24 октября 2021  00:40 Добро пожаловать к нам на сайт!

Русскоязычная Вселенная. Выпуск № 12

 

Русскоязычная Россия

 

 

Наталья Апрельская

 

АННОТАЦИЯ к книге «Судьбы не придумать: Стихотворения»

Наталья Апрельская, поэт, член Союза писателей России, родилась и живёт в Петербурге. Печатается в антологиях, журналах, альманахах. Автор шести поэтических сборников: «Карамель» (2010), «Внесезонное» (2013), «Я пишу этот город…» (2014), «Петербургские витражи» (2016), «Женщина в метро» (2016), «Раскрытое окно. Сто стихотворений» (2018).

Новая книга автора «Судьбы не придумать» – своеобразное подведение промежуточных творческих итогов. В книге пять разделов, тематически являющихся основой поэтического мировосприятия Натальи Апрельской: город, любовь, люди, животные, природа, путешествия. Судьба поэта – суметь передать в гармоничной стихотворной форме саму жизнь.

Материал подготовлен Феликсом Лукницким

 

СТИХИ

 

Так хочется пройтись по Невскому,

Не торопясь, всё прямо, прямо.

Не подвергать разбору резкому

Огни навязчивой рекламы.

Не натыкаясь на гуляющих

И на спешащих на работу,

Пройти, кивая окрыляющим,

Привычным, в общем-то, красотам.

И озирать дома восторженно,

Любуясь тем, что всем неважно:

Но как же всё прекрасно сложено,

Как велико малоэтажно!

Иду, толпою незамечена

С улыбкой истинного счастья.

Иду по Невскому, по вечному,

Его судьбы живою частью!

Разрыв страницы

 

Вдвоём

 

Подкрадусь, как ручная лисица,

Обниму со спины, обовьюсь…

Дай-ка рядышком мне примоститься.

Чай слегка подостыл… Ну и пусть!

Зашепчу на ушко по привычке

Те слова, что ты слышал не раз.

Ты лукаво заметишь: «Лисичка», –

Улыбнутся морщинки у глаз.

На бревне у костра, на опушке,

Мы друг к другу прижались, и пьём

Сладкий чай в металлической кружке,

Словно тихую радость, вдвоём.

 

***

 

Прикасаемся сообщениями,

Встреч воочию лишены.

Приближаемся «посещениями»

Многобайтовой тишины.

Буквы знаками многочисленными

Прорастают в цепочки строк.

Монологами многомысленными

Провоцируем диалог.

Чувству стадному подчинившиеся,

Виртуально торим пути.

Незнакомые, породнившиеся,

Заблудившиеся в сети.

 

***

 

Ты «вспоминаешь» прошлое моё

В придуманном и искажённом виде.

Напрасных подозрений вороньё

Клюётся из желания обидеть.

Себя в твоих «эссе» не узнаю:

Из всех историй хоть словечко мне бы…

Я виновата в чём? Что жизнь свою

Мы проживали врозь под этим небом?

Меня ревнуешь к прошлому… Каким

Оно тебе привиделось сквозь годы?

Ты вороньё упрёков из руки

Прикармливаешь ревности в угоду.

Меня, не зная прежде, не глядись

В кривые зеркала своих иллюзий.

Какая в прошлом может быть корысть,

Что в нашем поселилась бы союзе?

Фото из 20-х

 

Борису Дмитриевичу Иванову

 

Отцу на этом снимке года три.

А, может, больше… Путаница в датах.

Как будто время крикнуло: «Замри!»…

И смотрит он из призрачных двадцатых,

Смешной бритоголовый карапуз.

Серьёзный не по возрасту. В сторонку

Глаза отвёл. Нет, он совсем не трус,

Но робость ожидания в ребёнке.

Надет костюмчик новый первый раз,

И пышный бант повязан. Нет в привычке

Стоять у бутафорских странных ваз

И ждать из объектива вылет птички…

Неведомый мне, маленький Борис…

Случайный снимок … Стоит ли о грустном?

Смотрю и улыбаюсь… Вот сюрприз:

С каким-то тёплым материнским чувством.

 

Про балерину

 

Она – из бывших балерин.

Узнаешь сразу

Жизель в нашествии седин.

Не для показа.

Прозрачным прутиком рука

Сжимает крепко

Стакана мутного бока.

Сама – как щепка.

Табачным дымом стал балет.

Другие люди

Придут на кухонный фуршет –

«Эх, будь что будет!»

Хозяйка рада без конца:

Для них – солистка.

А так – пьянчужка без лица.

Зовут – Лариска.

 

***

 

Поликлиника. Вечер. Двое,

Видно, только что от врача.

Поколенье едва живое.

Одеваются и молчат.

Он незрячий. Она – чуть ходит…

А давно ли была весна?

Подмечали уже в народе –

Только в юности жизнь длинна.

Всё бы так. Но порой с укором

Вспомнишь бег невозвратных дней.

Что так быстро? Зачем так скоро

Время гонит своих коней?

Неподвластная людям сила

Отберёт – не вернёт назад.

Хорошо бы, не подкосила…

Хорошо бы – не всё – на спад…

Поликлиника. Вечер. Двое

По ступенькам сойдут в мороз…

Там, снаружи, скулит и воет

Их заждавшийся старый пёс…

 

***

 

Женщина в метро с лицом мадонны

Прижимает к сердцу малыша.

В душной многоликости вагонной

Мама молодая хороша.

Юная совсем, почти девчонка,

Светлоглаза, волосы в пучок.

Акварель, написанная тонко…

А напротив, вижу, – старичок

Смотрит на неё. Потом в блокноте,

Отразив изящные черты,

Подаёт эскиз мне:

Узнаёте?

Чудо материнской красоты.

 

***

 

На тёмно-изумрудных лапах ели

Расселись светлоиглые зверьки –

В знакомом цвете старой акварели

Проклюнуться и вырасти успели

Молоденькие новые ростки.

Качаются у ветра на качелях,

Хвоистый источая аромат –

У ёлочной ежихи повзрослели

И лезут из разлапистой постели

Зелёные подобия ежат.

 

***

 

Холодным днём остужена листва.

Скрывает Осень раннюю прохладу,

Шепча любви и нежности слова

В кордебалете жёлтом листопада.

Не встретив красногрудых снегирей,

Подсядет к голубям в садовом зале.

Насыплет птицам крошки сухарей,

Чтоб птицы непременно танцевали.

Сама себе развязка и пролог…

Отправится к обычному финалу,

Где, замерзая, кружится листок,

В балетных па заснеженного бала.

Rado Laukar OÜ Solutions