25 мая 2022  06:13 Добро пожаловать к нам на сайт!

"Что есть Истина?" № 59 декабрь 2019 г.


Наша галерея


Картинки по запросу Александр Ралот


Александр Ралот


Секретная агентесса его высочества


Смолянки

Глава 1.Директриса

Судьбе было угодно, чтобы я регулярно приезжал, прилетал или приплывал в этот неповторимый город, на Неве. Сколько о нём написано и сказано-не счесть. Каждая  улица и двор запечатлены мастерами пера и кисти. И «куда мне, с пыльным, мельничным  ры..! Лицом. Да в их калашный ряд».

Однако сегодня «вашему покорному слуге» надлежит прибыть в контору, расположившуюся на улице имени Пролетарской Диктатуры. До революции улица носила более конкретное название- Лафоновская.  В честь той первой, в никогда не снимаемом чепце. И без которой наша культура, весьма вероятно, могла бы оказаться иной.

***

Август 1572 года. Франция. Париж

Герцог Генрих де Гиз  снял с лица  маску и передал расторопному  слуге. Присутствующие мгновенно  последовали его примеру.

И  так ! Уже нынешней ночью. Более терпеть этих  еретиков ни в городе, ни в стране мы не намерены!

Захлебнутся в собственной крови!  Смерть неверным! Святой  с нами! - Кричали со всех  сторон.- Не бывать браку! Не допустим богопротивного кровосмешения!

Герцог  указал на господина, в  чёрном.- Говори! Ты сделал, что  велено?

Мои люди взяли штурмом дом адмирала де Колиньи и наконец прикончили раненого. Считай, что пуля выпущенная из окон твоего замка попала несчастному не  в плечо, а точно в голову. Кроме этого, чтобы гугеноты не вырвались  из города, наши люди закрыли городские ворота.  Стража предупреждена и без жалости  расправится с любым, кто попытается  вырваться из Парижа!

***

Осень 1572 года. Санкт-Петербург

После этой  ночи  выжившие гугеноты бежали из страны. Германия, Голландия, Бельгия и .... Россия,  получили  новых грамотных, работящих и не бедных граждан.

Стали подданными  Российской империи  и члены семьи виноторговцев Дюбюиссоон.

Не откладывая дело в долгий ящик предприимчивый глава  семейства открыл в Санкт-Петербурге гостиницу.  В отличие от существующих, она состояла из  ухоженных, (без вшей и клопов), светлых номеров. И главное, с клиентов не драли три шкуры, за постой. От желающих не было отбоя. Среди приезжих считалось шиком остановиться в апартаментах нового заведения.

Радость, как и горе, не приходит одна. Вскорости  чета  Дюбюиссоон нашла жениха,  для пятнадцатилетней дочери, Софьи.  Бывшего соотечественника, генерала русской армии, действительного статского советника ВилимаДелафона.

***

Не представляешь как невыносимо жить с женой, которая исповедует отличную религию. В конце концов когда ты, наконец, станешь праведной католичкой?  И  какой веры наши дочки? Как и кому они  молятся, перед сном? Легче убить тебя и их,  чем жить с гугенотками!- С  каждым днём, некогда любимый,  муж  всё больше и больше терял рассудок. Софья  пыталась его лечить. Бесполезно.

Если не вернёмся во Францию я однажды убью тебя и детей.  Мне ненавистен этот город, язык, эти люди.

Но ведь Россия дала всё! Титул, почёт, уважение! Как ты можешь так говорить?

Титул! Ты мне его на обед приготовишь? У нас денег осталось только на дорогу! Значит так! Или  мы едем вместе, или я уеду один. Навсегда! А ты, не  последовав за мужем, нарушишь клятву, данную  перед алтарём.

Хорошо.- Глотая слёзы молвила  Софья. -Только дай слово, что во Франции во всём будешь меня слушаться и  не станешь отказываться от тех настоек, которые  пропишут доктора.

Франция. Париж

Обезумивший  Вилим дважды пытался убить Софью и двух дочерей. Несмотря на это, и не обращая внимания на советы соседей, твердивших, что согласно закону, она имеет полное право развестись с умалишённым, верная жена продолжала возить супруга на приёмы, к  самым знаменитым врачам Франции и  Швейцарии. Делала это до тех пор пока не иссякли денежные средства, вывезенные четой Делафон из далёкой России.

Вскорости болезнь взяла  своё.  Бывший генерал и действительный статский советник скончался, оставив вдову и девочек без  средств к существованию в,  ставшей чужой, стране.

***

Мадам позвольте помогать вам. Я буду  стирать, готовить и делать что  скажите.- Обратилась  София к хозяйке гостиницы, в которой проживала с детьми.

Но у меня уже имеется прислуга, да к тому же, если я буду  платить за работу, то вы тут же вернёте эти деньги в уплату за жильё и питание.

Вот и хорошо. Не платите ничего. Я согласна работать только за кров и еду для дочек.

***

Вдова  понимала, что такое существование долго продолжаться не может. Искала выход и не находила. Тосковала по далёкой заснеженной Родине, где прошли лучшие годы. Не раз они  всей семьёй бродили возле русского посольства. Смотрели на освещённые множеством свечей окна, стояли  молча и так же молча возвращались в каморку.

***

И однажды, преодолев робость, решилась!

Милостивый государь, умоляю. Не ради себя, ради моих малых девочек, выделите немного денег. Только для того, что бы доехать домой. До России. Хотите, напишу какую угодно расписку.  Я отдам. До копеечки. Мы же подданные Российской империи, как и вы. Помогите  соотечественникам- Софья в отчаянии ломала руки и пыталась достать из сумочки платок, чтобы вытереть слёзы.

Иван Иванович Бецкой слушал не  перебивая. Хотел было попросить рассказать о злоключениях, но посетительница  всё изложила сама. Ничего не утаивая и не драматизируя. Поднялся, взял Софью за руку и  рядом с собой. Налил из графина воды.- Я знаю, что вам надо. Уверен, вы принесёте  России не малую пользу.

1764 год. Санкт-Петербург

Матушка императрица. Поверь. Битьё надо отменять! Ты погляди, в каждом указе телесные наказания, и в пребольшом количестве. Только  воспитание!  Ибо оно всемогуще!

Иван Иванович продолжай. Екатерина  вторая  смотрела на секретаря, обмахивая себя дорогим веером. Каждое  произнесённое им  слово находило отклик в душе.

Для начала  следует создать несколько закрытых учебных заведений. В них мы и станем  воспитывать родителей.

