24 мая 2022  22:05 Добро пожаловать к нам на сайт!

"Что есть Истина?" № 58 сентябрь 2019 г.


Крымские узоры



Гариф Поленберг


Гариф Поленберг

Симферополь

Крымский писатель-фантаст и поэт. Настоящее имя – Игорь Поляков. Член Межнационального союза писателей Крыма, Клуба фантастов Крыма. Родился в Симферополе, и, «проживая на окраине великого и могучего, я больше интересовался архитектурой и историей родного микрорайона, нежели событиями международного масштаба». Работал на раскопках Неаполя Скифского летом 1980 года. В 1992 году окончил Крымское училище культуры. В августе 1988 года пришёл в литобъединение молодых литераторов «Крыло» под председательством Людмилы Ильиничны Чернявской. Там представил свою неоконченную фантастическую повесть «Оживший камень» (опубликована в 2012 году), которая стала победителем на литфестивале объединения. Следующим крупным произведением стал мистический роман «Чертог Элис Нортон», созданный под влиянием «Мастера и Маргариты» М. Булгакова. Но его история оказалась трагичной: автор в январе 1990 года передал его в издательство «Вариант», где он должен был выйти в сборнике «Квадратная ночь». Но не только не вышел сам сборник, да ещё и рукопись этого романа, состоявшего из трёх больших частей: «Чертог Элис Нортон», «Солнечный лабиринт» и «Третий океан», – оказалась утерянной. Первая публикация состоялась в 1993 году в симферопольском журнале «Предвестие» – фантастический рассказ «Сомнения святого Адриана». Через год написал роман-эссе с фантастическими элементами «Уравнение для дворника» (опубликован в 2003 году). Произведения (поэзия и проза) публиковались в журналах «Предвестие», «POLUS-Крым», «Фанданго», «Ковчег-Крым», «45 меридиан». Автор десятков фантастических рассказов, неопубликованных романов «Звёздный лентяй» (1995), «Как стать звездой» (1997), «Однажды утром» и повести «История одной собаки» (1999). Выпустил две книги – поэтический сборник «ДВУ-мэтровые зарисовки» (2003) и сборник «Вот так...» (2012), в котором представлены стихи и фантастические рассказы.

Материал подготовлен редактором раздела "Крымские узоры" Мариной Матвеевой


ИРГЕН

(часть четвёртая романа «Как стать звездой»)


Какая польза от Богов,

которых я страшусь? И, унижаясь,

постясь и к почве нагибаясь,

прощая грех чужих долгов,

несу себя... К Кресту Голгофы?

Или к святым, заветным тропам?

Но – надо ли вот ЭТО мне?

Ал. Полонский (29.11.09 г.)


Глава 1


РОЖДЕНИЕ


Трава в метле... Яйцо в скорлупе... Казала-мазала... Гребешком скакала. От стаи да лая в поисках рая... В надежде на вечность прыжок в бесконечность... Угольком до тучи… Огоньком по кручи...

Облако из пены в облике нетленном… Содрогнитесь, стены, призраки из тени… Разделись, сомнение, от скока до срока... Явись, творение… Не будь одиноко...

Там, где шипение, как первый крик, возвещает о рождении нового существа... Где мир чужеродной отвратительной тяжести наваливается сразу же на беспомощное тельце. Там, где долгое становление личности, вечный поиск, ходьба по кругу, смерть от пули наемника... Там...

Ау нас – всё иначе! Между двух производных, полупрозрачных силуэтов-сгустков выглядываю я – только что появившаяся субстанция, крошечная молекула в причудливом водовороте мироздания. Мне не нужно, подобно нашим «соседям», длительное время для фокусировки органов зрения.

С момента расщепления, я начинаю наблюдать, постигая неизведанное... и, почти что рядом, обнаруживаю ещё одно скопление... Может, кому-то покажется странным, но я в первую очередь замечаю Дэкстера. А он, в свою очередь, познаёт меня... И пусть мы не обмолвились и парой фраз, но я знаю его имя, а он (и меня это не удивляет) узнает, что меня назвали Иргеном...

Мы – представители древнейшей цивилизации... баньши... И мы (я и Дэк) бросаемся навстречу друг другу. И это никого не удивляет, ведь мы – друзья!


Глава 2


ИСТОКИ


Смешно сейчас осознавать, что некогда наши «соседи» в своих философских трактатах были недалеки от истины. Окружающий мир представлялся им в виде замысловатой схемы, своеобразного трёхмерного пространства: Киты, Слоны, Твердь-Блин... Потом Некто, осмыслив сферичность «Блина», назвал ересью прежние домыслы. И что? «Соседская» наука после этого открытия продвинулась хоть на шаг вперёд в постижении тайн природы? Она ушла в сторону, сотворив виртуальную реальность для всего последующего.

