4 июля 2022  14:24 Добро пожаловать к нам на сайт!

ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА? № 63 декабрь 2020 г.


Крымские узоры



Владимир Докшин

1959 г.р., родился и сформировался как личность в Крыму, в маленьком городе Судаке. С детства отличался неуёмной жаждой познания и способностью трансформировать множественные импульсы бытия в неповторимое и независимое видение мира.Судьбинным путём пришёл к делу всей жизни, основанному на искусстве слова, и вот уже четверть века служит в городской газете «Судакские вести». Признан Заслуженным журналистом Республики Крым.

С первых дней существования литературного объединения «Киммерия» в Судаке В. Докшин является его постоянным и деятельным участником. Владеет методикой концептуального освещения культурных событий. Представляет Судак на международных мероприятиях. Лауреат международного конкурса «Фанданго» (2014).

На путях своей прихотливой судьбы рано проявился как личность, духовно осознающая миссию поэта, и принадлежит к тем творцам, которые предпочитают процесс, а не результат. Но его произведения, несмотря на всего лишь две изданные книги – «То, что я называю собой…» (2009); «Последний Хомо» (2015), – разными путями через верных друзей приходят к массовому читателю: на фестивали, конкурсы, в сборники и антологии. В читательской среде имеет заслуженное признание и статус поэта, способного к творческому озарению и духовному открытию.

Как поэт философского склада, в назначенный момент своего творческого развития пришёл к осознанию художественного и онтологического потенциала медитативного жанра поэзии – венка сонетов. Именно произведение этого жанра может дать яркое и концентрированное представление о редкостной палитре поэтики Владимира Докшина.


«Родиться в этом карантине времени…»

RESPONSAMEA


Венок сонетов


Вам, рождённым в приморском вертепе,

В заповеднике призрачных грёз,

В РаеАде меж роскошью роз

И суровою памятью степи,

Вам, судьбою закованным в цепи

Крымских чар и бытийных угроз,

Вам, блюстителям солнечных лоз,

Гордым баловням великолепий:

Что вам видится в тайных вестях –

Зорким оком смятенного эго –

В истомлённых полуденной негой

Неизмеренных пропастях?..

Поделитесь, намёком хотя,

Чем живёт вашсудакскийэгрегор.

Людмила Корнеева

1

Родиться в этом карантине времени –

Не отправная точка, а итог

Скитаний. Новгородский древний кремль они

Мнят своим чревом. Пращур-ватажок

Безродным был, как прочие ошуйники

(Ошую князя не сидела знать),

Зато поморы о лихом ушкуйнике

С него легенды начали слагать.

С ватагою на лодьях, взятых в складчину,

И в Поонежье, и в Подвинье он

Дань с чуди заволочской выколачивал

И новгородский утверждал закон.

Жаль, время стерло имя удальца.

Дар? Случай? Прихоть кармы? План Творца?

2

Дар? Случай? Прихоть кармы? План Творца?

Да, имя стерто. Имя, но не прозвище.

Не токмо удаль – слава праотца,

В ином мой древний пращур был непрост еще.

Был докою в любом он мастерстве,

А коль вся жизнь – меж Саньшами да Кольшами,

Оставил право он людской молве

Себя запомнить новгородским Докшею.

Безродный сам, любви знал цену он.

Нить его рода сквозь века проложена.

Взгляни на карту: Котласский район,

А в нем, среди иных – деревня Докшино.

Осыпан колос, гены скажут семени,

Кто ты, крымчанин, есть по роду-племени.

3

Кто ты, крымчанин, есть по роду-племени?

Наследник всех, кто жил здесь сотни лет,

Иль «московит залётный»? В сей дилемме ни

Уму, ни сердцу не найти ответ.

Одно скажу, судите ли, рядите ли,

Что пища есть и сердцу, и уму

В том, что мои любимые родители

Меня зачали именно в Крыму.

В том вижу я и счастье, и участие

Сил Вышних, в том я вижу план Творца,

Что котласскую древнюю династию

Обогатила кровь Череповца.

Сын россов, живших в браке без венца,

В ком из крымчан узнаешь праотца?

4

В ком из крымчан узнаешь праотца

По матери? Задача нереальная.

Упрячут и бойца, и мудреца

Хитросплетенья матримониальные.

Лишь знаю, прадед мой достойно жил,

В герои вышел, да и в кавалеры же –

Георгиевский крест он заслужил,

Матрос Цусимы (битвы, книги) Серышев.

А дед мой Трифон на пятнадцать лет

Без переписки осуждён при Сталине.

Всё. Вех иных в семейном древе нет.

Лишь сниться мать с отцом не перестали мне.

России сын, Крым полюбить сумей.

Земле твоей родны алан, ромей.

5

Земле твоей родны алан, ромей.

И племя кочевое, и империя

Её считали вотчиной своей,

И идолам молясь, и в Бога веруя.

Аланам сквозь века и мой поклон

(Иль древним грекам, судя по названию –

Сугдея). Ими город заложён.

Поныне он – очей очарование,

Хоть восемнадцать минуло веков,

И принял он формат курорта летнего.

Судак родной, с тобой святых оков

С рожденья не порвать до дня последнего.

Твоей красою не могли наесться

Тавр, скиф и византиец с генуэзцем.

6

Тавр, скиф и византиец с генуэзцем:

Меж ними дружба не была крепка.

Нет, не культура полисов, не крест – цель

Сюда пришедших в средние века.

Поклон сквозь лета низкий тавроскифам –

Кочевникам, познавшим щедрость лоз

Кокура, винограда. Их, по мифам,

Бог Дионис из Греции принёс.

