25 января 2022  01:38 Добро пожаловать к нам на сайт!

ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА? № 63 декабрь 2020 г.


Поэты и прозаики Санкт-Петербурга



Юлия Белохвостова

Юлия Белохвостова Поэт, филолог. Член союза писателей Москвы. Окончила МГУ им. Ломоносова, филологический факультет, специализация – древнерусская литература. Публиковалась в коллективных поэтических сборниках, антологиях, альманахах, журналах «Плавучий мост», «Новый берег», «Арион», «Интерпоэзия», «Урал», «Кольцо А», «Аврора», «Крещатик», «Книголюб», «Литературной газете», «Учительской газете», «НГ Экслибрис», альманахе-навигаторе Союза Российских писателей «Паровозъ», №6 за 2016г. Автор трех поэтических сборников: «Мне не идет весна» (2012г., изд-во «Тровант», г. Троицк), «Ближний круг» (2015г., изд-во «Перо», г. Москва) и «Яблоко от яблони» (2017г., изд-во «Алетейя»,г. Санкт-Петербург). Организатор цикла поэтических вечеров «У Красного рояля» в Третьяковской галерее (2009-2012). Дипломант Международного Волошинского конкурса 2015г. Призер конкурса им.Гумилева «Заблудившийся трамвай» 2016г. Победитель конкурса «Эмигрантская лира» в номинации «Неоставленная страна» 2017г.

Материал подготовлен редактором раздела «Поэты и прозаики Санкт-Петербурга» Феликсом Лукницким

СТИХИ

Жить у воды, чинить рыбачью сеть, 
ловить, что Бог послал тебе на ужин 
и есть. И телевизор не смотреть - 
зачем в деревне телевизор нужен?

С утра пораньше хлопотать в саду: 
белить стволы корявых старых вишен, 
грести траву и складывать в скирду, 
пилить деревья, срок которым вышел,

колоть дрова - здесь нужно много дров,
и, семь потов с себя согнав к обеду,
взять банку малосольных огурцов
и заглянуть на огонёк к соседу.

Узнать, что снова дорожал бензин, 
соседка справа наняла киргизов, 
а председатель строит магазин.
Зачем с таким соседом телевизор?

Вернуться в дом и прежде, чем уснуть, 
обдумывать проблему непростую:
какую взять на жереха блесну, 
серебряную или золотую?

***

Ходит по комнате взад и вперёд, 
меряет вечер шагами, 
знака, намёка приметного ждёт, 
мучается мелочами:

стул не на месте, стакан не помыт, 
лампочка перегорела...
Как по-хозяйски вторгается быт
в действия бренного тела.

Вдруг покачнется, как будто упасть
может в любую минуту, 
выдохнет: Господи, что за напасть? -
и по тому же маршруту

взад и вперёд, за собой по пятам
ходит по тёмной столовой, 
под ноги смотрит, как будто и там
ищет забытое слово.

Будто важнее и нет мастерства, 
что за досада такая? -
только записывать в столбик слова, 
тщательно их подбирая.

***

Утешь меня - я плакала во сне
по поводу ничтожному как будто, 
а просто потому, что выпал снег, 
по-зимнему засвечивая утро,

застигнутые холодом врасплох,
цветы замёрзли в ящиках балконных,
устроили такой переполох,
такую драку с голубем вороны.

Мне голубя заклёванного жаль, 
цветов, покрытых коркой ледяною.
Каких ещё причин тебе, печаль, 
чтоб измываться вдоволь надо мною?

Я плакала о том, что все пройдёт, 
и даже сон живёт до пробужденья, 
забыв, что так бывает каждый год, 
что снег идёт на каждый день рожденья.

***

Возвращаться. Узнавать дорогу, 
каждый куст сиреневый обнять, 
к запахам знакомым понемногу
запах свой подмешивать опять.

Проводить рукой по полке книжной, 
сдвинув шторы, наблюдать в окно, 
как на сером небе неподвижном
облако становится луной.

Кофе пить, прикуривать от спички, 
удивляться разным мелочам, 
даже тем, которых по привычке
раньше никогда не замечал.

