4 октября 2022  22:58 Добро пожаловать к нам на сайт!

ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА? № 70 сентябрь 2022 г.

Поэты сайта Изба-Читальня (Стихи.ру)

 

Майя Кузнецова

 

 

 

 

СТИХИ

 

электричка

 
давай не сойдём на своей и помчимся в закат
качаясь в вагоне-ладони пустой электрички
где солнце слепяще и слепо, а бог бородат
смешлив, добродушен и чудо творит по привычке

ты будешь смотреть на закаты, а я на тебя
молиться осипшим от нежности голосом старца
чтоб в этом моменте, где каждый любим и любя
остаться остаться остаться остаться остаться
 

Надежда, которой никак не дадут умереть

 
Надежда, которой никак не дадут умереть,
трёт щёки ладонями, плачет навзрыд от бездушья,
заразного, злого как плесень, густого как нефть.
Должны были почки проклюнуться,
но просыпаются ружья.

И ты не живой уже сотни раздолбанных дней,
потрёпанный зомби с растёкшимся пО полу мозгом,
бегущий от смерти, а может, бегущий за ней.
Сороки кричат и волнуются, жмутся к березам.

Надежда, которой предсказано сдохнуть одной,
без мудрости, веры, без тёплой поддержки любимых,
бредёт по стране, истекая кровавой войной.
Что нас не убило, то прежде
убило безвинных.
 

Как солнечный заяц

 
Потом я твой взгляд
не сумел удержать,
он вниз соскользнул и метнулся к двери
как солнечный заяц.
Без малого пять
на бледных часах, а увиделись в три.

Когда ты, цветная,
прошла сквозь меня,
сквозь мебель и замерший воздух,
и пыль
рванулась к тебе как частицы огня,
я молча взмолился:
- Останься, осиль

моё мирозданье, уставшее спать
на согнутом локте
тугой пустоты.
Встряхни, разбуди
задремавшую гладь,
пока этот мир насовсем не остыл.

И ты провернулась блестящим ключом
в грудном позвонке,
выпуская птенца
из клетки ребристой.
Он был обречён
с момента рожденья ловить без конца

твой взгляд по прихожей,
похожий на блик-
всё смазанней, мягче, нежней по краям.
Он здесь не обжился, не врос, не привык,
и бросился прочь,
уступив фонарям.
 

Стихи как попытка

 
Стихи как попытка тебя обнять,
сжигая выдохом шею.
Скомкать, присвоить, раз в двадцать пять
сделав захват сильнее.

Стихи как причина меня терпеть,
пластырь поверх разломов.
Та самая рыба, ты рвёшь мне сеть,
и я позволяю волнам

Хватать за горло, вонзаясь в грудь
словом тугим, как жало.
Стихи - как попытка себе вернуть
что не принадлежало.
 

Спасу

 
Расскажи, пожалуйста, расскажи, как в тебе вмещается столько лжи,
как ты не боишься сойти с орбит,- ведь она же копится и болит.

Говоришь чужое, в уме - своё (осторожно бродит вокруг зверьё,
чтоб поймать на правде, куснуть за бок). Расскажи, я знаю: ты раньше мог

быть прозрачней сотни лесных ручьёв, чище ветром сброшенных лепестков.
Мне хватило пары твоих лучей, чтоб сиять полжизни. Теперь ничей

ты. А я вот- сильная как скала, ведь во мне намешано столько зла.
Я иду по следу в твоём лесу.
И опять мне кажется, что спасу.
 

Я же все твои стены сотру в ничто

 
Я же все твои стены сотру в ничто, сброшу крышу по черепице
(Ты тогда обнимал меня из пальто и шептал, что готов жениться),

раскидаю по брёвнам твои мосты, поджигая под ними реку
(Ты тогда протянул мне свои бинты и просил исцелить калеку),

чтобы шёл по огню, сквозь огонь и вдоль алчных ртов золотых пожаров
(Ты, вдыхающий жадно мою ладонь, мне тогда доставался даром),

чтоб оделся в ненужность как в чешую, и тоской повязался трижды
(Ты мне клялся подставить плечо в бою, потому что одной не выжить),

и скитался по миру, как сто ветров, потерявших ключи от выси
(Ты просил не любви, а земных даров за свои неземные мысли),

обойдя все дороги, которых нет, и пути, что никто не сыщет
(Ты обязан вернуться опять ко мне).
Будем строить на пепелище.
 