Не поняла? Вразуми. Кого мы будем воспитывать?

Пап и особливо мам, будущих твоих верноподданных. Способных вразумлять своих чад не розгами, а соловом, убеждением.  А опосля,  уж эти отпрыски  создадут свои  семьи. И вот уже из этих семей  выйдет новое  поколение истинных граждан. Не пьющих, образованных, трудолюбивых и  главное,  сплошь ответственных за порученное дело!

Сладко глаголишь. Хоть представляешь сколь для этого понадобится? Почитай во всей Европе столько педагогов не сыщем.

Матушка. Так мы же с малого. Давай, для начала бедных дворянок  учить станем. Да так, чтобы за будущими невестами знатные женихи табунами ходили. И о приданном заикаться не смели.

Ну что же. Будь по твоему. Ступай, готовь  указ. Повелеваю создать закрытое учебно-воспитательное  заведение, для особ женского полу. И начальницу подбери. Без замашек. Знаю я таких дамочек. Порой им  разухабистый командир-держиморда и в подмётки не сгодится.

Матушка. Так я того. Уже подобрал.

И кто она? Я с ней знакома? Рода знатного?

Софья Ивановна Делафон. Горя на  своём  веку хлебнула вдоволь. Однако при сём,  человеколюбия не  утратила.  Начальница от бога, ибо  добра, честна и толкова.

Ой, заливаешь! Врёшь ведь. Поди уже глаз на кумушку положил.- Хозяйка великой страны смеялась в голос.- Смотри! Чтобы и  строга была в меру. Без этого, сам понимаешь, нашу сестру не обуздать. Но главное,  дело пусть хорошенько организует. Наставников поможешь ей сыскать, не мешкая. Ступай с богом. Ну, Бецкой! Рассмешил. Добра, честна да и к тому же ещё толкова!

***

Тот же год. Последний  месяц  весны. Санкт-Петербург

Устав, говоришь,  сподобился сочинить.- В этот день Екатерина Великая была  не в духе. Придворные  мастерицы  принесли новые летние платья, а они оказались малы, в талии.

Иван Иванович! Тебе должно быть ведомо,  что мой  великий предок Пётр  создавал  школы для девиц, однако, в отличие от других славных дел, с этой затеей у  него не заладилось. Да и Дашкова, дама наиумнейшая, тож ничего путного не сотворила! Давай Бецкой, излагай, чего там нацарапал.

Матушка  пунктом  первым  устава прописал  заботу о водворении в  оном  заведении отношений  исключительно дружеских, семейных промеж начальства и воспитанницами.

Сей пункт необходимо дополнить.

Чем  государыня?

А то ты не догадываешься. Мы же  с тобой не богадельню создаём. Семья это конечно  замечательно, но заведение всё же учебное. А по сему,  записывай далее. Ни в коей мере  не пренебрегать умственным образованием  воспитанниц! Именно так, подчерки, или  выдели иными буквицами.  Под  образованием следует  разуметь не выучку или усвоение знания. Но всестороннее  воспитание ума и  душевных качеств девиц. Будем, с твоей лёгкой руки, растить  образованных и благовоспитанных матерей новых семейств. На сиё богоугодное  дело никаких денег жалеть не стану. Верую! Окупятся  вложения! Всенепременно! И  ещё  расстарайся так, чтобы  уровень образования был лучше,  чем при домашнем обучении. Пусть вельможи не считают зазорным туда дочек отправлять!

***

Маленькие девочки-смолянки  смущаясь и толкая другу друга  вошли в кабинет наставницы.

Софья Ивановна, а  почему императрица Екатерина Алексеевна величает нас цыплятами. Обидно.

Делафон поднялась  с кресла, грациозной походкой подошла к воспитанницам. Каждую  погладила по головке.- Она ни в коей мере не желает оскорбить. Наоборот! Считает, что вы самые лучший  сорт цыплят, в её огромном  курятнике.

Выпроводив детей наставница  велела, без промедления,  собрать «педсовет».

Дорогие мои.  Не  секрет, что вы  лучшие из лучших. По заданию императрицы учителей собирали по всей Руси и за её пределами. Предметы  знаете превосходно. Однако извольте входить в классы и  иные помещения исключительно с улыбкой и благожелательностью. Чтобы дети  почитали наставников как отцов и матерей, и даже больше. Учитель обязан иметь разум здравый,  мыли вольные, сердце  доброе и открытое. Ни грамма лжи или притворства. И оставьте за порогом этого заведения педантизм ибо это есть сущая пагуба воспитанию.

Девицы должны видеть в каждом из вас исключительно друга и  защитника, способного разделить с ними трудности и волнения.

***

Весь  курс обучения делился на  четыре группы. Девочки  принимались в заведение  шести лет от роду и выпускались в восемнадцать. За  время в Смольном,  ученицам категорически запрещалась  покинуть институт ни под каким предлогом. Оставались без внимания даже настоятельные просьбы высокопоставленных опекунов.

***

Каждой  группе  соответствовал  свой  цвет платья. Коричневый, голубой, серый и белый.

Жизнь в смольном институте была  проста. Воспитаннице полагалась собственная кровать. Добротная, но не слишком мягкая, дабы не  приучать к изнеженности. Вставали рано. Умывались холодной водой. В зимнее время  девочкам вручали маленькие  молоточки для колки льда в тазиках. Уроки  больше похожие на беседы  чередовались с занятиями на воздухе. Смолянок помимо различных наук, (три иностранных языка-обязательно) обучали танцам,  шитью, кулинарии и поварскому делу,  экономике домашнего хозяйства и даже основам токарного мастерства.

***

Порой воспитанницы  специально  сердили любимую директрису, но лишь затем, чтобы прийти к ней и просить прощения. Софья Ивановна  могла прощать как никто другой, возвращая  расположение виновницам-шалуньям.

Стайка  воспитанниц почти всегда присутствовала в кабинете.   Делафон занималась делами, а девочки, на  ковре или диване тихонько играли или читали, лишь бы быть рядом. Ощущать маленькими телами тепло её души.

***

Однажды  Софья  Ивановна  повела «цыпляток»  в Зимний дворец. Показала залы  украшенные  картинами, в золочёных рамах, роскошную мебель и посуду.  Однако  наибольшее  впечатление на воспитанниц  произвела  толпа  горожан поджидавших  их на выходе.  Люди разных сословий  не желали расходиться и  шли следом  рассматривая  каждую девочку, как внеземное существо или  на худой конец-чужестранку.

