4 октября 2022  23:03 Добро пожаловать к нам на сайт!

ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА? № 70 сентябрь 2022 г.

Поэты и прозаики Москвы

 

Галина Богапеко (Колосенко)

Галина Богапеко (Колосенко) коренная москвичка – поэт, член МГО Союза писателей России, член Союза писателей ХХI века, давно и профессионально работает на ниве русской поэзии. Она автор семнадцати сборников. Книги Галины Богапеко выставлялись на международных книжных ярмарках, на on/fiction, Публиковалась: в газетах: "Литературная газета", «Поэтоград», «Московский литератор», «Литературные известия», в Нью Йорке в газетах:«Новый Меридиан» и «Репортёр»; в журналах: «Смена», «Юность», «Молодая Гвардия», «Дети Ра», «Журнал ПОэтов», «Новая Немига», "Зинзивер", "Кольцо А", «Камертон», «Южное сияние», "Великороссъ", «Нобелевский тупик», "Новые витражи"; в альманахах: "Муза", «Золотое руно», Российский колокол», «Эолова арфа», «Новый енисейский литератор», «Третье дыхание», «Подольский альманах», "Паровоз". Стихи Галины Богапеко переводились на болгарский язык. В 2017 году присвоено звание «Заслуженный писатель».

Материал подготовлен редактором, Алексеем Рацевичем

 

СТИХИ

 

Несутся над людьми все споры и уловки,
И тишина вошла строкой в багет,
И ночь спустилась на большой подковке,
И Красный конь остановил свой бег
На полотне измученного века,
И в ночь Бог приоткрыл задумчивое веко
В зрачке его туман тропою плыл.
Бог знал, что Красный конь с холста умчится в Мекку…
Ночь стыла и туманом укрывалась,
И до рассвета три часа осталось,
И утро примет пост,
И Красный конь опять взлетит на холст.
Откроют лавки скорые торговки.
В одной из них поделки – всё подковки
И копия холста,
И Красный конь на ней,
как сторожил минувших юных дней…
 
 
СКУЧНЫЕ КАЧЕЛИ
 
Забытый быт,
открытое окно.
И ветер застолбит
Мне место для прогулки,
И я пройду сто метров домино,
Сто метров точек в старом переулке,
Тебя там нет всё было так давно…
И в сквере, рядом, скучные качели,
И лавочки рассохлись поседели,
Сквер перевязан лентой, как больной.
Нам обещают будто в выходной
Распеленают сквер, прогонят вирус,
И весь кошмар весеннею тропой
Сбежит на минус.
 
***
 
Плотность звука, слова, строки
Мастерство обретается временем.
Весь секрет: у какой реки
Обрели вы сложное бремя.
Единицы сложились в десятки
И в остатке осталось немного,
Потому что с базара дорога
И грехи не отмолишь на святки.
Потому что опять Зима
И покров-трудоголик охотно
покрывает. Его закрома
Переполнены снежной заботой.
Чтоб родится в морозный день
В снежной чистой, пышной постели,
Обрести уплотнение тем в тень
Рядом с пряничной богадельней.
Уплотненье
в стремительном времени
И горенье в морозных кострах –
Это дикое в жизни явленье,
Где с горчинкой счастье и страх.
Вот и годы уже не во власти
Изменений, рождённых пером,
И не вырубить топором
Ни желанное, ни напрасное.
 
***
 
Радужное света плетение.
Надо же, прыгает настроение по классикам,
И нет ветра власти.
Дождь только что закончился, еле появившись,
радость –
мгновение.
Отпущено время, отпущены менестрели,
Поёт душа набожная –
Летя в колеснице…
Радостное мгновение –
Ты вылезаешь из воды с каплями на ресницах,
Ощущая новое рождение.
Луч солнца через капельную лупу – в правый глаз
– Раз!
Пол мира потеряно!
Вернулись менестрели,
поют, а ты видишь только левую часть мира.
Время материализовалось. Классики растеряны,
Обернулись в прошлое время.
Полмира южной окружности в затмении.
Охваченная – Memento Mori *,
Ты покидаешь море,
В котором растворилось радужное света плетение.
 
* Memento Mori (помни о смерти)
 
 
ТЫ И У БОГА Я

                    Ты и убогая, ты и обильная…
                                       Н. А. Некрасов

Ты и у Бога я! –
Мы оба сильные!
Страна моя –
Россия милая!

