24 мая 2022  22:36 Добро пожаловать к нам на сайт!

ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА? № 62 сентябрь 2020 г


Путешествия



Игорь Елисеев


ЕЛИСЕЕВ Игорь Александрович. Родился 29 декабря 1952 года в Ростове-на-Дону. Окончил Пятигорский лингвистический университет, факультет испанского и английского языков. Печатается с 1971 г. Публикации в журналах «Дон», «Вышгород» (Таллинн), «Подъем» (Воронеж), «Пионер йук» (Чебоксары), «Идель» (Казань), «Москва», «Литературное обозрение» (Москва), «Байкал», «Истоки» (Красноярск), «Северо-Муйские огни» (Бурятия), «Мадхупарка» (Катманду, Непал), «Саблабунг» (Гонконг), в еженедельниках «Вит» (Болгария), «Литературная Россия» (Москва), «Литературная Канада» (Торонто), и др., в многочисленных коллективных сборниках. Издано около 20 книг стихов и стихотворных переводов, книга спортивных маршрутов «Перевалы Западного Кавказа», словари. Изданы двуязычные сборники стихов (польско-русский, непали-русский, португальско-русский, сербско-русский). Награжден памятной золотой медалью «200 лет М.Ю. Лермонтову». Член-корреспондент Петровской академии наук и искусств; редколлегии московского журнала «Литературные знакомства»; Международного союза литераторов и журналистов APIA (Лондон); Союза писателей России и Союза писателей Москвы.


Намастэ, или добро пожаловать в Гималаи


Давным-давно некий ростовский кинокритик за неимением работы (откуда в Ростове-то кино?) съездил на халявку в Индию, а заодно заглянул в Непал. И стал всех мучить вопросом: «А ты бывал в Непале?», как бы давая этим понять, что не побывавший в Непале стот гораздо ниже на социальной лестнице. Спустя несколько лет и один мой знакомый поэт огорошил меня тем же вопросом с тем же подтекстом. Мне, уже успевшему повидать полмира, стало как-то неловко. И во мне проснулась давняя мечта, даже не мечта, а некая эфемерная надежда на возможность пройти тем же путем, что и первовосходители на высочайшую вершину планеты – Эверест. Сам Непал меня интересовал мало, а вот горы… Ведь я с юности занимаюсь горным туризмом. С годами надежда оформилась во вполне допустимую возможность, тем более что уже давно существует такой трекинг к базовому лагерю Эвереста. Вы скажете: «Фи! Всего лишь к подножию?» Но «подножие» это находится на высоте 5364 м над уровнем моря. Кто бывал на таких высотах, знает, что это такое.

Итак…

Мы купили по Интернету билеты на самолет катарских авиалиний Москва-Катманду-Москва, Катманду-Лукла-Катманду, сели в поезд и на следующую ночь уже летели в Доху – столицу государства Кáтар (не путать с катáром верхних дыхательных путей). Весь полет, считая несколько часов ожидания в аэропортовском терминале Дохи, занял 12 часов.

Мы заплатили за 30-дневную визу в аэропорту по 40 долларов и отправились на такси в туристический район города «Тамель», где и расположились в гостинице «TibetGuestHouse». Я зашел к своему интернет-знакомому господину Сурье (он когда-то учился в Ленинграде и говорит по-русски) и узнал, что сезон муссонов заканчивается, но в этом году несколько затянулся и продлится еще пару дней.

Знакомство с Катманду было недолгим, т.к. на следующее утро мы вылетали в Луклу. Поразило нас столпотворение на улицах, где сквозь людские толпы на узких улочках с трудом протискивались рикши, пони, велосипеды, мотоциклы, автомобили… Повсюду царила какофония звуков: пищалки рикш, звонки велосипедов, гудки авто и мото, свист носильщиков, таскающих на спинах огромные тюки всевозможного товара. Улицы узкие, пыльные, всюду стойкий запах выхлопных газов. Многие носят респираторы или обвязывают нижнюю часть лица платками.

В общем, захотелось в горы, к свежему воздуху, для чего, собственно, сюда и добирался.

