31 октября 2020  03:58 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

Русскоязычная Вселенная. Выпуск № 11


Ленинград  - Война - Блокада - Победа



Григорий Белов


Белов Григорий Игоревич родился в Ленинграде в 1968 году. Закончив несколько высших, учебных заведений имеет квалификации инженера, экономиста, юриста. Имеет много печатных работ, получивших гриф, и публикаций в ВАКовских журналах. Первая публикация в поэтическом журнале была в 1991 году. Сейчас Григорий Игоревич является продюсером, режиссёром, оператором. Руководит продюсерским центром "2 Алекса". Он является организатором, партнёром, представителем жюри и ведущим многих музыкальных и поэтических фестивалей, конкурсов, концертов, мероприятий ("Всемирный день поэзии", "Всем поэзии", "Поэзия улиц", "Чемпионат Маяковского", "Петербургский ангел", "По Питеру бродят поэты", "Книжные летние аллеи", "Поэзия - Экология души", "Соборище", "Сотня", "Блицкриг", "Окна открой", "Нет наркотикам", "Пока не поздно", "Альбатрос", "Свежая строка", "Невские Рифмы", "Поэт года" и многих других).

Белов Григорий Игоревич является представителем Российского союза писателей (РСП) и председателем Санкт-Петербургского регионального центра международного союза поэтов (МСП). Президиум Российского союза писателей наградил его за вклад в развитие русской культуры и литературы медалями «Владимир Маяковский 125 лет», "Анны Ахматовой 130 лет" «Антон Чехов 160 лет». Работа по популяризации поэзии ведется очень плотно. Команда "2 Алекса" постоянно помогает молодым талантам продвинуться, путём создания видео роликов и клипов. Григорий Игоревич организовывает прямые трансляции различных поэтических и других мероприятий в России. С его работами всегда можно познакомиться на канале https://www.youtube.com/2alexa

 

ПЕРЕВОПРОЩЕНИЕ


«Ну, первый «Д», готовы ли,

Сегодня, выступать» –

Как-будто бы из-под земли,

Доносится, опять,

Знакомый голос,

месяц – май,

девятое число,

Дрожит земля, дрожат дома,

- «Давай, читай Белов»

Я в первом классе, в первый раз,

На сцену выхожу,

А может быть, на ней, сейчас,

Читаю, вновь, про жуть

Блокадных дней,

Моя родня, варилась как в аду,

В которых,

знаю: не меня,

По ладожскому льду,

Везли туда, где есть еда,

И где налажен быт,

Сказать, чтоб, после: «Никогда,

Не будет позабыт,

Никто,

никто? Но тонок – лёд,

Колёса – под водой,

Как время, мед-лен-но, течёт:

-«Доедем ли мы до…»?

Какой же: длинный – тест стиха,

А в зале – тишина,

Позднее будет затихать,

Минута, лишь, одна,

Молчанья,

чтобы девятьсот

Ужасных дней включить,

С "кольцом", что станет колесом –

Истории,

«хар-чи»,

Пусть, слово – грубое,

Но в нём – спасительная суть,

Мы в доме всё перевернём,

Сухарь какой-нибудь,

Пытаясь в сумраке найти,

«Рахарчиваться» чтоб,

Машины, всё ещё, в пути,

А в городе, в сугроб,

Упал какой-то мальчуган:

Не я ли? Нет: не я,

Невы застыли берега:

«Мы выстоим, друзья»?

Стоят мальчишки у станков:

Суровый, детства, хит,

Читать, конечно, нелегко,

Подобные стихи,

а зал пустеет:

Много лет,

Должно быть, с той поры,

Промчалось, но, опять, во мгле,

Засветятся шары,

Двух фар, машины грузовой,

Увы, из-под воды,

Но я читаю: я – живой,

Уже, не молодым,

Стихи о тех тревожных днях,

Совсем чужой судьбы,

В которых не было меня,

Но кажется, что был.


Мой дедушка, Белов Борис Иванович, во время блокады был начальником автоколонны на Дороге Жизни. Он много мне рассказывал и том, как машины возили хлеб по Ладожскому льду. Это стихотворение посвящается ему.


Обрушение или в Ожидание белых ночей


Провален пол. Жестокая война.

Младенец спит в кроватке у провала.

И женщина, вошедшая, должна

Перекрестить ребёнка для начала.

Обрушен пол. Закончен артобстрел.

Малютка спит привыкший слышать грохот.

Возможно рослым вырастет пострел,

Ну, а сейчас, смотри какая кроха.

И мать его отвыкшая рыдать,

Провал обходит.

мёртвые соседи

Под ним уже не встанут никогда,

Хотя вчера мечтали о победе.

Но до салюта слишком далеко,

И глубиной своей провал хохочет.

Но из соска грудное молоко,

Глотками жизни, детский ротик мочит.

И нужно выжить: выжить, как-нибудь,

И пережить смертельные бомбёжки,

И молоко, покинувшее грудь,

В мальца вселяет силы понемножку.

Порозовели щёки малыша,

Под резкий звук паркетины упавшей,

Упавшей вниз,

пора бы завершать

Мученья,

впрочем, сгинул век вчерашний.

Провал заделан. Новые жильцы

Живут в квартире и давно,

младенцы,

Военных лет, счастливые отцы,

Вернее дЕды, и… тревожно сердце

Не бьётся у провала на краю

У матери, что крестится у края.

Не погибает муж её в бою.

И звуки пианино долетают,

Наверно снизу, у соседей сын,

Из инструмента выгоняет ноты.

Вращают стрелки старые часы.

Рождает время мирные заботы.

Провал зарос паркетом, …был провал?

Поверить трудно, может быть и не был,

Ведь, за стеклом оконным, синева

Заполонила питерское небо.

На крыльях самолётов нет крестов,

И взрывами блокада не грохочет.

И можно наблюдать развод мостов

Любуясь долгожданной, белой ночью.


Это стихотворение посвящено моей бабушке - Беловой Евдокии Никифоровне и моему отцу - Белову Игорю Борисовичу. Папа родился 10 февраля 1941 года в Ленинграде и прожил в нём всю блокаду. История о которой идет речь - реальная. Во время обстрела снаряд попал в дом, где жили бабушка и мой папа. Кроватка стояла у окна. Когда бабушка вошла в комнату, после попадания снаряда в дом, то обнаружила, что в комнате нет окна и половины комнаты, где спал папа. К счастью, его вместе с кроваткой, взрывной волной, откинуло в противоположный угол комнаты и он оказался жив. Даже больше, он не проснулся, а продолжал спать.

Свернуть