Ты в топях, в ливнях,
Ты тополиная –
Листвой шумящая:
«Дорогой длинною…»,

Умом искрящая
В безумстве времени,
Тоской слезящая
В тяжёлом бремени…

Зарёй алеющей
Ты обновляешься,
Надеждой тлеющей
Молясь, меняешься…


РОДНАЯ РУСЬ!

Как душно в клетке!
Как тесно в клетке! –
Взлечу на ветку
Рябины красной.
Вдохну небесной
Прохлады светлой
И клюну ягод
Зарёй атласных.
Вспорхну до выси –
Проветрю мысли.
Вдохну и свистну:
«Родная Русь!
Дай коромысло,
Чтоб  вёдра чистой
Воды искристой
Набрать из выси,
Спуститься
          в мглистость
Эквилибристкой,
Из вёдер прыснуть
Водой росистой
На землю-пристань,
Где путь тернистый,
И святость, Русь,
            тебе вернуть!»


ЗАМРИ НА МИГ

Мгновенье – кадр! –
Как задержать его?
А как родить
              прекрасное мгновенье?
Как удержать в полёте вдохновенье,
Создать неповторимое творенье
Из праха?
Воздуха?
Воды?
Из ничего?

Божественной иллюзии дано
Создать пространство –
                             Чудо-полотно
И бесконечный фильм
                         крутить на нём
И вечером,
и ночью,
утром,
днём.

Замри на миг,
    уставившись в окно –
Нет мыслей?
Нет тебя?
Нет ничего?
Так, кажется,
        что было всё давно,
И ты, как старый кадр,
               из вечного кино…
Но дудки! – Новый кадр! –
И шелест слышу я!
И вдохновлённый бард
Поёт, что есть земля,
И на земле есть рай
Для грешников земных,
Что снова будет май –
Цветущий май весны.


ВСЮ ЖИЗНЬ ПО КРУГУ    

          «…Лошадь, не надо.
          Лошадь, слушайте, что вы всех плоше?
          Деточка,
          Все мы немножечко лошади,
          Каждый из нас по-своему
                                     лошадь».

                              Владимир Маяковский

По кругу грива
            с хвостом уныло
Копытным шагом
                брели  лениво.
По кругу топот –
            удары сердца…
Где прошлый опыт,
        знакомый с детства?

Вдруг хлыст ударил
По кляче старой
И след кровавый
Зарёю алой
На небе и хребте
                         оставил…

В загоне кляча
Метнулась вправо,
Вцепился сзади за хвост
                            «легавый».


В ней нет желаний
               за жизнь бороться –
Темно в сознанье,
Как в болотце.

Всю жизнь по кругу
С рожденья к смерти
И шарик круглый
                  в круговерти.

А за загоном,
            в чистом поле,
Неслась кобылка,
С ветром споря.
Неслышно было её копыт –
Весь мир огромный
                  пред ней открыт…


СУЕТА СУЕТ – НЕБЫЛИЦА
 

Суета сует –
кругом бегом
По давно
 знакомым
           маршрутам.
Бежим и не видим ничего
И нет ничего как будто?

И день изо дня суета,
                           беготня –
Дом, магазин, работа.
И в сумерках к дому
                   спешим всегда –
Есть в этом от роботов что-то.

Жил робот –
          один среди людей –
Его изобрёл кто-то.
Ходил он по улицам
                     каждый день –
Тихий, спокойный и кроткий.

Он запланирован был
                           на ходьбу,
На подзарядку в скверах,
Гулять
       в мохнатом старом лесу
И разные мелочи делать…

И если чего-то робот не знал –
То обращался к себе –
Кнопку в своей голове нажимал
И получал ответ.

Например,
          он не мог никак понять –
Почему люди бегут
И почему у них, надо сказать,
один и тот же маршрут.
Он кнопку в своей голове нажал
И получил ответ:
«Поздно ложатся люди спать,
Рано приходит рассвет!»
«А что означает слово «спать»?»
«Подзарядка!» – ответ.

Робот пошёл к реке, присел,
Рябью воды любуется –
И облака на воде разглядел
И рыбу в реке,
              и пёструю курицу,
Которая, квохча, шла к воде
С цыплятами жёлтыми, куцыми.