***

Выпускницы считали своим долгом  привести  и показать «матушке»- на одобрение женихов, а затем и  первенцев. Бывало так, что семейная жизнь  выпускницы «давала трещину» и тогда смолянка  спешила не домой, под крыло родителей, а к Софье Ивановне. Под крышей института беглянку ждала постель и еда. А  вердикт директрисы,  по создавшейся проблеме, был не пререкаем.

Софья Ивановна, дорогая, сделайте  милость,  посетите  венчание. Мы с супругом  будем  бесконечно благодарны.- Обратилась к   бывшей  наставнице  выпускница, носящая фамилию знатного рода.  Но директрису бдительная прислуга не  пустила далее порога.

Ну что с того! Невеста пригласила  лично! У вас же нет ни одного, даже самого малого придворного титула.  Присутствием здесь можете ненароком оскорбить  высокородных особ! Ступайте себе прочь, по добру, по здорову.

1796 год. Санкт-Петербург . Кабинет императора Павла первого

Новый властитель дёрнул шнурок колокольчика.

Я  таки  прочитал, те письма с которыми не досуг было ознакомится моей покойной матушке. - Он протянул вошедшему,  пухлую папку. - Соблаговолите, без задержки подготовить  указ о жаловании директрисе  Смольного института титул статс-дамы.  Более того,  в день моего коронования, она получит  лично из моих рук  орден Святой Екатерины меньшего креста. Это же надо!  Сколько же знатных вельмож ходатайствовали и всё бестолку!

***

Делафон не раз просила  назначить ей помощницу. Годы брали своё. Здоровье становилось  хуже.

С большим трудом, но таковую  сыскали. Госпожа Пальменбах была  первой  по всем  дисциплинам, во втором выпуске смолянок. Преемственность соблюдена!

В тот же год любимица девочек тихо скончалась и обрела упокоение на Волковом  кладбище, рядом с дочерью.

  1. Отличница

Стайка девочек, одетых в одинаковые платьица, озираясь по сторонам, безмолвно шла за  наставницей. Первый день их  пребывания в Смольном подходил к концу.
— Надеюсь вы обратили  внимания на  портреты, украшающие  стены нашего заведения. Это предшественницы! Легенда гласит, что в первую ночь, то есть сегодня,  когда я уложу каждую из вас в постель и  потушу свечи, они выйдут из рам и будут  с вами знакомится.   Будет арфа, в исполнении неповторимой Глафиры Алымовой.
Самая бойкая из вновь прибывших  подняла  руку.
— Ты что-то хочешь спросить?- Еле  сдерживая  улыбку, поинтересовалась женщина.
— Да. А почему Алимова  неповторимая, разве кто-то из нас повторимый? Наставница ласкового погладила девчушку по головке. - Конечно, ты права. Здесь  все неповторимые. Двух одинаковых людей не бывает, кроме близнецов. Но Глафира  это наш уникум и гордость.
— Расскажите о ней!- Хором  попросили воспитанницы.
—  Иначе не  уснём!- Констатировала бойкая.
— Всенепременно, но не сейчас.
— Почему?
— Если  я  буду  рассказывать, то  вы не услышите тихую, но чарующую  музыку.- Наставница  открыла дверь и жестом  пригласила следовать за ней.


***

Полковник Алымов хворал. Однако многочисленное потомство, восемнадцать детей,  не давали ни минуты покоя. Беременная  супруга  пыталось их  отгнать от постели отца, но тщетно.
Иван Акинфиевич  погладил жену по округлому животу.-Девочка народится. Глашенька.
— Не  хочу этого ребёнка. Не в радость он мне. Не ровён час  помрёшь от ран, что тогда я, горемычная,  стану делать с этакой оравой?
— Да разве так  можно  говорить? За такие слова бог и покарает!  – полковник слабеющей рукой схватился за сердце и потерял сознание.
***
Дочку он не увидел. Родилась после  похорон отца.
Мать не  желала  видеть новорождённую. Велела отвести дитя в ближайший женский монастырь. Однако  родственники добились того, что бы ребёнок был возвращён к светской  жизни.
Казалось, матерь приняла  своё последнее  чадо и полюбила. Однако  прошло шесть лет и  Глашу спровадили из родительского гнезда, определив
в «Императорское воспитательное общество благородных девиц» или по-простому - Смольный институт.
Не знавшая внимания и ласки, прожившая короткую жизнь в селе, по все  меркам должна быть   тихой и забитой среди сверстниц. Но  судьба распорядилась иначе. Ребёнок  мгновенно  сориентировался в незнакомой обстановке.
— Моя повелительница, матушка императрица!  Люблю  больше жизни! – громко выкрикнула девчушка. Нарушив  строжайший протокол, предписывающий вновь поступившим без единого слова  выполнить  реверанс.
Государыня  улыбнулась. Женщину покорила  непосредственность  крохи-смолянки. Она жестом велела подвести девочку к себе.
— Чья будешь?
— Алымова Глаша.- Она наконец вспомнила   первый урок и исполнила безупречный книксен.
— Буду называть  тебя  Алымушка. Учись хорошо. А я буду приезжать, проверять. За этакой егозой специальный глаз нужен. И поверь у меня таковой  имеется!
После этого диалога авторитет новой смолянки возрос до небес.  Классная дама  сочла возможным поставить гордячку на  место. Обвинила Глашу в непослушании  наказала стоянием в углу, на коленях.
Алымова  пожаловалась  покровительнице. Учительницу попросили подать прошение об увольнении. Однако директриса Софья Ивановна оставалась самым  верным другом и советчиком  девочки до конца своих дней.

Санкт-Петербург. Зимний дворец
— Иван Иванович будет у меня к тебе  поручение, особого рода.
— Матушка, ведь знаешь,  сколь на мне  всяких твоих поручений висит. Того и гляди шея переломится. Куда ж ещё-то.
— Не стони Бецкой. Не люблю  этого. Я почитай, вдове более твоего  тружусь. Уж позабыла  когда последний раз балы организовывала, и в  картишки расслаблялась.- Императрица стукнула  ладонью  по столу.- Поручение не будет в тягость, уж поверь мне. Детишками собственными обзавести не удосужился?
— Так государыня! Некогда же.
— Не  перебивай! Ишь моду взял! Екатерине Великой перечить! За девочкой, малой приглядывать. Сдаётся, будет с неё толк. Далеко  пойдёт.
Записывай. Звать  Глафира. Последний ребёнок отставного полковника Алымова. Секретарь открыл было  рот, чтобы возразить, но передумал, да так и остался стоять, глотая воздух.
— Помимо  настоятелей Смольного  станешь учить всему, что сам  знаешь! Воспитывай по собственному разумению, но без  излишнего баловства. А я  погляжу к  какой родственнице её во фрейлины определить, после  выпуска.
***
Секретарь государыни  не был женат ни разу. В молодые годы любил  приударить за высокородными девицами, но ни одна из них не смогла  утащить под венец.
Смышлёная  девчушка годилась ему во внучки. И Иван Иванович, с большим удовольствием,  стал исполнять роль именитого дедушки. В тайне надеясь, что отпущенные господом  годы  позволят  вырастить для себя  молодую супругу, отвечающую всем запросам.