Утром на стареньком «Саабе» местной авиакомпании “YetiAirlines” летим в Луклу. Мне говорили, чтобы лучше видеть горы, надо сесть слева, где один ряд кресел. Но тучи не дали ничего разглядеть. Посадка была жесткой. Когда мы подрулили на стоянку, я понял, почему. Короткая взлетно-посадочная полоса идет сверху вниз. То есть самолет при посадке слегка в нее врезается. Весь полет занял минут 50.

Лукла – подробно о Курорте, погода, что посмотреть, развлечения ...

Лукла


Городок Лукла находится на высоте 2840 м. Мы оказались в стране шерпов. Шерпы – это не синоним слова «носильщик». Это такой народ в Непале, выходцы из Тибета. Вообще-то в Непале проживает более 60 народностей. Так что разобраться, hoisho, не так-то и просто. Но шерпы отличаются более высоким ростом и, соответственно, стройностью. Кстати, везде, где они пишут свою фамилию и имя, с гордостью добавляют «Шерпа». Это как бы часть их имени. К примеру, как если бы я написал «Игорь Елисеев Русский».

Нанимаем трех носильщиков (а вон они – выстроились в ряд перед аэропортом), по-местному (иуи все, даже дети, знают английский) – «портеров». Среди двух низкорослых аборигенов сразу выделяется один шерпа – АнгКами, высокий, стройный, улыбчивый и разбитной. Впоследствии оказалось, что он весьма хороший парень, все время заботился о нас и не слишком донимал просьбами о прибавке к жалованью. Носильщик обычно несет до 20 кило, поэтому наши легкие рюкзачки они взвалили себе на спину по две штуки. Лучше всего, чтобы в треке принимало участие четное количество людей. Тогда и комната в лоджи (местной гостиничке) обойдется в два раза дешевле на человека (по-английски lodge – дом, домик).

Путь к базовому лагерю Эвереста – это каменистая тропа с перепадами высот порой до 600 метров. Хорошо бы здесь, конечно, пройти акклиматизацию, но мы об этом не думали. Месяц назад я был на трехтысячных перевалах на Кавказе, и эта высота не казалась мне слишком уж опасной. По пути всюду встречаются небольшие гостиницы, где можно передохнуть, переночевать, поесть. Теперь я понял, почему мне советовали не брать с собой палатку и питание. Они здесь бессмысленны, потому что в принципе поставить палатку негде – мешают или крутые склоны, или постройки. А поесть можно в любом месте и в любое время.


Пять цветов Тибета. Часть 3 - Мнения - TCH.ua

«говорящие» камни Тибета


Дальше встречаем «говорящие» камни. На их гладкой поверхности высечены тибетские священные тексты. Особенно впечатляющи камни веры близ монастырей. Монахи раскрашивают надписи на камнях яркими красками, а близ них ставят бамбуковые шесты с молитвенными флагами.

Первая ночевка – в Пхакдинге (3 часа ходьбы от Луклы), в лодже «Намастэ». Каждая лоджа имеет свое название, порой весьма звучное. Эта же по-русски называлась, скажем так, «Привет». Это слово – «намастэ» - звучит повсюду, люди очень приветливые, при этом обычно ладони складываются вместе и человек слегка кланяется тому, кого приветствует. А последний слог в приветствии растягивается так, что иногда кажется, местные жители поют: «Намастэ-э-э!»

Поражают леса из рододендронов и магнолий. На Кавказе рододендрон – это кустарник различной высоты (в лесах — повыше, на альпийских лугах — пониже), а здесь это целые деревья. Я слышал, что еще в лесах возле Луклы встречаются медведи и леопарды.

Через полтора часа ходьбы от Пхакдинга, после деревушки Монджо (2835 м), вход в национальный парк «Сагарматха», который стоит 1000 рупий. Видеокамеру лучше спрятать поглубже в рюкзак и отрицать ее наличие - иначе, либо вы ее оставите до возвращения в конторе национального парка, либо заплатите $300 за возможность съемки. А вот фотосъемка совершенно бесплатная.

Сразу идет глубокий спуск и через 30 мин. – местечко Джорсале, или Тхумбунг (2740 м). Затем начинается тяжелый подъем на 600 метров по вертикали. Два часа такого подъема – и мы в городке Намче-Базар (3440 м). Правда, высота его относительна, так как расположен он на крутых террасах, и если в одном месте вы находитесь на одной отметке, то в другом – на сто метров по вертикали выше или ниже.

