30 июня 2022  18:42 Добро пожаловать к нам на сайт!

ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА? № 62 сентябрь 2020 г.


Прибалтийские ласточки


Фотография Gudrun_Pack

Гудрун Пак

Доживем до лета


Дверь распахнулась с такой силой, что ударилась о стену. Лена вскочила и слепо зашарила по столу в поисках чего-то тяжелого, пока не узнала Степана. А разглядев его искаженное лицо, испугалась еще больше и кинулась к печке — проверить детей.
— Ленка, беда, — Степан говорил хрипло, словно задыхаясь. — У Клавы на огороде прорыв. Ваньку уже подняли.
Лена торопливо вытащила куртки и принялась натягивать на проснувшихся, но тихих как новорожденные зайчата дочерей.
— У Кати с прошлого раза ноги ноют, замерзли у воды стоять, — пробормотала Лена, пытаясь одеть вялую со сна младшую. Руки Лены тряслись, и детские пальчики никак не просовывались в рукав.
— Зато живая, — отрезал Степан. Он чмокнул Зою куда-то в лохматую макушку, а Катю в лоб, подхватил обеих на руки и вынес из избы. Лена догнала их у околицы, сунула Зое кулек с пряниками. И поскорее вернулась в дом — обуться и вооружиться. И не смотреть, как деревенский дурачок Ванька уводит детей вниз к реке.
А по деревне уже растекался тошнотворный кислый запах, кричали соседи, всех громче вопила голосистая Клава. На её голос Лена и поспешила с тяпкой в руках.
Твари лезли прямо из капустной грядки. Конечно, капустной грядка была летом. Сейчас же это был просто сугроб, из которого летели сейчас попеременно комья снега и земли. Пролом был шире прошлого, и тварей выбралось немало. Неуклюжие на вид, напоминающие мешок картошки с восьмью когтистыми лапами и клапаном на передней части туловища, они казались безобидными и медлительными. Но стоило им коснуться человека или коровы, как жертву было не спасти. Они высасывали несчастного за несколько мгновений.
Вопя от отвращения, Лена начала наносить удары тяпкой по твари, неторопливо двигавшейся в сторону реки. Туда, где прятались дети с дурачком Ванькой.
Верхний покров рвался как плохо натянутая бумага, и тяпка погружалась в вязкое вещество с чавканьем, какое бывает, если вступить в чуть подсохшую коровью лепешку. Рядом тяжело махал вилами Степан. Серая вязкая плоть шмякалась на снег, и тварь дрогнула.
Вдалеке заурчал трактор — похоже, Егор всё-таки изводит последнюю солярку. Но это было лишним — твари убрались в снова затянувшийся разлом. Лена вытерла тяпку о снег и тяжело оперлась на древко.
— Быстро сегодня, — Степан вытер лицо и с тревогой огляделся, не опуская вил. Когда в прошлый раз им показалось, что всё закончилось слишком быстро, Васильич лишился руки. Ладно хоть у него был топор, и он справился с одного удара.
Трактор урчал совсем близко.
— Егорка с ума сошел, — сплюнула Клава, которая тыкала раскуроченную грядку погнутой с лета лопатой — оценивала ущерб. — Встанет трактор, и как до лета дожить?
— Это не Егор, — тихо произнесла Лена, привстав на цыпочки и выглядывая на дорогу.
Глазастая Ленка оказалась права. Скоро звук стал ощутимо громче, и прямо к Клавкиному дому, где собралось всё село, подъехал трактор. Не их потрепанный работяга, а роскошный и блестящий, с каким-то навороченным ротором, раскидывающим сугробы так, словно это ерунда какая.
Проворчав еще напоследок, трактор остановился, и из его кабины выскочил гость из города. Это бы даже Зоя поняла — в костюме, в модных ботинках — это в конце декабря-то! Ладно хоть тулуп догадался надеть и шапку.
А когда он рот открыл, так тут бы уже даже Ванька понял, что это городской.
— В администрации узнали о беде вашего села, и произвели необходимые действия для восстановления баланса! — торжественно провозгласил городской. Они все такие. Говорят будто лозунгами или заголовками из газет.
Лена переглянулась со Степаном. Узнали? Это плохо. Городские быстро решают вопросы. Залить всё огнем и бетоном — и нет проблемы. А им на этой земле жить.
— Мы с… — городской запнулся, мучительно пытаясь вспомнить имя спутника, и тут же снова засиял. — С лучшим трактористом нашего города расчистили дорогу до вашего села и привезли новогодние подарки детям и продукты.
Лена выдохнула. Расчистили дорогу — значит, ничего они не знают.
— Это очень плохо, что у вас в селе магазин так плохо снабжается, — продолжал выкидывать заголовок за заголовком городской гость. У Лены даже голова заболела. — Но мы привезли много свежих продуктов и, разумеется, мандарины!
Он забрался обратно в кабину и потряс вытащенной оттуда авоськой, полной оранжевых шаров.
— Это будет настоящий Новый год, на ваших столах будет то же самое, что и на любом столе в городе, — надрывался гость, ничуть не смущенный отсутствием восторгов.
— А солярку привезли? — прервал городского Степан.
— Солярку? — растерянно переспросил тот и зачем-то снял шапку. Огляделся, словно первый раз смотрел на развороченный снег и землю, на неопрятные лохмотья тварей, неряшливыми кляксами пузырящиеся среди смерзшегося месива. — Привез. Конечно, привез!
— Вот и хорошо, — Степан крепко прижал к себе Ленку и чмокнул в макушку. — С Новым годом, родная! Теперь точно до лета доживем!
«Доживем, до лета протянем, точно-точно», — согласно закивали соседи, начиная расходиться. На нагруженный кузов за трактором поглядывали не без интереса, но держались хорошо. Они люди взрослые, степенные. Спешка хороша во время прорывов и роений.
Городской с тоской уставился на авоську с мандаринами, которую всё ещё держал в руке.
— А летом что? — неуверенным тоном, словно сам еще не понимая, хочет ли слышать ответ, протянул он. — У вас тут… кхм… полегче летом?
— Полегче, милок, конечно, полегче, — влезла голосистая Клавка. Кто бы сомневался. — Эти твари из-под земли не лезут, они колорадов боятся.
— Колорадов? — повторил городской и снова надел шапку. Руки его тряслись. — Это жуков что ли таких?
— Давайте ваши мандарины, — не выдержал Степан. — Пойдемте в дом. Новый год всё-таки!
И украдкой показал Клавке кулак — чуток поменьше, чем один колорад. А когда они роиться начинают, то ух!
— Нам еще лопаты бы новые из города к лету, — умница Ленка подхватила городского под руку и потащила к дому. — А то тяпками… неудобно.
— Неудобно что? — городской оказался крепким и въедливым. Хорошо еще, что в канун Нового года приехал. В деревне пьют не как в городе — повезет, если к утру про лопаты помнить будет и свое имя.
— Копать, разумеется, — Ленка нервно хихикнула. — А вы о чем подумали?
Степан еще раз огляделся, обращая внимание на мелочи, не замеченные им во время встречи тварей. В этот раз разлом был на пару локтей длинней, чем в прошлый раз. И с каждым разом он становился всё шире, а твари всё настырнее.
Однажды они не выстоят. Но не сегодня.
Степан задрал голову и подставил лицо медленно падающему снегу.
«С Новым годом!» — произнес он одними губами.

Rado Laukar OÜ Solutions