18 мая 2022  15:49 Добро пожаловать к нам на сайт!

ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА? № 63 декабрь 2020 г.

 

Исторический архив

 

Автор: Ралот Александр - 8 книг.Главная страница.

 

Александр Ралот

 

Древняя Греция и Древний Рим в человеческом измерении

 

 

Проскрипция гения


Хозяин дома нервничал. Сквозь седину на голове проступали капельки пота. Он ходил из стороны в сторону, то и дело расправляя складки своей тоги, изготовленной из белой шерсти, с пурпурной полосой. Наконец, подошёл к полукруглому стибадию, взял лежащий там пергамент и что есть силы запустил им в стену.
- Братом мой, Квинт. Они посмели внести наши имена в проскрипционные списки! Теперь мы вне закона. Как тебе новость?
Статный мужчина отвернулся от окна. -На всё воля богов. Ты же знаешь, что я сам не однократно приводил в исполнение требование проскрипции. Много лет назад правитель Сулла породил эти страшные бумаги. С тех пор множество народа были казнены как враги Рима. Настал наш черёд.
- Ты же знаешь, что мне обещали должность второго консула и возможность править империей совместно с Октавианом. И! Вот!- Старик указал рукой на лежащий в углу комнаты свиток.
- Оратор. Прекращай свою демагогию. Не время сейчас для славословий. Нам с тобой надо бежать. Немедленно! И как можно дальше. Верные люди нам обязательно помогут. Что бы сохранить свои жизни мы должны успеть на корабль, отходящие в восточные страны.
- Ты прав Квинт. Доберёмся до моего приморского поместья в Астуре. А уже оттуда поплывём в Македонию, к Бруту. По Риму упорно распространяют слухи, что у него имеется не одна когорта.

***
Рабы споро бежали по вымощенной булыжником дороге. Стараясь при этом, как можно меньше раскачивать свою драгоценную ношу.
Старик возлежал на роскошных носилках дремал. Сменяя друг-другаперед его усталыми глазами проплывали картины далёкого прошлого.
***
Отец инвалид, по этой причине не сделавший политическую карьеру, привёз сыновей в Рим. Поселил в собственном доме. Определил на учёбу в общественную школу. Там преподавали прекрасные учителя, вывезенные из Греции. Именно они и познакомили юношу с поэтом Архием. Он, в то время, занимался тем, что объяснял знатным римлянам особенности греческого стихосложения.
Родитель денег на образование не жалел. Платил щедро. И мальчик увлёкся поэзией. Сам начал сочинять. И не без успеха. Регулярные занятия дали свои плоды. Скоро в искусстве красноречия ему уже не было равных.
Через год по римскому обычаю, с него содрали детское одеяние. Отныне нарядом для него стала тяжёлая мужская тога.
Рабы опустили носилки на землю. И отошли. К старику подошёл Квинт.
- Брат мой, прости меня, если сможешь. Я принял решение вернуться! В спешке мы с тобой не захватили еды. А купить её по дороге увы, не сможем. Ты же не хуже меня знаешь, что любой житель страны обязан убить или выдать властям людей из списка проскрипции. Получить за это злодеяние награду, а возможно и имущество. Нельзя так же надеяться и на рабов. Ибо они после нашей гибели, согласно закону, обретают свободу. Даже если мы сможем избежать казни, то вскоре умрём с голоду.
Старик молчал. Не знал, что возразить. По морщинистому лицу текли слёзы. Наконец, дрожащей рукой притянув к себе Квинта, еле слышно пробормотал-. Печально, но ты прав. А по сему поспеши назад. Но не мешкая возвращайся. Встретимся в Астуре, на корабле. Устами твоими сейчас говорили боги. Они обязательно помогут тебе.
***
Рабы разом подхватили два пары носилок. Но теперь их пути лежали в противоположные стороны.
Солнце стояло в зените. Старик накрыл лицо куском дорогого китайского шёлка и не заметил как, уснул.
***
Ему снился стройный юноша стремившийся по быстрее сделать блистательную карьеру. Для этой цели необходимо было пройти через военные походы. Марк Туллий оказался в армии императора. Участвовал в Союзнической войне. Быстро сообразил, что не испытывает никакого трепета перед прелестями военной жизни. Юношу тянуло к философии, праву и риторике.
***
Носилки тряхнуло. Старик приподнялся. Впереди по дороге шли люди, одетые в лохмотья.
- Дайте им немного денег!- Распорядился он.- И пусть убираются с дороги.
- «Вот сейчас узнают меня. И всё. Конец. Хорошо, если убьют сразу. Без мучений.»-пронеслось у него в голове.
Но оборванцы, с радостным криком поднимающие с земли мелкие монеты, не обратили на хозяина носилок никакого внимания.
***
Старик вспомнил своё первое громкое дело. Секста Росция, обвинили в отцеубийстве. Никто не хотел защищать обречённого. Ведь его обвиняли любимчики самого императора. Однако после речи защитника Марка суд беднягу оправдал. Но молодому юристу пришлось срочно перебраться в Афины, а затем бежать ещё дальше. На остров Родос.

