4 октября 2022  23:38 Добро пожаловать к нам на сайт!

ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА? № 70 сентябрь 2022 г.

Прибалтийские ласточки

 

Kalle Kasper

Публиковался в 66 и в 67 номерах журнала

Закадычные друзья

 

Мы с Юлиусом учились на одном курсе, жили в одной комнате общежития и приударяли за двумя сестрами-близняшками с факультета журналистики. Трений по этому поводу между нами не возникало, я предпочитал Эпп, поскольку Кая казалась мне несколько примитивной, а Юлиус уверял, что Кая – классная девчонка, зато Эпп он считал заносчивой.
После окончания университета мы с Эпп поженились, а Юлиус угодил на военную службу, и его свадьба с Каей отодвинулась в далекое будущее. Служить он попал на Северный Кавказ, откуда отправлял длинные письма, которые Кая нам зачитывала, кое-какие отрывки пропуская. Бытовые условия в армии были кошмарные, но Юлиус старался быть выше этого, описывая все в юмористическом ключе, в духе бравого солдата Швейка. Кая отвечала на каждое письмо, а иногда и я брался за ручку, чтобы подбодрить друга, но у меня не очень получалось, так как составлять красивые предложения я не мастер, за сочинение мне в школе обычно ставили «тройку». То ли подействовало расстояние, то ли служба вконец утомила Юлиуса, но со временем письма стали приходить все реже и становились все более краткими. В последний месяц перед демобилизацией от него не поступило ни одного послания, и Кая жутко нервничала – она боялась, что что-то произошло; но тут пришло письмо на мой адрес. Юлиус сообщал, что задержится после окончания службы еще недели на две в ауле, в котором находится его воинская часть, и вернется не один, и поэтому попросил меня, чтобы я «подготовил» Каю. Так я и поступил; Кая приняла новость мужественно, сказала только, что уже «догадывалась».
Примерно через месяц зазвонил мой рабочий телефон – Юлиус пригласил меня в гости, он, дескать, хочет показать мне свою жену.
- Решай сам. Как тебе лучше прийти, вместе с Эпп, или одному.
Я пошел один и, признаться, был ошеломлен: Юлиус женился на черкесской красавице – высокого роста, стройной, с черными до пояса волосами и очевидным чувством собственного достоинства. За весь ужин она промолвила лишь несколько слов, зато бегала туда и обратно в кухню, старательно нас обслуживая – однако, впечатление оставалось такое, будто она делает нам одолжение.
- Теперь ты понимаешь? – спросил Юлиус, выходя в подъезд проводить меня.
Я кивнул и похлопал его по плечу.
Мы с Эпп как раз, получили квартиру, и поскольку Кае негде было жить, то взяли ее временно под свою крышу. Эпп делала быструю карьеру на радио, а я прозябал в сберкассе. Кая получила направление на телевидение, но она скоро уволилась, сказав, что там «слишком много интриг», и устроилась на тихое местечко в издательстве. Эпп часто ездила в командировки, сперва по Эстонии, потом по всему Советскому Союзу, интервьюируя известных личностей, так что хозяйство легло на плечи Каи. Про вечерам мы с ней часами сидели в кухне и болтали о том, о сем, не могу сказать, чтобы между нами возникло чувство – скорее, нас сблизила привычка, и когда Эпп однажды отправилась на целую неделю в Ереван, я остался ночевать в спальне Каи. Конечно, это была ошибка, трагическая ошибка, потому что за первой ночью последовала вторая, третья, а поскольку Эпп ничего не замечала, то мы постепенно утратили осторожность, и однажды, вернувшись раньше времени, она нас застукала. Что было после этого, я по сей день вспоминаю с ужасом – такой истерики я ни раньше, ни позже не видел, Эпп плакала целые сутки, а затем взяла свои вещи и ушла – как мы потом узнали, нашла временное пристанище у коллеги.
Кая осталась в нашей квартире, скандал будто сблизил нас, к тому же, ей некуда было идти, родители, узнав о случившемся, порвали с ней отношения. Все же я не думаю, чтобы мы окончательно связали свои судьбы: Кая, как личность, заметно бледнее сестры, была не в моем вкусе и наверняка скоро мне надоела бы – мне на каждом углу мерещилась Эпп; но тут начались исторические события, и личная жизнь отступила на задний план. Я получил работу в частном банке, который, правда, быстро разорился, но я успел заиметь и опыт, и связи, и без труда нашел другую должность, даже более выгодную. Работать приходилось до потери сознания, наши познания о финансах при капитализме были ведь чисто теоретические, как эта система действует реально, никто не знал – если сейчас дети вырастают среди акций и биржевых индексов, то для нас, воспитанников социализма, это был неведомый мир. Поскольку я уходил рано утром и возвращался ближе к ночи, то меня даже устраивало, что дома есть кто-то, кто заботится о хозяйстве, и мне не приходится бегать через день в прачечную, поскольку на нашу работу требовалось являться каждое утро в свежей сорочке.
