24 мая 2022  21:45 Добро пожаловать к нам на сайт!

ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА? № 62 сентябрь 2020 г.


Литературная критика



Владимир Кабаков


О книге Степана Рацевича - Глазами журналиста и актера



…Перед вами интересные мемуары, показывающие горести и радости жизни в СССР, до и после Великой Отечественной войны. Эти воспоминания полны интересных бытовых подробностей и деталей социальных отношений тех времён и тех мест, в которых жил и работал Степан Рацевич. Одна из отличительных черт этих воспоминаний состоит в том, что объективно показана как трагедия «сталинского» террора, так и его предпосылки. Показаны истории людей, не только невинно пострадавших, но и белогвардейцев, бандеровцев и украинских националистов - реальных борцов с Советской властью.
Как и сегодня, тогда существовали националисты, спекулировавшие на идее независимости Украины и стран Прибалтики, стремившиеся угодить врагам Советского Союза и России. Стоило советской власти, в те жёсткие времена проявить нерешительность, мягкотелость, и поражение от гитлеровских войск уже невозможно было бы предотвратить…
А после войны, при страшных разрушениях и почти полного уничтожения молодого человеческого генофонда, нескольких поколений молодых людей в СССР, были естественны и необходимы для сохранения государства репрессии против предателей и коллаборационистов. Гнев и нежелание забыть эти преступления против человечности и жизни многомиллионной страны, властям невозможно было игнорировать!
Это было везде в Европе - в той же Франции, например, где устраивали «суды Линча» для женщин, которые запятнали себя связями с гитлеровцами. Что же говорить о Союзе, где война убила десятки миллионов!
Высылка народов Кавказа и Крыма, благодаря идеологическим провокаторам, сегодня подаётся как бесчеловечная жестокость. Но именно эти ссылки и помогли репрессированным народам сохраниться. После войны отношение к предателям Родины и коллаборантам заметно отличалось от того отношения, которое существует сейчас.
Жестокость и ответственность, во многом помогли Советскому Союзу сохранится как государству, а советскому народу как уникальному союзу национальностей!
Если бы не были проведены эти репрессии и в зародыше не был ликвидирован сепаратизм, Советскому Союзу грозила бы новая, уже атомная война и конечно распад страны на «мелкие княжества». Сегодняшние нацистские антирусские выступления на Украине со всей наглядностью демонстрируют это!

…Мы с вами знаем и видели, что стоило СССР распасться, а власти ослабнуть, как эти националистические претензии в автономиях и национальных образованиях, осуществлялись местными националистами. Теперь уже многотысячными жертвами «нового нацизма» становятся русские и русско-говорящие граждане «независимых» республик, бывших ещё недавно частью Российской империи и Советского Союза.
В Чечне, при попустительстве центральных властей, был учинён настоящий геноцид русских, который удалось остановить силовым вмешательством, но восстановить русское присутствие не получилось. И эти националистические выступления могут возродиться уже в новой России! Об этом всегда надо помнить не только властям, но и русскому народу.

Но сегодня притеснения и создание гетто для русского населения в бывших республиках Союза вне Российской Федерации уже обеспечено идеологически и законотворчески.
В Прибалтике, например, русские стали гражданами второго сорта, зато бывшие эсэсовцы становятся национальными «героями». Там ситуация в этом смысле стала намного хуже, чем была перед Второй мировой войной! Степан Рацевич, автор книги «Глазами журналиста и актёра», вспоминает об этом и рассказывает много интересного о том времени в Прибалтике, в частности в Эстонии.

Книга, помимо описаний лагерной и тюремной жизни, интересна как этнографический очерк, показывающий культурную и общественную жизнь в начале в буржуазной Эстонии и, в частности в Нарве и Принаровье, а потом и в Советской Эстонии.
Благодаря запискам Степана Рацевича мы так же можем узнать о жизни в эмиграции видных деятелей российской культуры после революции живших за рубежами Родины...

Так же эти воспоминания открывают для внимательного читателя интересные подробности бытовой жизни в советских лагерях и ссылках. Само существование культбригад и самодеятельного лагерного театра входят в жёсткое противоречие с тем, что подаётся критиками Союза и откровенными антисоветчиками, как правда о «советском Гулаге». В воспоминаниях Рацевича, ужасы тогдашней предвоенной и военной поры соседствуют с лирическими сценами обыденной жизни. А этих сцен так не хватает многим диссидентским и правозащитным мемуарам, явно рассчитанным на потребу западного обывателя.

Многие популярные сегодня на Западе описания Гулага «вдохновлены» идеологией «холодной войны», а одностороннее, часто мифологизированное, освещение тогдашних событий, становятся не только антисоветской пропагандой, но и прямо идеологическими диверсиями.
Последствиями таких диверсий становится возрождение неофашизма и неонацизма в той же Прибалтике, да и в других странах, где до войны существовали нацистские и профашистские режимы.
Психологически эти возвращения в разбитое во Второй мировой войне прошлое более чем объяснимо.
И чем жесточе и непримиримей были описания «Гулага» в этих книгах, как западных, так и советских, включая растиражированный, эмоционально «убедительный» Солженицынский миф, тем «популярнее» и финансово выгодней для авторов они становились за границей, в потом и в «новой» России...