 

Ничто не вечно под луной. Наконец боги лишили жизни Суллу. Марк вернулся в Рим. Получил право добиваться звания квестора, самой низшей государственной должности.
Непростое занятие. Ведь каждому кандидату предстояло лично общаться с жителями Рима. Громко приветствовать каждого гражданина по имени. (Спасибо рабам-пронырам. Они знали в лицо почти всех и подсказывали в нужную минуту). Его выбрали с огромным перевесом голосов.
Новое дело. Жители острова против Верреса. Будучи претором он грабил Сицилию. Приказывал вывозить статуи, дорогие картины и ковры. Брал взятки. Марк произнес в суде пламенную речь. И несмотря на то, что его адвокатом обвиняемого был сам Гортензий, обвиняемого отправили в изгнание.

 

***
- Корабль уже виден.- Раб шедший впереди носилок показал рукой на морской залив.- Прикажете доставить вас на палубу или сначала вашу виллу?
- Я пройду самостоятельно 100 стадий. Буду думать! Хорошенько думать! А вы отдохните. Потом догоните меня и я сообщу куда мы отправимся дальше.

 

***
Воспоминания не давали возможность сосредоточится. Они упорно лезли в голову старика. Он пытался их прогнать, но тщетно. Им не было конца.
Марк опустился на большой камень, лежащий поодаль.
- «Цезарь пригласил меня стать четвёртым после Помпеея и Красса»-пронеслось у него в голове.- «Почему же я отказался? Ах, да. Вспомнил. Я тогда заявил, что остаюсь верен Республике и демократии. И что триумвират создаётся исключительно для захвата власти. Против меня выступил сам ПублийКлодий. Припомнил мои показания в суде против него. Никто не выступил в мою защиту. Пришлось опять бежать из Рима. На этот раз в Фессалонику. Всё нажитое забрали в казну. Ну да ничего. Через год новый народный трибун Тит Анний Милон произнёс в сенате речь и просил голосовать за моё возвращение .Все были «за», лишь один Клодий-против. Перед усталыми глазами проплыла ликующая толпа встречающих.

 

***
Старик поднялся. Рядом стояли мускулистые рабы и ждали приказа.

 

***
- В дом несите. Отдохну немного. Дождусь брата и на корабль. И прочь отсюда. А вам всем-свобода.

 

***
Голова кружилась. Очень хотелось пить. Но у Марка не было сил дотянуться до спасительного кувшина, покоившегося у его ног.- «Потерплю. Осталось совсем немного. Не буду беспокоить рабов. Пусть делают своё дело.» -Перед глазами проплыла новая картинка. Рим. Сенат. Старик не был заговорщиком. И не принимал участия в убийстве Юлия Цезаря. Но люди совершившие это злодеяние относились к нему с симпатией. Брут выкрикнул имя Цицерона и потребовал, чтобы тот восстановил Республику. Увы, не смотря на все старания оратора демократические принципы не восторжествовали. Более того Марк поссорился с новым властелином, Антонием. А тот спустя некоторое время создал с Октавианом и Лепидом второй триумвират. Его утвердило народное собрание Рима. Группа получила статус правового органа. Понятное дело, что Цицерон, его брат и все сторонники были объявлены врагами государства.

 

***
- Хозяин! Хозяин! Очнитесь.-Раб тряс за плечо старика. -Смотрите туда. Это знамение. Боги подают знак. Надо бежать. Немедленно.
Цицерон с трудом разжал веки.
Стая ворон опустилась на палубу судна. Птицы неистово кричали и долбили клювами корму. Здоровенный ворон влетел через окно в комнату и пыталась сорвать дорогую накидку, прикрывающую лицо Цицерона.
Рабы подхватили его и бросились к морю. Четверть часа спустя дорогу им преградили воины.
- Скажите, что с моим братом? Он жив? - Обратился старик к пирследователям, опускаясь на землю.
- Его выдали слуги.- С ухмылкой произнёс стражник. - По всему выходит пришла теперь и твоя очередь!