Так продолжалось несколько лет, в течение которых империя успела развалиться, а республика встать на ноги, пока однажды, входя в понедельник утром в помещение, где устраивались еженедельные собрания, я увидел Эпп. Наш разделяло лишь несколько шагов, и я сразу почувствовал, как между нами проскочила искра». Мне пришлось напрячься, чтобы коллеги не поняли, насколько встреча с новым пресс-секретарем банка, а именно в этом качестве нам представили Эпп, меня потрясла – на работе никто не знал о том, что мы были женаты, после развода она вернула девичью фамилию.
Все собрание я сидел как на углях, не в силах оторвать взгляд от Эпп. Она мало изменилась, глаза ее по-прежнему сверкали, и смех был таким же звучным, как раньше. К моему удивлению, она тоже несколько раз посмотрела в мою сторону. Это придало мне смелости, и когда все стали расходиться, я поймал ее в коридоре.
- Ты прекрасно выглядишь.
- Спасибо.
- Ты снова вышла замуж?
- Нет.
Поколебавшись, я все же задал вопрос:
- А ты знала, что я здесь работаю?
Она засмеялась.
- Нет, естественно! – И усмехнулась. – Как поживает моя сестричка? Все еще подает картошку в мундире?
Кажется, я даже покраснел – по сравнению с Эпп, Кая была плохим поваром – она вообще во всем уступала сестре.
- Увы, - признался я, - и, честно говоря, мне это изрядно надоело.
Эпп посерьезнела.
- Это был твой выбор.
Я начал объяснять, извиняться, жаловаться, как глупо все получилось, и, наконец, сказал напрямик:
- На самом деле, я всегда любил тебя.
Лицо Эпп окаменело.
- Да, но ты сожительствуешь с ней, и, в отличие от нее, я в ничью семейную жизнь вторгаться не собираюсь.
- А если бы я был свободным?
- Этого я тебе сказать не могу.
Она повернулась и ушла быстрым шагом.
Эта короткая беседа подействовала на меня так сильно, что я еще несколько недель ходил, как в тумане – значит, Эпп не забыла меня, значит, между нами еще все возможно! Но для начала следовало избавиться от Каи, Эпп ведь ставила это условие. Я начал вынашивать самые безумные планы вплоть до того, что поеду с ней куда-то на конец света, в Индию или на Мальдивы, и брошу ее там – но я знал, что она вернулась бы, как возвращаются собаки, от которых хозяин хочет избавиться. Однажды, когда Кая на балконе вывешивала отстиранное белье, я был недалек от мысли оторвать ее ноги от пола, чтобы она вывалилась наружу. Спрашиваете, почему я не мог просто сказать ей: «Уйди!» Представьте себе, совесть не позволяла – мне казалось, что это хуже убийства. Со временем я пришел к выводу, что единственный шанс – уйти самому, оставив квартиру Кае. Конечно, было нелегко начать все с начала, но что делать, раз я чувствовал, что не могу жить без Эпп? Я видел ее теперь каждый день, кроме субботы и воскресенья, но и тогда ее светлые власы и зоркий взгляд из-за сильных очков стояли у меня пред глазами.
Но прежде, чем я дошел до окончательного решения, мне на выручку пришел случай. Однажды мне позвонили с вахты и сказали, что со мной хочет поговорить некий старый приятель. Я поехал на лифте вниз – и увидел Юлиуса. После знакомства с его женой мы больше не встречались, я вообще не знал, чем он занимается. Он постарел, жизнь, как мне показалось, его изрядно потрепала, но разве со мной дело обстояло иначе?
- Где ты был все эти годы?
Он печально улыбнулся.
- Это длинная история.
Я посмотрел на часы – до обеденного перерыва оставался час, но при моей должности я мог позволить себе уйти пораньше. Попросив Юлиуса подождать, я поехал наверх, взял пальто и ключи от машины, и помчался обратно – я еще не знал, чем закончится наша беседа, но почему-то мне казалось, что после нее жизнь моя может сделать крутой вираж.