Внизу, в ущелье, ручей вращает «мани» – молитвенные колеса. Они упрятаны от непогоды в каменные будки. Такие «мани» встречаются часто возле населенных пунктов. Они похожи на водяные мельницы – вращаются под напором горного потока с глухими мерными ударами деревянной оси.

Считается, что молитва «Ом мани падме хум...» день и ночь возносится туда, где белеют снега восьмитысячников. Однако неусыпную молитву надо постоянно подкреплять личными усилиями. Над деревушкой плывет басовый рокот труб. Это что-то вроде благовеста, и жители знают, что в местном буддийском монастыре ламы совершают богослужение.

Городок расположен в живописной долине, окруженной горами. В многочисленных магазинчиках продается много альпинистского снаряжения. Но лучше приобретать его в Катманду, там дешевле. Можно купить и газовые баллоны к примусу, но особенно рассчитывать на это не стоит. А вот различные спальники, коврики, пуховки, ботинки, ледорубы - сколько душа пожелает.

Есть в Намче почта, пункт обмена валют, банк, полиция, больница, начальная школа, музей культуры шерпов, книжные магазины (в одном из них я даже нашел две книги на русском языке), штаб-квартира национального парка (на входе в город – его пост, где мы и отмечались), библиотека, галерея живописи, музей национального парка (находящийся почему-то на горе с армейским постом и разбившимся несколько лет назад вертолетом казанского производства, когда погибли 24 человека), а также недавно построенный аэропорт. Было даже предложение возить туристов по воздуху прямо в Намче-Базар, минуя Луклу, но от этого плана пришлось отказаться, ибо тогда все многочисленные лоджи станут не нужны, и все, живущие ниже Намче, помрут от голода. И это не преувеличение.

Цены на постой в горных отелях-лоджах: чем выше, тем дороже. Например, за обед в гостинице Намче-Базара, состоящий из вермишелевого супа с овощами, жареной картошки, апельсинового сока и лимонного чая я заплатил 405 рупий, а за кусок непрожаренного, но подгоревшего тоста и чашку чая в ГоракШепе – 500 рупий. Дороже становится не только еда, но и спиртное, вода в пластиковых бутылках и даже туалетная бумага. Когда на высоте 5000 м я отдал за бутылку воды 300 рупий, а за рулон бумаги – 200, я решил, что пора экономить. То же самое относительно платы за телефонные разговоры, Интернет и зарядку аккумуляторов (например, в Катманду за час Интернета вы заплатите 30 рупий, а в Тенгбоче – 500). В номерах отопление и электрические розетки не предусмотрены.

Есть в Намче-Базаре пятизвездочный отель с вертолетной площадкой. Шерпы, живущие на доллар в день, никак не поймут, как человек может потратить 200 долларов за ночь в гостинице, пусть она и называется «EverestViewHotel». В гостинице, куда даже воду шерпы носят на себе, есть две комнаты, где поддерживается высокое давление, а в номера подают кислород. Японцы, которые являются основными постояльцами отеля, обычно появляются у дверей в кислородных масках. Их возят на вертолете из столицы Непала, что всего в часе лета отсюда. Большую часть времени необычный отель пустует, однако терраса и кафе с весьма приемлемыми ценами и видом на Эверест полны. Несмотря на сомнительный коммерческий успех предприятия, гостиничный бум породил конкурента, и у него по-соседству поднялся более традиционный и менее дорогой «SyangbochePanoramaHotel». Четыре звезды. Есть и «HolidayInn». Город стремительно строится.

Немного обидно было за русских в том плане, что даже здесь, на высоте 3440 м, можно обменять в банке по катмандунскому курсу почти любую валюту, кроме рублей. А ведь русских туристов в Непале встречается немало. Сколько раз слышал родную речь и в Катманду, и на треке!

Здесь, в Намче, одному из наших впервые стало плохо – горная болезнь. Он даже наутро не хотел идти дальше. Но превозмог головную боль и тошноту, и мы, поднявшись над городом, впервые увидели вершину Эвереста. Она возвышалась над закрывающим ее горным хребтом с довлеющим справа восьмитысячником Лхотзе (8516 м).

