23 января 2022  17:33 Добро пожаловать к нам на сайт!

"Что есть Истина?" № 58 сентябрь 2019 г.


Крымские узоры



Михаил Гладчук


Михаил Гладчук

Евпатория

Крымский поэт-минималист, проживающий мир и рассказывающий о нем, в первую очередь, себе. Философия, ирония и иррациональность существования превращаются в небольшие стихотворные десерты. Поэзия отчаяния и надежды.  Автор четырех сборников поэзии и прозы, изданных с помощью краудфандинга: «Ловец Слов», «Пособие по беззаботице», «Нежность и ненависть», «Тест на временность». Участник жюри Международного фестиваля поэзии «Шорох», а также поэтических слэмов. Организатор выступлений и создатель «Евпаторийского поэтариума».

Материал подготовлен редактором раздела "Крымские узоры" Мариной Матвеевой

СТИХИ


Цикл «ТЫ»


*

твой стокгольмский синдром 
красив!
мерси,
что поделилась.
но, сделай милость,
его не неси
в себе,
как часовую бомбу.
сорви пломбу,
раздай всем
и взрывай!
в рай 
пустят
ангелы простывшие,
уставшие заведующие.
да, меня бесят твои бывшие.
как и тебя
мои следующие


*


сколько ты себе, детка, не ври,
сколько ветров не слушай простывших...
твоё «море внутри»,
твоё «море внутри»
это слёзы твоих
бывших


*


ты
всё тот же
глупый 
Холден Колфилд, 
заблудившийся 
над пропастью во ржи.
завтра
приходи 
ко мне 
на кофе, 
сделаю 
тебе 
массаж 
души


*


твои глаза 
янтарней
любой янтарной комнаты.
они мне говорят:
«сэр, вы, конечно же, помните
как в прошлой жизни
мы гуляли
по чужим городам?»
а я не помню, 
но всё равно 
отвечаю 
«да»


*


ты говоришь, 
что я одержимый,
но это всего лишь один
из моих режимов.
с другими
приоритет выдержки
как у хорошего вина.
я просто 
не хочу
чтобы и между нами
была эта 
пинкфлойдовская стена


*


твои разговоры 
про поцелуи в плечо... 
я страстно хочу ещё!
намёки прекрасные воры,
украли моё внимание.
и я понимаю, 
что скоро 
здесь станет совсем горячо
от звёзд моего признания


*


это 
из-за тебя 
the doors
становятся 
саундтреком ночи
и я пишу в статусах
беспомощное
«всё сложно».
of course
я тебя очень...
всё, 
что только можно


*


тебе об этом никто не расскажет:
любовь греет сердце, как камни на крымском 
пляже,
а страсть закрывает двери и разрывает сердца.
я тоже долго не верил,
пока не увидел
сам


*


твои глаза предвестники катастрофы, 
слова идеально заточенные ножи... 
предложи мне хотя бы чашечку кофе,
если больше 
нечего
предложить


*


ты раздражённая
как кожа 
после бритья.
и я, 
не понимающий причины.
конечно же, я мужчина,
и мне ли из-за этого горевать?
но дай 
хоть знак,
что есть ещё
за что 
воевать


*


ты скажешь, 
что шансов
мизер, 
но ты и меня пойми
я буду метать бисер, 
пока 
свиньи
не станут людьми


*

пока я вкушаю пошлое, ложное,
пока выбираю по нраву тюрьму...
ты, боже мой,
шли мне приветы из прошлого,
но только
по
одному


*


ох, и чует моё нутро,
что пора отложить сборы к 
тризне
сумма новых линий метро,
сумма новых станций метро,
изменяют линию жизни


*


гнаться за 
Chanel
No. пять,
попадать
на панель
прокажёнными,
упиваясь агониями.
не зная,
что лучшие в мире 
жёны
пахнут благовониями


*


не боясь наступать на грабли,
не сверяясь с районными сводками,
на краю Земли дирижабли
трутся носом с подводными лодками


*


вместо тюрьмы

выбрал суму.
время и расстояния,
будьте неладны!
но от моего сердца к твоему
тянется нить Ариадны.
можешь сомневаться
/хоть лет двадцать/
рвать косы,
крутить в голове вопросы и горевать.
но знай,
любя,
что кроме тебя
никому её не порвать


*


проще простого исправить 
любой изъян,
жизнь изменить
богам, как мы,
юным, сведущим.
ты не пиши бывшим,
когда ты пьян.
ты наберись храбрости 
и напиши 
следующим!


*


да, мы с тобою
глупость и беспечность,
бесстрашный смех и вызовы судьбе.
из двух нолей составим бесконечность
и станем символом
самим себе


*


ом намах шивайя!
первая ножевая,
вторая сердечная,
третья мировая,
четвёртая ипотечная,
пятая волнений,
шестая пустой постели...
как столько ранений
собралось
в одном теле?


Цикл «КРЫМ»


*


крым
состоит из сплава 
симферополя и балаклавы
(от пыли до моря и гор)
он сверхискусный вор:
однажды украв твоё сердце, 
ворует его
до сих 
пор


*


Дайте вина и хлеба,
Дайте поп-корн и нимф, 
Мы две уставших селебы
В траллике Ялта-Симф.

вечер 
дышит прохладой,
но 
меня 
случайно
касается твоя рука, 
я таю
как сладкая вата 
в жаркий день
в объятиях
ЮБК


*


священней, чем воды ганга,
сближают летом влюблённых
под звук коктебельского фанка,
под пение волн солёных, 
врачуют от несвободы,
от пустоты и горя 
томные тёплые воды 
чёрного-чёрного моря


*


лежи
на вершине демерджи,
слушая пение ветров,
твой кров
июльское небо
с лампами звёзд.
ответ прост,
он под носом
не надо искать 
вопросы

Rado Laukar OÜ Solutions