28 января 2021  12:44 Добро пожаловать к нам на сайт!

"Что есть Истина?" № 59 декабрь 2019 г.


Культура


Sergei Diaghilev 01.jpg


Сергей Дягилев (видео)


Сергей Павлович Дягилев (31 марта1872, Селищи, Новгородская губерния19 августа1929, остров Сан-Микеле близ Венеции) — русский театральный и художественный деятель, один из основателей группы «Мир Искусства», организатор «Русских сезонов» в Париже и труппы «Русский балет Дягилева», антрепренёр.

Сергей Дягилев родился 19 (31) марта 1872 года в Селищах Новгородской губернии, в семье офицера-кавалергарда потомственного дворянина Павла Павловича Дягилева. Мать умерла через несколько месяцев после рождения Сергея, и его воспитывала мачеха Елена Валериановна Панаева, дочь В. А. Панаева. В детстве Сергей жил в Санкт-Петербурге, потом в Перми, где служил его отец. Брат отца, Иван Павлович Дягилев, был меценатом и основателем музыкального кружка.

В Перми на углу улиц Сибирской и Пушкина (бывшая Большая Ямская) сохранился родовой дом Сергея Дягилева, где сейчас располагается гимназия его имени. Особняк в стиле позднего русского классицизма построен в 1850-х годах по проекту архитектора Р. О. Карвовского.

На протяжении трёх десятилетий дом принадлежал большой и дружной семье Дягилевых. В доме, названном современниками «Пермскими Афинами», по четвергам собиралась городская интеллигенция. Здесь музицировали, пели, разыгрывали домашние спектакли.

После окончания пермской гимназии в 1890 году вернулся в Петербург и поступил на юридический факультет Санкт-Петербургского университета, параллельно учился музыке у Н. А. Римского-Корсакова в Петербургской консерватории. В молодости Дягилев тщетно пытался найти своё поприще. Важным моментом в его жизни стала встреча с писателем Львом Толстым, после которой он решил посвятить себя коллекционированию автографов знаменитых современников. В 1896 году он окончил университет, но вместо того чтобы заняться юриспруденцией, начал деятельность в области изобразительного искусства.

Условно деятельность С. П. Дягилева можно разделить на два периода:

  • 1898—1906 годы — жизнь Дягилева в России, когда интересы его были сосредоточены, главным образом, в области изобразительного искусства;
  • 1906—1929 годы — деятельность Дягилева в качестве импресарио за рубежом. Начав с организации выставки в 1906 году, вскоре он сосредоточился на области музыкального театра, в первую очередь, балета.

    В 1898 году совместно с художником А. Н. Бенуа стал инициатором создания журнала «Мир искусства», издававшегося С. И. Мамонтовым и княгиней М. К. Тенишевой; был его редактором (с 1903 года — совместно с Бенуа), с 1902 года руководил изданием. В 1898—1904 годах также сам писал искусствоведческие статьи; является автором монографии о художнике Д. Г. Левицком (1902).

    В этот период организовывал выставки, вызывавшие широкий резонанс в Санкт-Петербурге:

    • 1897 год — выставка британских и немецких акварелистов, знакомившая русскую публику с рядом крупных мастеров этих стран и современными тенденциями в изобразительном искусстве;
    • Выставка скандинавских художников в залах Общества поощрения художеств;
    • 1898 год — выставка русских и финляндских художников в музее Штиглица, которую сами мирискусники считали своим первым выступлением (помимо основной группы первоначального дружеского кружка, из которого возникло объединение «Мир искусства», Дягилеву удалось привлечь к участию в выставке других крупнейших представителей молодого искусства — Врубеля, Серова, Левитана);
    • 1905 год — историко-художественная выставка русских портретов XVII—XVIII веков в Таврическом дворце;
    • 1906 год — выставка русского искусства в Осеннем салоне в Париже с участием произведений Бенуа, Грабаря, Кузнецова, Малявина, Репина, Серова, Явленского, Рериха и др.

