28 июля 2021  00:01 Добро пожаловать к нам на сайт!

ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА? № 65 июнь 2021 г.

Изба-Читальня (Стихи.ру)

 

Мария Махова

 

Махова Мария ("Маха") - Родилась 29.07 и живёт в г.Иваново. В 1988 г. закончила МГИК, театральный режиссер. Играет на гитаре, пишет песни на свои стихи. Работает в Ивановском Тинейджер Центре, преподаёт психологию общения. Пишет и ставит детские сказки, так же пишет сказки для Ивановского областного драм.театра. Пишет стихи, прозу, сказки и пьесы. Сказка для детей "Всё наоборот" идёт в Ивановском областном драматическом театре. Часто выступает в составе дуэта со своим мужем - Михаилом Малыгиным.

СТИХИ

 

до срока

 

А что, говорит, не так?
Да всё, говорю, не так.
А если и что-то так,
то, значит, по недогляду.
Не то, чтобы кто-то враг,
не то, что бы сам дурак,
а просто такой спектакль –
всё мимо и как не надо.

Источены дни до пней.
А что там всего больней –
хоть «да» говори, хоть «не»,
хоть вовсе галди сорокой,
хоть свору спускай собак,
сметая запретный знак,
но всё это будет так
до срока, мой друг, до срока.

 

глаза голубой собаки

 

На кафеле в том кафе, на дорожке в парке,
на старой стене, на камне из той стены,
она рисовала сны голубой собаки,
глаза её рисовала, в которых сны.

Весной и зимой, в осенней унылой дрожи –
любой календарь возьми, всё равно, какой –
ей снился всё тот же сон, и ему – всё тот же,
их не было в этой жизни, всё было – в той.

Дом тихо качался, вздрагивали ресницы,
и только одна её посещала мысль:
а вдруг этот сон кому-то ещё приснится,
и кто-то узнает тайну её и жизнь?

Над ними летела птиц молчаливых стая,
и стрелки часов как будто бы шли назад.
И он говорил: я знаю тебя, не зная.
И он говорил: я помню твои глаза.

Она отвечала: это такие знаки.
Они мне везде встречаются наяву.
Я помню всегда глаза голубой собаки,
вот только не помню города, где живу.

И он говорил: мы скоро с тобой проснёмся,
я буду тебя искать, как наступит день,
ведь ты где-то есть, как часть и меня, и солнца,
я должен тебя найти, но не знаю, где.

И плыло туманом облако в полумраке,
а утром, из сонной выбравшись тишины,
она рисовала сны голубой собаки,
глаза её рисовала, в которых сны.

 

или хлеб, или крест

 

Выбирай: или хлеб, или крест.
Выбирай.
Это край
и земли и небес,
это край.
И ветра
гонят снова с насиженных мест…
Ты один.
Выбирай.
Или хлеб, или крест.

Никуда не уйти.
Лиц не видно почти.
Что там ноет в груди,
почему так стучит?
Потому что пора.
На горе или здесь –
ты один.
Выбирай.
Или хлеб.
Или крест.

 

шу-шу-шу, бу-бу-бу

 

Что-то как-т мне трудно с моей головой,
и какие-то звуки в моей голове,
может, это не я уже, кто-то другой?
Нет, наверное, я. И одна, а не две.

Бу-бу-бу, шу-шу-шу… Это бред, или шум?
Прекрати, голова, ты угробишь мне день.
Я с тобою совсем ничего не пишу,
никуда не спешу, опоздала везде.

Все желанья ушли – и настрой, и азарт.
Прекрати, голова! День идёт наобум…
А она, а она закрывает глаза,
ну а в ней, ну а в ней – шу-шу-шу, бу-бу-бу.

 

чуда не будет

 

Вот оно, гулкое, здешнее –
кто мы, откуда?
То ли на разум надеешься,
то ли на чудо.

Белые клетки закрашены –
чёрточка, крестик.
Чуда не будет, не спрашивай
и не надейся.

Вот тебе крестики-нолики,
рельсы-вагоны.
Чуда не будет! Мы в домике.
Кто-то в казённом.

Что там в итоге останется,
чем обернётся?
И всё сильнее сжимаются
чёрные кольца.

 

он пришёл

 

Она глядит на него
как будто бы из другого пространства.
Как будто бы он – это не он,
но ведь это он…
– Йозик, здравствуй!..

Ты вымыл руки? Ты выпил кефир?
Покажи свои руки, не прячь за спиною.
Йозик, какой у тебя красивый мундир!
Ты похож на героя.

