23 октября 2021  23:50 Добро пожаловать к нам на сайт!

Русскоязычная Вселенная. Выпуск № 12

 

Русскоязычная Белоруссия

 

 

Валентина Поликанина

 

 

Валентина Петровна ПОЛИКАНИНА (род. 1958) - поэт, публицист, член Cоюза писателей Беларуси, Союза российских писателей и Международной федерации русскоязычных писателей. Автор книг: «Найдите время для любви», «Две музы», Свет неизбывный», «Память», «От первого яблока», «Живое зерно», «За плотью слов», «Да будет день…», «Под тихой звездою прощенья», «Не сдавайся времени, душа!» Лауреат международных и республиканских литературных премий. Указом Президента Российской Федерации «за большой вклад в распространение, изучение русского языка и сохранение культурного наследия, сближение и взаимообогащение культур наций и народностей» награждена медалью А.С. Пушкина.



«ВЕСНЕ НАВСТРЕЧУ» Стихи 2020 года

***


Благовещенье славлю, вечной жизни движенье...
Ветерок вторит чувствам, всей весной шелестя.
Я люблю в тебе Бога, ты – Его отраженье,
Ты – Его неземное и земное дитя.

Сколько в душеньке света, столько будет мгновений
Обогреться улыбкой дорогого лица...
Вот одно из заветных золотых откровений:
Я люблю в тебе Бога – Духа, Сына, Отца.

8 апреля 2020 года, на следующий день после
Благовещения Пресвятой Богородицы


***


Крест и знамя – высокое тождество.
Велики Твои, Боже, дела!
Выше страха и выше ничтожества
Человека любовь подняла.

Что-то личное, сердцу угодное,
Каждый прятал в планшетку свою.
Жизнью, женщиной, скорбною Родиной
Освящались солдаты в бою.

На земле оскорблённой и выжженной,
Не привыкшей могильною быть,
Смерть попрали они, чудом выжили,
Потому что посмели любить.


***


О, что откроется душе за дальней далью,
Когда она решит свою оставить клеть?
Всё человечество – Иов многострадальный,
Который должен дни мытарства претерпеть.

Врасплох застигнутые Господом, едва ли
Пополнят строй святых и мучеников рать.
Но всем, кто счастье гордой чашей принимали,
Придётся горести смиренно принимать.

Ожогом будет пар за точкою кипенья...
Мир не погибнет в непредвиденной войне,
Как тот Иов, что язвы вылечил терпеньем
И награждён был долголетием вдвойне.

9 апреля 2020 года

***


Александру

У глаз морщинки... что ж, увы, старею...
Но детства дух в себе не утаю.
Пусть светоносный храм ещё добрее,
Моложе душу сделает мою.

Одна есть тропка в этом бездорожье,
Среди потёмок вечной мерзлоты...
И ты мне с каждым днём ещё дороже,
Дороже, чем представить можешь ты.

Смиряя нрав, не выскажусь нелестно,
Остерегусь оплошности любой,
Ведь Бог всё видит с высоты небесной,
И милует Он только – за любовь.

ПОСЛАНИЕ ДОРОГОМУ ЧЕЛОВЕКУ


Слава в вышних Богу,
и на земли мир,
в человецех благоволение!
(Лк. 2:8-14)

Апрель в весеннем солнечном наряде,
Да только сердце начало знобить.
Мы, как на фронте, пули где-то рядом.
Нам остаётся – верить и любить.

Зло невидимкой шастает по свету.
Уже и храмы взяли под замок.
Но не печалься, на судьбу не сетуй:
Душа – твой малый райский уголок.

С тобой иконы: все святые лица.
Возьми у Слова высшей чистоты...
Легко ли это: сорок дней молиться,
Уйдя в пустыню? Справишься и ты!

Лихая пуля пусть промчится мимо.
Нет больше встречи? Будет всё потом...
Не беззащитны, вышними хранимы
Все те, кто знает счастье – быть с Христом.

11 апреля 2020 года, Лазарева суббота,
канун Вербного воскресенья


***


Продлит «Бородино» свой гимн Отчизне,
И соловей Алябьевский споёт.
И в двадцать первый век из прошлой жизни
Онегина читатель призовёт.
Прервёт покой чумная дискотека,
Помчат галопом суетные дни,
Но повстречаешь в жизни человека
Алёше Карамазову сродни.
Пройдут дожди, деревья листья сбросят,
Пройдут грехи, обманы и вина,
Но не пройдут ни Тютчевская осень,
Ни Фетовская светлая весна.
Есенинская даль зазеленеет,
Ахматовские вспыхнут облака...
И если одиночеством повеет,
Вновь к Библии потянется рука.

