24 октября 2021  00:06 Добро пожаловать к нам на сайт!

Русскоязычная Вселенная. Выпуск № 12


Русскоязычный Крым



Тихон Синицин


Крымский поэт и художник. Автор книг «Частная тетрадь», «Рисунки на берегу», «В моей бескрайней Таврике».Член союза писателей России. Участник ряда коллективных художественных и литературных проектов, антологий, альманахов. Публиковался в журналах «Октябрь», «Нева», «День и Ночь», «Введенская сторона», «Москва» и других. Живёт в Севастополе.

Материал подготовлен Мариной Матвеевой


В МОЕЙ БЕСКРАЙНЕЙ ТАВРИКЕ


ЛЬВЫ

Я знаю: оживают львы

Из мрамора и алебастра.

Но фотографий нет, увы,

Как львы шагают за пилястры.

Львы южный город сторожат.

Рычат с карнизов лет по триста.

Добычу прячут в витражах

И гордо охраняют пристань.

Среди простых цветочных клумб

И звёзд, рассыпанных зачем-то,

Лев, как взволнованный Колумб

Ночами ищет континенты.

Лев в окруженье верных львиц,

Напившись ночью из фонтана,

Охотится на синих птиц

В урбанистической саванне.

Молчит об этом Интернет.

Ни в Красной книге, ни в газете

Заметок достоверных нет,

Как львы играют на рассвете!


ОКТЯБРЬ

Осенняя дымка размыта, стареет листва.

И дворникам некуда спрятать такие улики.

Всё это свидетельства времени и естества.

Созрела айва. На газоне застыли улитки.

Термометр напоминает, что всё же – «за плюс»,

Что стыдно ворчать, что неплохо бы к морю спуститься.

В эпоху свершений какой-то немыслимый пульс

Доступен южанам, живущим у самой границы,

На периферии, где в поле гуляет Махно.

Гнилой урожай сторожат половецкие дивы,

Военная форма мелькает почти как в кино...

И что-то все время теряется из объектива.


ПОРТОВЫЕ ОКРАИНЫ

Время уходит необратимо.

В памяти –тысячи пустяков.

В недрах портовых окраин Крыма

Тени мифических моряков.

Татуировки их позабыты

Замысловатый культурный код

Коммунистической Атлантиды

Блекнет от плеска соленых вод.

Редко случаются здесь морозы,

Сырость затягивает хуторки.

В тридцать, страдая туберкулезом,

Тихо спиваются рыбаки.

В мутных лагунах ржавеют краны.

Молниеносно скользит хамса.

На волнорезах галдят бакланы.

Там, где прибойная полоса –

Ороговевший скелет дельфина

Среди ракушек и липкой глины.

Заплесневелые парапеты.

Яхты тоскуют без миражей.

Неразделенной любви приметы –

В ликах русалок и сторожей.

От ностальгии укрыться негде

Тем, кто однажды попал сюда.

Хрипы буксира и привкус нефти

Не забываются никогда.


ЗИМНЕЕ ВРЕМЯ

Из однокомнатной квартиры
В преддверье затяжной зимы
Я вопрошаю, есть ли в мире
Взаимность?
Может быть, взаймы
Даются нам: надежды крохи,
Морская свежесть,
Свист щегла,
Ритм угасающей эпохи
И вера в добрые дела?
Молчит дождливая природа
(Совету Тютчева подстать).
И ведь не подберешь пин-кода,
Намёков не расшифровать.
Осенних листьев криптограммы.
Молчок в беспроводных сетях.
Лишь ветра клич в оконных рамах
На неизвестных языках…


В ОСЕННИХ ГОРОДАХ

В осенних депрессивных городах
Преобладает умбра и сиена.
Пока не наступают холода,
Накрапывает дождь обыкновенно.
Столетний дворник утром под окном
Метлой гоняет рыжую собаку.
«Интеллигенты» в парке проходном
Пьют кислое вино из тетрапака.
Живую рыбу продают с лотка
Румяные отличницы с филфака.
Безликое подобие ледка
Внезапно накрывает буераки.
В осенних депрессивных городах
Бесчисленны сороки и вороны.
Над крышами Полярная звезда
Мерцает, словно око Саурона.
Гранитные советские бойцы
Оберегают площади и скверы,
Где хулиганят бойкие скворцы
И вспоминают жизнь пенсионеры.
...Когда же солнце вспыхнет в облаках,
Осознаёшь мучительно и ясно:
Как хорошо в осенних городах,
Совсем не депрессивных, а прекрасных.


МИСТИЧЕСКАЯ СТАНЦИЯ

Мозаики подземной Византии

Под куполом Московского метро.

Гигантские советские святые

Рассеивают медь и серебро.

В подземном небе метрополитена

Суровые имперские гербы

Вмонтированы в мраморные стены.

В текстурах камня – линии судьбы.

В прохладных криптах Нового Царьграда

Стремительно мелькают поезда.

Сбегают в подземелье колоннады.

Мерцает смальта. Светится слюда.

С айфоном замирает Эвридика.

Орфей грустит с гитарой вдалеке.

И торопливо дворники-таджики

Воркуют на персидском языке.


БЛЭКАУТ

За правопорядком следят со щитов грифоны.
Гремит генератор. Погашен в квартирах свет.
Пишу тебе кратко послание на смартфоне:
«Зима надвигается. Дома тепло. Привет».
Мерцание газа. На скатерти капли воска
Мой средневековый, страдающий интерьер...
По улицам бродят чудовища в стиле Босха.
Платан застывает, как скованный Гулливер.
Ты знаешь, мне кажется, наша родная Спарта
Видала такое, что не перескажешь всем…
Ну, всё, не печалься; наступит 8 марта
Куплю тебе новый фонарик с волной «FM».