Далеко впереди виднеется монастырь Тенгбоче. Это цель сегодняшнего нашего перехода, со спуском на километр вниз и подъемом на километр вверх. По пути все чаще встречаются «говорящие» камни с высеченными на них священными тибетскими текстами. Но вдруг свежая надпись по-английски: она сообщает о гибели участника американской экспедиции 1990 года, шедшей на Эверест. У него сердце не выдержало нагрузок на высоте. Можно переложить поклажу на плечи шерпа, но здоровье за деньги в горах не купишь... За сезон, кстати, от горной болезни умирает несколько человек. Недаром повсюду Ассоциация по исследованию влияния горной болезни на человека развесила свою рекламу с просьбой участвовать в эксперименте. Дело добровольное, надо только наблюдать за своим состоянием и фиксировать все изменения, происходящие в организме.

Минуем Фунги Танга (3250 м, 3 часа ходьбы), и еще через 2 часа тяжелого подъема оставляем ущелье позади – через символичные ворота поднимаемся на поляну, украшенную ступами и молитвенными флагами, развевающимися на бамбуковых шестах. Перед нами - монастырь Тенгбоче (3860 м). Останавливаемся в одной из местных лодж.


Монастырь Тьянгбоче

монастырь Тенгбоче


Как выяснили мы у монахов, название монастыря переводится как «след стопы»: «тенгбо» - стопа, «че» - след. Основателем его считается лама СангваДоржи. В XVI веке он медитировал на этом месте и расплавил своими стопами камень, который и лежит у входа в монастырский двор как доказательство силы молитвы. Еще в монастыре имеется скальп йети – снежного человека. Раньше, как говорят, их было три, но свободный доступ к скальпам привел к тому, что два из них исчезли. Оставшийся хранится в стеклянном ящике под бдительным оком монахов.

Ни одна экспедиция, идущая к Эвересту, не может миновать монастыря Тенгбоче. Участники экспедиций одаривают обитель щедрыми пожертвованиями и присутствуют в храме на богослужениях.

В этом месте мы решили провести день для акклиматизации. Для этого решили забраться на бугор, возвышающийся над монастырем справа от лоджи, на котором видно ступу – это примерно 2 часа подъема.

Надо сказать, что, как мы выяснили у шерпов, ступы бывают двух видов: в одних захоронены мощи какого-нибудь святого, а другие возводят на каком-нибудь намоленном или священном месте.

В монастыре нам встретился монах, немного говорящий по-русски. Это было так удивительно, что мы с ним познакомились поближе. Он рассказал, что изучил язык благодаря посещению туристами монастыря. Каких-нибудь специальных курсов не проходил. Ушу не интересуется, а любимый вид спорта – футбол. Зовут монаха Мимá.

Внутри монастыря – дворик. Вверх по ступенькам – вход в молитвенный зал. В молельне, перед нишами для книг, стоит ряд широких кресел, в которых сидят обычно главные ламы, скрестив на сиденье ноги. Одно кресло - посредине, предназначенное для настоятеля, выше - два других, стоящих по бокам. Перпендикулярно к креслам расположены деревянные полки, и вдоль них, чуть ниже, устланные кошмами и одеялами, - сплошные сиденья. Это - молитвенные места монахов. Они сидят на одеялах, а перед ними лежат книги. На двух скамьях с распорками закреплены барабаны, возле которых лежат палочки. Большой барабан - до метра в диаметре - ближе к креслам лам, другой, поменьше, - на дальней скамье. Посреди комнат несколько подпорных столбов, к ним прислонены ритуальные трубы. Рядом с креслами - ряд полок, на которых стоят фигурки Будды, раковины, чаши с рисом.

На втором этаже храма находятся священные книги и деревянные матрицы для печатания копий священных текстов. Здесь, как и в других буддийских монастырях, хранятся фундаментальные собрания буддийских текстов: «Ганджур» - трактовка проповедей Будды в 108 томах; «Данджур» - толкование священных
текстов в 225 томах и толкование Великого колеса - богословской системы
буддизма. В наружную стену храма вделаны молитвенные барабаны, которые
паломники или монахи, а также любопытные туристы, проходя вокруг святилища, вращают по часовой стрелке... Каждый день в 3-4 часа пополудни в монастыре начинается служба.