    В 1899 году князь Сергей Волконский, ставший директором Императорских театров, назначил Дягилева чиновником по особым поручениям и предоставил ему редактирование «Ежегодника императорских театров». Дягилев превратил ежегодник из сухого издания в художественный журнал.

    Вместе с Дягилевым в Императорские театры пришли многие современные художники (Ап. М. Васнецов, А. Н. Бенуа, Л. С. Бакст, В. А. Серов, К. А. Коровин, Е. Е. Лансере).

    В сезон 1900—1901 годов Волконский возложил на Дягилева постановку балета Делиба «Сильвия». Дягилев привлёк к постановке художников группы «Мир искусства», но дело сорвалось из-за протеста чиновников дирекции. Дягилев не подчинился распоряжению директора Волконского, демонстративно отказался от редактирования «Ежегодника», и дело кончилось его увольнением.

В 1907 году Дягилев организовал Исторические русские концерты, в них участвовали Н. А. Римский-Корсаков, С. В. Рахманинов, А. К. Глазунов, Ф. И. Шаляпин, Ф. В. Литвин и другие крупные музыканты. Вместе с музыкантами, задействованными в «Исторических концертах», Дягилев посетил в Париже К. Сен-Санса.

С 1908 года Дягилев проводил Русские сезоны за границей. В первый сезон в Париже была поставлена опера «Борис Годунов» с участием Ф. И. Шаляпина. Несмотря на успех у публики, сезон принёс Дягилеву убытки, поэтому на следующий год он, оценив вкусы публики, решил везти в Париж и балет. При этом, в тот момент Дягилев относился к балету пренебрежительно:

Смотреть его с одинаковым успехом могут как умные, так и глупые — всё равно никакого содержания и смысла в нём нет; да и для исполнения его не требуется напрягать даже маленькие умственные способности

В 1909 году, наряду с продолжением оперных сезонов (была поставлена «Псковитянка» Н. А. Римского-Корсакова), в Париже состоялся первый балетный спектакль Дягилевской антрепризы. С этого времени и вплоть до кончины Дягилева в 1929 году действовала труппа «Русский балет Дягилева». Русские оперы Дягилев продолжал активно показывать вплоть до начала 1-й мировой войны («Соловей» И. Ф. Стравинского, «Князь Игорь» А. П. Бородина, «Майская ночь» Римского-Корсакова, все — 1914 г.).

Для первых балетных сезонов Дягилев пригласил таких солистов Императорских театров, как М. М. Фокин, А. П. Павлова, В. Ф. Нижинский и Б. Ф. Нижинская, Т. П. Карсавина, А. Р. Больм, Л. Ф. Шоллар, В. А. Каралли, Л. П. Чернышёва. Впоследствии приглашал немало польских артистов и танцовщиков других национальностей, многие из которых получали в труппе «русские» имена.

Уже со второго балетного сезона (1910) Дягилев ежегодно представлял парижской публике исключительно мировые премьеры. Основными хореографами его труппы в разное время выступали М. М. Фокин, В. Ф. Нижинский, Л. Ф. Мясин, Б. Ф. Нижинская, Дж. Баланчин. Его «звёзды» В. Ф. Нижинский, Л. Ф. Мясин и С. М. Лифарь одновременно были его фаворитами.

Дягилев постоянно сотрудничал с «открытым» им композитором И. Ф. Стравинским. Стивен Уолш отмечал, что «Дягилев и Стравинский, будто русские герои карикатур: обнимались и вместе выпивали вечером, а днём отчаянно ругались из-за денег и контрактов».

В оформлении балетов участвовали выдающиеся художники, входившие в «Мир искусства», в частности А. Н. Бенуа, Л. С. Бакст, А. Я. Головин, Н. К. Рерих, Б. И. Анисфельд. «Сезоны» были средством пропаганды русского балетного и изобразительного искусства. За двадцать лет своего существования они полностью изменили традиционные представления о театре и танце, также способствовали расцвету балета в странах, где этот жанр не был развит.