***


С неба птицы глядят на развал, на разрушенный кров,
На обиженный мир, что безумною волей расшатан.
Что случилось с землёй? Тут – болезни, там – войны и кровь.
Отходил человек семимильным воинственным шагом.

Сумасбродное время расставило сытный прикорм
Мятежу и злодейству – и тайно следит за «порядком»:
Чтобы только сердца не приблизились к вере тайком,
Чтобы люди сравнялись скорей с сухостоем на грядках.

Бродят чёрные мысли: земля на последнем витке...
Детство-мастер, верни нам свои вышивальные пяльцы!
Чтобы мир полюбить, нам хватало пчелы на цветке,
И травинки с букашкой, и солнца, что льётся сквозь пальцы.

***


Бывает, вспомнишь в вихре кутерьмы
Такое светлое, что даже сердце ахнет!..
Тогда окажется, что и среди зимы
Вдруг яблоком антоновским запахнет.

Захочешь утолить душевный стон,
Чтоб годы жизни не прошли впустую,
В далёком прошлом, словно сладкий сон,
Увидишь храм, иконочку святую.

Людское зло почуяв за версту,
Коснёшься Богородицыных лилий
И вспомнишь: за земную доброту
Прапрадеды спасительно молились.

Когда покоя не найдёшь нигде,
Когда обидой воспылаешь пылко,
И тут поможет, выручит в беде
Воспоминаний добрая копилка.

***


Иеромонаху Закхею (Вежновцу)


Книга книг на столе, в ней описана жизни основа.
Дух мой – верный челнок – пролагает незримую нить.
Напиши мне письмо, очень близкий и верящий в Слово
Славной письменной речи, способной отрадою быть.

Я поверю тебе, ты словами давно не играешь,
Как второе дитя, что присвоила я в простоте...
Напиши о небесной любви, о потерянном рае,
Чтоб душа устремилась к спасительной той чистоте.

Век к наивному сердцу подступит отчаянно близко:
Девятнадцатый, добрый, с молитвенной клятвой царей.
Дорогое письмо прочитаю душой материнской –
И пролью свои слёзы над светлой строкою твоей.

***


Все мы перед ближними повинны –
Не у всех признаться хватит сил.
Именины сердца, именины:
Человек прощенья попросил!

Злобным был, обиженным судьбою
Ждавший оправданий имярек.
Как теперь возвышен над собою –
Грешным, смертным – этот человек!

Суд людской подобен тучам грозным,
Но не стоит человеку мстить.
Он прощенья ждёт, пока не поздно...
Значит, надо вовремя простить!

Не клади отравы в угощенье –
Вместе с ближним уцелеешь сам.
Храброе, отважное прощенье –
Как оно угодно небесам!

В МУЗЕЯХ ВОСКОВЫХ ФИГУР

Тот Данко сердца из груди не вынет,
А Дон Жуан пребудет не любим...
Искусственные люди – восковые –
Тревожат нас бессмертием своим.

Застыла дама с чашкою на блюде,
Оцепенел корнет в расцвете лет.
Как ужасают сделанные люди,
Когда в них жизни настоящей нет.

Цари, шуты, актёры, президенты,
От мудрецов до тихих простаков,
В нарядах с бахромой и позументом –
Крутая смесь деталей всех веков.

Распутин, Ленин, Леннон... Вот попранье
Живых надежд, изменчивых идей –
Пугающее жуткое собранье
Молчащих полупризраков-людей.

Образчики эпох и разных стилей –
Искусство плоти, дело мастаков.
О, только б всех людей не превратили
В бесчувственных холодных двойников!

***

Сыну


Вещами обрастаем и тряпьём
И достигаем почестей натужно.
А оказалось: в мире, где живём,
Нам кроме Бога – ничего не нужно.

И вроде так: доверишься судьбе,
Но – груз грехов: откуда что берётся?
Когда вокруг нет помощи тебе,
Одна молитва только остаётся.

