то вдолбил в его пьяную голову.Потому,что хорошо знал меня и ту подкрашеную чёрным растворимым кофе самогонку,которую он и его отец,пыхтя и потея гнали всю ночь за неделю до свадьбы и пойла этого было
неисчерпаемое количество и принял я его в этот вечер не чуть.Предпочте-
ние ты отдала только жениху.Ты танцевала с женихом,я с невестой. Мы не прошли и круга,когда вдруг,как по команде,гости перестали танцевать.Кру-
жили только две наши пары.А когда музыка стихла,я поцеловал невесту в
гипюровую перчатку,которая до локтя закрывала её руку и подвёл к жениху.
Гости аплодировали и ты вдруг обвила мою шею руками и крепко меня по-
целовала.Очевидно твой прилив нежности передался невесте и она,в полном
смысле,повисла на шее своего суженого.Гости от аплодисментов перешли к овации.
Обслуживающий персонал стал подавать горячее,а я почувствовал
повышенный интерес присутствующих к нам.Мне стало не по себе,так как ещё Исаак Бабель писал:”На первом месте сидели жених с невестой-это был их день!“.И он был обсолютно прав.Я захотел уйти и поделился этой мыслью с тобой.Ты согласилась.Я достал десятирублёвку и на её белой части каран-
дашём коряво написал:”Шаланды, полные кефали”.Потом я подозвал к себе одного из снующих под ногами мальчишек и попросил его отнести купюру в оркестр.Мальчишка,довольный получением такого серьёзного задания,оп-
рометью помчался к музыкантам.Кассу держал ударник,он посмотрел на над-
-8-
пись серьёзно,со знанием дела и одобрительно покачал головой.Заказ ему подошёл,равно как и достоинство банкового билета.И когда ритм-гитара за-
пел столь знаменательную для нас песню,мы ушли,ушли не прощаясь.И еще некоторое время звуки музыки долетали до нас сквозь открытые окна завод-ской столовой.Живите долго и счастливо,жених и невеста!Мир вам,согласие и любовь!
Как то раз ты захотела пройти по дороге,пролегающей параллельно пляжной полосе от Ланжерона,через Аркадию и Большой Фонтан,на дачу Ковалевского.И мы пошли неспеша,вдыхая солёный морской воздух и любуясь буйноцветущей зеленью.В Аркадии мы съели по порции мороже-
ного,которое толстая пожилая женщина,время от времени выкрикивая ре-
кламный лозунг:”Кто не кушает пломбир,тот не борется за мир!”.Но вот Ар-
кадия осталась позади,а промежуток между ней и 10-й станцией Большого
Фонтана был безмолвен,так как здесь велось какое-то строительство.То ли это были работы по укреплению береговой полосы,то ли возводился новый ангар для хранения прогулочных шлюпок и морских велосипедов.Я не по-
мню.Я запомнил,как ты указала на вершину склона и коротко спросила:”А что там?”.Я знал,что там раньше была воинская часть,вокруг которой на столбах была натянута колючая проволока и красовались таблички”Запрет-
ная зона”,а что там сейчас,я не знал.Ты захотела подняться и посмотреть,а мне было всё ровно и мы поплелись по склону наверх.Я шел чуть впереди,
держа твою ладонь в своей.И когда мы прошли уже три четверти пути,ты рез
ко потянула меня,я повернулся и наши глаза встретились.Ты прильнула ко мне и я долго с удовольствием целовал твои губы.Потом ты взяла меня за за-
пястье и дёрнула легко,но настойчиво и мы ушли с тропинки в густые заро-
сли кустов.Бог Эрот подбросил несколько сухих поленьев в костёр нашей страсти.Ты ещё раз как то особенно на меня посмотрела и я отвернулся. Над нами стрекоча и жужжа барражировали похожие на фантастические верто-
лёты глазастые,переливающиеся множеством цветов и оттенков стрекозы.По тени, падающей в мою сторону,я вмдел,как ты поспешно сняла трусики и вло
жила их в свою джинсовую сумочку.Я повернулся к тебе и растегнул свой широкий кожаный пояс,украшенный тяжёлой железной бляхой.Но в это вре-
мя где-то на небесах или на недосягаемом Олимпе с богом Эротом вступил в спор другой бог.Он требовал от нас жертвы для себя и имя ему было Марс.
Я не успел удивиться,ты вскрикнуть,а перед нами уже стояли
-9-