Во время войны, начиная с середины 1910-х годов, он в корне изменил стилистику представлений, оставив экзотику, придворную пышность и ориентализм и обратившись к авангарду. Первым спектаклем новой музыкальной формы и хореографии стал балет «Парад» Эрика Сати, скандальная премьера которого прошла в Париже в 1917 году. Отойдя от стилистики «Мира искусства», Дягилев начал сотрудничать преимущественно с европейскими художниками; также его постоянными сотрудниками были супруги Н. С. Гончарова и М. Ф. Ларионов.

Труппа Дягилева давала сезоны в Париже и в Лондоне, а также гастролировала в Италии, Германии, США. Начиная с зимы 1923 года она репетировала в Монте-Карло, где состоялись первые представления многих премьер. До Первой мировой войны Дягилев был одержим идеей представить свои постановки в России, выступить в Санкт-Петербурге было его мечтой — однако, несмотря на приложенные усилия и многочисленные попытки, по разным причинам ему это не удалось. В начале 1920-х годов при помощи Маяковского, которого он всячески привечал в Берлине и Париже, Дягилев вновь пытался организовать гастроли труппы или хотя бы свою поездку в СССР, однако затем от этой идеи отказался.

Труппа просуществовала до 1929 года, то есть до смерти её организатора. По воспоминанию постоянного режиссёра труппы С. Л. Григорьева, их последнее выступление было в Виши 4 августа 1929 года.

По словам А. Н. Бенуа, «ни одна из затей не получила бы своего осуществления, если бы Дягилев не возглавил её и не привнёс бы своей энергии туда, где творческого начала было уже много, но где не было главного — объединяющей роли». М. Ф. Ларионов считал, что «Дягилев — энтузиаст, отдавший всего себя с какой-то языческой страстностью искусству». «Кто-то говорил, что антреприза была личным делом Дягилева… Только злой язык и злобный ум могли произнести такую клевету на этого крестоносца красоты», — утверждал Н. К. Рерих.

Многие современники, художники и поэты, использовали яркие символы, метафоры в передаче восприятия личности С. П. Дягилева: «лучезарное солнце» (В. А. Серов), «Геркулес», «Петр Великий» (А. Н. Бенуа), «орёл, душивший маленьких птичек» (В. Ф. Нижинский), «Жёлтый Дьявол на аренах европейских стран» (А. Л. Волынский), «Нерон в чёрном смокинге над пламенеющим Римом» (А. Белый), «Монстр» (С. Ю. Судейкин не называл его иначе).

Дягилев был гомосексуалом, что являлось серьёзным препятствием в его карьере. Он осознал свою гомосексуальность в раннем возрасте, на протяжении 15 лет состоял в отношениях со своим кузеном Дмитрием Философовым. По словам композитора Николая Набокова, был «первым великим гомосексуалом, заявлявшим о себе и признанным обществом». Интимные отношения связывали Дягилева с Вацлавом Нижинским, а позднее с другими протеже-танцовщиками: Л. Мясиным, Б. Кохно, А. Долиным, С. Лифарем, а также с юным музыкантом Игорем Маркевичем.

В 1916 году, во время американского турне, Дягилев объявил в труппе, что ни при каких условиях не потерпит интрижек Мясина с артистками. Однако в 1920 году, во время подготовки новой версии «Весны священной», у Мясина начались отношения с английской балериной Верой Савиной, недавно появившейся в труппе. В Риме Дягилев нанял частных детективов, следивших за парой и докладывавших ему об их встречах в отелях. В конце концов Дягилев напоил Савину в своём номере и затем раздетую приволок в соседнюю комнату к спящему Мясину. Кинув её к нему на постель, он воскликнул: «Смотри, вот твой идеал». После этого Мясин немедленно покинул отель и прекратил всяческие отношения с Дягилевым. Он был уволен из труппы, Савина же из многообещающей солистки была переведена в кордебалет. Дягилев тяжело переживал разрыв со своим фаворитом и несколько дней никого к себе не подпускал, кроме Нувеля и своих слуг Беппо и Василия. По словам артиста Михаила Семёнова, «Дягилев будто помешался»; «его друзья, опасаясь за его здоровье и даже разум, денно и нощно не выпускали его из виду», — писал Арнольд Хаскелл.

