26 мая 2022  23:14 Добро пожаловать к нам на сайт!

ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА? № 59 декабрь 2019


Поэты Урала


Елена Хоринская


Елена Евгеньевна Котвицкая (псевдоним — Елена Хоринская, 17 (30) января 1909 года, Бичура, Забайкальская область — 20 декабря 2010, Екатеринбург) — советская и российская поэтесса, писатель, переводчик. Родилась в селе Бичуре (ныне райцентр Бурятии) в семье выходцев c Украины. Отец был рабочим лесопильного завода. Позже семья переехала в Верхнеудинск, где Котвицкий устроился в паровозное депо. В 1925 году Елена окончила школу в Верхнеудинске. Участвовала в ликвидации неграмотности. Десять лет работала учителем в сельских школах, в том числе семь лет в Хоринском аймаке Бурят-Монгольской АССР. По названию этого аймака (района) и выбрала себе псевдоним. Первые стихи Котвицкой были опубликованы в 1930 году в газете «Бурят-Монгольская правда» под псевдонимом Колхозница Маша[1]. В 1931 году в Иркутске вышла её первая книга «За центнеры!». В повести описывались реальные события, связанные с коллективизацией в Хоринском аймаке. В 1934 году избрана делегатом от Бурят-Монгольской АССР на Первый съезд советских писателей. В 1934—1935 годах работала на строительстве паровозостроительного завода в Улан-Удэ. Член Союза писателей СССР с 1935 года. В 1935 году переехала в Свердловск. Работала литературным консультантом областного Дома художественного воспитания детей, редактором Средне-Уральского книжного издательства. В 1940 году заочно окончила Литературный институт им. А. М. Горького. Была членом КПСС. В 1944 году в Свердловске издана книжка стихов для детей «Спичка-невеличка», переведённая затем на языки народов СССР. Елена Хоринская — автор более 40 книг, переводчик с украинского и бурятского языков, в частности, с бурятского языка перевела стихи Бараса Халзанова.