Санкт-Петербург. Смольный институт


Алимова плохо понимала тонкости этой игры. Однако женские гены подсказали, что отвечать старику надобно взаимностью. А так же постоянно  твердить сверстницам.- Обожаю наставника, без меры.
Однажды в Смольный привезли невиданный заморский инструмент-арфу.  Глаша тут же напросилась брать уроки  игры на этаком чуде. И  вскорости уже виртуозно исполняла музыку на  нём.

В  учёбе Глафире не было равных. Однако чрезвычайно редкие  дни, когда родственникам дозволялось навестить воспитанниц, девочка оставалась одна или  коротала  время с Бецким. Лишь  однажды в институт  приехала больная мать. Многочисленные роды давали о себе знать.
— Я здесь затем, чтобы попрощаться. Более  мы на этом свете не  свидимся.- Слова измученной женщины хлестали  девочку подобно бичу. И ещё вот, что! Лишаю наследства  в пользу братьев. Им надобно в жизни как-то устраиваться, а у тебя, как я погляжу, всё уже сложилась!
За воротами из института, её поджидал секретарь императрицы.
— Не  соблаговолите ли  пройти  до  церкви.
— Это ещё зачем? Нездоровиться мне. Да и до дома путь неблизкий.
— Госпожа Алымова там  иконы, чудотворные. От хворей помогают. Да и сказать потребно  кое-что.
— Здесь говорите!
— Клятвы православные  перед иконами  произносят, разве вам  неведомо?
— Какие клятвы?- женщина  покорно семенила за Бецким.


***
— Удочерю Глафиру. В свет  выведу. Приданное,  дам- Иван Иванович истово крестился на образа.
Мать девочки  его не слышала. Она со всех сил старалась не потерять  сознание.
Санкт-Петербург . Весна 1776 года

Время летело стремительно. Наступил  последний год обучения. Девочки щеголяли  в белых  платьях, положенных  выпускницам. Из дворца в  Смольный прислали  художника Левицкого.
— «Матушка, директриса», а это правда  что  Иван Иванович  живописца прислал, меня запечатлеть, для будущих  воспитанниц.
— С  чего тебе в голову такое взбрело? С особо  отличившихся учениц будет писан  цикл портретов. Радуйся, что и девица Алимова  попала в число  избранных. Исключительно из-за прилежания и усердия.
Глаша  молча развернула свёрток, который до сей поры держала в руках.-Иван Иванович ,соизволили прислать, в подарок. Правда великолепное платье?


***
Балы и гуляния  по случаю первого выпуска смолянок растянулись на несколько месяцев.
Лучшим  из  лучших  предложены места фрейлин.
Глашу  определили к жене наследника престола  Наталье Алексеевне. Но та вскорости скончалась.
Екатерина Вторая  со  свойственной  энергией бросилась искать  новую супругу для сына Павла. Фрейлины покойной  по сложившейся традиции переходили к следующей повелительнице.


***
Бецкой поселил Глашу в своём доме. Предложение  руки и сердца не делал опасаясь мезальянса. Понимал, что  брак  послужит причиной скандала в высшем обществе за которым последует неминуемый  гнев государыни.
- «Восемнадцатилетняя девица  проживает в доме  семидесятипятилетнего старца. Не  иначе как сожительница» - судачили у него за спиной.- « Выходит секретарь императрицы ещё ого-го! Не орёл  конечно, но гоголь точно!
Алимовой было не до сплетен.  Постоянное и обязательное кокетство тяготило воспитанную в строгой дисциплине института девушку. Но должность
компаньонки  великой княгини, второй супруги наследника Павла Петровича,  обязывала!
Женская дружба не постоянна.  Начавшаяся  придворная карьера скоро дала трещину. Ходили  слухи,  Мария Федоровна ревновала Глафиру к Павлу. Однако утверждали и иное. Поговаривали, что  ещё одна бывшая  смолянка - фрейлина Нелидова,  фаворитка наследника,  постаралась   побыстрее  избавиться от возможной соперницы.


***

Глаша не посоветовавшись с «названным» отцом ответила согласием на предложение Алексея Андреевича Ржевского, академика и литератора, друга вольнодумца Радищева.
Бецкой был  вне себя от ревности!  Кричал и топал ногами. Но помешать  бракосочетанию не мог ибо его одобрила  сама  государыня!
Остыв,  в качестве  свадебного  подарка,  предложил молодым поселиться  в собственном доме.  Старик и представить не мог, что Глаша может  уехать с  мужем. И он не будет лицезреть воспитанницу ежедневно.