 

Весталка*

«Выбрал он и дев для служения Весте; служение это происходит из Альбы и не чуждо роду основателя Рима. Чтобы они ведали храмовыми делами безотлучно, Нума назначил им жалованье из казны, а, отличив их девством и прочими знаками святости, дал им всеобщее уважение и неприкосновенность» (Ливий, I, 20).

Весна 216 года до нашей эры

Толпа плебса* пребывала в неистовости. Отовсюду лилась музыка. Легионы покидали Рим. Уходили вдаль по Аппиевой дороге. И не было никого кто сомневался в том, что теперь то Ганнибалу несдобровать. Одетые по такому случаю в праздничные наряды весталки и матроны, из высшего общества, бросали под ноги воинов цветы. Закалённые в прошлых битвах ветераны даже не пытались скрывать предательские слёзы, завидуя уходящим. Сенаторы, со ступенек Форума, взирали на чеканящие шаг коробки манипул. Сохраняя достоинство, кивали в такт цоканью металлических гвоздей под солдатским сандалиям.
***
Вечному городу, ценой невероятных усилий удалось собрать огромную армию. Которой предстоит сбросить карфагенян в царство Посейдона. Все уверены — войне пришёл конец. Восемь консульских легионов сокрушат любого!

Лагерь пунов * близ города Канны

Ганнибал скомкал очередное донесение лазутчиков. Опустился на походную тахту.
В ушах ещё звучали доклады командиров подразделений. Не заметил, как задремал. Полководцу снились заснеженные Альпы и небывалый по сложности переход через горы. Затем победы на Севере Италии. И наконец войска оказались здесь, на юге. На благодатных землях. Местные поселения ещё не забыли о былой независимости. Оказывали пришельцам помощь. Воины Ганнибала пополнили запасы провианта и фуража.
Полководец мотнул головой, прогоняя остатки сна. Но грустные мысли кружились в мозгу, мешая сосредоточится.
— У нас вдвое меньше воинов чем у противника. Вооружены хуже римлян. Наши союзники — галлы, все, как один, храбрецы, но понятие о воинской дисциплине у них весьма условное. И что печально, они пренебрежительно относятся к доспехам. Вот и получается — надежда на ливийских ветеранов, да ещё на лёгкую нумидийскую кавалерию.
Противник желает как можно быстрее одержать победу. Следовательно, станет действовать прямолинейно.
Ганнибал высунулся из шатра. Велел вновь собрать командиров подразделений.
— Слушайте приказ! Конных воинов на левый фланг. Они обязаны прорвать вражеский строй хотя бы в одном месте. Галлов в первые ряды.
— Но они же — робко попытался возразить командир подразделения, но осёкся встретившись взглядом с Ганнибалом.
— Ливийцам стать на флангах пехоты. Хотите сказать, что я рискую? Да. Но так победим. Ибо враг ничего подобного не ждёт. А далее будем уповать на богов наших. На всё воля их.

2 августа 216 года

Попавшая в окружение армия Рима, состоявшая в основном из неопытных новобранцев, растерялись. Солдаты отчаянно отбивались от наседавших со всех сторон «пришельцев». Погиб консул Луций. Началась паника. Двенадцать часов спустя из «котла» вырвались и спаслись несколько сотен.
***
Весть о гибели армии достигла Рима. Великий город охватил ужас. Не было семьи, из которой кто-то не был призван в войска. Женщины заполонили храмы. День и ночь оплакивали убиенных мужей, сыновей, братьев. Жителей сословий объединяло одно — чувство страха. Боеспособной армии у горожан больше не было, а Ганнибал и его воины близко.