СЕРАЯ ЗОНА ЛЮБВИ

Вальсируя хором на минных полях,
Мы учим искусство по графике Гойи
И тщательно небо храним в журавлях,
Поскольку нет силы смотреть на земное.
Мигранты долин остаются в горах,
В приходах небесного патриархата.
Томит ностальгия на первых порах
По скрепам и символам Эры Заката.
Умение воду носить в решете
Способствует поиску сена в иголках.
Жаль, мир не такой уже.
Годы не те.
Лишь воют в лесу истреблённые волки.
За осенью – зиму творит Ким Ки Дук.
Октябрьский ветер смелей Че Гевары.
Опавшей листвы философский сундук
На счастье сжигает влюбленная пара...


ПРОБУЖДЕНИЕ

Когда-нибудь всё будет по-другому.
Проснешься, не узнав свои черты.
Не ты здесь жил. Не ты боялся грома.
С утра за хлебом выходил не ты.

Существовал как будто понарошку.
Гостил седьмой водой на киселе.
Пил чей-то чай. Чужуюгладилкошку.
И ничего не понял на земле.

Знакомые разъедутся на дачи.
В мобильнике исчезнут номера.
Не сомневайся. Будет всё иначе
От пробужденья этого с утра.


СТИХИ ПРО ЮГ

Летом жарко, даже в тени чинар.
Над калиткой чайные вьются розы.
Из окна играет CafédelMar.
Переулки хрупкие под наркозом.
Золотой ракушечный известняк, –
Словно отголосок дворцовГранады.
Мозаичной россыпью железняк
Расцветает…
К пляжу спускаться надо
Так, чтоб ощущение волшебства
Сохраняли дольше резные юкки.
Личный пафос сдерживаешь едва:
– Боже, как хорошо на Юге,
На периферии морских путей,
В ГераклееКрымской, Обетованной,
Под гипнозом беспроводных сетей
Мирового летнего океана.


ДЖАЛИТА

Февральская Ялта. Туманы. «Хазарский словарь».
Но долго не выдержать однообразного чтива...
Мерцает звезда над «Арго», как волшебный фонарь.
Безумно тоскливо.


Сырые субтропики располагают ко сну.
Под веерной пальмой гутарят седые вакханки.
Побеги японской айвы предвещают весну.
Бакланы, как панки,


С холодным презреньем над мутной водой собрали́сь.
Откуда-то из переулка играет Nirvana,
Где вечнозеленые пинии тянутся ввысь
И пахнет кальяном...


ОСЕННЯЯ ЭЛЕКТРИЧКА


Еду…
Станция Бахчисарай
Жизнь моя,
Как в китайской притче:
Льётся чай по скатерти,
Через край
Чашки.
А я всё сижу по-птичьи…
Слышен смех детишек глухонемых,
И гнилая осень на полвагона

На платформах, в двориках проходных
Та же осень; только во время оно…
В огородах морщится виноград
Да рябые сойки клюют объедки
Урожая. Огненный листопад.
Не заметен призрак сухой медведки.
Мы с тобой останемся где-то там,
Будем петь, дурачиться, как подростки.
Будто нас для этого Левитан
Сохранил в последнем своём наброске.


БАХЧИСАРАЙ

1.
Сухая пыль дворов Бахчисарая.
Крик детворы и профиль зданий чёткий.
Над черепицей горлица, взлетая,
Воркует. Можжевеловые чётки
Перебирает смуглолицый странник.
Пронзительная ветошь на верёвке.
Пещера. У окна вздыхает чайник.
В средневековых переулках ловко
Мелькает тень, сливаясь с общим фоном.
– А мы вперёд, забыв о праздной тени.
Колокола. В Таврическом Афоне
Весна клубится, осветив каменья.

2.
Мелькают лица, люди, кольца дыма.
Уходит время по отрогам горным.
Колючих рощ сухие псевдонимы,
Да имена – позарастали тёрном.
И страшно, если так позарастаем –
И мы.
А некто скажет о старинном:
– Мол, был такой-то.
Ныне ископаем.
Теперь он в прошлом и сродни руинам.


ЕВПАТОРИЯ

Когда во всех дворах цветёт софора –
От побережья моря до кенас,
Зелёный человек из светофора
Спешит туда, где лимонад и джаз.
Где солнечная путаница улиц,
Где под балконом гипсовый атлант.
Похрустывают раковины устриц.
И выше пальмы – сказочный айлант...
Легко на сердце. Может, очень скоро
Найдётся счастье каждому из нас.
Всем тем, кто видел летнюю софору.
Всем тем, кто любит лимонад и джаз!


ЮЖНАЯ ВОЛЬНИЦА


Там, где над морем дрожат оливки –
Кроны склонили свои вихры.
Тучи гуляют смешно по загривку
Домезозойской громадной горы.
Азербайджанец спешит с арбузом…
Джазовый праздник в баре «Рубин».
Как дирижабли, плывут медузы
Из баснословно холодных глубин.
После дождя всё пронизано пылью.
Пиво и персики на берегу.
– Знаешь ли, где этот «рог изобилья»?
Знаю... Но тайну раскрыть не могу!


КОРОТКОМЕТРАЖНЫЕ СНЫ

Лёгкие облака
Заволокли каркас
Крымского сосняка.
Небо –
Густой левкас.
Живопись сквозняка
Заворожила нас.


Не зависай всети,
Словно звезда,
Свети
В пафосной памяти.


Там, где всегда светло,
Озеро заросло –
В рамочку под стекло
Вставить бы, словно фотку,
Чтоб различать мазки
Едкой, как дым, тоски,
Мокрый песок
И лодку…

Rado Laukar OÜ Solutions