Бывшие

 
Динамик кричит:
-Алло! Ты знаешь, тут как назло
совсем затупился нож, не режет, а рвёт. - Придёшь?
Сопливит на кухне кран (наверно, от старых ран).
Пирог твой любимый ждёт (песочный).

- Не режет, рвёт?..

- Ну да, на куски, как зверь. Я свитер вяжу - примерь,
чтоб ворот не задушил.

-Куски, говоришь, души?

-Да что у тебя шипит? Ты - снова как спящий кит,
молчишь и идёшь на дно. А хочешь, пойдём в кино,
про гонщика, про болид...

-Болит. Иногда болит.

- Ну раз заболел, лежи. Не скиснут мои ножи,
с другим разделю пирог.

- А нож, говоришь, не смог?
 

Смотри, какое небо я тебе принесла

 
- Смотри, какое небо я тебе принесла,
в нём что ни птица - Феникс, догоревший дотла.
В нём каждая планета - испустившая дух
до сотворенья света. Повтори это вслух:

- Я не люблю, не нужно мне дарёных небес
твоих, чужих, и прочих, я и сам бы воскрес
но нет, я пуст и лёгок, как ошмётки золы,
и жмусь то к сквозняку, то к основанью метлы.
Уйди, скули и бейся о закрытую дверь,
как загнанное сердце, неприкаянный зверь.
Носись с остывшим небом и молись на дожди.
Сживёшься с неизбежным, вот тогда приходи.

- Смотри, какие крылья у меня отросли,
они такие белые, что чисто внутри,
снаружи невесомо и растаяли льды.
Тебе не нужно неба, может, выпьешь воды?
 

Он целует так

 
На прощанье целуя её лицо,
словно видит в последний раз,
он совсем не похож на других лжецов-
так сияюще светлоглаз.

И такой настоящий, что хочет жить
каждый шрам на её щеке,
где касанья прошлых Иуд свежи.

Ей не хочется быть ни с кем

из грядущих и бывших. Пусть гибнет май
и сквозняк дребезжит из рам.
Он целует так, словно шепчет: Знай,
наши крылья растут
из ран.
 

Кроме ее лица

 
Он читает Сартра (последний бог).
Он бы мог пожить ещё. Точно мог
дописать ту самую, без конца.
Только вот не помнит того лица,

о котором жил, и дышал и пел.
Столько черт запомнилось, столько тел
всяких птичек, ищущих в нём ловца,-
что угодно, кроме её лица.

Чьи глаза вонзаются бликом в сны,
разрезают сердце, из глубины
достают то демона, то творца,-
Как понять, не помня её лица?

Он встаёт и пишет, потом ещё.
И рассвет, касаясь небритых щёк,
оживляет душу внутри рубца,
где хранится тайна её лица.
 

Имитируй

 
Приходила к ней девочка с тихим лицом,
где под нервными веками судьбы планет
не вращались, не бились, смотрели молчком
в самый сумрак сознанья, в сплетенье сует.

И брала её за руку, в чащу ведя,
где убитые звери лежали ничком
на прожженной земле, в сердцевине дождя
было адом молчать и идти босиком.

А в ушах: Не смотри, не жалей, не молчи!-
В мир бросай непрерывно пустые слова.
Толще обувь надень, микрофоны включи:
Имитируй себя, ретранслируй: Жива!

Заглуши крики боли напевами мантр,-
пусть себе умирают,- вливайся в содом
в бесконечном экстазе. Весь мир - симулянт,
даже чёртова девочка с тихим лицом.
Rado Laukar OÜ Solutions