Середина августа. Сенат Рима

Собравшиеся, облачённые в траурные тоги, смотрели в сторону одного из самых влиятельных патрициев.
— Квинт Максим, из рода благородных Фабиев. На тебя уповаем. Скажи, что делать? Пунийцы грабят наши земли. Шлют подстрекателей с призывом убивать сенаторов, то есть нас.
Мужчина поднял руку, требуя тишины.
— Если у присутствующих не помутился разум, то вспомните! Я один из немногих, кто выступал против похода.
Собравшиеся кивали. Соглашались. А по сему предлагаю. Первое. Немедленно всех выживших после бойни выслать на Сицилию. Дабы горожане не могли ежедневно лицезреть опозоривших себя. Затем отменяем траур. Сегодня же запретим женщинам, как плебейкам, так и патрицианкам на площадях и в храмах, оплакивать погибших.
Сенатор с задних рядов поднял руку, дабы возразить, но соседи одёрнули его, схватив за запястье.
А Квинт продолжал.
— На деньги из городской казны станем выкупать молодых и выносливых рабов и учить их ратному делу. Простим должников, помилуем преступников. Но только при условии, что они пойдут в армию! Все получат билет в новую жизнь и право умереть во славу Рима!
— Но прежде мы обязаны покарать виновную! Квилию! Из-за неё боги прогневались на вечный город. Иначе произнесённые здесь слова — бессмысленны!- Старый сенатор вырвался из рук опекунов и семенил к трибуне.
— Весталка. Только она во всём виновата.- Раздалось отовсюду.- Нарушила обет целомудрия. И не понесла наказания.
— Боги такого не прощают! - Согласился Фабий. — Думаю, тратить время на голосование не стоит.
Патриции радостно приветствовали решение предводителя.- Заживо её! Раз трогать нельзя! Весталки призваны сохранять непорочность! Нарушила древнейший закон! Вместо святой обязанности — поддержания негасимого огня, на алтаре богини Весты, предалась распутству! Казнить! Замуровать отступницу в назидание другим!
— Может кто из вас дотронется до неё, чтобы лишить жизни?- Усмехнулся Максим. - Вина жрицы безмерна и доказана. Наверное боги палача простят?
В зале мгновенно наступила тишина. Подобного святотатства не мог позволить себе никто. Даже в мыслях.
— На Злодейское поле преступницу. К Коллинским воротам.-прошипел старик, доковылявший до трибуны. - А соблазнителя пороть до тех пор пока поганая душа не отправится в путь к Харону*.

Утро следующего дня

Осуждённую девушку принудили сесть в наглухо закрытые носилки. Затем бывшие подруги перетянули их ремнями так, чтобы никто из людей шедших в похоронной процессии не мог слышать причитаний. Двинулись к форуму.
Завидев скорбную толпу встречные прижимались к стенам. Уступали дорогу. Но с каждым кварталом желающих поглазеть ужасное зрелище становилось всё больше.
—Может отменим это? Пока не поздно. У тебя же есть такое право? - обратился сенатор Приний к шедшему позади процессии Максиму. - История знавала случаи когда обвинение весталки в прелюбодеянии не заканчивалось казнью. Я читал, что жрица по имени Постумия была оправдана судом. Конечно храм ей пришлось покинуть и звалась она отныне «не миловидной, а только благочестивой».
Приний ты получил известие о том, где пребывает сын? - Перебил сенатора Фабий.
— Нет. Но я день и ночь молю Марса, чтобы мальчик был жив.
— Рим ничто без воли богов! Блудница получит по заслугам, в полном соответствии со статусом жрицы Весты. Никто из вольных жителей города к ней не прикоснётся. Юпитер будет доволен. После чего, бог войны Марс дарует нам победу в битве с ненавистным Карфагеном.
***
Солнце палило нещадно. Потные рабы доставили ношу в назначенное место. Поспешили развязать ремни.
Толпа по-прежнему безмолвствовала. Лишь верховный жрец продолжал бубнить таинственную молитву, воздевая руки к небу.
Стройная девушка, с густым покрывалом на лице, сошла с носилок и сделав несколько шагов, ступила на лестницу, ведущую в подземелье. Показалось, что весталка превратилась в статую из белого мрамора и уже не сможет опуститься в сырую могилу.
***
Квилия глянула вниз. Конец лестницы тускло освещался слабым лучиком масляной лампы, услужливо оставленной копателями.
— «Догорит и всё. Больше света в жизни не будет.» - пронеслось в голове у весталки. А глаза повернулись к небу. Смотрели, не мигая. Слезы ручьём текли по щекам. Весталка вспомнила тот миг, когда, десять лет назад, по дому разнеслось. «Избранная! Лучшая из претенденток!»
Затем, после обряда посвящения ей обрезали волосы. Локоны разместили на священном дереве. Облачили в белоснежное одеяние. Отныне она жрица, воплощение невинности!
Смотреть на светило было больно, даже сквозь покрывало. Но и оторвать взгляд от жёлтого диска невозможно. Ей казалось, что за ним прячется лицо возлюбленного Прокесса. Храброго воина из соседнего городка. Даже в минуты их близости Квилия не забывала о священном долге, но жажда создания новой жизни оказалась сильнее. Всепобеждающее женское естество взяло своё. Девушка растаяла в крепких руках любимого мужчины, превратилась в кусочек льда оказавшегося на жарким солнце.
Любовников выдал храмовый раб. Ему за предательство обещали свободу, но обманули. Дали немного монет и перевели на лёгкую работу. Бывшая жрица хотела представить себе казнь Прокесса, забиваемого на смерть тяжёлыми бичами, но не смогла. Слёзы окончательно намочили материю. Ткань прилипла к лицу. Мешала дышать.
***

