4 декабря 2021  16:29 Добро пожаловать к нам на сайт!

Русскоязычная Вселенная


Выпуск № 10 от 20 декабря 2019 года


Рождественская и новогодняя проза




Милена Миллинткевич

Писатель, поэт. Член Межрегионального союза писателей, Обладатель Платинового Дюка, Лауреат Международного конкурса им. Дюка Де Ришелье в номинации «Проза», Лауреат конкурсов Союза писателей России - Третьего Межрегионального литературного конкурса «Ты сердце не жалей, поэт» за 2019 г. в номинации «Малая проза», Второго Межрегионального литературного конкурса маринистики им. К.С. Бадигина за 2019 г. номинация «Малая проза», Лауреат литературного конкурса СПР «Ты цвети, моя милая Родина» за 2019 г. в номинации «Проза».Лауреат краевых конкурсов «Свети, сияй, Звезда Победы» в номинации «Малая проза», «Россия, Пушкин и любовь» в номинации «Авторское стихотворение», «Мой Краснодар, тебя я песней славлю» в номинации «Авторское стихотворение», финалист всероссийского литературного конкурса «Герои Великой Победы».Публикации в журналах (проза) - «Камертон», «КЛАУЗУРА», «Чайка» США.Публикации в коллективных сборниках поэзии и прозы: «Русь моя», «Хроники цифрового века», «Стихотворилка», «Пушкин 220V: постоянный talk», «Дорогие мои старики», «Вечное», «Щеглы».Автор романа-дилогии «Басурманин», сборника рассказов «Парк на набережной», «Имя твоё…», поэтических сборников «Рапсодия», «Стихийная философия», «Картонная любовь», «Стихорапия», сборника иронических историй в стихах «Сказ о трех подругах и их похождениях», а так же трех сборников сказок для детей разного возраста.


ПРОПАВШИЙ ПЛАНШЕТ

Сказки – они рядом. Только руку протяни. Не верите? Я вот тоже не верила. Только на прошлый Новый год, родители отвезли меня в деревню к бабуле и дедуле. Я очень хотела встретить праздник вместе с мамой и папой. Не вышло. У них «график работы так совпал». Жалко их. Все будут веселиться, а они...

Ничего страшного! – утешила меня мама. – Понимаешь, Соня, не все люди в Новогоднюю ночь будут праздновать. Кому-то надо работать.

Я не поняла, почему эти «кто-то» должны быть именно мои родители. Может быть, вырасту – пойму?

И вот в праздничный вечер бабуля хлопотала на кухне, а дедуля помогал ей накрывать на стол. Мне же велели не выходить из своей комнаты «пока не позовут» и настроить планшет. Мама и папа обещали поздравить нас по интернету. Летом это «чудо», как называет его мой дедуля, добралось и до деревни. Теперь бабуля и дедуля могут видеть нас и созваниваться с мамой и папой по скайпу. С одной стороны это хорошо. Правда, бабуля немного обижается. Говорит, мы стали реже приезжать.

Я поставила чашку с горячим шоколадом на тумбочку и села на диван. Где же планшет? Точно помню, оставила его здесь – играла в Говорящего Томаса. Забавная игрушка! Огляделась, но планшета нигде не было ни на диване, ни на полке с книгами, ни на столе. Куда же он подевался?

Вспомнила, как мама однажды потеряла папин галстук и бегала по дому со странными криками. А потом нашла. Я решила повторить.

Чертик-чертик, пошутил отдай!

Чавой-то сразу чертик. Чаво не меня зовешь?

Увидав, как изпод дивана вылез крошечный мужичок, с соломенными кучерявыми волосами, носом пуговкой и огромными глазами с хитрым прищуром, я закричала и спряталась за шкаф.

Чаво орать-то? Ты погляди на нее! Сначала чертом обозвала, теперь вопит, как поджаренная сарделька. Завала зачем?

Мужичок притопывал обутыми в лапти ногами и одергивал зеленую клетчатую рубашку и длинную теплую жилетку с опушкой, надетую поверх ватных штанов.

А ты кто? – шепотом спросила я.

Хто-хто, домовой в пальто! В смысле, в душегрейке. Васька я, домовенка Кузи брат.

Домовых не бывает, – немного осмелев, я вышла из-за шкафа.