Начиная с 1924 года, Мясин, к тому времени женившийся на Савиной, вновь сотрудничал с Дягилевым, который, по-видимому, совершенно охладел к нему. Согласно свидетельству композитора Дукельского, во время работы над балетом «Зефир и Флора» он говорил ему, что «у Леонида нет ни души, ни сердца, ни вкуса, и единственное, что его интересует, – это деньги».

Могила Дягилева на острове Сан-Микеле

В 1921 году у Дягилева диагностировали сахарный диабет, однако он почти не соблюдал предписанную диету. Развитию недуга способствовали образ жизни, а также постоянные резкие изменения массы тела. Начиная с 1927 года, у него развился фурункулёз, способный привести к развитию сепсиса, что было смертельно опасно в те времена, когда антибиотики ещё не были известны. Летом 1929 года в Париже врач предписал Дягилеву соблюдать диету и много отдыхать, предупредив, что несоблюдение рекомендаций повлечёт за собой опасные последствия для его здоровья.

Дягилев проигнорировал предписание, отправившись с труппой в Берлин, затем в Кёльн и через Париж — в Лондон, где вновь посетил врача, посоветовавшего ему нанять медсестру, что также не было сделано: за ним ежедневно ухаживал Кохно, делая необходимые процедуры и перевязки. Отправив труппу в отпуск и вернувшись в Париж, он вновь посетил своего лечащего врача, который настаивал на курсе лечения термальными водами в Виши. Вместо этого Дягилев вместе со своим протеже Игорем Маркевичем предпринял «музыкальное» путешествие вдоль Рейна, посетив Баден-Баден (где он обсудил новый балет с Хиндемитом и виделся с Набоковым, позднее написавшим: «Несмотря на его внешний вид, казалось, что у него было хорошее настроение. Он весело рассказывал о своих планах на оставшуюся часть лета и на новый осенний сезон»), Мюнхен (ради опер Моцарта и Вагнера) и Зальцбург. Оттуда Дягилев послал Корибут-Кубитовичу письмо с настойчивой просьбой приехать к нему в Венецию. Расставшись с Маркевичем в Веве, 7 августа Дягилев отправился в Венецию. На следующий день он въехал в «Гранд-отель де Бан де Мер», куда вечером прибыл Лифарь.

К тому времени у него уже началось заражение крови из-за абсцессов. С 12 августа он больше не вставал с постели, за ним ухаживал Лифарь. Даже будучи больным, Дягилев продолжал строить планы и напевать из Вагнера и Чайковского. 16 августа к нему приехал Кохно, 18-го — посетили Мисиа Серт и Шанель. Получив телеграмму от Корибут-Кубитовича, который не спешил приехать по его вызову, Дягилев заметил: «Ну конечно, Павка запоздает и приедет после моей смерти». Вечером к нему пришёл священник. Ночью температура у Дягилева поднялась до 41°, он больше не приходил в сознание и скончался на рассвете 19 августа 1929 года.

Так как у Дягилева при себе не было средств, похороны оплатили М. Серт и Г. Шанель. После короткой панихиды в соответствии с обрядом православной церкви, тело было перенесено на остров Сан-Микеле и захоронено в православной части кладбища.

На мраморном надгробном памятнике выбито имя Дягилева по-русски и по-французски (Serge de Diaghilew) и эпитафия: «Венеция — постоянная вдохновительница наших успокоений» — фраза, написанная им незадолго до смерти в дарственной надписи Сержу Лифарю. На постаменте рядом с фотографией импресарио почти всегда лежат балетные туфли (чтобы их не унесло ветром, их набивают песком) и другая театральная атрибутика. На том же кладбище рядом с могилой Дягилева находится могила композитора Игоря Стравинского, а также поэта Иосифа Бродского, который назвал Дягилева «Гражданином Перми».

Официальной наследницей Дягилева оказалась сестра его отца, Юлия Паренсова-Дягилева, проживавшая в Софии (она отказалась от наследства в пользу Нувеля и Лифаря). 27 августа Нувель организовал панихиду по усопшему в Париже, в соборе Александра Невского.

Rado Laukar OÜ Solutions