Йозик, помнишь, как маленьким, во дворе,
бегал ты босиком от тучи?..
Подойди поближе, протри мой портрет –
дай увидеть тебя получше.

Что молчишь ты? Поговори со мной.
Я ждала тебя, я так рада.
Йозик, мальчик, ты стал совершенно седой,
но теперь ты вылитый папа!

Расскажи мне, что всё у тебя хорошо.
Расскажи о себе, мой мальчик.
Как я рада, Йозик, что ты пришёл…
Что ты плачешь, ну что ты плачешь?

Нынче мало к нам ходят, дороги пусты,
оживлённее в выходные.
Йозик, ты мне принёс живые цветы –
я любила как раз такие.

Йозик, где твоя куртка? Где капюшон?
Ты простудишься, не иначе!..
Йозик, что ты, не плачь,
Йозик, ты же большой…
Мой хороший, мой лучший мальчик.

 

время-ветер

 

Старики говорят о странных своих вещах,
о далёких, давно ушедших куда-то вне,
старики не глядят на время…
– Который час?..
– Поздний, милый… Почти последний, другого нет.

Старики вспоминают годы свои и век,
отпуская, что не успели и не смогли,
заметает дорогу белую белый снег,
уплывают всё дальше белые корабли.

Время-ветер, о чём поёшь ты, куда летишь?
И всё чудится сквозь туман и тоску в груди,
как бежит вдоль реки ребёнок, совсем малыш,
и не знает ещё, что ждёт его впереди.

 

no response

 

Поэт молчит. Его не греет
ни батарея, ни камин.
Он мог и ямбом, и хореем,
и амфибрахием каким!

Ему что дактиль, что трибрахий,
он и верлибром тоже жёг!
Но он послал всё это на фиг,
и тупо смотрит в потолок.

Разбросаны вокруг тетради…
– Мне нечем крыть… Я пуст и гол.
На что я жизнь свою потратил?
Зачем всё это? Для чего?..

А где-то там, в соседнем доме,
закрыв все двери на затвор,
свернувшись в позу эмбриона,
уныло думает актёр:

– Ах, умереть, уснуть!.. И хватит!..
О, как бездарно прожит год!
На что я жизнь свою потратил?
Зачем всё это? Для чего?..

Ну а на улице соседней,
уже измученный совсем,
художник изучает тени
и думает: – Кому?.. Зачем?..

И, изнывая от вопросов,
очередной порвав листок,
сидит в унынии философ
и тупо смотрит в потолок.

 

песня Петрова

 

Нынче, где-то полвторого, повстречала я Петрова.
Шёл Петров, такой хороший, в чёрной шляпе и в галошах.
Что-то тихо напевал. А про что, и сам не знал.

Я окликнула Петрова, он ответил: «О, здорово!
В эти слякотные дни я вот песню сочинил:
«Тара-ра, тара-ра,
и ещё раз тара-ра,
Бу-бу-бу…
а слов не нужно!» –
напевал он, стоя в луже.

Было ветрено и сыро, в эпидемии полмира,
а Петров себе поёт, будто нет у нас невзгод.

И воскликнула я: «Ых! Ты создал свободный стих!
Замечательно, Петров! Будь же ты всегда здоров!»

А Петров мне отвечает: «Очень рад, что повстречались!
Ну а хочешь, эту песню мы споём с тобою вместе?
Вот подарок к декабрю – я тебе её дарю!»

Я ответила: «Послушай! Мы споём её дуэтом!»
И пошли мы с ним по лужам, распевая песню эту:
Тара-ра, тара-ра,
бу-бу-бу, бу-бу-бу,
и ещё раз тара-ра,
тара-ра и бу-бу-бу.

 

фея

 

Жизнь меняет картинки.
Привыкай и не охай.
Вырезаю снежинки.
Получается плохо.
Вот листок из тетради…
Я смогу, я сумею!..
Я снежинкосоздатель.
Я, практически, фея.

Ну давайте в обнимку
поскорее кружиться,
вырезаю снежинку,
получается птица,
я лечу в это утро,
я нигде не растаю…
– Ты куда, ты откуда?
– Я не знаю, не знаю…

Но меня не удержат,
не загонят обратно,
я хотела быть снежной,
ну а стала крылатой,
не ищите, прощайте,
ветер вслед всё сильнее…

Я снежинкосоздатель,
и немножечко фея.

 

 
Rado Laukar OÜ Solutions