Старшему поколению памятны ее "Спичка-невеличка", "Тая и Фая", "Два Сашки в одной рубашке"... Ее перу принадлежат воспоминания о писателях, с которыми она дружила, в частности, о знаменитом сказочнике Павле Бажове. В ее билете члена Союза писателей СССР стоит подпись самого Максима Горького. Но, к сожалению, в Бурятии о ней знают до обидного мало.
Псевдоним «Хоринская» Елена Евгеньевна Котвицкая взяла еще в молодости, в память работы учителем в Хоринском районе тогда еще молодой Бурят-Монгольской республики. Хотя гордиться своей уроженкой с полным правом может и Бичурский район, где в семье выходцев из Украины и родилась будущая поэтесса.
- Рассказать о себе? Это совсем не просто. Конечно, товарищам моим сделать это гораздо легче: одни будут вспоминать свои тридцать лет, другие даже шестьдесят... Мне же - надо вспомнить целых девяносто. А жилплощадь в сборнике дают всем поровну, и это совсем несправедливо – шутила она в своем интервью на 90-летие - итак, я пришла на землю через девять лет после прихода века. А через три года уже "подалась в политику". В том огромном сибирском селе Бичура, где я родилась, был маленький лесопильный завод, там работал мой отец. Несколько рабочих вместе с отцом решили устроить первомайскую маевку. Нашему отряду, возглавляемому мамой и состоящему из меня и брата в коляске, поручалось прикрывать маевщиков от полиции - в случае опасности подавать сигналы.
Спасаясь от репрессий
Революционная деятельность отца не прошла для его здоровья даром. Он умер рано. В 1925 году Елена закончила школу в Верхнеудинске, куда отец перешел на работу в депо. Для поступления в Иркутский педколледж Елене не хватило одного года. Зато 16-летнюю девушку посчитали годной к работе по ликвидации безграмотности. Десять лет она учительствовала в сельских районах Бурятии, из них семь в Хоринском районе. Сначала в селе Хасурта, где в школьном музее есть ее уголок. Там даже бережно хранят ее шаль тех времен. Немного поработала Елена и в Унэгэтэе, после чего написала свою первую статью «Унэгэтэйская образцовая» о своей школе. В 1931 году в Иркутске вышла ее первая книга «За центнеры». На первом всесоюзном съезде советских писателей она еще представляла Бурят-монгольскую республику.
- Хочется прыгать и петь от радости: наша бурятская делегация едет в Москву на Первый съезд писателей. Какое чудо, что и я стала делегатом, хотя у меня всего одна книжечка - "За центнеры" – вспоминала она те дни. Август. Москва. Дом Союзов. Колонный зал. На трибуне Алексей Максимович Горький. Он с нами все дни съезда. И вокруг столько знаменитых писателей - Алексей Толстой, Александр Фадеев, Маршак, Чуковский, Вера Инбер... Все это помнится так ярко, как будто было только вчера. Тем обиднее слышать сейчас и нелепые рассуждения о том, нужен ли был этот съезд, и такие "воспоминания", где перепутаны и даты, и доклады, и участники.
Что заставило успешную поэтессу покинуть родину и переехать на Урал? Об этом она говорила неохотно и кратко – спасаясь от репрессий. Были и семейные обстоятельства, брат устроился работать в Свердловске и забрал с собой маму и сестру. Зато восторженно вспоминала поэтесса, как встретил ее дом литературы и искусства в Свердловске.
Дружба с Бажовым и Номтоевым
- Ходил по дому гостеприимный хозяин Иван Михайлович Новокшонов, автор сценария легендарного фильма "Потомок Чингис-Хана", прославленный партизанский командир – вспоминала Елена Хоринская - как много связано у меня с этим домом! В 1939 году здесь читали свои новые стихи молодые московские поэты Костя Симонов и Сережа Михалков, как их тогда звали. Здесь, на Пушкинской, 12 прошел первый писательский юбилей - 60-летие Павла Петровича Бажова, у него только что вышла "Малахитовая шкатулка". Все последующие годы, до конца дней своих, Бажов приходил сюда как председатель Союза писателей.