А мы – остались сами по себе. Сохранили тот причудливый, первозданный мирок, в котором на заре времён поселились наши пращуры. И если бы не знание, если бы не геологические процессы в мире «соседей», мы бы выродились, как вымерли, как исчезли из пространства № 1 наши любимые зверушки... С ними так весело играть! А ведь их внезапное появление (не без нашей помощи) вызывает панический ужас у «соседей»! Знаете, очень уж это забавно – запускать в нашем уютном мирке длинношейку в прохладное северное озеро. Плескаться с ней в воде несколько часов подряд, чтобы расшевелить зверушку – это вечно сонное создание... А когда она заведётся, вдруг одним махом перенести её (и себя, разумеется) в мир варкалов... Вы способны представить ощущения длинношейки? Ещё секунду назад она гналась за вами, надеясь, что, поднырнув под вас, ткнется скользкой мордой в упругую плоть. Ну, а потом – позволит себя оседлать и помчит куда-то вперёд, плавно разрезая воду и разрушая тихую гладь озера...

Но, выныривая, она обнаруживает вдруг, что водичка охладилась как минимум градусов на пятьдесят. Над её головой, вместо привычного фиолетового неба с розовыми прожилками лепестков-облаков, нависает нечто голубое с мрачными хлопьями зловещей темноты. А если ещё рядом окажется варкальскоеплавсредство, то она и вовсе, взревев от ужаса, тут же постарается укрыться на дне озера. О впечатлениях варкалов («соседей» то бишь) – говорить не приходится. И я бы умолчал, не будь они дики и невежественны в этом вопросе. Их реакция на появление длинношейкибывает различна: или они сразу применяют допотопное стрелковое оружие, или же пугаются не менее наших зверушек и пытаются как можно скорее добраться до берега. Им невдомек (вероятно, из-за их природной тупости), что моядлинношейка – совершенно безвредное для них существо.

Можно полетать на птичке или покататься на мохнатике, только взрослые почему-то не одобряют наши детские шалости, хотя и снисходительны ко многим иным нашим проделкам.

Может, пора уже кое-что объяснить? «Соседями» – мы называем планету варкалов, или пространство № 1. Пусть лучше они будут под первым номером, ибо немногие из них (если не сказать – единицы) способны ощущать (а иногда и наблюдать) параллельность наших миров. Варкалы – довольно странные существа, отрицающие в массе своей не только наше «соседство», но и наше (как вида) существование. Повторяюсь, но лишь особо одарённые или дети порой замечают нас, но не придают значения этому факту. Кое-кто из наших продолжает изучать варкалов и их образ жизни.

Лично для меня – это бесперспективное занятие. Неужели так необходимо подселение в тела этих существ, чтобы окружающие тут же заметили неестественное поведение единицы? Должен признать, что не всегда подобные «слияния» идут на пользу поставленного эксперимента. Мы выяснили, что каждый из варкалов – это неоправданно огромный расход биохимико-физической энергии! К тому ж, будь то ребенок или пожилая особь, в телах варкаловприсyтствует некая сущность, с которой даже нам иногда бывает сложно справиться. Неизмеримо меньшая от общего объёма частица варкала может противопоставить нашему вмешательству свой Феномен... я бы разделил варкалов, условно, на две категории: одни соединяют силу ума и знание частицы – такие весьма опасные наши противники; другие – сублимируют накопленный опыт, теряя прежнее лицо.

Гораздо проще сталкивать с пути истинного тех варкалов, мозг которых (по их собственному признанию и по нашему наблюдению) находится везде, а точнее – нигде (а может, и в паху). Впрочем, распознание сущности – почти такая же серия экзаменов у нас, как и где-то то же самое, когда варкальский школьник оканчивает школу. В отличие от Варки № 1, у нас нет детских садов, школ, скаутских лагерей, учебных заведений, заводов – словом, всего того абсурда, что встречается «там» на каждом шагу. Уничтожение личности в... заключении (тюрьмы) и в школьно-скаутских учреждениях – одинаково. Название не меняет сути. Я немного увлёкся рассказом и улетел в сторону. По варкальским меркам – я совсем еще юнец. У «соседей» в таком возрасте не только отcyтcтвyeт логическое мышление, но и зрительные функции не сфокусированы. А о самостоятельном передвижении, без приcyтcтвия взрослого индивида рядом, и речи не идет.

Мне захотелось поставить некий итог первому периоду моей краткой жизни. Я желаю осмыслить, понять... и поэтому, вспоминая своё развитие, не раз и не два придётся поневоле отходить от раскрытия основной темы сообщения. Вероятно, я забегаю вперёд, но нам дано умение предвидеть многие события. Правда, предвидеть – это вовсе не значит, что ты знаешь определённый час, когда что-то свершится. Часто – лишь сталкиваясь с ситуацией – ты мгновенно припоминаешь «видение» и поэтому поступаешь, как считаешь необходимым. Осуществить или переиначить предполагаемое будущее – твоё персональное право. Оно не подлежит обсуждению и не наказуемо нашими старейшинами.

Я случайно заинтересовался вопросами, на которые сравнительно долго никто не обращал внимания. Зато никто из наших «старейшин» не заявил мне, что, мол, «женилка не доросла» или «молоко на губах не обсохло»! Как правило, подобные замечания не останавливают увлечённого исследователя. Да и тайное со временем становится явным. Можно пройти все стадии взросления, но так и не сделать выводов. Можно сбежать на Первую и, подселившись в тельце новорожденного, погубить ему жизнь. Правда, как бы немного нас ни было, даже у нас имеется нечто вроде... полиции нравов? Нет, не то! Комитета гocбeзопасности? Служба слежения за перемещениями? Всё не то... это – Отряд, который занимается поиском сбежавших на Варку № 1. И не просто сбежавших, но и творящих зло.

