24 октября 2021  00:52 Добро пожаловать к нам на сайт!

Русскоязычная Вселенная. Выпуск № 12

 

Русскоязычный Донбасс

 

 

Александр Товберг

 

Родился в 1974 на Донбассе. По образованию ‒ сознательно не состоявшийся журналист; по профессии ‒ был многим, но не стал всем; по призванию ‒ фантазёр с гротескно-поэтическим уклоном. Печатался в разнообразных изданиях дружественных стран ‒ Украины, России, Беларуси, Казахстана, Германии. Член правления Донецкого регионального отделения МСП, член КЛУ, СПК. Участник и выигрыватель разнообразных конкурсов-фестивалей-тусовок. Лауреат премии им.О.Бишарева, В.Даля… Etcetera. Выпустил 7 книг стихов и прозы разной тематики.

Материал подготовлен Владимиром Спектором

 

СТИХИ

 

Тесто стихов под подушкой на ночь –

Нанотехнологии уже в тебе –

Тексты древнего Ханаана

Предсказывают – вскорости всем хана нам –

Тексты на «А» и тексты на «Б» –

Предсказывают – вскорости всем труба нам,

А что там останется между тем –

«И» или «Ї», ПушкинилиКабанов –

Совершаешь открытие – и из бана

Выползает затаившийся там тотем.

И предсказывает затаившийся там джинн Тоник –

Одолеет нас сплин в ненемом кино –

Мы все постонем, потом – потонем –

И гипотоник, и гипертоник,

Кроме Ноя, ночующего в пивной.

 

***

 

…мы дышим - мой город и я - вразнобой.

Мне б только уменьшиться - знать бы словечко -

уменьшиться, сжечь корабли и мосты!

И жить среди робких кривых человечков,

которых с натуры рисует мой сын...

Ю.Карабчиевский

Эти мелкие человечки нарисованные не мной

Претендующие на вечность в этой жизни недоземной

Претендующие на память на чужую не на свою

Закружат замутят заспамятхошь воюй с ними не воюй

Хоть зелёные хоть иные разноцветные всякий раз

От рождения и поныне изначально и посейчас

Хороводят и ворожат и заволакивают в туман

Загоняют в загон вожжами их шеренги как зубы сжаты

И спасения нет пожалуй – окружают и жалят жалят

Сводят память мою с ума!

 

***

 

День из обоймы выпадет

Закатится под стол

Мы слишком мало выпили

Всего лишь грамм по сто

Мы слишком мало пожили

Два метра пустоты

И за собой похоже мы

Обрушили мосты

И позабыли прошлое

Уйдя на перекур

И не вернулись больше мы

Перенастроив курс

Качает и тревожит нас

Клубящееся зло

Но всё что было – прожито

Пережито прошло

Оборотиться надо бы

Дойдя до рубежа

Нам некогда мы падаем

И нас не удержать

 

***

 

С присвистом с подвывертом с привсхлипом –

Цель близка ты от неё далёк

Помечтай о вечном о великом

О простом и тихом как намёк

Вот слова – такие же простые –

Хороши знакомы и легки –

Собирают смыслы стонут стынут

Истекают пальцами с руки

Суть вещей явлений и решений

Осветив на краткий срок собой

Шепчешь мненье произносишь – гений

Но убог идущий на убой

Ради тех кому ты абсолютно

По фигу – они тебя не зрят

Глаз их слеп соображенья мутны –

Значит знаки на бумаге – зря?

Испишись и вывернись в изнанку

Разуверься – изверг-изувер

И уйди в сплошную несознанку

Отрекись от родин и от вер

Отвернись – тебе же станет лучше

Слушай лучших – собирай контент

От полушки до гнилой получки

Между дел ухватывай момент

Прихвостень беспамятный охвосток

Не юли тем паче не проси

Обрастай коричневой коростой

Вверчиваясь ветвью в небеси

Что-то будет что-то там случится

Может быть ты тоже оживёшь

Речью чистой формулой речистой

Станешь глиной в будущее вхож

 

ПРОЕКЦИЯ

 

Сколько слов в суете искомкал,

Но в искомое не проник.

Сколько раз уходил из комнат, –

И опять замыкался в них!

Что искал? – не Икар, а пахарь, –

Злой оскомой набивши рот,

Шкуру сдёргивал, как рубаху,

Выбредая из бреда вброд.

