30 июня 2022  19:28 Добро пожаловать к нам на сайт!

"Что есть Истина?" № 61 июнь 2020 г.


Поэты и прозаики Санкт-Петербурга



Вадим Смоляк


Вадим Смоляк. Родился в 1965 году в Ленинграде. Пишу стихи и небольшие рассказы для взрослых и детей, сценарии анимационных фильмов. Публиковался в журналах «Аврора», «Зинзивер», «Вокзал», «Царскосельская лира», альманахах «Глаголъ», «Заповедник».

Материал подготовлен редактором раздела «Поэты и прозаики Санкт-Петербурга» Феликсом Лукницким

СТИХИ

Упавшие летчики становятся моряками,

Растолстевшие всадники — пехотинцами.

Их в атаку приходится гнать пинками,

Неуклюжих с одутловатыми лицами.

Воры на пенсии становятся сторожами.

Вскрывают сейфы консервных банок

Теми же вечно тупыми ножами,

Которыми раньше пугали гражданок.

Мундиры на пуговицах золотистых

С годами охотно становятся ватниками,

И прирастает армия моралистов

Исключительно пожилыми развратниками.

Ежедневно прожевывая рутину, вы не

Замечаете, как из настоящих кожаных

Постепенно становитесь дерматиновыми,

Думая, что так наверно положено.

* * *

Если намерен в море забросить невод,

То непременно должен быть веский повод.

Неодолимый и повседневный гнев от

Вздорной старухи или же сильный голод.

Сети нужды тесны́ и крепки́ объятья.

Время сулило горы — намыло мели.

Чуждые/взрослые дети с криками «тятя-тятя!»

Тянут последний доллар на карамели.

Ловля удачи — это особый навык.

Часто бывало, слышалось мне средь ночи:

«Что тебе, старче, надо для счастья? На вот

Хлеба да сала, щи да творожный сочень»

Я ошалело пищу сгребал в охапку

(Старая сказка нас ничему не учит),

Шел нуворишем к вздорной старухе в хатку,

А просыпался грязным в песке зыбучем.

Даже казалось, будто я кем-то проклят,

Шельфом бесплодным за шельмовство помечен,

Но, озирая волны в бельмо бинокля,

Взваливал невод снова себе на плечи.

И, возвратив на берег порожним дважды,

Дыры латал в надежде на верный третий

И ожидал улова, дрожа от жажды,

И задыхался в облаке междометий.

* * *


Приезжал чародей из Ниццы

А может с Пресни

Он кричал неживой девице

А-ну, воскресни!

Заклинал ее всеми нами

Махал руками

Осыпал ее семенами

Араукарий

Барабанил в тугие бубны

Упруго кожано

Целовал бы девицу в губы

Да не положено

Приводил неприлично пестрого

Растамана

А девица лежала мертвая

Не вставала

До финала допета песня

Ей сладко спится

Не шамань понапрасну Пресня

Не парься Ницца

Не мели чародей Емелей

Не жги Исайей

Опостылело на земле ей

На небеса ей

* * *

Зима. Страдаю в монохроме.

Симптомы выдуманной хвори:

полночный вор,

слепой таксист,

внезапно вспыхнувшая штора,

шуруповерт в руках у вора

и бой часов,

и ветра свист.

Забытый другом и врагами,

мечусь в бессоннице на грани

исчезновения.

В окне,

как удивительные стразы,

ночные звезды автострады

летят, подмигивая мне.

* * *


мысли владельца бара черней маслин

хватка крепка и телодвиженья ловки

он уважает сильных мой милый сын

добрых снабжает сыром из мышеловки

линии сердца жизни судьбы ума

в линию фронта слиты как будто рана

бог подает встающему с бодуна

если встает по-божески утром рано

после отстоя требуй долив свинца

бар не жалеет порций своим пропойцам

видишь ползет по улице тень отца

не наступая просто прикрой от солнца

* * *

Зашей мне, пожалуйста, сердце,

Царевич сапожник портной.

А после, как сделаешь дельце,

На радости выпей со мной.

Заштопывай ниткой суровой,

Чтоб резала край до крови́

А утром, поздравив с обновой,

Со мной по одной пригуби.

Работой своей полюбуйся.

Послушай, как ровно стучит,

И шов, словно алые бусы,

Из рваного сердца торчит.

Я больше бы выпил с тобой, но

Пора уходить на покой.

Теперь помирать мне не больно,

Царевич сапожник портной…

* * *


Папа, скажи мне, что будет когда

Я пропаду, растворюсь без следа,

Ночью холодной, подобно сычу,

В небо бездонное я улечу?

Будет ли также кружиться земля,

Будто со мной, но уже без меня,

И по утрам заниматься рассвет?

Папа, скажи только да или нет!

Песен весенних не стихнет свирель?

Кисти в июне раскинет сирень?

Мысли о смерти — тупые ножи.

Как с ними жить? Научи, подскажи!

Папа ответил: — Послушай, сынок,

Я бы тебе рассказал, если б смог.

Весь этот мир, как немое кино,

Сам наблюдаю я с неба давно.

Так же, как прежде, горят фонари,

Люди и птицы молчат о любви,

Вьется вагонов цветная змея,

Будто со мной, но уже без меня…

Что за слезинки напрасные? Брось!

Смерть — это вместе, а жизнь — это врозь.

Время течет, словно в речке вода,

И не исчезнет оно никогда…

Цыплята

Прошу за пальцы не цеплять,

Не убегать, держаться строя.

Веду считать своих цыплят

Во двор, охваченный весною.

Когда оттаяла внутри

Душа и выкупалась в лужах,

Я их считаю: раз, два, три…

Таких смешных и неуклюжих,

Не превращенных в «табака»,

Не задохнувшихся в духовке,

А остающихся пока

В родной пушистой упаковке.

Как тяжела была зима

Для них в плену холодной клетки.

«Чудак, ты выжил из ума!» —

Меня напутствуют соседки.

Они твердят: «Не гоношись.

Дождись осеннего итога!»

Но я то знаю, лето — жизнь,

А осень — дальняя дорога…


Rado Laukar OÜ Solutions