Февраль 1797 года

Муж мой!- Глафира обняла супруга.- У меня печальное известие. Сегодня  скончалась сестра моей лучшей подруги  по  Смольному институту,  дочь члена Главной дворцовой канцелярии Елизавета  Рубановская.
— Не  венчанная супруга  ссыльного Александра Николаевича Радищева? Личного  врага императрицы? Того  самого, что хуже Емельки Пугачёва?- Ржевкий отстранил жену и встал  с кресла.
— Пишут мне знакомые, семья Радищевых выехала из Илимска. Спешили переправляться через сибирские реки по льду.
Ты же учёный, сам знаешь, морозы в тех краях лютые. Вот  Елизавета Васильевна и простудилась. Сильно занемогла и более  уже не вставала. Я  девять  раз просила покойницу  Екатерину великую  о смягчении участи  Александра Николаевича и детушек. Гневалась на меня  императрица  сильно. Однажды хотела даже собственноручно поколотить. Слава богу, обошлось.
— К  чему ты   всё это рассказываешь? Нынче у нас другой правитель. Ему челобитные писать не требуется.  Указ об освобождении и без твоих хлопот  Павлом  подписан.
— Детушек, сирот, всех  шестерых. Трёх от Анечки, трёх от Лизаветочки давай возьмём на попечение.
— Знаешь, почему император  вычеркнул  тебя из списка награждённых?- Ржевский  пытался  изменить  тему разговора.
— Нет, а при чём тут  не полученный мною орден?
—  Сказывали, что на указе  самодержцем против твоей фамилии начертано.- «Слишком горда и своенравна!»
— Вот и хорошо. Сделай  милость, согласись с Павлом, а заодно и со мной. Радищевых, малых, берём под  своё крыло и опеку!  Пойми! Это мой святой  долг перед Анечкой Рубановской. А орден, или  иную награду, господь пожалует. Можешь не сомневаться!
Глафира  ушла к  себе. Тихо села у  окна. Вспомнила  случай произошедший в церкви. Венчалась её  дочь. Недруги и завистники  сделали так, чтобы  карета,  в которой ехала  мать невесты и гости, опоздала к началу торжества. Павел первый, отличавшийся нездоровой пунктуальностью,  был вне себя от гнева! Стучал ногами и требовал бракосочетание отменить! — Виновных немедля отправить в Петропавловскую крепость!
В комнату вошёл супруг.- Дорогая ты вся дрожишь. Не захворала ли  часом?
— Нет.- Погладила  руку Ржевского.- Вспомнила, как  смотрела в глаза императора и выкрикнула, что не уйду из  церкви до тех пор, пока священник не объявит молодых  мужем и женой!
— Ты  у  меня  смелая! Родилась бы мужчиной, дослужилась бы до генеральских эполет.
— Скорее всего, в  юных годах, потеряла бы  буйную голову в  лихой битве, за Русь-матушку. Поздно уже.  Спать пора. Завтра трудный день предстоит. Поеду в присутственное место, хлопотать за сирот Радищевых.


***
Интриган Кутайсов, виновник свадебного скандала, однажды напомнил  императору о  конфузе, в день венчания. Намекал, что гордячку следует примерно наказать! В назидание другим. И  вскоре подходящий случай представился.
Шестнадцатилетний  Паша  Ржевский, любимый сын Глафиры, на балу в Зимнем дворце сделал неуклюжий, резкий шаг в сторону императора. Это считалось грубейшим нарушением этикета! На этот раз прямой взгляд  матери не  помог.  Юношу немедленно отправили в камеру Петропавловской крепости.
Опасаясь сурового приговора Алимова бросилась  просить помощи у  наследника престола, Александра.  Много лет назад, она, будучи смолянкой младших курсов, играла с ним в саду императорского дворца.
Будущий  государь, как и все придворные,  боялся отцовского гнева. Но выслушав  подругу детства незамедлительно отправился Михайловский замок. И доказал таки суровому  самодержцу, что в  случайном поступке молодого Ржевского  не было ничего  предосудительного.

Санкт-Петербург. Михайловский замок

Кутайсов! Я просил подготовить досье на эту семейку. Где оно?- Павел первый был зол на всех! На старшего сына, на нерасторопных  слуг, на солдат, пятый час  выполнявших строевые экзерсисы под окном кабинета.
— Исполнено-с. Вот извольте, ознакомится. По Алимовой-Ржевской ничего особенного. Она ведь никакой  должности не занимает. А вот  супруг  ейный, тут имеется, кое-что интересненькое. Поглядите сей документ.
— Петербургский судья. Допустил мелкую ошибку. - Павел  читал бумагу, одним глазом поглядывая, на  марширующую  роту  солдат.-Что значит мелкую?  В моём государстве подобное не допустимо! В отставку! Немедля!
***
Отлучение от дел Алексей Андреевич Ржевский  не выдержал. Занемог. Да и годы  брали своё. Вскорости  пятидесятилетнюю  женщину величали  вдовой.
Покойный не оставил наследникам капитала, «потому как, жил честно и взяток не брал».
Узнав о случившемся, взошедший на престол  Александр первый назначил Глафире солидную  пенсию, по случаю потери кормильца, а  также  распорядился  погасить из казны долги покойного в размере шестидесяти трёх тысяч рублей.
Несмотря на возраст Глафира не собиралась запираться в четырёх стенах. На одном из званых обедов познакомилась с французом,  переводчиком басен Крылова. То, что мужчина оказался  младше на  целых двадцать лет влюблённую нисколько не  смутило. В отличие от своего великого наставника Бецкого она мезальянса не боялась.
Умудрённая опытом женщина знала, как заткнуть рот любителям кривотолков.
Теперь  страной  правил обожаемый друг детства. Такой  покровитель уж точно, в обиду не даст.

Санкт-Петербург. Кабинет Александра первого

Хотите  услышать слова одобрения?- Император  галантно предложил даме сесть.- Знайте, прожитые  вами годы и деяния на пользу отчизны  доказывают, следующее! Сударыня, вы вольны выбирать себе пару, вне зависимости от возраста и сословия! Передайте  всем. Лично  император  благословляет этот брак!
***
Казалось бы Глафира в преклонных годах наконец получила всё, что заслужила. Любящий муж, финансовое благополучие. Но жизнь опять повернулась тёмной стороной. Внук, Петр, участвовал в восстании на Сенатской площади. Очередной император  Николай первый  сослал его в Сибирь.  Сердце старой женщины такого  удара  судьбы вынести  уже не смогло!

Март  1797  г. Санкт-Петербург. Покои  государыни

Супруга  императора Павла  Первого  Мария Фёдоровна отложила в сторону  письмо достала изящный  платочек, голландской работы и  вытерла им слёзы. Ей  хотелось  удалиться в опочивальню и нарыдаться, по-бабьи, вдоволь. Но то что позволено простолюдинам, невозможно для  особ  высшего общества.  Государь вечером давал бал. И  присутствие на нём императрицы с припухшими глазами было  совершенно недопустимым. Всхлипнув  пару раз Мария Фёдоровна кликнула прислугу.

Велите запрягать. Еду в  Смольный.  Графиня Безбородько будет меня сопровождать.

Спустя пять минут в кабинет  вбежала  запыхавшаяся фрейлина. Исполнив  полагающийся реверанс,  поинтересовалась.

- Государыня, к чему такая спешка? Я и  ваши придворные дамы  ещё затемно начали готовиться  к сегодняшнему торжеству. Дело ведь предстоит нешуточное. Нельзя же перед  гостями, званными, опозориться.

Любовь Ильинична, бесцеремонно перебила фрейлину,  

- Мне нынче не до веселья. Извольте переодеться в походное и не заставляйте ждать свою госпожу. Карету  вот-вот подадут.

Да, что  случилось?- Фрейлина  наконец рассмотрела  покрасневшие глаза императрицы и не на шутку  встревожилась.