За обедом Юлиус рассказал, что с ним случилось. Счастливая жизнь с черкешенкой продолжалась до тех пор, пока не начались те самые исторические события, о которых я упоминал. То, что стало происходить в Эстонии, черкешенке не понравилось – она была гордая, и ее бесило, что ее называют «мигрантом».
- Мы с тобой, что, не оба граждане Советского Союза? У всех тут разве не красный паспорт, как и у меня? Почему они тогда считают меня вторым сортом?
После объявления независимости ситуация стала невыносимой, и Юлиусу ничего не оставалось, как собрать вещи и отправиться вместе с женой на ее родину – без нее он жить не мог. Но там, в горах, чужим был уже он! Он продержался довольно долго, но, наконец, решил все же вернуться в Эстонию, разумеется, один.
- Можешь мне немного помочь? – спросил он.
- Чем? Деньгами?
- Деньги у меня есть, несколько месяцев продержусь. Работу бы найти.
- А чем ты там занимался?
- Основал банк.
- Ну и как?
- Трижды отвезли в лес и приставили ко лбу дуло пистолета.
Я подумал – в промежутке выросло поколение, свободно изъясняющееся по-английски, но в русском – ни бум-бум, а к нам начали приходить клиенты из России, обеспокоенные примерно тем же, что пришлось пережить Юлиусу – как бы их не отвезли в лес.
- Попробую поговорить с боссом. А где ты остановился?
Юлиус замешкался.
- По правде говоря, нигде. Квартиру я, перед отъездом, продал, а дом родители оставили брату.
И тут словно молния поразила меня – все сходится! Юлиус один, наверняка он жалеет, что когда-то бросил Каю, стоит им сейчас встретиться, как старая любовь снова вспыхнет, и тогда я буду свободен и могу сказать Эпп – давай воссоединимся и мы!
Я все же сделал вид, словно колеблюсь, перед тем, как предложить:
- Можешь пока ночевать у меня.
- А что Эпп на это скажет?
- Мы развелись. Я сейчас живу с Каей.
- С Каей?
- Да, так получилось. Но ты не беспокойся, она не будет возражать. В конце концов, что было, то было. Мы все люди взрослые, должны принимать жизнь спокойно, трезво.
На самом деле, Кая сперва запротестовала, но как только я сказал ей пару резких слов, заткнулась, из чего я сделал вывод, что в душе она ничего против такого поворота событий не имеет.
Боссу Юлиус понравился, его взяли на работу. Некоторое время мы жили странной жизнью: завтракали втроем, затем отправлялись на моей машине на работу, вечером так же возвращались, и заканчивали день совместной дружеской трапезой, в конце которой я обычно жаловался, что должен еще немного поработать, и оставлял их вдвоем. Все же я уверен, что в течение первого месяца между ними ничего не произошло, Кая, наверно, боялась меня, а Юлиус не хотел проявлять неблагодарность. Первый сигнал, что что-то затевается, прозвучал для меня, когда Юлиус сообщил, что он собрал кое-какую сумму, и, если я вдобавок немного ему одолжу, то он купит машину.
- Не можешь же ты до бесконечности меня подвозить, – объяснил он.
Через некоторое время я полетел в командировку в Париж, а вернувшись заметил, что Кая как-то непривычно хорошо выглядит; ну, подумал я, все движется в желательном для меня направлении.
Но затем началось непредвиденное.
Через два месяца Юлиус снял квартиру и переехал. Я подумал, что это первый шаг к тому, что скоро и Кая покинет меня, но вечером я заметил, что она плакала, и в мою душу прокралась тревога.
Скоро моего прямого шефа приняли на работу во Всемирный банк, я был убежден, что получу его должность, но меня ожидал неприятный сюрприз – на повышение, вместо меня, пошел Юлиус.
- Как это тебе удалось? – спросил я, подавляя зависть.
- Ну, по сравнению с Кавказом, здешнее банковское дело – детская забава, - ответил он скромно.
Еще через две недели я получил свадебное приглашение, в котором стояли имена Юлиуса и Эпп.
- Это случилось совершенно неожиданно, - признался мне Юлиус, когда мы очутились вдвоем в лифте. – Раньше мне Эпп совсем не нравилась, казалась высокомерной, а когда я встретил ее здесь, то присмотрелся – какая интересная молодая женщина! Ты на меня не сердишься? Ваша история, насколько я понимаю, в далеком прошлом. Эпп рассказала мне, как получилось, что вы с Каей соединились. Она давно все забыла, так что можем снова встречаться вчетвером.
Я поздравил его – настолько искренне, насколько это было в моих силах, но на свадьбу не пошел

Rado Laukar OÜ Solutions