А я тебе хто? Тень отца Гамлета, что ли?

Кого? – не поняла я.

Темнота ты городская! Это же Шекспир! Вона книжек у тебя сколько, а не знаешь. Грамоте что ли не обучена? Читать-то умеешь?

Умею. Но мы Шекспира еще в школе не проходили.

Вона как! А соседа моего рогатого пошто вспоминала? Ищешь чаво?

Планшет, – утирая скатившуюся слезинку, пробубнила я.

Чавоооо? Какойтакой паштет?

Планшет. Такой маленький, как телевизор. На диване лежал. Мне туда сегодня мама с папой по скайпу звонить будут.

Ой, бабка моя швабра! Словечки-то у тебя какие! Давай так! Ты больше этого рогатого не зови. Мы с ним в контрах. А я тебе помогу пропажу отыскать. Только не за просто так.

А за как?

Ты мне доброе дело сделаешь. А я тебе твой паштет помогу найти. Идет?

Идет. Какое доброе дело сделать?

Сказку мне почитай. У тебя вона на полке книжек сколько! Пруд пруди! И сказки есть. Я видал!

Так это ты у меня раскардаш на полке устроил? Из-за тебя меня бабушка ругала?

Э… яхонтовая моя, неповинен я! – забубнил Васька. Я сказки очень люблю, а читать не умею. Не положено нам, домовым, грамоту разуметь. Вона, как при Царе Бориске школы для домовых закрыли, так и усе. Стали мы, хранители домашние, неграмотными лаптями.

Васька шмыгнул носом и уставился на своилапоточки.

А какую сказку ты хочешь?

Домовой радостно взвизгнул, лихо вскарабкался на стул и достал с полки книжку.

Про пигалицу почитай, Снежной бабы внучку.

Про кого? – не поняла я.

Про Снегурочку, темнота ты городская.

Я открыла книжку и начала читать. Васька перебивал меня на каждом слове. Рассказывая как на самом деле было, ругал на чем свет стоит, «этих писак доморощенных, которые нагло людям врут, а как было утаивают». Когда сказка закончилась, на последней странице я нашла список книг, которые нам задали прочитать на зимних каникулах. Я уже и не надеялась его отыскать. Мама даже звонила учительнице и попросила написать еще раз. А он вот где спрятался, проказник.

Ой, список мой! Нашелся!

Так не бросай, где попало. Что за дети пошли? Книжки читают – это хорошо. Но зачем бумажки в книжки прятать? Чтобы потом искать? Сама его сюда сунула, а я нашел. Выходит не ты мне, а я тебе доброе дело сделал. Не считается.

Ну, ладно. Что ты хочешь?

Я посмотрела на часы. Стрелки показывали половину седьмого вечера.

Чаво хочу? У́хи у меня мерзнут. Шарфик мне надобен. А у тебя на полке есть, зеленый такой, я видал. Дашь поносить? Он тебе все равно маленький.

Дам, конечно! – обрадовалась я такой простой просьбе.

Открыла шкаф…

Ой… мне на голову свалился целый ворох моих вещей. И летние, и зимние – все вперемешку.

А это чья работа? – с укором посмотрела я на домового.

Но Васька как не в чем небывало сидел на стуле и болтал ножками.

Сколько же времени надо, чтобы все убрать?

Я принялась разбирать вещи, с обидой поглядывая на домового.

А не надо было все вперемешку хранить. Зимнее к зимнему, летнее к летнему, – поучал домовой со стула. – Представляешь, если бы все дни в году вот в такую чехарду играли? Не было бы у тебя на столе ни хлеба, ни фруктов, ни молока с маслом.

Почему? – удивилась я.

Да потому, что дядюшка Год детей своих в строгости воспитует. Каждого в свою пору выпускает. А ежли дни да месяцы перепутаются, конец всему. Во всем порядок быть должо́н. Разумеешь, чего говорю?

Да, – неуверенно ответила я. – А вот и шарфик.

Домовой спрыгнул со стула и, выдернув теплую обновку из моих рук. Дважды накрутил его вокруг шеи и вздохнул:

Ох, как хорошо! Ох, как тепло! – бормотал Васька, кутая нос и уши в шерстяной шарфик. Мне его связала бабуля, когда я была совсем маленькой.