Мы остановились в лодже на самом краю утеса, прямо у монастыря – здесь великолепный вид на горы и хорошая кухня. Туалет и горячий душ, правда, во дворе, но почти в каждой приличной лодже есть внутренний туалет для ночного пользования.

Кстати, о ночах. Как я знаю, в горах, ближе к небу, звезды на небе крупнее и светят гораздо ярче, чем внизу, в долинах. К моему удивлению, здесь они были почти такие же, как, скажем, где-нибудь в степи под Ростовом. Только привычные созвездия расположены несколько необычно.

Акклиматизация прошла успешно, но наутро один наш товарищ решил спускаться в Луклу – ночью прихватило сердце. А с горной болезнью шутить нельзя. Это вам не качка на море.

И снова встречи и расставания. Дорога прямо-таки забита туристами со всех концов света – англичане, амерканцы, французы, чилийцы, испанцы, индийцы, китайцы, японцы, эстонцы, австралийцы, немцы, ирландцы, израильтяне, танзанийцы и прочая, и прочая... Если уж вы идете в одну сторону, то обязательно будете то догонять друг друга, то отставать, но в итоге дойдете до цели почти одновременно. Возраст – тоже самый разнообразный: от 6 до 80 лет. В основном, правда, это пожилые туристы. Оно и понятно: в молодости приходится много работать, чтобы к старости накопить деньги для дальних путешествий, - наконец возможность и желание совпадают.

Утром уходим в сторону уже более близкого хребта Лхотзе. Почти сразу начинается спуск по тропе, выложенной каменными ступеньками, и мы через рододендроновый лес доходим до Дебоче, расположенного более чем на 100 м ниже монастыря. Туристская примета: если идешь вниз, значит, скоро – подъем. Так и оказалось. Поднимаемся к Пангбоче (1 час 15 мин от монастыря) и далее до Шомаре (еще 40 мин). Здесь уже высота более 4000 м.

Если кто хочет, может сразу за Пангбоче повернуть по тропе вправо, перейти по мосту на левую сторону ущелья и дойти до базового лагеря АмаДаблам, горы, вершина которой сопровождает нас на всем пути и чарует своей красотой. Лагерь расположен у языка ледника Мингбо на высоте 4600 м.

Далее у нас есть две возможности, пойти через Фериче или же через Дингбоче. Мы выбираем правую дорожку. Я иду медленно, так как страшно болит голова и подташнивает. «Главное, – думаю, – не сдаться, не повернуть назад». Через полтора часа, наконец, располагаемся в лодже «EverestResort», красная крыша которой хорошо видна на фоне остальных, тем более, отель расположился несколько в стороне от домов поселка. Лоджа оказалась весьма привлекательной и уютной, по всему было видно, что построена она недавно. Туалет для туристов внутри здания, вот только умывальник прямо возле выхода, у дверей кухни. Неудобно как-то на глазах у всех умываться и чистить зубы.

Обслуживающая нас шерпа Минг Фути, девушка небольшого роста, рассказала, что она преподает в начальной школе в Лукле «социальные» дисциплины, ей 21 год, здесь она подрабатывает. Хозяин живет в Лукле. Стоимость такой лоджи примерно 3 миллиона рупий (т.е. 1 млн рублей). Там, где живет она (это поселок Гхат возле Луклы), в лесах можно встретить тигра, снежного барса, медведя. Не считая прочей, не такой опасной, живности. Здесь, в Дингбоче, мне впервые встретились фазаны. Они почти не боятся человека. А что? Нацпарк все-таки. Потом, вплоть до высот 5000 м и более, они попадались частенько.

Настоящих яков (также и диких) мы начали встречать только выше 4000 м. Одомашненные яки возят снаряжение и продукты для лоджей и в базовый лагерь.

Новый год шерпы отмечают в конце марта. Этот фестиваль называется «Лошар» и длится 3 дня. А вообще различных фестивалей и прочих праздников у них очень много. Что ж, веселый народ, эти шерпы.