Чудные существа – эти варкалы! Всюду им мерещатся тайны и загадки. Хорошо, что хоть случайности и совпадения перестали для них быть объектами пристального внимания. Наконец варкалы осознали: если что-то происходит – это не просто совпадение и совсем не случайность.

И всё же вековое желание пощупать и куснуть отложило отпечаток на науке. Ах, как хочется этому существу летать! Частица варкала, странствуя по ночам в неведомых мирах, сообщает ему о своих приключениях. Но варкалу и этого мало. Сон или любое нереальное явление (пусть даже с элементами мистики) он готов безоговорочно записать в идеалистическое направление мировоззрения. Но напрашивается вопрос. Открыли молекулу, атом, электроны, протоны, нейтроны... нейтрино... А кто их видел? Их ощущали? Куснули зубом? Так может, в таком случае легче и дешевле научиться познавать реальность сновидений? Овладеть умением незабывания похождений астрального тела. Переносить «приключения» на бумагу, магнито- и киноплёнку... Может, проще создать аппарат (хоть это и глупо), превращающий поток мыслеобразов в хронико-художественные фильмы, чем создавать многоступенчатые и малоэффективные приспособления для запусков псевдонаучных станций на спутники Варки или на другие планеты Регулианской системы?

Вам захотелось побывать на Ланне? Что вам мешает? Расслабьтесь – и у вас всё получится. Но нет! Обязательно необходимо левой задней ступить на некий осколок! Правой передней воткнуть в почву шест с полотнищем, символизирующим особенности державы-первопроходимца! Усадить седалище на кладку неведомых строений! Только тогда возникает чувство удовлетворения?

Вряд ли я когда-нибудь пойму логику варкалов. При некоторой сходности, у нас масса отличий. Вероятно, всё из-за того, что на определённой точке развития мы встали на правильную дорогу, а гуманоидная раса Варки избрала 74-й путь. Я предвижу протестующие возгласы, но таков наш взгляд на существующие обстоятельства (факты). Древнее знание продолжает существовать. Крохи его, как куски неизвестных письмён, появляются то здесь, то там. Почему же вместо попытки расшифровки артефактов варкал предпочитает отрицание?


Глава 3


РОЖДЕНИЕ (продолжение)


Мы испытываем особую привязанность к особям, то есть... к феям-матерям и к баньши-отцам, подобно существам с Первой. Когда двое встретились и поняли друг друга, они сразу решают, кто должен появиться – гоблин, гном, фея или баньши. Рабочие, техники, кудесницы-целительницы или учёные. К последнему высказыванию хотелось бы добавить об условности подобного деления. При нашей «реинкарнации» и метаболизме «телесной» оболочки даже я мог бы пройти весь цикл. Стоило бы мне захотеть, и никто бы не воспрепятствовал мне. К тому же множество гоблинов и гномов не стремятся изменить облик. Да это и неважно. Важна не видимость, а что ты есть на самом деле. У нас отсутствует понятие «материальные блага при кастовых различиях». Ты можешь быть талантливым механиком или гениальным техником. Прекрасным слугой или надёжным другом, независимо от внешнего вида. Варкалы, например, считают, что мы – уродливы... Но что такое красота? Загаженный испражнениями мир на фоне зелёной лужайки с золотистыми зонтиками одуванчиков? Выпорхнув из родительского лона, я не задавался целью созерцания абсурдного по варкальским меркам нашего мира. К тому же меня не волновало, что возле «па» и «ма» появилось подобие крошечного розового облачка, каких-то сверкающих полос и двух малахитовых сгустков. Меня заинтриговал Дэкстер. Даже изучив его, не было надобности удивиться возникновению рядом с «ма» братца-баньши, сестренки-феи и двух гномов. Ещё не покинув лона, я уже знал об их существовании. Как и многое другое. Мне нужно было срочно пройти фазу «погружения» и тогда можно смело выпархивать в «свет»...

Я и Дэк появились одновременно, что случается довольно редко. Складывая все факторы слияния, развития зародыша и материализации, мы совпадали до тысячной секунды! И в то же время отличались, как непохожи новорожденные и у варкалов. При «погружении» мы осознали схожесть и отличия во взглядах. А также широкий спектр нашей разносторонности... Ах, я снова тороплюсь...

Наша резвость воспринялась взрослыми особями как само собой разумеющееся явление. В этой жизни ты обязан постичь всё! Кому-то этот принцип нашего мира покажется странным. Но вот мой ответ: полистайте содержание этой главы до конца и переходите к рассмотрению последующих тем. Пропустите мою историю, мою исповедь. Вероятно, потери вы не ощутите. А приобретение...

Всё старо и обыденно, каждая сущность имеет свой личностный мир, вокруг которого вращается Вселенная. Станете ли вы богаче, если ваше неприятие отвергает мировоззрение такого же атома в молекулярной структуре, как и вы сами?

Судите сами, но не меня!