Сам я, родившись в 1946 году, помню и бедность и трудности бытовой жизни. И если я напишу воспоминания о той жизни в антисоветском духе, то читатели увидят в них порядочный по исполнению «советский ад». Но в моей памяти, благодари отсутствию идеологической ангажированности, остались самые светлые воспоминания о тех трудных годах, когда, ликвидируя послевоенную нищету и разруху, строили замечательные БЕСПЛАТНЫЕ школы и детские сады, больницы и университеты, библиотеки и оперные театры. Тогда, действительно, жизнь становилась с каждым годом всё лучше и веселее!
Более того, уже после сорока лет взрослой жизни, оглядывая панораму пригородов Иркутска, где провёл своё детство, я вдруг осознал, что все лучшие и самые заметные строения в округе были выстроены и созданы в сороковые и пятидесятые годы, в те тяжёлые, но энергичные времена созидания.
Рассматривая панораму города с загородного холма, хорошо были заметны вся неухоженность и разруха, которые постигли и эти предместья, и всю страну в целом, в восьмидесятые и девяностые годы прошлого столетия.
Даже сегодня, проезжая по Транс-Сибирской магистрали на поезде, вы можете увидеть следы тех разрушений, к которым прибавились брошенные и полуразграбленные громадные здания и цеха, заброшенных и уничтоженных заводов и фабрик, - будто совсем недавно, новая война прошла по этим местам.

Эту новую разруху принесла с собой Контрреволюция, совершенная молодыми «реформаторами», родившимся уже задолго после той страшной, но победоносной войны и которые не знали того послевоенного духа времени победителей и строителей, казалось, уже такого близкого коммунизма!
Тут есть над чем думать, и есть что оценивать, без постоянного антикоммунистического, антисоветского рефрена, который звучит во всех официозных воспоминаниях той поры, изданных на Западе и что страшно, в России тоже...

Судьба приёмного сына Степана Рацевича, о котором он часто пишет в своих воспоминаниях - хороший пример правдивого рассказа о Советском Союзе и о «жертвах» сталинских лагерей. Алексей, когда его мать сидела в лагере, а отчим уже вышел и был отправлен в ссылку, несколько лет пожил
с отчимом в ссылке на Севере, в Дудинке, а потом, в детдомах в Красноярском крае.

Потом вся семья, мать к тому времени освободилась, возвратилиась в Эстонию.

Закончив школу в Нарве, потом Электротехнический институт в Ленинграде, Алексей Рацевич был призван в армию и три года прослужил офицером в Амурской флотилии на Дальнем Востоке. . Демобилизовавшись, работал на разных должностях и ко времени развала Союза, заведовал городским советом Всесоюхного общества изобретателей и рационализаторов (ВОИР). Неоднократно избирался депутатом городского Совета народных депутатов.

Когда Эстония получила независимость, русские, как и во всех бывших союзных республиках, в один день превратились в граждан второго сорта и отношение к ним стало незавидным. Все государственные должности заняли эстонцы, продвижение по служебной лестнице для русских прекратилось. Знание эстонского языка стало обязательным, вся жизненно важная информация подавалась только на эстонском языке: рассписания, этикетки в магазинах, названия лекарств, наименования товаров, деловая и юридическая информация.

Общее историческое прошлое отрицалось, возродились довоенные националистические организации, типа Кайтселита и Омакайсте. Помучившись несколько лет, Алексей решился, и с семьей уехал из Эстонии, уехал и не жалеет об этом, хотя сохраняет крепкие связи с Эстонией, так там похоронены родители и вся родня до третьего колена..
Многие из уехавших за границу в страшные девяностые, может и хотели бы вернуться, однако обосноваться вновь в сегодняшней России большая финансовая проблема - жильё, особенно в больших городах, стоит неподъёмных денег. И так получилось, что жизнь в постсоветской, капиталистической Эстонии, помогла Алексею оценить по достоинству ту страну, в которой он родился в семье «врага народа», но стал полноправным гражданином Советского Союза...

Не буду пересказывать подробности воспоминаний Степана Рацевича в книге «Глазами журналиста и актёра». Но закрывая последние страницы этой трехтомной эпопеи, хочу выразить благодарность от имени всех читателей и себя лично, автору и его благодарному сыну, который не только отредактировал эти мемуары, но и издал их на свои эмигрантские средства.
Надеемся, что рано или поздно многие читатели оценят этот многостраничный труд журналиста и актёра, жившего в такие трудные годы для всего мира и для Советской России, в том числе.

Эта книга, издана отдельными томами, а позже была полностью напечатана в нескольких номерах нашего журнала.

Rado Laukar OÜ Solutions