На травку душистую
                     робот прилёг
И стрекотанье услышал.
И над ним взлетел мотылёк
И полетел всё выше!
Робот снова кнопку нажал:
«А как я могу летать?»
Ответ:
«Идти, спотыкаться,
падать, вставать,
Если хочешь летать!»

Робот нажал кнопку опять:
«Хочу я летать
                  и крылами махать!»
Ответ прозвучал трёхкратно:
«Пора тебе в сквер на подзарядку,
Пора тебе в сквер на подзарядку
Пора тебе в сквер на подзарядку!»

И робот пошёл
              в ближайший сквер,
Сел на скамью, подзарядился.
И вот он уже в толпе людей
бегущих! – Бежит, суетится!

Думает робот: «Что-то не так,
В толпе по-другому влияет заряд!
Но хоть бы кто-то остановился!

Трамваи звенят, машины гудят
И странно печальные лица.
Куда спешат, зачем спешат,
Наверное, чтоб зарядиться!»

Он всё-таки выбрался из толпы
И крикнул: «Остановитесь!»
И замерли все, оглянулись все –
Улыбкой заполнились лица…

Ведь вечер
       такой прекрасный стоял,
Хоть в воздухе пахло грозой.
Шумели листвой
                    тополя, тополя.
Прохладой сменился зной.
И воздух вдохнув,
                     толпа не спеша
Пошла по мостовой.
И гром раскатился
                     и молнии шар
Скатился, и дождик пошёл.

Пошёл чуть дыша,
             тихонько шурша,
Как лёгкий приятный душ,
С лихвой заряжая горожан
      энергией радости душ.

И Робот воскликнул:
«Счастливый народ
Сегодня  природе
                       улыбки несёт!»



МАТРЁШКА - ЖАР-ПТИЦА

Нине Красновой

Матрёшки-Жар-птицы –
От крупной до самой малюсенькой
Гуляют в лесу травянистом,
Некошеном грустном…

Они разбежались
По разным театрам и сценам
С вечерним пожаром
Зари, к выступлениям ценным…

Но к ночи они соберутся –
В темь
Но к ночи они обернутся
Все семь
в одну Матрёшку-Жар-птицу,
Вобравшую дух
Веселья, смятенья Столицы…

И не будет вокруг
 скоморошьих и грустных,
и просто туманных сцен…
А в доме пусто
и лишь –
картинки со стен…

Но это твой дом,
Матрёшка-Жар- птица-Царица,
И в нём в окоём
Твой взгляд лучезарный стремится

Туда, где всегда
Ты находишь Его отраженье.
Ты помнишь когда
Было первое это смущенье…

Ты помнишь и ту
Подведённую жизнью черту,
Когда Он ушёл
И оставил свой след на ходу…

Но ты зажигаешь
и даришь и даришь себя,
Родная Жар-птица –
Матрёшка весеннего дня.
 

ВОТ МИРАЖ НАЯВУ    

Всё яснее во сне
Вижу я караван.
По волнистым пескам
Средь верблюдов одна
Я иду без горба,
И еды, значит, нет.

Я в пустыне одна,
Я пуста, я бедна,
Хоть стреляйся,
Но где пистолет?

Вот мираж наяву –
Я с горбом, но в раю
И еды –
Ешь, хоть лопни!

Иллюзорный мой рай –
Это праздничный май –
Я ребёнком в сандалиях топаю.

Я купила б сандалии,
Но таких уже нет –
Лёгких, кожаных, на застёжке.
Может сшить только маленькие,
Как амулет,
Для дюймовочки-крошки?


В БАНТИКАХ ЮНОСТЬ  

В бантиках юность твоя,
Настенька, внучка родная,
Глазки твои как заря
Светятся утром ранним.
Мчишься ты словно газель,
Что испугалась грома.
Думаешь, как повзрослеть,
Чтоб ускользнуть из дома –
Дома – России твоей,
В дивный любимый Париж,
Любишь ли ты Куршевель
В Альпах, с тропинками лыж?
Редко я вижу тебя –
Век наш глотает время –
Меня серебром серебря,
Тебя, золотя в Куршевеле.
 
 
Rado Laukar OÜ Solutions