Вероятно, любого, кто оказался бы на моём месте, взволновал бы в первую очередь Феномен окружающей реальности. Ведь это не совсем привычный для нашего мирка ландшафт с некоторым однообразием озёр, болот, проток, лесных массивов, с редким вкраплением горных кряжей и ущелий. Местом рождений являлся гигантский каньон, сверкающий всевозможными переливами красок от будто бы специально разбросанных по поверхности или вмонтированных в скалы кристаллов алмаза. У «соседей» этот минерал считается почему-то драгоценным и больше не встречается такой крупный, какой валяется здесь без надобности. К тому же на Варке № 1 применяют заумную технологию обработки, чтобы довести первичный материал до продукта, имеющего товарную стоимость... Странно... Как это можно отличать камни и металлы по ценности? К тому же вряд ли они согревают или способны накормить жизненосящую часть варкала...

Самое тёплое, что я когда-либо находил, были «объятия» Дэкстера. Были у меня впоследствии и другие «погружения», но никогда с другими у меня не возникало столько замыслов и идей.

Если бы мы потеряли контроль над своими действиями, мы сразу бы очутились в категории нарушителей. Что поделать – честь всего дороже. В ней – сила твоего имени. В ней – надежда на поддержку в случае крайней необходимости.

Нам хотелось пошалить... Да, надо бы периодически расставлять точки «над», чтобы естественные для меня понятия не выглядели для вас полнейшей абракадаброй. Итак, мелкая шалость – пересечь пограничную зону двух миров в определённой пространственно-временной точке. Оказаться в квартирке варкала и затеять «танцы» посуды, перелёты из одного помещения в другое иных предметов обихода варкала, завывание могильным голосом в старой часовне или в кабинете секретаря райкома партии... А вот – выплёскивание огня из стен строений, разбрасывание записок с угрозами, «сожительство» с ведьмами и своеобразная «торговля» знаниями... и всё же мне следует придерживаться хронологии.

Для фазы «погружение» жизненно важно слияние. Родившийся делает свой выбор. Ведь кто-то из баньш может выбрать фею или гнома. Только – что ты от них получишь? это они «выдоят» тебя по полной программе, поделившись какой-нибудь глупостью, вроде – как половчее расшевелить длинношейку. Или каким-нибудь варкальским предрассудком. Это происходит не от жадности или потому, что слиянец глупее тебя. Мы (баньши) никогда не хвастаемся коэффициентом интеллекта, хотя и понимаем, что во многом превосходим гоблинов и гномов. О феях хочется умолчать, потому что мне до конца ещё не ясен феноменальный парадокс. Некоторые из баньш сознательно идут на слияние с гномами, понимая, что после разделения «вылупятся» уже два гнома. Почти то же самое произойдёт после слияния с гоблином. Короче, эту тему можно мусолить до бесконечности.

«Погружения» не предусматривают какой-то определенный отрезок времени... Хотя что может быть проще времени? Что такое год или час? Когда тебе всего лишь несколько мгновений, о подобном не задумываешься. Пусть я достигну пятисотлетнего (по варкальским меркам) возраста моего «па» – я, всё едино, останусь юным. Как-то я повстречал старожила. На заре своей «юности» он застал ещё у варкалов эпоху рабовладения, многобожия, а затем и победоносное шествие Звездизма по долам и весям Варки № 1. А ведь есть и старше его!

Фиолетовый сгусток плавно покачивается в гротике родителя Дэкстера. Не завершив ещё одного дела, он проконтролировал наше слияние. Лично для меня погружение и слияние, то есть вся фаза, представилась полётом во сне и наяву. Это был как раз тот чудесный, восхитительный миг, когда мы друг на друге проверяли накопленную нашими отцами информацию.

Дэк устал, и я позволил распасться цепкому клубку, к некоторому недоумению родителя Дэкстера. Он (положа лапу на сердце) не ожидал подобной спешки. Рядом с нами покачивались ещё четыре переливающихся клубка. Мы с Дэком успели разложить Вселенную на составляющие и собрать затем воедино. А наши сёстры и братцы вряд ли осилили половину... Парадокс...

Маленькое напутствие – и мы на свободе.

Первым же желанием Дэка оказалась потребность поскорее добраться до точки соприкосновения, чтобы выяснить – настолько ли абсурден мир Варки № 1... Хоть я и не разделял мнения друга, да и к тому же не собирался в подобное путешествие, я последовал за ним, сетуя на то, что если и начинать осмотр местности, то не с Блина! Мне интересней на данном этапе Слон (т. е. наш мир) или, в крайнем случае, Киты! Об этом мире мало что известно. Подсознание (наследственная память) подсказывает, что Киты – гигантское плато, предоставляющее возможность оттолкнуться от бесчисленных точек отсчёта и выпорхнуть в необозримый океан космического пространства. Эти точки-каналы могут привести тебя к Лебедю или Дракону, к Весам или к Ворону, то есть туда, куда тебе необходимо попасть. Но основной канал-переход между Слонами и Китами тщательно охраняется. И совсем не просто не только такому юнцу, как я, но и даже моему «па» проникнуть на Киты, аргумент для выхода должен быть довольно веским. По сути – это Врата миров. Мы не агрессивны. Будь в нас чуточку больше от варкала – и мы бы уже давно занялись колониальными захватами. Если верить статистике, то мы, скорее, вырождаемся и наша численность постепенно сокращается. Но Врата... Если имеется Выход для одних, то отыщется и Вход для других. Одно дело, когда возвращается кто-то из наших. Но где гарантия, что кому-то не вздумается атаковать нас?