Графиня,  ступайте же скорей. По дороге  расскажу.

***

Директриса смольного института благородных девиц нисколько не  удивилась  внезапному  визиту высочайшей особы. Подобное случалось не раз. Но  вид  крайне расстроенной  Марии Фёдоровны её удручал.

Вы  должны  подготовить отдельные комнаты для  двух новых смолянок. Девочки скоро  прибудут в Петербург.  Они уже  несколько вышли  из возраста, в котором воспитанниц принимают в заведение, ну да это ничего. Ведь не существует же правил без  исключений.

Императрица  посмотрела на  стоящую рядом графиню, ища  у той  подтверждения   сказанному.

Директриса молчала, не зная как  возразить  высокородной просительнице.  Наконец  решилась.

- Устав  института  утверждён  вашей свекровью, Екатериной Великой. И в нём  чёрным по белому начертано,  что никто из смолянок не имеет привилегий, ни в части  проживания, ни в части  приёма. Прошу меня простить, но...

Никаких, но быть не может.  Несколько дней назад скончалась их мать, Анна-Юлиана Бенкендорф. Мы с ней  были дружны  с самых малых годов. Поэтому я обязана  заботиться о сиротках. Буду навещать их  каждую неделю и  экзаменовать по всем предметам. Высочайший  рескрипт о зачислении, ввиду исключительных обстоятельств  доставят сюда, в ближайшие дни.

***

«Двенадцать лет, это не шесть!» - Ворчала, про себя, директриса. Наблюдая как прислуга готовит комнаты для каждой  из  девочек.- «Мои воспитанницы  уже  два курса обучения освоили, а эти...... Научить четырём языкам! Да ещё в  совершенстве!  Танцам и всевозможной музыке! Для чего же их готовят? Уж не для тайных дел, ли?». Директриса тут же прогнала  мысль: «Это никак не женское!»

***

Опасения главы Смольного института были напрасны. Девочки имели прекрасную домашнюю подготовку. Хорошо  усваивали предметы, более того, Дарью  Бенкендорф  за год до окончания обучения уже пожаловали во фрейлины её высочества.

Кисейных барышень, то есть,  будущих выпускниц  института благородных девиц,пригласили во дворец, на смотрины.  Называли  их так вовсе не потому, что девушек воспитывали неженками, а исключительно из-за ткани, из которой шились  платья, предназначенные для выпускного бала.

Мария Фёдоровна  советовала своей  юной фрейлине  обратить внимание на графа Алексея Аракчеева.

На глазах барышни мгновенно проступили предательские слезинки.

Вижу. Не люб. Жаль. Даже очень. Ну, что же неволить не стану. Девичьему сердцу виднее.

Супруга императора взяла  подопечную и повела в другой зал.

- Дожила. Нынешним смолянкам и  сиятельные графы  уже не по нраву. Кого же тебе потребно? Герцога, принца?

Дарья не ответила.  Барышня,  не слышала того, что говорила императрица. Её  взгляд  был обращён на игральный стол, за которым,  сидел Павел со своим любимцем Христофором Ливеном.

Мудрая  женщина проследила за взглядом Дарьи и поняла сразу.

Надеюсь ты не на  моего супруга пялишься? - С  иронией в голосе произнесла она. - Будь  по твоему. К стати он тоже граф, да к тому же ещё и генерал-адъютант. Подходящая партия. Ступай, припудри носик. А я  выберу момент, пошепчусь с государем. Надеюсь он мне «в такой мелочи» не откажет.

В  феврале  одна тысяча осемьсотого года  молодые обвенчались.  И новоиспечённую госпожу Ливен акружила беспечная дворцовая жизнь. Сопровождать повсюду свою благодетельницу было не в тягость.  Супруг же  делал карьеру по военному ведомству.

Санкт-Петербург март 1801 года

«Государственный переворот», то есть цареубийство остановило стремительное продвижение счастливого супруга. Новый император Александр посчитал, что любимчика его отца надобно спровадить куда подальше. Вскорости Ливен получил  высочайший  указ - «незамедлительно отбыть к новому  месту службы. В мало перспективный Берлин. Глухомань Европы, того  времени. Худа без добра не бывает. В этом городишке супруга российского  посла вдруг обнаружила в себе пристрастие к внешней политике.

Октябрь 1812-года. Кабинет  императора  Александра  первого

Ливен. Я отправляю вас в Лондон. Россия  ведёт жесточайшую войну. - Англичане наши верные союзники. Однако не всё так просто!

Хозяин кабинета на минуту замолчал. Не  спеша подошёл к окну и затем не отрывая взгляда от  людей,  снующих внизу, по площади, продолжил:

- Надеюсь,  что очаровательная супруга не  оставит вас в этот трудный час и поедет на  остров. Было бы замечательно, если бы она стала вашей надёжной помощницей!

***

По  своему разумению или по чьей-то  указке Дарья Ливен  открыла в Лондоне шикарный светский салон. Сделала  так, чтобы там  как можно чаще  стали бывать  представители  верхних слоёв британского общества. Поговаривали, что именно в её салоне,  чопорные англичане  увидели, как надо танцевать вальс.  Не  раз женщина, с благодарностью вспоминала педагогов Смольного института, заставляющих  до изнеможения учить   языки, музицировать и танцевать. Развлекая  гостей, вслушиваясь  в беседы, хозяйка  салона собирала ценнейшую информацию. Никогда ранее женщине, да ещё иностранке, не  удавалась  получать нужные сведения, к тому же из  самых надёжных источников. Ночью, в  далёкую Россию, спешно отправлялись шифрованные депеши.

Император с нетерпением ждал  вестей из Британии. Требовал, чтобы бумаги оттуда несли сразу к нему. А он уже  сам решит, когда их переслать министру иностранных дел Карлу Нессельроде.

Осень 1814 года. Вена

Император Александр, на правах победителя,  создал  «Тройственный Священный союз» с Австрией и Пруссией. Был уверен, что отныне  его держава  будет играть партию «первой скрипки» в оркестре под названием Европа. Однако канцлер Клеменс фон Меттерних считал иначе. Российские дипломаты пытались его подкупить. Предлагали выплачивать пожизненный весомый  пенсион. Разумеется строго  секретно.  Канцлер от денег не отказывался, но  продолжал вести собственную политику. Патриоты  во все времена встречались. И не  только в нашей стране.

***

Перед началом Венского Конгресса  стран-победителей  госпоже Ливен вручили  личное  задание от его императорского величества. В нём всего одна строчка. “Завоевать доверие Меттерниха! Любым способом”. Слово любым было подчёркнуто.