Максим жестом подозвал к себе раба. Прошептал: — Поможешь ей, отпущу на волю.
Тот кивнул и поспешил к приговорённой. Но девушка уже сама начала медленно опускаться вниз.
Увидев, что лестница свободна раб облегчённо выдернул её наверх.
— Если бы весталка не нарушала обет, то наследник был бы сейчас рядом с тобой, дорогой Приний. - Фабий дал знак и на отверстие в земле уложили тяжёлую плиту. На которую тут же посыпались каменья. Спустя час место казни отыскать было невозможно. Поверхность у Коллинских ворот оставалось такой же ровной, как и в иные дни.

204 год до нашей эры

Выживший в битве при Каннах и ставший военачальником римлянин по имени Сципион с войском легионеров переправился из Сицилии в Африку и осадил карфагенский прибрежный город Утику. Армия пунийцев не смогла сбросить врагов в море. Римляне заключили перемирие. И в скорости сами же его нарушили. Неожиданный ночной штурм карфагенского лагеря принёс им победу. Ганнибалу пришлось срочно вернуться из Италии на Родину, чтобы спасти её от завоевателей.
***
Перед решающим сражение полководцы встретились. Говорили о мире. Но каждый считал, что способен победить. На этот раз боги явили милость жителям Апеннинского полуострова. Жертва в виде умершей в темнице весталки была ими принята.

*- Весталка -жрица богини Весты в Древнем Риме, пользовавшиеся большим уважением и почётом.
*- плебс -население Древнего Рима, не пользовавшееся политическими правами в отличие от патрициев
* - пуны-римское название финикийского народа, к которому относились жители Карфагена
*- Харон -грубый и ворчливый старик. Занимался перевозом через реку Стикс или Ахерон в загробное царство

 

Боудикка

43 год нашей эры

Консул-суффект Авл Плавтий расхаживал по гулкому коридору императорского дворца. Взглянул на застывших, словно соляные столбы Мёртвого моря, охранников. Подошёл к окну. Внизу, на площади, солнечные часы показывали чуть заметную тень.

Полдень. А император не зовёт. - Пронеслось в голове у вельможи. - Если я впал в немилость, то зачем приглашать во дворец? Да и грехов великих, не припоминаю. Управляемая мною Панония регулярно и в полном размере присылает дань в казну империи, строительство дороги между Триестом и Риекой тоже идёт согласно графику. - Додумать до конца эту мысль Авл не успел.

Заветная дверь распахнулась и он, прошептав имя Юпитера, робко шагнул в палаты главы империи.

Ставший правителем после смерти Калигулы император Клавдий был хмур.

Тебе известно отношение ко мне патрициев* и плебса *? - Вместо приветствия молвил хозяин замка.

Вошедший кивнул. Боясь произнести неугодное повелителю слово.

Для укрепления императорского влияния в Риме, срочно требуется новая победоносная война. Подойди сюда. - Император ткнул в карту, висевшую на стене. — Британия. Даже Юлию Цезарю не удалось покорить племена островитян. Но ты это сделаешь! Принимай командование над четырьмя легионами. К тому же тебе будут подчиняться ещё двадцать тысяч вспомогательных войск. Империя просит взамен немного. Металл, зерно, выносливых рабов, красивых рабынь и конечно же побольше редких охотничьих собак. Эти товары оживят торговлю, принесут римским купцам немалые барыши. От налогов пополнится казна. Значит патриции и плебс... Ступай. С тобой поедет секретарь Нарцисс. Детали похода обсудишь с ним. Да и языки местных племён ему ведомы.