Словом, исследовав вдоль и поперек Слонов и Китов и не найдя ещё себя, своего, так сказать, призвания, вероятно, прогулялся бы по абсурду Блина. Короче, я последовал за Дэком к ближайшей точке соприкосновения, которую указал нам прогуливающийся рядом баньшиБагни. И...

Снова отвлекаюсь, но приходится остановиться и договориться об условностях, чтобы завязать с немного развившейся у меня тенденцией к пояснениям, сноскам и прочим остановкам. Просто воспринимайте информацию и старайтесь догадаться сами в тех местах, где моё сообщение покоробит слух или озадачит. Это – ваши трудности. А я – не специалист по сурдопереводу! Итак, имена у гоблинов состоят из двух звуков, например – Ак или Та. У гномов – из трёх: Мак или Зав. У баньши – из пяти, максимум – девяти. Причём восемь-девять лишь начиная с пятисотлетнего возраста. Ну а феи... Мандрагосла! Абриладиксла! Всё, что на «сла», – то она, родимая! Ну... одно слово – женщины!!! Да, чуть не забыл. Гоблины и гномы бывают обоих полов, а вот феи и баньши преимущественно однополые существа. Хотя я не совсем понимаю термин «мужчина-женщина», так как ни у фей, ни у баньши не имеется ни первичных, ни вторичных половых признаков. Столкнувшись с кем-либо, ты сразу соображаешь, с кем тебе приходится беседовать. То есть Он распознает Её, ибо Оно у нас не водится... И снова приходится оговориться. Иногда у нас рождается гоблин. Но в процессе жизнедеятельности он может превратиться в гнома, обогатившись знаниями. Затем возможна фаза – фей «мужского» пола... это не волшебник и не маг... Странно, гоблин может дорасти до баньша, а вот гоблинша выше феи не прыгнет. Хотя, может, этого ей и не нужно?

Сообщение Багни не добавило мне радости, что тут же заметил Дэк:

– Ты передумал? – удивился он.

Наверное, я тут же принял позу роденовского мыслителя, потому что Дэкстер рассмеялся. Что-что, а это мы умеем. Пусть не заливистым лаем вплоть до похрюкивания. Мне не хочется, чтобы кто-то подумал, что после слияния я поплёлся у Дэка «на поводке». Мне показалось, что, не отмеряв брода... семь раз по семь...

– Но разве тебя не волнуют...

– Последствия?! О, святой варкал! Только мы пересечём черту – и тут же злобные существа набросят на тебя мешок! И придётся тебе, родимому, служить тридцать лет и три года допотопному алхимику или безобразной ведьме! Страшно! – Дэк хохотал.

– Ты забываешь об изгоях, – хладнокровно парировал я. – Около сорока фей и не менее шестидесяти шести баньш бесследно пропали на Варке № 1!

– Не все из них были профи, – заметил Дэк, лихорадочно ища, чем он может мне возразить.

Когда по его плоти пронеслись зеленоватые искорки, я понял, что выход найден.

– Разве, – продолжил он, – я не часть Дэктрина?

– Ты – часть, – согласился я. – Но ты – не Дэктрин!

– Откуда столько сомнений, Ирген? Или при слиянии ты утаил от меня... трусость?

Я тут же метнул в его сторону несколько пучков шаровых молний.

– Я только собирался предостеречь.

Дэк легко погасил мои вспышки. Хотел было ухмыльнуться, но, по-видимому, передумал. И затем...

– Что ж... Оставайся на Слоне. Я отправлюсь один.

И растаял у меня «на глазах»...

Чтобы вычислить распавшегося на атомы баньши или попросту траекторию пути расчленённого состояния – необходимо чутьё, интуиция и опыт. Ни первым, ни последним я пока не обладал. И хотя я поспешил к ближайшей точке соприкосновения, интуиция подсказала мне, что я поступаю неправильно. Так и есть. В этом месте Дэк не пересекал черту... Тогда где? С Китами Слон соприкасается всего в одном месте. А вот с Блином – аж в шестистах пятидесяти! Хорошенькое у меня начало! Придётся израсходовать массу энергии, пытаясь ощутить теплоту следа! Впрочем... Я немедленно послал соответствующий импульс в Отряд. И мгновенно получил ответ.

– Сообщение принято! Через две минуты прибыть к 418-му провалу! Вы зачислены стажёром в группу поиска!

Вот так нежданно я обрёл «профессию», понимая, что Отряд от меня так просто не отделается.

М-да! Вот так «подфартило»! Намеревался исследовать округу, а отправляюсь на поиски друга. Я бы мог махнуть на всё рукой... если бы она у меня была. Плюнуть, послать «к чёрту»... если доподлинно знать, что такое «всё» и кто такой этот «чёрт». И прочее. Ко мне пришли какие-то сомнения по поводу моего первого выхода на Блин. Припомнилась попытка отговорить Дэкстера от его затеи, постращать даже в какой-то мере. И, как результат, – моя первая неудача... Что это? Я ищу себе оправдание? Некогда раздумывать, когда друг в опасности! это – я уже не предчувствовал, а ощущал всем своим естеством.