Графу Нессельроде поручалось обеспечить их личное знакомство.

***

Австрийский  канцлер был весьма охоч до женского пола. Как и полагается по законам того времени имел минимум двух любовниц. Сбежавшую от знаменитого супруга  княгиню Багратион и внучку не менее именитого Бирона герцогиню Саган. Соперницы Дарьи более чем достойные, но в  споре за сердце этого  мужчины она победила вчистую.

Ловелас канцлер напрочь потерял голову. К сожалению,  любовники  виделись редко. Жена дипломата обитала в туманном Лондоне, Меттерних в солнечной Вене.

В интересах государства  Александру первому не раз приходилось разрабатывать операции, под названием «Встреча влюблённых». Дарью Христофоровну российское  министерство  иностранных дел срочно  вызывало на континент для личного присутствия на  заседаниях «Священного союза». Участие канцлера в них было обязательным.

***

Дождавшись ночи, меняя кучеров и кареты, разными  маршрутами  они направлялись к  отдалённому отелю или гостевому домику, чтобы уединиться хоть на несколько часов.

***

В дни разлуки Дарья писала австрийскому канцлеру нежные послания. Запечатывала их, как  минимум, в четыре конверта. Первый адресовался секретарю австрийского посольства в Лондоне. Остальные, кроме последнего, предназначались курьерам-конспираторам. Для этой переписки освоила написание буквиц  левой рукой и использование симпатических, то есть невидимых чернил!

***

Меттерних наивно считал, что  влюблённая женщина станет снабжать его информацией из  российского посольства. Бедняжка даже не догадывался, что в этой любовной интрижке негласно присутствует  третий, вернее  первый. Александр!

***

«Милостивый государь» - писала Дарья в Санкт-Петербург. - «Мне стало доподлинно известно, что австрийское правительство  предпринимает шаги по сближению  Лондонским королевским двором. Это делается без  уведомления союзнической России!»

Нессельроде — государь  вплотную приблизился к министру иностранных дел. - Думаете, что за вас буду работать я, то это нет так. К сожалению, прямо сейчас не представляется возможным отправить вас в отставку и назначить министром  графиню  Ливен, лишь по одной причине. Дама носит юбки! Уверяю, наши потомки это недоразумение обязательно устранят.  Почему, я вас спрашиваю, почему у меня на столе до сих пор нет доклада о сближении Австрийской империи  с  Англией? Читайте! - Александр швырнул Нессельроде депешу,  полученную от Дарьи.

Министр  стоял по стойке смирно, не зная, что ответить. Наконец сообразил - молчать больше нельзя. Набрал полные лёгкие воздуха, но император жестом указал на  стул, стоящий подле массивного стола.

Пишите! Отныне наша страна делает в политике  резкий разворот!  Нам надлежит опередить этих заносчивых австрийцев, первыми заключить обоюдовыгодные договора с англичанами.  Установим с островитянами стратегические отношения. Понятна мысль, разъяснять не требуется?   И ещё вот что. Вызовите  из Лондона  чету Ливен. Графиню представить к награждению орденом Святой Екатерины. Указ подпишу, без промедления!

Санкт-Петребург января 1816 года. Комната для тайных встреч

Понимаю, что это не просто. Вы  столько лет, - император замешкался, подыскивая подходящее слово, - были дружны  с Меттернихом. Но с ним надо срочно прервать все отношения. Отныне мы начинаем  сближение с англичанами!

Ни один  мускул на лице дамы не  выдал её волнения.

- Мой повелитель,  я уже наладила достаточно тесные отношения с королем Англии.

Да я в курсе. Если память не изменяет,  Георг четвёртый,  крестный отец вашего сына. Ходят слухи, что мальчик имеет с ним даже некоторые общие черты. Впрочем, это не моё дело. Я подобных слухов не комментирую и не одобряю.

Всё потому, что монарх соизволил повесить в опочивальне мой портрет. Короли  имеют право на такие поступки, не так ли?

Государь кивнул в знак согласия и продолжил.

- Тамошний монарх, к сожалению не принимает судьбоносных решений.

- Главный противник Меттерниха в Англии, министр иностранных дел  Джордж Каннинг.

Прекрасно. Вот вам очередное задание. Сделайте так, чтобы он стал нашим верным союзником.

Любыми методами?- Уточнила Дарья и впервые с начала этой беседы,  улыбнулась.

Лондон. Тихая улочка городка Брайтон

Доротея, дорогая, что ты делаешь в таком захолустье? - Любовница  Байрона,  леди Каролины Лэм  с нескрываемым любопытством разгадывала на свою лондонскую знакомую, супругу российского посла.

Не  кричи так! - Бесцеремонно оборвала её Дарья. - Неужели тебе надо объяснять азы  конспирации? Могла бы сразу догадаться, что я здесь не из-за красот  местности. Не в столице же встречаться с..... неким мужчиной.

Каролина  понимающе кивнула и  прошла мило,  довольная тем, что случайно узнала  тайну владелицы  популярнейшего  светского салона.

А  госпожа Ливен  поспешила на встречу с доверенным человеком,  неся в своей  изящной сумочке два письма. Одно для Австрийского канцлера - с дезинформацией, подготовленной в соответствующем российском ведомстве.  Второе на Родину, с подробным изложением недавней беседы с правителем Великобритании.

***

Неожиданно для Европы две соперничающие империи Российская и Английская медленно, но  неотвратимо стали  превращаться в союзников. Увы ненадолго.

В  какой-то момент  любимая женщина  убедила всемогущего Каннинга поддержать её страну в освободительной войне бедных греков против Турции.

***

В знаменитом Наваринском  сражении  флоты двух великих держав разгромили  армаду Мухаррем-бея. Сколько  русских моряков остались целыми,  подсчитать невозможно. Но что совершенно точно, военный союз, пусть и краткосрочный, принёс  свободу и независимость  измученной Греции.

Продолжение «служебного роман» с Джорджем Каннингом неожиданно закончилось. Британский премьер  скончался. А  графиня Ливен вдруг, в одночасье, стала княгиней!

Представители высшего света туманного Альбиона  в день её отъезда на Родину преподнесли  браслет, усыпанный драгоценными камнями.  Знали бы, кому дарят столь щедрый  подарок!

Санкт-Петербург. Зимний дворец

Ваше высочество, несмотря на  смерть  моего....м.... английского друга, я могла бы принести  ещё много пользы, пребывая в Великобритании. Ведь у нас был салон, завсегдатаи которого сообщали..