***

Сорок тысяч солдат, пройдя маршем покорённую Галлию, высадились на остров и, не встречая серьёзного сопротивления, захватили юго-восток. После этого в Британию пожаловал сам Клавдий. Принял заявление о капитуляции от предводителей английских племён.

Восемнадцать лет спустя

Жители «вечного города» ликовали. Ещё бы. Столица готовилась к очередному триумфу. По велению императора каждый квартал украшали гирляндами и флагами. В честь победы над жителями далёкого острова рыбы устанавливали триумфальную арку. На которой искусные камнетёсы высекли названия покорённых племён.

60 год нашей эры. Британия

Под властью империи пребывала большая часть острова. Некоторые жители юго-востока ещё сохраняли свободу, но она была номинальна. Севернее Темзы, на территории Норфолка племенем иценов правил Прасутаг. Он считался союзником Рима и это позволяло сохранять собственные законы и не платить подати в казну.

***

Прокуратор Дециан у меня плохая новость.- Вошедший преклонил колено перед наместником Рима и доверенным самого Нерона.

Тот дал знак, и гонец продолжил. - Скончался вождь иценов, старый Прасутаг.

И прекрасно. Не мешкая, забираем их земли и людей под крыло священного Рима.

Но он завещал нам лишь половину земель, вторую унаследует жена Боудикка и две дочери.

Разве тебе неизвестно что римское право не признаёт за женщинами такое. Даже за патрицианками! Я, а, в моём лице и император, и слышать не желаем о том, что иценами будет править вдова.

Я сам поеду и объявлю «туземцам» волю Рима.

Неделю спустя. Остров Британия. Норфольк

Прокуратор. Ты прибыл, чтобы выразить соболезнование по поводу смерти любимого Прасутага. И признать наше право наследования.- Рыжеволосая вдова, не мигая смотрела на Дециана.

Нет женщина. Я прибыл сюда, чтобы известить о том, что отныне всё что видят мои глаза — собственность Священной римской империи. Всё здесь будет тщательно описано и передано в казну. Отныне вы все собственность Нерона.

Но как же завещание?

Прасутаг нарушил вековые законы империи. Он не имел права завещать что-либо жене и девкам.

Ты оскорбил его память. - Глаза Боудикки сверкали гневом. Стоящие за ней люди вскинули руки вверх, в знак согласия. — Убери грязные римские ноги с нашей священной земли.- Рыжеволосая что есть силы толкнула прокуратора, но тот устоял. Повернулся к сопровождавшим солдатам и выкрикнул, так, чтобы слышали все. — Земли иценов передать для нужд легионеров, ветеранов. Заставить непокорных выплатить римской казне десять миллионов денариев за подарки, присланные их вождю императором Клавдием. Её выпороть, дочерей изнасиловать, но оставить в живых! Это распоряжение должны услышать во всех племенах. Пусть знают — перечить посланнику великого Рима нельзя! Другим, за подобную дерзость, я могу жизни и не даровать!

***

Приний, скажи честно тебе приходилось наказывать особ королевских кровей?- Легионер, по имени Месим, ловко привязал женщину к столбу.

Нет дружище. Буду делать это впервые, но с большим удовольствием. Потом, по завершении службы, когда прокуратор выделит земельный надел на британских землях и я обзаведусь семьёй, расскажу об этом славном денёчке детям и внукам.

Ицены твердят, что у тебя ума больше, чем полагается бабе? - Обратился Месим к Боудикке. - Так мы сейчас его отобьём. За ненадобностью.

Приний, а чем бить будем? - легионер, снял шлем и почесал затылок. - Если бы она была свободной римской гражданкой, то, согласно закону, её следовало наказывать палкой. Рабы же удостаиваются кнута или плети.

К ним приблизился декурион * Стилг. - Приказ Дециана поручено исполнить мне! Как члену капитулы бичевателей*. - При этих словах он извлёк из специального мешочка пыточную плеть.

Солдаты разом умолкли.

Да не смотрите так. Вам предстоит приятная миссия.

Даже завидую. Ступайте в дом и быстренько лишите невинности двух дочерей этой стервы. Потом расскажите, какие ицкенки на вкус.