Переполнен гремучей смесью

Понимания – аз есмъ прах –

Я, хоть тресни, хотел воскреснуть,

Но – запутался в трёх словах.

Покаянье – как подаянье, –

Что подскажешь мне, духовник?

Между «здравствуй» и «до свидания» –

Расстояние в пропасть, в крик.

Всякой твари – по паре, верно?

Что нашёл – то не береди.

Я – проекция Олоферна,

Ожидающего Юдифь!..

 

***

 

Тиранит нас Время, стирает

В песок без особой борьбы,

Становимся мы мастерами

Своей беспризорной судьбы.

Хотя – неказисты расклады,

И жизни идут вперекос.

Так надо? Наверное, надо –

Чтоб каждый себя перерос.

Ты думаешь – перерастёшь ли?

И вырвешься ли? Но – куда?

О Господи, только б не в пошлость,

Успеть бы сказать «до свида»…

Услышит ли кто? Не услышит?

Иди у гадалки спроси.

А Прошлое в спину нам дышит.

А Будущим будешь ли сыт?

Ведь есть Настоящее только,

В котором – как рыба, я нем,

Плачу сам себе неустойку

За каждый разорванный нерв.

Ну что же, хоть так, а иначе –

К чему эта вся суета? –

Хоть кровью себя обозначить

На фоне пустого листа.

 

ОТЩЕПЕНЕЦ

 

Только птицы знают – на чьих проживать правах,

Потому и поют, не ведая о словах.

А тебе мешает то опа, то голова,

А в тебе бурлит то вино, то страх.

Только рыбы плавают, где хотят,

Их дорога – площадью с океан,

Ну а ты болтаешься, как культя

Между нескольких стран-пространств.

Только птицам ведомы небеса

И дожди, сшивающие миры.

Ну а ты, попадая в земной просак,

Словно червь, принимаешься камень рыть.

Только рыбы знают, что говорят,

Резкий воздух выталкивая из жабр.

А тебе – шататься по мартобрям,

Усмиряя непрекращающийся пожар.

А тебе отпущен короткий век:

Воплотился, и вот уже – умирать.

Ты не птица, не рыба, ты – человек,

Отщепенец, ты – между миров мираж.

 

СОЗВЕЗДИЕ

 

А на новом месте валун, уцепившись в берег,

Обрастает временем – как водорослями, как мхом,

И железная рыба – древняя латимерия –

Под камнем этим обустроившая свой дом,

Однажды ночью, проснувшись, выползает из-под –

И плюхаясь заржавленным туловищем в океан,

Неопределённо куда всё плывёт, плывёт –

Поскрипывая плавниками, впадая в транс.

И когда заканчивается невидимый горизонт,

Рыба следует дальше – в пространстве сна,

И остов её становится невесом –

Превращаясь в символ, в созвездие, в знак.

 

***

 

Вот и август вороном пролетел.

В огородных окопах созрела к зиме еда.

А страна всё рушится, валится в беспредел.

А война – закончится ли когда?

В камуфляже картоху отваришь, посмотришь на

Кабачков снаряды, – не тот калибр,

И опять попросится в текст война, –

Отойди, проклятая, обнулись!

Прошвырнёшься средь зреющих помидор:

Пару дней – и уже собирать пора –

Вырабатывать смачный кровавый морс,

И в подвал – как будто в подземный храм.

Что ещё хорошего?.. Видимо, урожай

Будет яблок и пыльной амброзии, и вина.

Затаившись, арбузы минами ждут, лежат,

Но на рифму снова ползёт – она!

И в сердцах ругнёшься – да сколько ж мож…

Но к земле присядешь – откуда сверлящий свист!?

Обернёшься, выдохнешь и поймёшь:

Это – август – вороном, это – жизнь…

 

СОН №…

 

Сон не вечный, сон быстротечный

Какие-то священные вещи

Забыты, заброшены

Перхотью памяти припорошены

Как будто метки

Как будто маркеры

Старыми спичечными этикетками

Советскими и постсоветскими марками

Как репейник – ухватываюсь за прошлое

Возвращаюсь – гостем непрошенным

Не прощённым

Оболганным и опóшленным

По фазе смещённым

Словно словом условно перемещённым

Пошлины непонятных терзаний

Мороз – по коже

И – внутри – похоже

Притяжение без притязаний

К ним, прохожим

Наблюдающим странный танец

Говорящим – мы вам поможем

Нарастить новую кожу…

Не поможете, не получится

По воле случая

Мы слишком разные

Оттого слишком безобразно

Схожие

Слишком одинаково пёстрые

Город нами измучился

Медбратьями и медсёстрами

Сон увечный, суевериями увенчанный

Снится, мнится, сминается

С отчествами-фамилиями-именами

Непонятное, непонятое

Мною, ими, нами

Переполненное тревожными сводками

Возгласами, творожками и водками

Тянущееся беспрестанно

Сновидение наркомана…

 

***

 

А что от человека остаётся?