Николай  бесцеремонно перебил даму.

Стало известно, что на острове вам  грозила опасность, от чрезмерно любопытных сотрудников, как эта  служба у них называется?

Государь, вы, о том  конфликте? Так ни я, ни мой муж тут не причём!

Не понял! Извольте пояснить, о чём  вы? - Произнеся эти слова император смотрел не на  стоящую рядом  женщину, а на министра иностранных дел  Нессельроде.

Опытный царедворец и номинальный начальник Дарьи  побелел от страха. По спине побежали струйки холодного пота.- «Да  как она смеет так разговаривать с императором. Он её  сейчас, прямо здесь, на моих глазах...»

Меж тем Дарья спокойно продолжила.

- Ваше высочество,  вы изволили вызвать крайне негативную реакцию в Лондоне, отклонив  кандидатуру посла Великобритании в России Стратфорда Каннинга. Я так  понимаю она, прежде всего, не устроила наше министерство иностранных дел.- Женщина кивнула в сторону Карла Васильевича.

Что вы та-кое го-во-ри-те. - Заикаясь,  робко возразил Нессельроде. - У нас  с британцами возникли некоторые противоречия  по ряду совершенно иных вопросов по полякам, по португальцам.

Теперь это уже не важно! - Николай показал женщине документ. - Я принял решение назначить Христофора Андреевича Ливена  на  должность члена Государственного совета и попечителя наследника престола великого князя Александра Николаевича. Согласитесь это высокая честь и ответственность!

А как же я?

Обратите свой опытный взгляд на Францию. Что-то там опять намечается. Ох, уж эти революционеры! Хватит с нас одного тамошнего Наполеона! Ступайте. Необходимые материалы, в полном объёме вам будут предоставлены.  Изучайте.   Возможно, наступит  время, когда России  понадобятся  услуги такого ..... э.....опытного дипломата, как вы.

Я распорядился выделить чете Ливен казённое помещение, в Царскосельском дворце. Мне докладывали, что собственного жилья у вас в России не имеется.

Пять лет спустя

Спокойный и размеренный Петербурге женщину угнетал. За долгие годы бывшая смолянка привыкла к европейскому  ритму жизни. Здесь не было  салонов подобных тому, который она содержала в Англии. Не получалось наладить отношения с бывшими подругами по институту. Общалась с  графом Нессельроде, да и то всё больше по служебным делам.

Супруг  денно и нощно  пропадал во дворце. Супругу с собой не звал, а напрашиваться  женщина считала выше своего достоинства. Иногда в голову приходили  мысли о самоубийстве. Гнала их. Тем  временем судьба всё решила по своему.

***

Роскошная карета  везла графиню Лиден на аудиенцию к императору.  Женщина,  в сотый раз, повторяла в голове  слова,  которые   скажет  при  встрече с самодержцем. - «Ваше высочество. Недавно я овдовела, кроме того ушли в мир иной оба  сына. Да и моё  здоровье становится хуже день ото дня. Сделайте милость, дозвольте покинуть Россию и обосноваться в Европе. Там я смогу  ещё некоторое время  приносить пользу империи и ..... её  правителю.

С графом вы это уже обсудили? - Буркнул государь.

Карл Васильевич сам мне  предложил.

Николай первый  потёр виски. Пытался  что-то вспомнить:

- Дарья Христофоровна кажется я  советовал вам изучить  французские дела?

Княгиня  кивнула в знак согласия.

Поезжайте в Париж. Обустраивайтесь. Открывайте  салон. Опыта в этом деле вам не занимать. - Он хотел  ещё что-то добавить, но в кабинет робко заглянул секретарь.

Не маячьте в дверях. Я помню, на это время у меня назначена встреча. Княгиня уже уходит. И покидает нас. - Хотел было добавить «навсегда», но решил этого вслух не  произносить. Ибо согласно действующего закона  российской империи  эмиграция приравнивалась к особо тяжким преступлениям и  наказывалась ссылкой, с полной конфискацией имущества.

Государю было так же известно, что чета Ливен  давным-давно разместила немалые финансовые активы за пределами его владений, дабы защитить их от подобных указов.

Франция. Предместье Парижа

Я  покупаю  имение! Что это бывшее пристанище министра иностранных дел Франции Талейрана, мне  ведомо, как и цена. И ещё, не  сочтите за труд, дайте объявление во всех газетах,  отныне по этому адресу будет располагаться салон русской княгини Ливен .Кроме того, я так понимаю, вы всё и всех здесь знаете. В таком случае подыщите мне хорошего литературного агента. Собираюсь засесть за мемуары.

***

В   очередные поклонники  пятидесятилетняя дама избрала  премьер-министр Франции. И эта «дружба»  длилась несколько лет. А в Россию  шли  письма и депеши. Женщина  предупреждала о том, что определённые круги не  прочь развязать  войну  в союзе с Англией и Турцией, а также ведут переговоры о  привлечении в военную  кампанию Швеции и Испании.

Бывшая смолянка сделала для  России всё, что  смогла.

Николай первый  отличался от старшего брата. Подобной информации не доверял. О возможной крымской войне имел собственное мнение и  никого  слушать не желал. Зная об этом,  граф Карл Нессельроде, в  докладах императору, сведения, полученные от Дарьи, не упоминал.  Тем не менее,  информация княгини даром не пропала. Добытые ею сведения,  о противоречиях между Англией и Францией, дала возможность российской делегации на  мирной конференции  подписать выгодные  условия выхода из войны.

***

Бывшая смолянка принялась за мемуары. Работала  много, даже очень. Её книги шли нарасхват. В них женщина описывала любовные отношения, интриги политиков крупнейших стран Европы. Но не было в них ни строчки об иной, закулисной, жизни женщины. Появились проблемы со зрением.  Смолянка не сдавалась. Нашла оригинальный выход, стала писать на зелёной бумаге. Такие записи стали её «фирменным знаком» и  обрели  многочисленных подражателей.

***

Госпожа!  Доставили свежую газету. Наконец-то напечатали результаты парижской  мирной конференции.- Служанка протянула Ливен увесистую пачку.

Читай вслух, мне сие уже не по силам. - Старая женщина зашлась в кашле. Тяжёлая форма бронхита  не давала дышать.

Мо-ло-цы на-ши. Про-с-то. Мо-ло-д... Гор-жу-сь.

***

Той же  ночью княгиня Дарья Ливен скончалась  на руках отставного  премьера Франции господина  Гизо.

Rado Laukar OÜ Solutions