Я посмотрела на часы. Стрелки подбирались к девяти вечера.

Так ты собираешься мне помогать? – решила я напомнить о себе.

Пригревшийся домовой вздрогнул и уставился на меня своими огромными глазами.

А дело доброе сделать? Я тебе порядок помог навести? Помог! Это не считается.

Еще как считается! – возразила я. – Вещи ты перепутал, значит, я твою шалость убирала. Шарфик тебе нашла. Теперь твоя очередь мне помогать.

Хорошо! Хорошо! Только ты это, знаешь чаво, печенья мне с кухни принеси. Бабуля к твоему приезду накупила всякого – курабье-марабье, завертушки с изюмом, пальчики у какой-то дамочки нарубила, с вареньем малиновым.

Какие еще пальчики? – испугалась я.

Не боись. Это сладость такая. И кто названия-то такие кондитерским изделиям придумывает – «Дамские пальчики»? Тьфу. Извращенцы! Ложи все на тарелку и тащи сюда.

Так ты печенье любишь?

Очень люблю! А еще капучино и шоколад. А бабуля меня только молоком потчует, да печеньем «Земляничным» и этим, как его, о, вспомнил, «Юбилейное». Хоть бы раз «Овсяного» купила, или «Кокосового». Вот возьму, соберу чемоданы и перееду в город к кондитеру какому-нибудь. Пусть без меня хозяйничает. Еще поплачет – «Где же Васенька мой дорогой, домовой любимый…»

Васька жалостливо посмотрел на меня.

И чаво ждешь? Иди ужо, пока на кухне никого нет.

Я пошла на кухню. Бабули негде не было видно. Налила в чашку горячего шоколада и, положив в тарелку разного печенья, пошла в комнату.

Вот. Угощайтесь.

У Васьки глаза сначала округлились, потом загорелись. Он выхватил у меня из рук угощение, уселся прямо на полу, и не успела я оглянуться, как все слопал.

Ах, как хорошо! Каждый бы денек так лакомиться!

Понравилось? – спросила я.

А то! – хитро посмотрел на меня Васька и вдруг насупился. Ладно, так и быть. Отдам тебе твой паштет-планшет.

Я уставилась на домового.

Что значит отдам? Он что, все это время у Вас был?

Э… ну дась... В нем такой котик милый живет, на бабулиногоРыжего похожий. Только вот этот проказник съехал от нас, даже адреса не оставил, злодей. Бабуля с дедулей очень расстроились. Как мы с ним соседских котов гоняли! А мыши, завидя нас, сами замертво падали. Наше любимое занятие было с голубями в пятнашки играть. С кем же я теперь буду у бабули молоко тягать? – Васька засопел и всхлипнул. – Я его как родственника ценил, любил, не обижал. Да и он ко мне хорошо относился. Сардельками и сметаной всегда делился. И вот уехал…

Прихватив с тарелки последнее печенье и кутаясь в теплый шарфик, Васька полез под диван.

Соня! – услышала я голос бабули. – У нас все готово. Неси планшет, скоро родители звонить будут.

Я повернулась к дивану хотела поторопить домового. Поверх пледа лежал планшет и, пахнущая морозом, сосновая веточка с маленькой шишкой.

И Вас с Новым годом! – тихо сказала я под диван, и побежала в большую комнату, где был накрыт стол, и стояла пышная елка.

Интернет – интернетом, но приезжать к бабуле и дедуле каждый месяц мы с родителями не перестали. Только вот домового Ваську больше встречать мне не довелось. Хотя точно знаю, ни к какому кондитеру он не переехал. Всякий раз нахожу в своей комнате следы его пребывания – то ягод лесных блюдце принесет, то заколку потерянную найдет и на ухо зайцу прицепит, то книжки раскидает и чего он там роется, читать ведь не умеет. А этой зимой видела следы его лаптей на снегу.

Я тоже о Ваське не забываю. Каждый раз привожу ему вкусности то шоколадку, то печенье, какого в деревне не купишь. Однажды привезла ему зефир в шоколаде, так бабуля говорила, что после моего отъезда нашла на полу, выложенную из шоколадных крошек, улыбку – смайлик. Все-таки плохо на домовых интернет действует. Вот теперь жду, а вдруг однажды Васька возьмет и мне позвонит?

Rado Laukar OÜ Solutions