Наутро очередной наш товарищ захотел идти вниз. Но, в конце концов, пересилил себя, и мы решили провести в Дингбоче еще один акклиматизационный день. Нас отрядился сопровождать один из портеров. Мы перешли по мосткам через Имджа Колу, долго взбирались на гору, и вот перед нами открылся прекрасный вид на озеро в обрамлении крутых гор и ледника Дуво. Непуганые фазаны толпами пробегали мимо. Несмотря на холод самый молодой из нас, 27-летний Максим Кузнецов, плюхнулся в воду и с наслаждением поплавал. Мы, закутанные в плащи и теплые куртки, только посмеивались, то ли с иронией, то ли от зависти. Налетела туча, пошел мелкий холодный дождь. В тумане легко заблудиться. Но ведь с нами портер! Однако вижу, что парень сам не знает, куда идти. Включаю свою туристскую смекалку и веду всех куда-то вниз. Оказалось, правильно сделал. Если бы мы пошли за портером, дали бы большой крюк.

Следующий день был потрачен на переход до Лобуче. Большой подъем был только от местечка с двойным смешным названием Токла-Дукла (4620 м, 2 часа ходьбы от Лобуче), расположенного у края ледника Кхумбу, берущего начало на склонах Сагарматхи. От Токлы-Дуклы можно совершить переход через перевал Чола (5368) к священным озерам Гокйо (4750 м).

Мой путь становится всё круче.

Вот я дошёл и до Лобуче…

Правда, крутого здесь ничего не было. Но высота давала себя знать. Весь путь шёл по долине вдоль холмов справа – отвалов ледника-«бульдозера». И вот мы через 1,5 часа в поселке на высоте 4910 м (это по карте, а на плакате у гостиницы написано «4950 м»). Но эти спорные 40 м оставим на совести отельеров. Анг Ками провел меня в лоджу, где «номер» стоит 3 доллара в день. Но мне с первого взгляда стало ясно, что здесь я не задержусь и на минуту – настоящий сарай с картонными стенами. Рядом находилась вполне приличная лоджа с номером за 20 долларов.

Наутро стало ясно, что здесь придется остановиться еще на день. Всю ночь меня мучило удушье – нехватка кислорода. Акклиматизация была жизненно необходима. Для этого я прошел весь путь предстоящего перехода в Горак Шеп (2,5 часа) – последний поселок на пути к базовому лагерю, откуда уже был виден Эверест, наполовину закрытый тучами. Обратный путь занял 1,5 часа. По дороге встретил несколько человек из России. Поразила она пара из Москвы: он был весь черный от загара, она – закутана от солнца в какие-то одежды, в очках, так что лица полностью не было видно. По их признанию, бродят они тут, в Гималаях, уже почти год, что было весьма похоже на правду. Пообносились, деньги на исходе. А отельеры за обналичку карты берут целых 8 процентов. Парень спросил меня, а что такое трекинговая обувь. Я посмотрел на его ноги. Они были обуты в какие-то шлепанцы и подвязаны веревочками. И ничего – ходит ведь… Кстати, портеры тоже носят тапочки. Как-то Мангар, мой носильщик, показав на мои 20-долларовые кеды, сказал, что для него это очень дорогая обувь. В этой, одной из самых бедных стран мира, где средний годовой доход исчисляется в 160 долларов, его словам можно поверить.

На другой день, по тому же пути, уже все вместе мы достигли Горак Шепа (5140 м). Погода стояла прекрасная, небо было ослепительно чистым, не то что вчера. Отрог Эвереста, который сначала все принимают за саму вершину, сиял ледяными стенами. Перепад высот тут небольшой, но идти приходилось с частыми подъемами и спусками через ледник Чангри Нуп, впадающий в ледник Кхумбу и, как и последний, весь засыпанный скальными обломками.


Поселок Горак Шеп

Поселок Горак Шеп


Поселок Горак Шеп расположен на берегу высохшего озера, дно которого покрыто белым песком. Над ним возвышается гора Кала Паттар (5550 м), с вершины которой, даже со склона, хорошо видна Джомолунгма, Великая Мать Снегов, высотой 8848 м. Больше такой горы на свете нет. Это единственная, самая высокая в мире. И разве не стоило приблизиться к ней?