Вот это небо, дерево и – солнце.

На дереве распяли ведь Христа,

И в дерево ложимся мы по смерти.

Всё для того, чтоб снова прорастать

Из времени, из вечной круговерти

Тянуться деревом, протягивая ветви

Вот в это небо, к этому вот солнцу…

 

ТАМ, ГДЕ-ТО… ВСПОМИНАЯ О ЯЛТЕ

 

…Там где-то город движется на горы

И горожанин мнит себя всесильным

И двигаясь навстречу бурым будням

Стремится не сорваться в море мира

В круговорот себя среди наезжих

И всё-таки срывается и глохнет

И потакает патоке купюрной

И щедрости и жмотству и родству

Наречий перелётных аргонавтов

Чей список кораблей однажды оборвётся

И я там был я только что оттуда

Я пил там пиво граппу или чачу

И на троих мы не соображали

Владимир в галстуке и Александр с цилиндром

И просто Александр в потёртых шортах

И был ещё один из близких Александров

И по усам текло и запрокинув стопку

В глаза вливалось небо с облаками

На облаке плыла качаясь чайка

Учёная о чём-то запредельном

Она мне толковала по-вороньи

Ли по-сорочьи галочьи – не важно

Когда лежишь на гальке на другой ли

Втекая телом становясь бесплотным

Тогда уж всё равно с кем заниматься йогой

Обмазавшись сметаною кефиром

А лучше – йогуртом так думаю вкуснее

Для всякой живности плескающейся возле

 

И я там был и море было чёрным

Неуважительно пинало нас на берег

И шлёпало по головам по спинам

И волн коленками по задницам пинало

За что создателю двуногих рыб любить-то?

Исторгнутых в палеозое из утробы

Которые теперь приносят в жертву богу

Сочащийся шашлык телес и мощь мощей

И сгустки испражнений и иные

Уродства катастрофы и болезни

Так бережно несомые к воде

Увидь нас Аполлон – от горя зарыдал бы

Увидь нас Пётр – в Кунсткамеру загрёб бы

Увидел океан нас – и плюётся

Медузами камнями лесом тёсом

И плетьми водорослей хлещет бывших братьев

И я там был подсолен и зажарен

Под солнцем алым бакеном взошедшим

Не заплывать – да только кто решится

Ни по-собачьи и ни по-кошачьи

Тем более по-рыбьи – не умею

Ну разве только в собственном соку

Топорных мыслей – колуном на дно

Где светятся подводные монетки

Оставленные настоящим рыбам

На откуп не предавшим праотца

Но что в нас кроме моря есть и неба?

И кроме крови выплеснутой в камни

И кроме ветра треплющего жилы

Как будто и не жил а вот уже уходишь

В свободу смерти – выбор есть но где он?

Отложен как обычно снова на год

На два на три – хронометр барахлит

И море остывает замерзает

И хрустнув перешейка позвонком

В ответ бросает белую монету

Которую я – кажется – ловлю

И отвернувшись набираешь скорость

В амбре отечества щемящее влетая

И по-щенячьи веря в ласку суки

Ну то бишь матери утопишься в тоске

Её непроходимого юродства

Уродства и кликушества и бреда

И вдруг себя поймав на бормотаньи

Замрёшь очнёшься в своре обормотов

Таких как ты во всём тебе подобных

Сидящих в капсуле гудящей по шоссе

Исподтишка посмотришь – живы? Живы

Дорожной спячкой как бумажки смяты

И не таясь вздохнёшь и крепкий воздух

Вопьётся в лёгкие проникнув по гортани

Тут всё не так но скоро будет лучше

Как мантру надиктовывая текст

Перетекаешь в зеркало кривое

С крестами по обочинам дорог

Подёргиваясь телом на ухабах

Предощущаешь грады грозы ливни

Как одержимый чует бесов приближенье

Rado Laukar OÜ Solutions