Существует несколько способов перемещения. Если вы не торопитесь – оседлайте четырёхлапогомохнатика и ползите до места назначения целую вечность. Надо чуть быстрее – вашим другом станет птичка (птеродактиль). Как, ещё быстрее? Тогда – примерно так же, как и я с Дэком от Алмазного каньона до 240-й точки соприкосновения. Следом идет небезопасный по своей сути способ разложения на... Подобная прогулка требует особой концентрации. На Слоне она ничем вам не грозит. Однако если в таком состоянии совершить переход через точку – можно слегка порастеряться. И, возвращаясь в обычное состояние, при случае можно обнаружить, что вы потеряли где-то несколько сотых (а то и более) от своего прежнего вида. Пустяк? Если варкал, например, лишается руки или ушной раковины – это далеко не пустяк.

К провалу я прибыл ненамного раньше, чем мне было назначено. Однако меня уже поджидали два спеца. Один из них предложил на опознание след. Проглотив несколько атомов, я согласился. Да, Дэкстер был здесь.

Ох... И что же предстало передо мной? Так ли безумен мир варкалов, как утверждают некоторые наши исследователи? Ведь в нём присутствует своеобразная прелесть! Не потому ли старшие распускают заведомо ложные сплетни, чтобы хоть как-то отомстить существам, выжившим нашу расу с Варки Один? Я так увлекся осмотром, что чуть не проворонил очередной след. Дэк материализовался... в варкала. Зачем?! Чтобы познавать иное измерение, лучше оставаться невидимкой. Как бы мы ни изменяли внешний облик, за версту видно, варкал ты или пришелец. Тебя выдает незнание некоторых привычек, условностей, традиций. Я было согласился с деянием Дэка, но меня тут же подстерегла ещё одна неожиданность. Там, где заканчивался след трансформации... Но такого – не могло произойти! В одно мгновение я стал свидетелем Истека... или попросту – бегства. Дэкстер неожиданно перестал быть... Дэкстером! В это – невозможно поверить, потому что баньши не могут, не умеют, не использовали до сих пор подобные исчезновения! Мне неведомо ни одно оружие, способное нас уничтожить. Если мы ощущаем опасность, подстерегающую за тем вот углом, мы за доли секунды обретаем невидимость. Когда наступает старость или баньши растрачивает свой энергопотенциал, он отправляется в мир звёзд, к Китам и далее. Но Дэк слишком молод для подобной метаморфозы. Если он каким-то образом изобрёл методу потери следа и надеется спокойно повеселиться на Варке – он ошибается: Отряд отыщет его и возвратит обратно на Слон! А потом – он окажется в положении «невыездного», находясь под «присмотром». Мы тоже не всегда гуманны к строптивцам или преступникам... Хотя у нас даже понятий подобных не существует, правда... случается раз в сто-двести лет.

Я настолько удивился поступку Дэка, что послал немедленно мощнейший импульс, призывающий Дэкстера ответить мне. Импульс не был ни прерван, ни остановлен спецами, хотя и грозил возникновением аномалии. Как следствие, около сотни бесцельно блуждающих варкалов стали очевидцами пролетавших с огромной скоростью над поверхностью Варки трёх тёмных, осыпающих оранжевые искры и одновременно пульсирующих шароидов.

Дэкстер мне не ответил. И я осознал, что придётся возвратиться на Слон для изучения истоков. И только после этого мне позволят в одиночку начать расследование. Старшие не возражали.

В миг потери Дэкстера я понял, что фаза взросления истекла.


Глава 4


ИСТОКИ (продолжение)


Изучение вероятных причин, а также всевозможных факторов – несомненно интересно, когда ты до этого не имел ни малейшего представления об этом. Бегство со Слона – вещь довольно редкая.

Правда, сто шесть случаев зафиксировано как безнадёжно пропавшие. И около сорока-пятидесяти попыток предпринимается каждый варкальский год.

Отец Дэкстера не так давно возвратился из Гончих Псов. «Что» он пронёс с собой через «таможню», теперь становится ясным. Кто-то воспользовался Дэктрином, чтобы попасть... в мир варкалов?! Какую цель преследует шпион и как он собирается возвращаться? Если он обладает неведомыми нам знаниями, то он, наверняка, покинет Варку № 1 так же легко, как и проник к нам. Он умудрился принять облик одного из нас, находился в «погружении» и не был опознан! это – невероятно... Проклятье, я снова спешу... И это – неоправданная спешка! Ещё нет ни одного доказательства, что Дэкстер – шпион. То, что Дэктрин где-то и побывал с ведома старших и... Не могли же отца Дэка «осеменить» без его ведома! Это раз. Во-вторых, Дэк, разумеется, мог что-то утаить от меня при слиянии, ведь и я показал ему лишь процентов девяносто от общего числа. Дэк мог последовать моему примеру... Сомнения Старших для меня ничего не значат, и я не тороплюсь обозвать Дэка предателем. В-третьих, разве нельзя попасть в мир варкалов, минуя Киты и Слон?.. И в то же время имеет место – не наша логика! Что заставило Дэка сразу же после бегства принять облик варкала? Лишь для того, чтобы нам было труднее его отыскать! Ха-ха! Мы можем попытаться обмануть варкала своим внешним видом, но не друг друга! Хоть в камень превратись – тебя опознают!