Услышав эти слова женщина дёрнулась. Из горла вырвался душераздирающий крик.

Стилг поморщился. Сорвал с несчастной торквес*, золотую брошь и занёс руку для удара.

После нескольких ударов плетью изо рта Боудикки слышался лишь стон.

Месяц спустя. Остров Британия. Земли соседнего племени Триноватнов

Я королева иценов и приехала говорить с вашим королём.

У нас его нет. Рим наш повелитель. - Ответил здоровенный детина и сплюнул.

Моё племя больше не подчиняется прокуратору. Будем сражаться. И я не прошу помочь людьми. Отдайте свои мечи. Ведь вы не всё отвезли проклятым римлянам. Мы будем счастливы сделать за вас святую работу по изгнанию чужеземцев с Британской земли.

Но почему мы должны их отдавать? Они могут, пригодятся нашим детям или внукам.

Боудикка притянула к себе верзилу и зашептала на ухо. - Не отдадите по-хорошему, мои люди у вас их заберут. А если кого покалечат или зашибут, то уж простите великодушно.

Стоящие триноваты радостно загалдели. - Мечей не отдадим. Отныне мы с братьями иценами. Твой позор — наш позор. И пусть пришельцы заплатят за него своей поганой кровью.

***

Вдова не зря славилась умом. Искусно раздувала пламя мятежа. С утра до вечера, не жалея сил, в сопровождении дочерей спешила из одного селения в другое, призывая жителей острова присоединиться к борьбе против римлян.

61 год нашей эры. Британия

Слушайте! - Боудикка взобралась на колесницу.

Я, жрица богини Андрасты! Только что провела обряд. Можете быть уверены, небеса нам благоволят! Победа не за горами.

Оскорблённые и ограбленные будут отомщены.

***

Под натиском объединённых племён пал Камулодун. Его не успели укрепить. Римские легионы были далеко. Занимались тем, что захватывали для императора всё новые и новые земли. Находившиеся в городе, ветераны, узнав о приближении войск Боудикки послали гонца, просить помощи у прокуратора. Тот смог наскрести двести легионеров, полагая, что этого количества хватит разогнать разношёрстное воинство. Меж тем, вдова привлекла на свою сторону сто двадцать тысяч недовольных британцев. Атака началась внезапно. Выжившие забаррикадировались в храме. Сопротивлялись два дня. Затем восставшие подожгли здание, не оставив в живых никого.

Войдя во вкус повстанцы захватили Лондиний и Веруламий уничтожили не менее семидесяти тысяч римлян и их союзников. Не щадили никого. Вешали, топили, сажали на кол.

***

Командующий легионами Светоний Паулин с большим трудом сумел собрать под знамёна десять тысяч воинов. В десять раз меньше армии Боудикки. Однако военачальник рассчитывал на дисциплину и проверенную в боях тактику построения превосходящим силам противника.

***

Бой начался по правилам военного искусства. Восставших закидали дротиками. Британцы бросились в отчаянную атаку. Но их волны одна за другой разбивались о стройные ряды римлян. Не выдержав, армия островитян побежала с поля боя. Повстанцы повсеместно натыкались на собственные обозы, с семьями. Легионеры воспользовались этим, устроили беспощадную резню.

Королева иценов спаслась. Вместе с дочерьми покинула этот мир позже. Приняла яд, когда верные люди донесли о том, что римлянам из-за моря прибыло подкрепление.

Второе десятилетие третьего тысячилетия. Из газет

Лондон под надуманным предлогом отказывается возвращать на Родину венесуэльское золото, которое хранится на территории Великобритании.

***

Власти США назначили награду "за голову" президента суверенной республики Венесуэла — пятнадцать миллионов долларов.

***

Соединённые штаты Америки нанесли удар по Багдаду, вследствие чего погиб глава элитного иранского подразделения Касем Сулеймани.

И.Т.Д.

Читатель, ты тоже считаешь, что история не повторяется?

------------------------------------------------------------------------

* Торквес — массивное шейное украшение из золота

* Декурион — Командир конного отряда

* Капитула бичевателей — союз палачей

* Патриции — лицо, принадлежавшее к исконным римским родам, составлявшим правящий класс

* Плебс — население Древнего Рима, первоначально не пользовавшееся политическими правами в отличие от патрициев

 

Rado Laukar OÜ Solutions