Твой огонёк да не уйдёт во тьму!
Сожжёт молитва горести людские.
Она одна к спасенью твоему,
Как радуга, свой мостик перекинет.

* * *


Все встречи считаю подарками,
Но встретиться с верой – важней.
Держи меня, Господи, за руку
С Отцовской заботой Твоей.

Тобою душа наставляется...
Смиренно, не в горны трубя,
В судьбе человек появляется,
И я узнаю – от Тебя.

Надеждою с неба ответили...
Спасибо, что в шторм наших дней
Своих посылаешь свидетелей –
Матросов с Твоих кораблей.

***


«Великий» ужас всей земли
Царём сидит теперь на троне.
А мы подумать не могли,
Что это горе нас затронет.

Всё, что случилось, не новей
Того, что было. Боже правый!
О, сколько блудных сыновей
К Тебе пути свои направят?

Утишь же бурю, укроти:
Она у самого порога...
Спаси нас, Господи! Прости
За то, что шли не той дорогой.

* * *


Шторм болезней бьёт девятым валом.
Господи, помилуй, вразуми!
Мы ушли в квартиры, как в подвалы,
Стали катакомбными людьми.

Общая беда объединяет,
Каждый в этом горе – побратим.
Вывеска веками не линяет
Под вороньим словом «карантин».

И не надо ни ракет, ни бомбы,
Чтобы радость сгинула в тиши.
Целый мир – сплошные катакомбы.
Как же надо было нагрешить!

Что хотели и куда стремились?
Грех завоевать любой ценой...
Вот бы злобность поменять на милость,
Зависть и гордыню на любовь.

Как нам выжить, выйдя из подвалов,
Если следом хищно ходит смерть?
Одного бесстрашия здесь мало,
Нужно веру крепкую иметь.

Путь цивилизации к позору,
Если в вечность не открыта дверь.
Слава, деньги, споры и раздоры
Чем-то мелким кажутся теперь.

Верю: отрезвясь виной большою,
Получив космический ответ,
Выйдут с обновлённою душою
Люди катакомбные на свет.


***


«Возьмёмся за руки, друзья,
Чтоб не пропасть поодиночке...»
Булат Окуджава


Здоровые нынче калечатся,
У порчи лихая страда.
Мне жалко моё человечество:
Жестоко умеем страдать...

Помножилось горе-отчаянье.
Темна роковая стезя.
Пропасть так легко получается –
И за руки взяться нельзя.

Да, за руки вряд ли получится...
Но есть – для молитвы! – язык.
Поймём неслучайности случаев –
Есть время постигнуть азы

Той жизни, где нет расставания,
Зломыслия, ржавчины, тли...
Азы тех наук покаяния,
Что многих от смерти спасли.

***


"Дух бодр, плоть же немощна" (Мф 26,41).

Что будет с человечьими родами?
Неужто время плевелы полоть?
Как духовник, с великим состраданьем
Глядит душа на немощную плоть.

Робеет плоть: "Мы все погибнем, братцы!"
Душа зовёт: "К спасению пора!"
Она одна способна расширяться,
Вместив в себя Вселенную добра.

Душа в сраженье с пагубой любою...
Она воюет с ночи до утра
И тащит плоть, спасая, с поля боя,
Как раненого брата медсестра.

***


Человек без Любви дичает.
Заменяет Любовь речами,
Развлеченьями, рынком сбыта...
Без Любви он не может сбыться.
Лживо честный, фальшиво смелый...
Без Любви ему жизнь не сделать.
А с Любовью он – сущность, личность,
Небеса на подмогу кличет.
Он Любовью своей большою
Окрылён, ободрён душою.
Наблюдает в себе рожденье
Слёз горячих – во очищенье.

***


Тревоги дней всё больше дразнят,
Встречая взрослых и детей.
И вальс Шопена – словно праздник
Среди удушливых вестей.

Дождливых клавиш многоречье,
Мечты смелы и высоки...
Светло звучит «Весне навстречу» –
Смертям и бедам вопреки.

И отступают страхи мира
Туда, где грозы далеки.
А ритм настойчивым пунктиром
Рисует линию строки.

Как эта музыка невинна!
Она вселяется в меня.
Стирают звуки пианино
Всю грязь изношенного дня.

"ДЛЯ ДОБРЫХ ДЕЛ ЗЕМНЫХ - ШИРОКО ПОЛЮШКО..."