Одной из версий превращения может быть срабатывание магической ловушки... Почему же тогда – ни я, ни спецы ничего не почувствовали? У нас не принято расспрашивать тех, кто был осво6ождён или спасся сам. Вот если «заключенный» сам поделится информацией... Из опыта прошлого становится ясным, что баньши и феям легче выбраться из тенет, нежели гному или гоблину. Перепуганный от счастья варкал, видя перед собой фиолетовое облако, меняющее очертания и рассыпающее молнии, частенько допускает ошибки в своих непоследовательных поступках... Изучая чужой опыт, я понимаю, что сумел бы придумать несколько забавных шуток для того, кто бы рискнул «заарканить» меня. Пусть считается, что мы не можем покинуть пределы пентаграммы... чего?!. без разрешения варкала?! И всё же – случалось же, когда пленные покидали ловушку без помощи сыщика-спасателя! Кстати, ловушка странно влияет на нас. Одни слабеют, другие ожесточаются. И остановить мстителя бывает очень сложно. И летят потерявшие управление самолеты варкалов носом к почве! И взрывается пара-тройка энергоподстанций! И валится под откос поезд... Да мало ли что может произойти прежде, чем Отряд заманит мстителя к провалу.

Перед тем как начать поиски следа, а затем и следования по нему, необходимо изучить всю информацию, касающуюся ста шести исчезнувших. Каждый член Отряда ищет не только персонального беглеца, но и других. Варка № 1 отличается от Слона наличием лесов и городов, а также поражает своим населением – около восьми миллиардов особей! У нас – чуть больше десяти миллионов... Попробуй в этом чудовищном навороте отыскать своих! Приходится разглядывать каждого варкала, чтобы распознать своего. Ведь кто знает, как нынче выглядят наши? Раз не поселились беглецы на Лысых Горках, в Чертовых Пущах, на чёрных полянах, в бесовских ущельях и в пещерах ведьм – ох как непросто заниматься поиском. О том, что подобные места обладают силовыми полями, знают только в Отряде. Ведь, по существу, провал – это вход на Варку. А, скажем, Лысая Плешь – вход на Слон... где могут вознестись не только наши, но и варкалы. Но об этом – после. Или... Варкала засасывает своеобразный восходящий вихрь-поток. Их потом стараются побыстрее переправить на Варку...

А вот и ещё одна новость! Оказывается, происшествие с Дэкстером – не единичное. Менее пятидесяти лет назад некто проникнул на Варку точно таким же способом... Вот это да! И отец Истёкшего прибыл из Китов перед этим... И рожденный прошёл, как и я, слияние-погружение и, не тратя времени даром, скрылся... Что это значит? К первому пожаловал гость?

Так и иссякнуть можно! Да, да, полностью истратив свою энергию на построение неподтверждённых гипотез, можно прекратить свое существование. У варкала бы давно голова пошла кругом. А я – держусь. И по-прежнему уверен, что Дэк – не шпион, не гость... Скорее всего, Дэкстер приготовил мне занятную головоломку. А я, не оценив его забаву, поднял переполох. Хотя... даже спецы подтвердили Истёк! Не каждого баньши зачисляют в Отряд: необходимо призвание, чутьё, умение предугадывать... Да, Дэка я отыщу быстрее другого спеца из Отряда... И опять сомнение! Потому лишь, что... предыдущего беглеца слиянец – не обнаружил на Варке!

Через пять суток, по варкальскому счёту, я вновь очутился на том месте, где был потерян след Дэкстера. Это было пустынное место, то есть ненаселённое на несколько ротемов (мера длины у варкалов: один ротем равен тысяче темов) вокруг. У магического знака свои законы. Иногда он располагается рядом или поодаль. Или после воскурения каких-то трав. Я ничего странного не ощутил и перешел к подглядыванию.

Потому что иначе мое поведение не назовёшь. Следствие по делу исчезновения или поиск беглеца – чисто варкальские термины. Мне же, подсматривая за чужой жизнью, придётся попутно искать Дэка и делать выводы.

Как ни странно, но первое здание, обнаруженное мной, оказалось Залом Звездизма. Я уже упоминал это слово (Звездизм), но не растолковывал, что оно означает. Вообще-то, это – религия, которую исповедует раса варкалов. Для меня, конечно, удивительно то, что при общности идеалистического мировоззрения варкалы до сих пор разъединены на двадцать племён... сообществ... групп. В нашем языке не существует аналога варкальскому термину, обозначающему общность интересов при местопроживании.