Теперь ясно, такие высоты надо преодолевать не слишком быстро. А лучше совсем медленно. С остановками для акклиматизации. Поэтому, планируя поездку в такие места, надо иметь про запас несколько дней, а лучше неделю. Во избежание ненужной никому смерти. Конечно, можно идти и быстро, но вот вам пример: если человека поднять на вертолете (а такие вертолеты уже есть, их придумали французы) с уровня моря на вершину Джомолунгмы и высадить его там, то он проживет всего несколько минут, а то и меньше. Вот где вполне осознаешь поговорку: «Тише едешь – дальше будешь».

Поскольку погода была прекрасной, я решил, не откладывая дело в долгий ящик, подняться на Кала Паттар. А то вдруг назавтра все затянет туманом и я не увижу вершину? Тогда зачем я сюда шел? Хотя Кала Паттар и кажется бугром на фоне окружающих его семи-восьмитысячников, но все же высота его почти наравне с Эльбрусом. Вернувшись после подъема в лоджу, где остановился, я выпил уже привычные таблетки от головной боли и прилег отдохнуть. Мои товарищи в это время штурмовали тропу к базовому лагерю. Поскольку они начали путь уже после обеда, то вернулись в темноте, засыпанные снегом и смертельно уставшие. Нелегкий путь от Лобуче до базового лагеря за один день. Так что от Горак Шепа и назад они затратили 5,5 часа. Я же со свежими силами утречком сбегал туда-назад за 3,5 часа. Базовый лагерь представляет собой несколько разноцветных палаток среди нагромождений камней на леднике. Отсюда начинаются все восхождения на высочайшую гору.

Интересно, что сюда ходят по моренам и леднику караваны яков, доставляя различные грузы. Животные даже здесь, среди пустынных скал, умудряются выщипывать из-под камней какую-то чахлую травку.

Обратный путь из EverestBaseCamp занимает менее 4 дней. В тот же день мы дошли до Фериче. На второй день - до Намче-Базара (5,5 часа). На третий мы бы смогли дойти до Луклы, но спешить было некуда, так как до самолета оставалось много времени, и мы опять остановились в той же лодже «Намастэ» в Пхакдинге.

Вниз идти было легко и приятно, и кислородное опьянение кружило голову. На следующее утро мы улетели в Катманду. Улетать лучше в первой половине, так как после обеда обычно находят тучи, даже если это не сезон муссонов, и самолеты не летают. А если летают, то иногда происходит то, что было после нас. На другой день, уже в столице, мы узнали, что в Лукле разбился самолет с туристами. Что-то там не сработали диспетчеры, один самолет садился, а другой взлетал, приземлявшийся вильнул в сторону и врезался в землю. Погибли двадцать человек.

В заключение хочу добавить: Непал – удивительная страна. Как я уже говорил, тут живет масса народностей, говорящих на языках четырех языковых семей: индоевропейских (арийских) – непали, майтхили, бходжпури, авадхи, тхару, раджбанси, данувар, боте, дараи, маджхи, кумхале и др.; тибето-бирманских (гималайских) – бхоте, шерпа, тхакали, лепча, Раи, лимбу, мече, дхимал, магар, таманг, невари, локе, сунувар, пахари, чепанг, раджи, хаю, бьянси, хам, лхоми, рауте, тхами, джирел и др.; астро-азиатских (астрийских) – сатары, саняли, кусунда и др.; и дравидских (северо-курукских) – джхангар и др. И это только основные языки. А религии! Их тоже немало: индуизм, буддизм, ислам, кирант, христианство, сикхизм, вахарс, бон, джайнизм, шаманизм и пр. Я уж молчу о бесчисленных сектах.

А география! От района тераев, где температура летом поднимается выше 40 градусов до страны вечного холода – гималайского высокогорья. И все это на сравнительно небольшой территории.

Вообще, о Непале можно говорить бесконечно. О его истории, о воинах-гуркхах с их кривыми ножами-кхукри, о памятниках рук человеческих и природных, о Лумбини, месте рождения Будды, и еще о многом-многом другом.

Rado Laukar OÜ Solutions