Крепкая дружба связывала Елену Евгеньевну с Павлом Петровичем Бажовым и с его домом, о чем она трогательно поведала в книге «Наш Бажов». В 1940 году наша землячка заочно окончила Литературный институт им. А.М. Горького. В конце войны вышла ее детская книжка «Спичка-невеличка», которую перевели на все языки народов СССР.
- Навсегда остались в памяти военные годы. Трудной жизнью жили писатели. Работая на заводах, выступая в госпиталях, готовя срочные материалы для радио и газет. Писательская организация выросла тогда до шестидесяти человек: на Урал эвакуировались литераторы из Москвы. Ленинграда, Киева - Ольга Форш, Мариэтта Шагинян, Анна Караваева, Федор Гладков, Илья Садофьев, Агния Барто… - перечисляла поэтесса своих коллег.
Всего Елена Хоринская написала более 40 книг, множество стихотворений. Занималась переводами с украинского и бурятского языков. Особенно проникновенные переводы она сделала стихов Бараса Халзанова – кинорежиссера, работавшего на Свердловской киностудии. Не все знают даже в Бурятии, что она всю жизнь переписывалась и с народным писателем Цокто Номтоевым, с драматургом Намжилом Балдано. Цокто Номтоевич даже приезжал к ней в гости и подарил ей свою фотографию с внуком. Она всегда стояла на серванте у поэтессы как память о родине. Часто бывали у нее в гостях учителя из Хасурты.
- Не скажу, что она хорошо помнила бурятский язык, но зато прекрасно помнила обычаи и традиции, – вспоминает известный преподаватель БГУ Паликова Алла Константиновна - в Екатеринбурге Елена Хоринская стала заслуженным работником культуры, кавалером двух орденов «Знак почета», лауреатом премии губернатора Свердловской области и литературной премии имени Бажова. Ее тексты стали основой оперы, оперетт, песен о городе над Исетью. Ее титуловали почетным званием «Дочь города»...
Первая во всем
- Я случайно услышала о ней от поэта Геннадия Дагурова, тоже нашего земляка. Так мы начали с ней переписываться. А сын Дагурова – Владмир сейчас тоже известный поэт, когда-то учился писать именно у Елены Хоринской в доме художественного творчества – объясняет свое знакомство с поэтессой Алла Константиновна.
Она бывала у Елены Евгеньевны дома. Вспоминает, что даже когда поэтесса потеряла зрение, она продолжала надиктовывать новые стихи и воспоминания. Затем редактировала их по памяти. К столетию выпустила книгу лирики «Мои январи». Еще в молодости, едва началась война, она одна из первых поэтов страны откликнулась стхами на это событие. Полет в космос и вновь Елена Хоринская первой пишет об этом. До самых последних дней продолжала оставаться энергичной с неиссякающим чувством юмора. Алла Константиновна ездила к поэтессе на 90-летний юбилей. Она еще немного видела и могла тихонько ходить по дому. И даже шутила, сколько синяков получила, стукаясь об мебель.
- Сама вся светлая и всегда в поиске света. Вся жила идеалами своей молодости – все для людей. Феноменальные были у нее память и талант. В день столетия Хасуртинской школы и поэтессе исполнилось 100 лет. И представьте, что Елена Евгеньевна написала за 2 часа стихотворение «Письмо в Хасурту». Любила она Бурятию всегда. В конце семидесятых годов приезжала в Улан-Удэ, и я ездила с ней по памятным для нее местам – вспоминает Алла Константиновна.
Свердловчане в ней души не чаяли. Своими выступлениями и голосом она завораживала любую аудиторию, даже изначально равнодушную к поэзии. Любили у нее брать интервью журналисты, которым она однажды со свойственным ей юмором призналась:
Когда-то я писала: "Куда бы такую заявку подать: прибавьте еще хоть полжизни". Я и сейчас не отказываюсь от этих строк, но в 90 лет это, пожалуй, нескромно. Меня просто могут обвинить в жадности – шутила она, не подозревая, что не только перешагнет 100-летний порог, но и попрощается с 20-м веком. На столетие поэтессу поздравили ее земляки – бичурцы, отправив телеграмму. Она в ответ послала им книгу с автографом:
А новый век наступает... И я прощаюсь со своим 20-м.
Прощай, мой друг, прощай мой век, навек.
Пусть новый будет и светлей, и лучше.
Прощай мой друг... Кружит летящий снег...
СТИХИ

