29 октября 2020  10:07 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

Русскоязычная Вселенная. Выпуск № 11


Крым и Севастополь - земля русской славы!



Юлия Мельник


Симферополь


Когда б тебя призвали
И дали автомат,
Сквозь голубые дали
Пройти ты был бы рад.

В зелёной гимнастёрке
По гравийной пыли,
От речки и до горки,
Солдаты шли и шли.

Отсвечивает небо
Не синевою глаз,
Кровавой стала треба
Богам на этот раз.

Каким богам? Жестоким
Приспешникам войны.
Окопам неглубоким
Не скрыть простые сны

О матушке и хате,
И вишне за окном.
Не плачь, моя ты мати,
Я не вернусь письмом,

Чернея треугольно
В потрёпанной суме,
О, как же это больно –
Остаться в полутьме.

Гранатные осколки
По сердцу полоснут.
Оскалятся, как волки,
Над каждой из минут,

Откромсанных от жизни,
Её кровавых ран.
Что видишь в укоризне,
Товарищ капитан,

Очей детей и женщин?
Расстрельное клеймо.
Весь мир тебе завещан...
И старое письмо

Пылится в черной рамке,
Как дедушкин портрет.
Малец, скажи-ка мамке,
Что папки больше нет.

«Смотри-ка, дышит, братцы!
Да здесь один – живой!»
И здесь ему остаться
С пробитой головой,

Изрешечённой грудью
Теперь не суждено, –
Свидетели и судьи
Решили где-то... Но

Хотел он смерти сдаться,
Хотела выжить боль.
Смотри-ка, дышит, братцы!
До точки света... ноль...

Из целого отряда
Остался он один –
Военного парада
Второй ДаянМурзин.

И ты, как он когда-то,
Как Чёрный генерал,
Обычного солдата
В отряды набирал.

Был Генералом Белым:
По золоту кудрей
Струилась то и дело
Сеть вражеских огней

Пускали эшелоны
Фашистов под откос,
Летели эскадроны,
Среди апрельских рос.

Сражались партизаны
На фронте, что в тылу.
Сочились алым раны,
Но победили мглу:

В агонии шипящей
Издохла, умерла.
О битве предстоящей
Разведка донесла.

И ты герой-разведчик,
Отважный командир
И светлый человечек
Отвоевал весь мир

У гидры у фашистской,
Был фюрера врагом,
Но до рассвета близко,
Не думал о другом,

Как только о победе
И лишь о ней одной.
О бабушке и деде,
Что в первой мировой...

Когда б меня призвали
И дали бы шинель.
За голубые дали
С июня по апрель

Сражалась бы я смело
С другими наравне,
В атаку бы летела
На боевом коне.

Под дулом автомата
Увидел бы мой враг
И холод каземата,
И боль других атак.

Чернеет мессершмита
Инверсионный след.
Я вроде бы убита,
Хотя, постойте, нет!

Из целого отряда
Осталась я одна.
И жизнь – моя награда,
Послушай ты, война!

А после – лазареты,
Палаты, военврач.
И скрытые ответы,
И взгляд прямой – палач.

С осколками у сердца
Какая тут война?
«Вам дома бы... погреться,
Не ваша в том вина».

Промокшие вокзалы,
Последний эшелон
Прокуренные залы
И выход на перрон.

И дождь, как будто эхо
Едва заживших ран.
Моя настала веха
В отряде партизан.

Командовать отрядом
Ведь не было моим.
Да вот комдива рядом
«Спать» уложили... дым

Стелился пулемётный.
И больше никого...
«Знакомьтесь, – новый ротный», –
Решило большинство.

Захватывали склады
И брали «языков».
Отважные отряды
Летели на врагов.

Пускай не эскадроны,
Не конницей вперёд,
Взрывали эшелоны,
Спасали свой народ

От голода и смерти
И от фашистских пуль..
В смертельной круговерти.
Держа неверный руль

Руками брюшнорыбно,
Немецкий генерал.
Надсадно и осипло,
Куда же он попал –

Заевшею пластинкой
Крутился и скрипел.
Стучал носком ботинка
И всё кричал: «Расстрел!»

На «щедром и могучем»
Одно он слово знал.
Сидел мрачнее тучи
Немецкий генерал.

А утром под конвоем
Его тащили в штаб.
И канонады воем,
И гусеничных лап

Следы виднелись жирно
На раненой земле.
А рядом тихо-мирно
Солдаты на столе

По карте разбирали
Всю тактику боёв.
О Белом генерале
Им не хватало слов.

Наперебой друг другу
Перечили они:
Шёл разговор по кругу
В горячие те дни

О том, что он дорогу
Для фюрера закрыл.
Вселил в него тревогу:
Ни самолётных крыл,

Ни даже эшелонов,
Ни бронепоездов...
Не выдумать законов
И не надеть оков

На смелого комвзвода,
Ведь он неуловим.
Хитрее год от года,
«Прошел и Крым, и Рим».

Поставил непроглядный
Он фюреру заслон.
Комвзода наш отрядный.
Он – воля и закон.

Надвинута папаха
На светлые глаза.
Вдали синела плаха
И неба бирюза.

Но все врага ловушки
Он ловко обходил.
Лишь солнце на макушке
Вражине он дарил...

Увидев генерала,
Прервали разговор.
«О, немца не хватало!
Тащи его во двор!»

Допрашивал комдива
Трофея-«языка».
И сбивчиво, и криво,

Задёргалась рука

Затравленного немца,
Позиции он сдал.
Душонка иноземца –
Неценный капитал.

Дождётся лагерь пленных
Такого «молодца».
Под говорок военных
Забрали подлеца.

И долго ещё длилась
Военная страда,
Но миром возродилась
На долгие года

РоссиюшкаРасея,
И горы, и поля
Зардеются, хмелея.
Люблю тебя, земля,

Пресветлая, родная
И мирная навек,
И счастлив, обнимая,
Обычный человек

Копну земного хлеба
И матушку, и жизнь.
Ах, мирное ты небо,
Ты радостью светись!

Сквозь голубые дали –
На майский тот парад...
Кольчугою медали
На кителе горят.

Комроты и комвзвода –
Мой Белый Генерал.
Мой мир, моя свобода,
Меня поцеловал.

И солнце заструится
По золоту кудрей.
А по небу – страницы
Из белых журавлей.

Когда бы нас призвали
И дали автомат,
Мы б точно воевали,
Как много лет назад

Сражались наши деды
На фронте и в тылу.
Со Знаменем Победы
Во вражескую мглу

Вошли и это знамя
Подняли на рейхстаг.
Горело жизни пламя
В смертельной из атак.

В погаснувшей молитве
Закрыто сотни глаз.
Как жаль, что в этой битве
Не оказалось нас.

Свернуть