А итальянцы тупо торговали

И меркантильно обирали люд,

Им крепости величие едва ли

В заслугу даже правнуки зачтут.

Под гнетом жили армянин, еврей

И сурожанин – брат твоих кровей.

7

И сурожанин – брат твоих кровей –

Путь в греки из варяг перезагрузке

Подверг, уча торговле сыновей,

И Понт Эвксинский сделал морем Русским.

Не здесь ли Бравлин, новгородский князь,

Закончил свой набег святым крещением?

И это знак. Я четко вижу связь,

Прародины к Тавриде причащение.

Богатство сей земли – вина нектар.

Не пища ль он для духа добра молодца?

Былой кыпчак теперь къырымтатар.

Не вечные ль соседи русским половцы?

Да, росс, не ссорясь с братом-иноверцем,

С землею этой крымской сросся сердцем.

8

С землею этой крымской сросся сердцем

И пью взахлёб её волшебный сок –

Большой сонаты крошечное скерцо,

Большого поля тонкий колосок.

Чтоб под ноги мои стелились тропы,

Чтоб песне звёзд я ночью мог внимать,

Прошла, освобождая, пол-Европы,

Земля ей пухом, фронтовичка-мать.

Чтоб Крыма и России монолитность

Питала кровь мою, как витамин,

Отец-комсорг, забыв про инвалидность,

Освобождал плантации от мин.

Коль вам с землей одна судьба дана,

История земли – твоя ль она?

9

История земли – твоя ль она?

Воистину моя, но всё же главное –

Впечатать в память сына имена

Столпов России, их деянья славные.

Непросто было: Киев Крым имел,

Историки продажные, никчёмные

Старались эпопею славных дел

Все двадцать лет измазать краской чёрною.

Непросто все: и бывшая жена

Сынуле помогла «обукраиниться»,

Но – референдум, Крымская весна,

И сын – со мной, оставив маму в Виннице,

Подвел итог раздумий многолетних:

Деянья предков – ты ли их наследник?

10

Деянья предков – ты ли их наследник?

Ответят лишь потомки, но не мы.

Коль неподвластен времени наш след в них,

Мы честно защищали свет от тьмы,

Достойно жили, праведно и остро,

Как надо пред пришествием вторым

Тем, кто для жизни, нет, не полуостров,

Избрал планету под названьем Крым.

Российские пииты, мы родня ли?

Да, слеплены мы все из разных тест,

Но сколько бы слова мы не меняли,

Итогом будет этот, крымский, текст.

Читатель скажет: грош ему цена,

Коль в мире вспыхнет новая война.

11

Коль в мире вспыхнет новая война –

Очередной урок-виток истории,

Нам не впервой запеть: «Вставай, страна!» –

И защищать родные территории.

Тебе ль страшиться урагана, росс,

Огня, потопа иль чего поганее?!

Коль ты, как дуб, корнями в землю врос,

Не даст тебя земля на поругание.

Мы выдюжим, сгорая – не сгорим,

Поскольку с нами – Вера Слову твердому,

Поскольку ПравоСлавен Третий Рим,

И на планете не бывать четвёртому.

Охранник рубежей тысячелетних,

Что будешь защищать из сил последних?

12

Что будешь защищать из сил последних,

Ты, спящий в потребительском раю?

Амбиции гораздо выше средних?

Европу предзакатную свою?

В чём стимул бытия космополита,

Что у маммоны-идола – в ногах?

Война (отец всего, по Гераклиту)?

Мечта (конечно, о больших деньгах)?

Вы – без благословения планеты.

Как сложится, с войной ли без войны,

Нам выпало найти на всё ответы.

Мы знаем, для чего мы рождены.

Всевышний в душу мудрость мне вложил –

Вопросы эти я давно решил.

13

Вопросы эти я давно решил,

Возможно, что в иной реинкарнации,

И в той, иной, вселенной тот грешил,

Кто утверждал, что личность выше нации.

Всю книгу бытия перелистать –

Не зачеркнуть божественного правила,

И части выше целого не стать,

Как бы она то целое ни хаяла.

Вне времени, пространства Абсолют

Не пустит душу в мир без поучения:

Искать ли ей убежище, приют

Иль главное свое предназначение.

Последнее Он в душу мне вложил,

Иначе б не родился я, не жил.

14

Иначе б не родился я, не жил.

Нет смысла в бытии не предназначенном.

Иначе б душу я не обнажил.

Иначе б вечность зря была потрачена.

Теперь сказал. Судьбы замкнулся круг.

Что впереди? Привычные скитания…

Пройдут века, и Крыма русский Юг

Войдет в свою эпоху процветания.

А коль его иная доля ждет,

И снова разлучат с Россией родину,

Душа моя в скитаньях предпочтёт

Все повторить, что было раньше пройдено,

Вновь взять на плечи груз земного бремени –

Родиться в этом карантине времени.

15

Родиться в этом карантине времени –

Дар? Случай? Прихоть кармы? План Творца?

Кто ты, крымчанин, есть по роду-племени?

В ком из крымчан узнаешь праотца?

Земле твоей родны алан, ромей,

Тавр, скиф и византиец с генуэзцем,

И сурожанин – брат твоих кровей –

С землёю этой крымской сросся сердцем.

История земли – твоя ль она?

Деянья предков – ты ли их наследник?

Коль в мире вспыхнет новая война,

Что будешь защищать из сил последних?

Вопросы эти я давно решил,

Иначе б не родился я, не жил.

Rado Laukar OÜ Solutions