трое сильно выпивших сопливых ублюдков.По всей вероятности,следивших за нами.Они были похожи на трёх молодых,окрепших в родительских забо-
тах зверей,жаждующих самоутверждения любой ценой.Они гнусно улыба-
лись,переглядывались и противно облизывались,выдыхая сладковато-омер-
зительный перегар.Я схватил тебя за руку и с силой дёрнул.Я хотел поста-
вить тебя за собой,но перестарался и ты упала.Звери сделали движенье,но я во всю силу своих лёгких крикнул:,,Назад!”.Это единственное слово возы-
мело необходимый эффект,они замерли и тень страха пробежала по ним.Пе-
реглядываясь друг с другом они морально поддерживали себя.Эта маленькая пауза дала возможность подняться тебе,а мне вытащить свой пояс.Намота-
ный на руку,с висящей на конце тяжёлой хромированой пряжкой,он чуть чуть охлаждал их пыл.Но я знал,что это не надолго.Мысли пулями неслись в
моей голове в разных направлениях.Заставить тебя бежать,а самому остаться с ними?Нет, это не годилось.На своих каблуках-танкетках ты никуда
не убежала бы.Сбросив их,ты не смогла сделать и шагу,так как земля вокруг
изобиловала острой гранитной крошкой и битым стеклом.Звать на помощь было стыдно,бесполезно,да ты и не смогла бы.Ты была в шоке.Я,выросший на улице и усвоивший все её законы,знал,необходимо выявить в такой ситуации заводилу и со всех сил первый удар атаки обрушить на него. Но эти трое молчали и потихоньку обходили нас,смыкая кольцо,а заводилу я среди них определить не мог,все три удальца были с одного лица.И тогда я принял единственно правильное решение.Я знал, им нужна ты,они хотят те-
бя, а я камень преткновения,крепостная стена.Меня нужно разрушить,ра-
зорвать на куски,стереть в порошок,превратить в ничто.Не меняя положения тела,я со всей силы ударил стоящего справа врага пряжкой. Свист рассекаемоего воздуха закончился глухим ударом о его голову,он вскрикнул
и упал на колени.В тот же миг моя левая рука,сжатая в кулак,врезалась в голову впереди стоящего.Я метил в подбородок,а попал по зубам,как раз под нос.Красная пенящаяся слюна брызнула во все стороны и он упал,высоко задрав ноги и закатив глаза.Доля мгновения разделяла кулак моего противника слева от моего виска,но он не успел,я ударил его своей бляхой раз,второй,третий,я бил его куда попало.По голове,по спине,по заднице,по
рукам.Тот кто получил удар первым,достал из заднего кармана джинс боль-шой складной нож и,стоя на коленях,дрожащими руками пытался его

-10-

открыть.Неудержимая кровь бешенства хлынула мне в голову и изо всей силы я ударил его правой ногой по рукам и, не давая опомниться, левой по голове.Он упал ничком,а мы крепко взявшись за руки,покинули это мерзкое
место,чуть не ставшее для нас роковым.Бог Марс принял нашу жертву.

В такси на заднее сиденье ты села рядом со мной.Я молчал,ты держала в ладонях мою руку и, изредка поднося её к губам, целовала.Видав-
ший виды одесский таксист ощущал многозначительность нашего молчания,
то и дело поглядывал на нас в своё зеркальце.Он еле сдерживал себя.Любо-
пытство не давало ему покоя,но задать вопрос он так и не решился.

В гастрономе на Дерибасовской я купил шампанского на всю имею-
щуюся наличность.Получилось четыре бутылки.

Было около пяти часов вечера,когда мы закрылись в моей комнате и сухие поленья,брошеные богом Эротом днём,запылали ярким пламенем в ко-
стре наших чувств.Нас было четверо-я,ты,шампанское и наша жаркая лю-
бовь.