Начинать не с первого абзаца
старый перечитывать роман.
Изучать науку возвращаться, 
забираясь с пледом на диван.

Это будет вторник, нет, суббота, 
день пройдёт, неделя, целый год...
Возвращаться можно, если кто-то, 
на часы поглядывая, ждёт.

***

Светлая девочка, что бы с тобой ни случилось
в эти последние несколько тёплых дней, 
пообещай мне, сделай такую милость, 
не потускней.

Кто бы тебя ни обидел - по злому навету,
с умыслом или, как водится, невзначай,
ты уж, пожалуйста, той же фальшивой монетой 
не отвечай.

Дождь после солнца - пасмурное похмелье, 
небо затянет облачность, как сатин. 
Не обращай внимания. Как умеешь, 
так и свети.

***

Был этот день задуман для того
таким безоблачным и мирным с виду, 
чтоб не качать сердито головой,
припоминая давние обиды.

Чтоб не остаться дома взаперти, 
не начинать пустого разговора, 
накинуть куртку лёгкую, пойти
по улице, спуститься вдоль забора

туда, где стынет тёмная река, 
не набирая больше прыти вольной,
лениво отражает облака, 
клин перелётных уток треугольный.

Чтобы сидеть на волглом берегу, 
кленовый лист качая на коленях,
и мимо вас плывущему врагу
махать без торжества и сожаленья.

***

Все говорят о весне - ну, и ты говори,
не признавайся, что в сердце твоём январи,
что за окном пляшут голые ветки рябин,
что из цветов не проклюнулся в жизнь ни один.

Все говорят о весне - ну, и ты не молчи,
пой эту песню, в которой ручьи и грачи,
не огорчайся, что дом окружает асфальт,
весь этот март для тебя - незакрытый гештальт.

Все говорят о любви - ну, и ты не зевай,
март отболит и настанет спасительный май,
птицы вернутся, проснутся в земле семена,
прежних возлюбленных станут водой имена.

Все говорят - не грусти, ну, и ты не грусти,
белых тюльпанов купи и конфет ассорти,
выпей вина или кофе покрепче свари
и обязательно с кем-нибудь поговори.

***

Говорит, любовь у меня такая, 
я в тебя иголкой ее втыкаю, 
чтоб торчала нитка в ушке игольном. 
Жду, когда тебе будет больно.

Ты сама не видишь, сама не знаешь, 
как ты хороша, когда умираешь, 
и когда тебя оставляет сила, 
как же ты бываешь красива.

Я люблю не плечи, колени, руки, 
а лицо твоё в искаженье муки, 
этот миг мучительный нам и нужен - 
и втыкает иголку глубже.



Папина яблоня

Нестройность птичьего сопрано, воскресный благовест вдали, под сладкой тяжестью шафрана согнулись ветки до земли, в коклюшках веток - паутина, и день плетется кое-как, стоит плетеная корзина, наполовину в яблоках… В траве, в садовой бочке, всюду избыток райский, собирай и веруй в яблочное чудо, в необычайный урожай.

    Вот эту яблоню за домом я помню дольше, чем себя. Отец рассказывал знакомым, что к середине сентября (не этого, но через годик уж точно) будет нам пирог, все дело в правильном уходе. И он ухаживал, как мог: поил, кормил, зимой холодной ствол мешковиной пеленал… Увы, она была бесплодной, как Авраамова жена.

    Сад пережил пожар, щитовок, набеги выросших детей и переделку в духе новых ландшафтно-парковых идей. Творцы в порыве вдохновенья хотели яблоню срубить, но для густой прохладной тени оставили. И птицы вить в ее ветвях привыкли гнезда, а папа в солнечные дни любил сидеть в шезлонге пестром в ее спасительной тени.

    Тот год, когда мы проводили отца, был яблочно богат. Под слоем золотистой пыли тонул в осеннем солнце сад, со стороны усадьбы старой трезвонили колокола, и яблоня библейской Саррой воспрянула и понесла – согнулись ветки под плодами, не в силах с ношей совладать, а в доме пахло пирогами, а в сердце стала благодать.

Rado Laukar OÜ Solutions