Пуст мамин дом.
В дверях затвор непрочен.
Но образ чистый светел, как всегда.
И смотрят мамы праведные очи
Сквозь жизнь и смерть на все твои года,
На почерк твой, что рвется безутешно
В надгробных начертаньях сжечь вину,
На твой надрыв, на твой приезд поспешный,
На волосы твои, на седину…
Хлебнешь печали, лишь беды не трогай.
Все души ходят к близким напрямик.
И ты, почуяв позднюю тревогу,
Прозреешь – и увидишь в тот же миг,
Что зло растет из трещины убогой,
Что грешный мир теряется во мгле,
А мать идет над грязною дорогой –
По воздуху идет, не по земле.
Идет она, как светоч, как спасенье,
Над горестным смешеньем черных вод,
От Рождества идет до Вознесенья –
Плечами подпирая небосвод.

* * *


Живем не так, встречаемся не с теми,
Не то творим, душою не горим,
Не те умом затрагиваем темы,
Не те слова друг другу говорим.

Легко бранимся, миримся натужно,
Скитаясь в одиночестве своем,
И лишь о Том, кто нам и вправду нужен,
За пять минут до смерти узнаем.

* * *


В поднебесье темно, и еще петухи не пропели.
Загорелась стыдом в тихом сердце виновная треть…
Оглянуться назад – и увидеть блуждающий пепел,
Устремиться вперед – и над будущим пеплом сгореть.

Раздвоились пути, нет возницы, и лошадь стреножат.
Умножает грехи, как морщины, земная юдоль.
И куда понести эту тяжкую горькую ношу,
Чтоб суметь заглушить эту адскую черную боль?

В колыбели ночей пеленающий сон беспробудней,
В пробужденье от сна отрешенность проста и чиста.
От креста до перста – километры распнувшихся будней,
От молитвы до сердца – кровавая вечность Христа.

* * *


Для добрых дел земных – широко полюшко.
Ох, порадеть бы нам о тех делах.
Мы – только зернышки,
Мы – только зернышки,
Сухие зернышки в Твоих руках.
Спеша и падая, идем по краешку.
Судьба беспечная – на волоске.
Мы – только камешки,
Мы – только камешки,
Глухие камешки в Твоей реке.
Тоска нездешняя, печаль кромешная
Не научили жить с душой в ладу.
Мы – только грешники,
Мы – только грешники,
Слепые грешники в Твоем саду.
Живем – не молимся на ясной зорюшке.
Беда приходит к нам, ей – хлеб да соль.
Мы – только горюшко,
Мы – только горюшко,
Земное горюшко Твое да боль.
В траве растут кресты, грустят березоньки
Да льется кровушка на образах.
Мы – только слезоньки,
Мы – только слезоньки,
Живые слезоньки в Твоих глазах.

* * *


Шумят могилы вековой травой,
Гудят проулки гулами раздора,
Бьет колокол на башне вечевой
На все четыре стороны простора.
И, как палач, безжалостная мгла
Уже грозит свет белый обезглавить.
Не дай нам, Бог, чтоб все колокола
Сумели мы на пушки переплавить.

* * *


Душа, прими людские драмы,
Не суетись во имя лжи.
Как тяжела дорога к храму!
Порой она – длиною в жизнь.
Пусть будет дождь во тьме неистов
Или пурга, белым бела,
Сверши свой подвиг каменистый,
Душа, – и выдохни: «Дошла!»
Пускай следы твои читают
Все те, кто с пылью лет знаком.
Но поумнев, душа, взлетая,
Себя не мысли знатоком.
На землю – с верою большою –
Дождем пролейся, дай ей высь,
И с чьей-то детскою душою
Своим уменьем поделись.

* * *


Когда из копоти и сажи
Восстанет дух, сказав: «Живи!»,
Одна любовь тебе подскажет,
Что люд замешен на любви.
На ближних муку вымещая
И глядя в завтрашнюю синь,
Поймешь: одна любовь вмещает
Все заповеди – до «Аминь».
Когда прозреешь, как Исайя,
Но мир твой душу не спасет,
Одна любовь, не угасая,
Тебя на крыльях понесет.
А в век всемирного разлада,
Где каждый смертен и раним,
Одной любви всего и надо,
Чтоб оправдаться перед Ним.

 

 

 

Rado Laukar OÜ Solutions