27 ноября 2022  20:03 Добро пожаловать к нам на сайт!

ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА? № 65 июнь 2021 г.

Поэты и прозаики Санкт-Петербурга

 

Дмитрий Северюхин

 

Дмитрий Яковлевич СЕВЕРЮХИН (род. в 1954 г. в Ленинграде). Прозаик, поэт и художник. Историк искусства, доктор искусствоведения, профессор петербургских вузов. Член Санкт-Петербургского Союза художников, Союза писателей Санкт-Петербурга и Международной ассоциации искусствоведов и критиков (AIS). Автор более 400 научных публикаций по проблемам старого и современного искусства, литературы и общественного движения, ряда монографий и научно-справочных изданий, обладатель более 30 патентов на изобретения в области электронных технологий. Участник петербургских художественных выставок. Автор шести книг прозы и поэзии; стихи и эссе печатаются в петербургских и московских журналах, сборниках и антологиях. 

Материал подготовлен редактором раздела «Поэты и прозаики Санкт-Петербурга»   

                                                                                                                                    Феликсом Лукницким 

 

 СТИХИ

 

РАЗГОВОР С ТИШИНОЙ 

 

Бестелесен, нем и зыбок,  

и практически не пьян,  

я пишу стихи на рыбах —  

отправляю в океан.  

И они, скрываясь в пене 

 чёрно-белой и пустой,  

с равнодушием смиренным  

отвечают тишиной. 

 

СОН 

 

Во сне попал на безымянный пир 

с какой-то мизансценою мертвецкой,  

но помнил, что меня ценил Шекспир,  

да ненавидел злобный Достоевский.  

Текила не текла — текла любовь.  

Готовясь к романтическому блюду,  

я презирал эстетику боёв  

и право бить старинную посуду.  

Седая грива, выпуклый живот,  

подагра, совмещённая с артритом,  

трава, текила, пуля, эшафот —  

мне подсказали музыкальный ритм.  

Но крик вороны, возвестив рассвет,  

напомнил, что меня в помине нет. 

 

ИЗБЫТОК УДАЧИ  

 

Это не скука и даже не лень…  

В. В. Набоков 

Тёплое пиво, плохие очки, запах столетнего пота,  

женщины те, коих славил и чтил… 

Бросьте, теперь неохота.  

Хватит, глазные шары разверну,  

в купол тоскливых метаний,  

буду терзать золотую струну —  

ножик, бумага да камень.  

Клоун, развратник, богемный авгур,  

что ещё нужно поэту?  

Чем разогнать ядовитую хмурь? —  

Бросьте, сейчас не об этом.  

Я лишь о том, что не скука, не сплин  

и не похмелье, тем паче.  

Только одна из небесных причин:  

это избыток удачи. 

 

СВАРЩИК  

 

Небо взвивалось как серый тюрбан,  

пылала рябина, дышала акация.  

И тут вот задумал писать роман  

сварщик невысокой квалификации.  

В гараже собутыльники ему подливали  

мерзость, замешенную на метаноле —  

они не ведали, не понимали 

как много гитик умеют в школе.  

Пили, шутили, мол: «граф О’Ман»,  

полагая, что ударяют по репутации.  

Он же просто задумал какой-то роман.  

Пылала рябина, дышала акация.  

Роман получился поболее тех,  

что попадают в экранизацию,  

и несколько менее — это не грех —  

посланий, допустим, того же Горация.  

Он состоял из пяти заголовков  

к пяти ненаписанным главам, допустим,  

к пяти не придуманным главам и только —  

несколько фраз изощрённого вкуса.  

Простим, товарищи, этот каприз  

покойнику невысокой квалификации.  

Серое небо, дымись, дымись,  

пылай рябина, дыши акация! 

 

ЁЖИК В ТУМАНЕ 

 

Ты немного обессилен  
от недоброго подпитья –  
Митя, что же приключилось, 
что с тобой случилось, Митя? 

На висках пробилась проседь – 
это значит – ты не молод,  
в голове немного осень, 
а в паху чертовский голод. 

Ты живешь в библиотеке –  
угол Невского/Садовой. 
У тебя опухли веки 
от возвышенного слова. 

Впрочем, только говорится 
про высокую культуру, 
а на деле – то ли шприцем, 
то ли в рот пилюлю-дуру. 

В ноябре бодрящим утром 
подберёт тебя охрана, 
и в оттенках перламутра 
выйдет ёжик из тумана –  

с интонацией избитой 
спросит: «Что же приключилось? 
что с тобой случилось, Митя? 
Митя, что с тобой случилось?» 

Отвечать тебе не нужно 
на вопросы не по делу – 
защитит тебя окружность, 
нарисованная мелом. 

 

СОН ПРО МАМУ 

 

Душно и холодно. Мама приснилась. 

Мама приснилась, да сон был недолгим. 

Что-то шепнула, да я не расслышал. 

Впрочем, расслышал да только не понял. 

Утром и это, пожалуй, забылось 

как забывается лучик восхода, 

как растворяются в воздухе летнем 

выклики чаек, парящих над крышей.  

Только дрожу от посланья ночного 

и трепещу от негаданной встречи. 

Так трепетанье весёлых листочков 

Нам предвещает грозу и прохладу. 

Так от смолистого запаха сосен 

веет пожаром да чёрным дурманом. 

Мама, Ты что-то сказать мне хотела –  

только я стар и опять непослушен, –  

век мне терзать неуёмное тело 

да пропивать беспокойную душу. 

 

Rado Laukar OÜ Solutions