Зимой.
Пусть мой город зимою суров –
Я люблю его именно снежным…
Даже слет непокорных ветров,
То колючих, то нежных.
Здесь черемухой пахнут снега,
Дня и ночи суров поединок.
И блестит у машин на боках
Оперенье нетающих льдинок.
Бабье лето
В хрусте лиственном, звездным рассевом...
Посмотри, как пылает огромный костер
Золотых и багровых деревьев.
Пробежит по траве смоляной суховей,
По березам в сетях паутины,
И горят самоцветами в желтой листве
Ярко-красные гроздья рябины.
Скоро двинутся снова казарки в отлет,
Но поверим мы старым приметам,
Что черемуха осенью нынче цветет
К счастью этого бабьего лета.
Насторожилась темная горная падь
В тишине малахитовых сосен.
На лесную поляну выходят опять
Хмелем осени пьяные лоси.
Будут звезды срываться и падать в тайгу,
У костра мы дождемся рассвета...
Унесу я рябиновый вкус твоих губ,
Словно памятку бабьего лета.
***

Из сборника стихов Бориса Халзанова «Трава и камень»

Как камень,
Брошенный в небо,
Падает снова на землю –
Я возвращаюсь домой.
Где мама
Под небом бурятским,
Годы по звездам считая,
Ждет не дождется
И шепчет:
«Пока умирать подожду».
И чтоб не случилось,
И где бы
Смерть меня ни настигла,
Как камень,
Брошенный в небо,
На землю свою
Упаду…

Перевод с бурятского Елены Хоринской

* * *

Встреча

- Мама!
И вижу, как дрогнули плечи…
Легкою птицей летит мне навстречу,
С шумом подойник роняя из рук,
Но застывает на месте вдруг…
Бегу к ней,
Себя и разлуку кляня,
Но мама мягко и строго,
Древний обычай предков храня,
Чуть отстраняет, шального, меня:
- Сынок!
Вон отец твой стоит на пороге, -
Ты раньше ему, а не мне поклонись,
Как нам положено,
Как нам завещано…
О, мама моя,
Моя честь, моя жизнь!
О, как благородны степные женщины!
И мама сама подтолкнула меня,
Словно смешного ягненка к зимовью, -
В сыне, в мужчине,
Мужчину храня
Своей материнской любовью…

Перевод с бурятского Елены Хоринской

К 90-летию Елены Евгеньевны в издательстве «Банк культурной информации» выпущена книга «Дарю вам книжку» – стихи и сказки для детей.В содружестве с композиторами Урала написано много песен, опера «Девушка-семиделушка», оперетты «Марк Береговик», «Любовь бывает разная», «Это было у моря». Е.Е. Хоринская награждена двумя орденами «Знак Почета» и шестью медалями.

* * *

Воробьи

Мы пускали корабли,
Прилетели воробьи.
Сели. Смотрят на ручьи.
И кричат:
Вы чьи? Вы чьи?
Не мешайте, воробьи,
Отправлять нам корабли!
Посмотрите, наш линкор
Мчится в море на простор.
А они:
Вы чьи? Вы чьи?
Отвечаем мы:
Ничьи!
Наш отважный ледокол
Между льдинами прошел,
У него теперь соседи
Только белые медведи,
Машут лапами, рычат…
Воробьи опять кричат:
Здесь не море, а ручьи!
Чик-чирик!
Вы чьи? Вы чьи?
Не мешайте, воробьи,
Отправлять нам корабли!
Это море, не ручьи,
Что пристали
«Чьи да чьи?»
Мамины и папины,
А больше – ничьи!

* * *

Какой сегодня день?

День порою очень долго тянется,
А порою пролетает птицею…
И неважно – вторник или пятница,
Но какою ляжет он страницею?

День бывает ласковый и солнечный,
Всюду начинается удачей,
Светит солнце с высоты безоблачной,
Золотое, яркое, горячее.

В синем небе распевают горлинки,
Сколько света, и тепла, и пения!
В общем, ни сучка и ни задоринки-
Тихий день без всякого волнения.

Упадет он гладкою горошиной,
Упадет он, словно в воду брошенный…
Что ж в нем словно горечью пронизано?
Нет, не нужен тот покой непрошеный,

Если новых строчек не написано,
Если тихо доживешь до вечера,
День проводишь, а припомнить нечего…
А бывает – непогодь ненастная
Над полями тучи поразвесила,
Были за день неполадки разные,
Ты устал, а вот на сердце весело:
День исканий, промахов, дерзания,
Весь, как в прозе говорят, загруженный,
Может, станет он – как знать заранее –
Настоящей радости жемчужиной!

* * *

Н.А. Поповой

Не считают года по седым волосам, -
Было всякое в нашей судьбе…
Сколько лет?
Столько лет,
Сколько чувствуешь сам,
Сколько сердце подскажет тебе.

Если жизни все ярче горит самоцвет,
Что с того, что в снегу голова!
Это, друг мой, не старость,
А только расцвет
Творчества и мастерства.


Rado Laukar OÜ Solutions