3 июля 2022  11:05 Добро пожаловать к нам на сайт!

"Что есть Истина?" № 58 сентябрь 2019 г.


Прибалтийские ласточки



Николай Гуданец

Николай Леонардович Гуданец (р. 17 мая 1957 г.) — русский писатель-фантаст, поэт, член Союза писателей Латвии, член Союза российских писателей.Родился и живёт в Риге, в Латвии. В 1979 году окончил филологический факультет Латвийского государственного университета им. П. Стучки. Как поэт дебютировал в 1974 году в рижской газете «Советская молодёжь». В 1980 году издал первую книгу стихотворений. В 1982 году в сборнике «Платиновый обруч» появились первые прозаические публикации Николая Гуданца в жанре научной фантастики. С 1986 года член Союза писателей СССР и Союза писателей Латвии. Защитил магистерскую диссертацию по стиховедению. Много лет руководил студией молодых писателей при Союзе писателей Латвии. Николай Гуданец работал учителем, бетонщиком, кочегаром, контролером ОТК, журналистом, с 1999 по 2000 годы — редактором рижского литературно-публицистического журнала «Шпиль». В 2002 году начал преподавать в Институте транспорта и связи компьютерные науки. Является сертифицированным профессионалом Microsoft, вступил в члены Международной федерации независимых экспертов. Опубликовал несколько сборников стихов, десятки прозаических произведений, в том числе фантастические романы. Переводил на русский стихи латышских поэтов и английских поэтов XVIII века. Произведения самого Николая Гуданца переведены на английский, болгарский, испанский, китайский, латышский, немецкий, польский, финский, французский, чешский языки.

СТИХИ


Мамина сирень

Заглохший двор. Штакетная ограда,
и старый дом с облупленной верандой,
где около крылечка — две сосны,
и в них крюки от гамака вросли.

Я здесь найду
сирени куст — в надломах, покалеченный,
как след от обручального колечка,
как шрамик фиолетовый в саду.

Его сажала мама молодая,
землёй марая свадебный подол,
чтобы сирень цвела и увядала,
и вновь цвела, и, ветви раздавая,
опять цвела, что людям не дано.

Нарву букет сирени подвенечной,
где все цветки подряд пятиконечные…

Прости мне, мама, нашу рознь слепую,
прости твою тоску
по сыну и по лживому кусту.
Забудешь ты. Я не забуду.
Года черны. Никто нам не судья.
Прости меня. Вина была твоя.

Душистый ворох счастья наломаю.
Тридцатилетней давности обманы
в руках моих безрадостных лежат.
Пойду на электричку не спеша.

Во рту горчит от маминой сирени.

КАК ТИХО

пуховый обморок и вкрадчивый ожог
сквозь тучи рыхлые процеженный снежок

и хлопья легкие губами теребя
как тихо Господи мы падаем в Тебя —

***

проникнуть в камень шершавый
исполинских развалин

проникнуть к шелесту камня
когда-то задетого
краем плаща

***

Как на утрене свет
сквозь алтарные стекла
сердце больше чем сердце
луч луча
и уже навсегда.

***

Так спят цветы
и гаснет дождь в сутулых травах
— ты
плывешь на расстояньи вдоха
облаком подставленным луне.

СОЧЕЛЬНИК

отсюда ближе небо
отсюда ближе к Богу
на ребристой глине
чуть припорошенной снегом
здесь умирать
яблочный воздух кусая —

***
словно луна
что светом тончайшим движенья обводит
тихо
струенье локтей и коленей
дыхание света
и это
прикосновение зрения
или
прозренье касания
да
словно луна
убывая и вновь прибывая —

ВСЕ ИМЕНА

двадцать имен в одном и одно в двадцати
как эскимосы знают двадцать названий снега
так и я в тебе как в снегу
в снеге в снегу в снеге в снегу в снеге
слово больше чем слово
имя больше чем имя
ты это больше
чем все имена любви
снега любви снега любви снега —

…О РОЗЕ

роза бесчинствует роза
изнемогает
жаром вгрызаясь в тесный
комнатный воздух
уснешь ли проснешься
роза едина
к концу недели
нет ее
но над вазой клубится
воспоминанье о розе –


Rado Laukar OÜ Solutions