Эта ночь была самой сладкой,самой дурманящей из всех наших но-
чей.И любила ты меня,забыв обо всём и не желая знать ничего,ничего кроме любви.В миг высшего наслаждения ты впилась в мою спину и разодрала ко-
жу своими длинными ногтями,оставив пять глубоких царапин.Две слева и три справа от позвоночника.Ты любила меня по всякому и кое-что испробо-
вала в своей женской жизни впервые.А я молчал,я был на верху блаженства,
ибо знал-не красивых и богатых по настоящему любят женщины,женщины любят героев.И сегодня я был героем,ты сама всем своим женским евстеством дала мне понять и почувствовать это.Только лишь когда небо стало светлеть и первый утренний холодок влетел в нашу обитель,бог Эрот уступил своё место
богу Морфею и мы заснули,крепко сжав друг друга в объятьях,заснули нагие и счастливые.
На работе я должен был быть к семи тридцати,а пробуждение при-
шло в одиннадцатом часу дня.Я вскочил и,опустив ноги на пол понял,что
-11-
опоздал.Подняв руки вверх я потянулся и царапины на моей спине дали о себе знать-обжигающая боль впилась в моё тело и от неожиданности я ойк-
нул.Ты не спала.Ты всегда просыпалась вместе со мной,обняв меня руками,
ты поцеловала меня прямо в пекущие ссадины и высокая волна страсти нак-
рыла нас обоих и понесла,увлекая за собой в пучину,кружа и вращая нас до изнеможения.
Однако время,отпущенное нам судьбой,подошло к концу.Мы сидели в ожидании посадки на твой самолёт в одесском аэропорту.Ты обещала пи-
сать,я -отвечать на твои письма и,конечно в следующее лето ты,хоть на не-
дельку должна будешь вырваться в Одессу,столь полюбившуюся тебе за эти тридцать дней.Ты хорошо загорела,чуть похудела и стала старше.Может, старше
ты выглядела из-за лёгкой грусти,чуть видимой патиной покрывавшей твои глаза.А может мне это просто казалось.Но вот диспечер назвал номер твоего рейса.Ты вскочила,достала из сумочки паспорт и билет,чмокнула ме-
ня в щёку и побежала.Твой паспорт и билет были в руках работника аэропор-
та,когда ты повернула голову в мою сторону.И вдруг твоё лицо выразило озабоченость,ты рванула,сбивая оторопевших пассажиров и провожающих.
Ты буквально подлетела ко мне и стала целовать.В один миг ты поцеловала меня раз сто или двести,а может и триста и сказала одно единственное слово:
“Спасибо!”.Потом ты так же стремительно понеслась обратно.Я успел пос-
мотреть на твои люксовые ноги,фигуру и ещё некоторое время над толпой виднелись твои волосы,убраные в смешной задиристый хвостик,потом изчез и он.Я повернулся на каблуках и лавируя в беспорядочном людском потоке пошёл к выходу,постепенно ускоряя шаги.Бог Эрот выпустил нас из своей сети.
Остаток лета,осень и всю зиму мы регулярно переписывались.Твои письма были полны любви и нежности.Читая их,я почти физически ощущал тепло твоей груди и жар твоих поцелуев.И лишь в марте я получил письмо,в котором ты сообщала мне,что твой сокурсник сделал тебе официальное предложение и ты не нашла нужным его отклонить.Далее следовала всякая билиберда и я почувствовал,что письмо написано кому-то другому,а не мне и писала его не ты.На это письмо я не ответил и ты мне больше не писала писем.
Лето вспыхнуло рано,уже в первой половине мая открылся купаль-
ный сезон.На моей спине красовались пять полосок,три-справа и две слева от позвоночника.Но под действием ультрафиолетовых лучей южного солнца и солёной морской воды,они очень скоро изчезли.
Мы были идеальной парой,отлично созданой друг для друга на один летний месяц,месяц июль.




Rado Laukar OÜ Solutions