18 мая 2022  15:09 Добро пожаловать к нам на сайт!

ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА? № 62 сентябрь 2020 г.


Поэты и прозаики Санкт-Петербурга



Ольга Нефёдова-Грунтова (Константинова)


Ольга Нефёдова-Грунтова(Константинова). Родилась 11.02.1960 в Ленинграде. Окончила ЛИИЖТ, занималась в ЛИТО В. Лейкина, окончила режиссёрские курсы проф. Кацмана для режиссёров-практиков при Доме художественной самодеятельности, высшие литературные курсы (2008год). Автор пяти сборников стихов и азбуки «В море букв», издана в США.

Материал подготовлен редактором раздела «Поэты и прозаики Санкт-Петербурга» Феликсом Лукницким


ФОТОГРАФИЯ КИПРА

ПОД ВОСПОМИНАНИЯ О НОВГОРОДЧИНЕ


Слононогиеcытые пальмы у сонной волны.

Крокодилистый кактус подставил под солнце бока,

Выпуская бутоны, что в цвете – рассветам равны…

Только в этой идиллии я не бывала пока.

И встают в моей памяти домики, что набекрень

Скособочили драные дранки посъехавших крыш,

А над ними упрямые аисты бросили тень

Пролетев от столба до реки, где трепещет камыш…

Аистёнок в гнезде, еле-еле на ножки привстав,

Машет тощими крыльями, силясь, как мамка – взлететь,

А внизу – борщевик-большевик вместо зарослей трав

Распоясался, землю живою оставив на треть…

Только щёлкают клювами аисты – ну, трепачи! –

Ведь прощёлкают лето, о птичьих восторгах треща.

Над деревней забытой почти, дух добра не почил:

Здесь растят аистят, не ропща на судьбу, сообща.

А по осени двинутся стаи на ласковый юг,

Где грудастые горы у бёдер свободной волны…

А в краю тишины взвоют волки под натиском вьюг,

Будет кто-то рыдать о цветах, что рассветам равны...

26, 03.07.13

***


Весне наставили рога

Безмозглый март и вьюга –

Чихала хлопьями пурга

На юный ветер с юга.

Казалась хмари канитель

Вовек неотразимой,

Когда очнувшийся апрель

Скворцом ворвался в зиму:

Скворчит сопливая капель,

Стекая с каждой крыши.

Ушла, расшаркавшись, метель –

Лучи спросонок – рыжи.

Шныряют щепки по ручьям,

Снуют ватагой шустрой…

Ах, не ходите по врачам,

Ворча под солнцем-люстрой!

К весне – живей! Когда вы с ней,

Тогда, хоть лужи хлюпки,

На лица, пресного пресней,

Вплывут улыбки-шлюпки.


ЗАГОВОР


Распахнул окно июль –

Нежность в звёздах плещется.

Пряной полночью усну ль? –

Шорох, тень под лестницей;

Трепет ветра-болтуна

В горнице у бабушки,

Неотвязная луна

Светит со столба в лужки...

Выбегаешь из избы,

Да по росам – пятками!

(Гнать печаль у голытьбы –

В пляс идти присядками).

С гиком, с песнями бежишь

По горе над озером:

Напугаешь в норке мышь,

И настой (на розе ром)

Выпьешь с милым, а потом

Станут мяты мятыми…

Носом встретишься с кротом,

В озере – с утятами.

Будешь крякать до дрожбы,

До гусиной кожицы…

Пусть у вражьей ворожбы

Ворожба скукожится!

13.02.13


***


К звёздам не ставят лестниц,

Блеск их для тьмы − ожог.

Вылупил зенки месяц,

Свой скособочив бок.

По-залихватски шарфик

Облака закрутив,

Цедит остывший жар их,

Молодостью ретив.

Ночь, звёздной девой лунной

Нежно смеясь над ним,

Бледным, влюбленным, юным,

Взором ведет шальным;

Колется взгляд по-рысьи:

Выгнулся в небе мост,

Лошади (млечной выси)

Вздыбив рысачий хвост.

Чтобы не гас лучиной

Каждого сердца свет,

Месяц спешит мужчиной

В небо за днем вослед,

Где конопушки ночи,

Звезды, горят не зря –

Мрак рассветив, хохочут,

Зная: взойдет заря!


РЕКВИЕМ УМИРАЮЩИМ РЕКАМ


На берега и облака

Молюсь, на волны цвета мыши,

В которых слышат судака

Глухие уши рыбака,

Что в пустоту речную вышел.

Кирпич волной обточен в шар,

Округлы стекла, мрачны камни,

Где между проволочных жал

Замусоренный берег сжал

Кулак, а ветер у виска мне

Зудит о хоре прежних лиц,

Унесших в прошлое обиды,

Что вбили в мраморы столиц

Кровь деревень, лесов, станиц,

Затмив счастливой Ниццы виды.

Меня чернили без конца.

И я – не я: под клеветою

Не разглядеть в лице лица.

Когда бьёт в спину ложь ловца –

Насильника над правотрою…

И волны – тоже устают,

Отчаянье моё знакомо,

Когда ручьями погань льют,

Как в сердце, в их речной приют –

Природа на пороге комы.

Под смога серый серный смрад,

Где в крике жизни – вопли смерти,

Бесстыдной зависти парад,

Таланты глушит гнусный яд,

Что черноту в просветах чертит –

Чернит добро…


Но кровь воды


Моей отравленной России

В побегах брызг хранит следы

Тех, кто любил до хрипоты,

До немоты, до амнезии

Крик чайки, шепотки ветров,

И танцы рыб в глубинах водных,

Салюты отпускных костров,

Журчанье стихотворных строф

Надсадных, добрых ли, свободных,

Тех. кто так искренно молил

О детях, о домишках ветхих…

Прибрежный ветер оживил

Молитвы из глубин могил

И я молюсь о каждой ветке,

Молюсь под плачем облаков,

Чтоб горе навострило лыжи

И море щук и судаков,

Смеясь, дразнило рыбаков

Под плеск волны, от солнца рыжий.

Дек. 14 - янв. 2015


Игорю


Покраснел от листвы покрасневшей стыдящийся дождь –

Вновь спустили его, не спросив, как собаку – на лето.

День с чихающим солнцем, ехидная осень, не трожь –

Солнцу долго болеть по народным – безродным приметам.

Лаять ливням гнилым, кашлять ветру и мороси стыть.

В обветшалом дому с голосящей коптящей буржуйкой

Не согреться в дыму. Дождь не может унять злую прыть

И змеит по стеклу беспросветно банальные струйки.

Лишь твои поцелуи удержат на самом краю

Умиранья тепла в нерожденное – чахлое лето.

Раскрывая объятья, себя я на пламя крою

И покорную нежность, которыми вместе согреты…

Rado Laukar OÜ Solutions