Весь Слон в твоём распоряжении, и ты можешь «осесть» там, где пожелаешь. Вероятно, из-за того, что у нас нет понятия «оседлости», нам никогда не повторить ошибок варкалов. Мы не нуждаемся в каких-либо постройках для «жилья». А вот у варкалов – кроме общественных, имеются и личные. Вместо групп и племён, наверное, следует применить-употребить варкальское словцо, означающее на одном языке «государство», а на другом – «страна». Итак, двадцать стран разделены... границами (ещё одна нелепость), ибо в одних государствах во главе находится Избранное Собрание, а в других – всего один варкал. И этим деление не заканчивается. Имеются Рексы и Отцы народа, узурпаторы и Первейшие (это там, где один над всеми). В Собрание входит от трёх до пятисот варкалов... Именно в таких пустяках и заключается отличие одной страны от другого государства! Можно было бы ограничиться этими познаниями в государственном устройстве, но страны порой ещё и делятся на всевозможные земли, округа, союзные народности, разговаривающих на общепринятом языке и на собственном диалекте! Рассказывая о мире варкалов, я неожиданно представил себе нечто подобное и у нас, обладай мы сходным мышлением. Это, значит, гоблины, гномы, феи и баньши... распадутся на четыре народности?!. Племени?!. Рода... Следом, каждый вид изберёт свой уникальный и неповторимый орган управления... Гоблинам в таком случае (или по-моему) лучше всего подошло бы – Народное Собрание. Гномы избирали бы на год или более двух консулов. Феи передрались бы, решая, кто из них – Рекса! Ну а нам – Отец всех баньш! Как утверждают легенды варкалов, тысячу лет назад так у нас и было! Но затем появился варкал и принёс в цветущий мир собственный идиотизм. Не мы создавали этих существ, не нам было и их уничтожать. Когда на нас объявили повсеместную охоту, мы переместились с Блина наСлон, предоставив варкалам территорию Варки № 1 в полноправное пользование. Нет, пожалуй, не всю. Ведь оставались еще Чёрные Плеши и Гиблые Пустоши, Адские каньоны и Бездонные колодцы. Но всё равно их общая площадь в соотношении квадратных ротемов обитания варкалов составляет один к ста тысячам...М-да, поневоле становится интересно, а как бы повели себя гоблины или гномы, будь они разделены? Я ведь не упомянул, что гоблины встречаются рыжие или темноглазые. Что гномы бывают блондинами и брюнетами. Что спектр их зрачков помимо основных девяти цветов может варьироваться до бесконечности. И что?! А если кто-то возражает – с оружием в «руках» отстаивать своё право... Всё! Надоело! Сыт по горло!..

А ведь варкалы враждуют до сих пор...

Отвлекся я от своего наблюдения. И, глядя на зал Звездизма, занялся нелепымидомысло-построениями, пытаясь то ли сопоставить, то ли противопоставить мой мир и мир варкалов. Мне не хочется однозначно приписывать к полному абсурду Варку Один – это значит пойти по пути наименьшего сопротивления. И по-своему начать подражать варкалам. Они не понимают нас, мы – их?

Нет, так дело не пойдёт.

Вот тот же Звездизм... Я ничего про него не знаю. Наследственная память отражает какие-то куски и выдержки. До меня никто религией Варки, по-видимому, не интересовался. Попадающие на Варку спецы из Отряда или ученые старательно избегают этих залов. Предполагается, что это одна из варкальских магических ловушек, рассчитанных на глупеньких фей и неподготовленных баньши. Но так ли это?

Что ж, придётся нарушить табу на подобные посещения и со всеми мерами предосторожности попытаться проникнуть внутрь. Конечно же, стоит его немного описать-обрисовать, потому что это довольно забавное строение прямоугольной формы.

Первое впечатление, будто огромной глыбе придали правильную форму, тщательно обтесав её снаружи и удалив сердцевину. Сквозь узкие оконца внутрь вряд ли проникает достаточно дневного света. Зал освещён в основном благодаря современным познаниям. Строение лишено каких-то башенок и надстроек, отличаясь этим от нескольких сохранившихся капищ давно забытым божкам. Я, не торопясь, подбираюсь к Залу и, никого из варкалов не обнаруживая рядом, мгновенно проскальзываю внутрь. Итак, Зал – довольно просторное помещение. Его стены украшают забавные картинки-рисунки... Я, похоже, поспешил. Осмотр нужно начинать со входа, а не от возвышения, располагающегося передо мной. Хотя над возвышением, как раз на противоположной от входа стене, светятся пять разноцветных точек. Если провести (мысленно) четыре горизонтальные линии, то лишь на третьей сверху (второй снизу) окажется два светлячка. Нижний камень – черный. Выше него – желтый и красный. Следом идёт зелёный, И завершает композицию – синий... Какой-то перевёрнутый крест?! Ведь синий, зелёный и чёрный, если провести вертикаль, на одной линии. И красный с жёлтым пересекают... Стоп! А что это внизу? Не пояснение ли сверкающему орнаменту? Облако, особь женского пола, бородатый карлик с толстяком великаном... Так, так. А под золотой чертой, видимо, специально нарисованной здесь, – мохнатик, птичка и длинношейка?! Ха! Значит, облако – это баньши. Особь – фея. А великан с бородачом – гоблин и гном? А зачем... черта?

Ладно, а что тут у нас справа? Ага, за длинным столом сидят: облако (согласно старшинству – во главе стола), особь (чуть дальше по правую... руку). А карлик и великан в самом конце стола друг напротив друга. И вся эта компания поглощает всевозможные плоды, лежащие на столешнице. И запивает неким золотистым зельем. Пирующий внизу – един в трёх лицах. То есть трёхглавое существо (с мордами: мохнатика, птички и длинношейки) пожирает варкалов. В правой лапе (та, что ближе к мохнатику) кубок с кровью. На белоснежных бивнях наколото по одному варкалу. Один из них, скорее всего, уже мёртв, и мохнатик приноравливается – как бы куснуть его. Второй варкал ещё жив. Он истекает кровью, которая наполняет кубок. В центре божественной троицы длинношейка... из пасти которой торчат чьи-то ноги. Левая голова – птичья. Она, по-видимому, ещё только собирается «кинуть на зуб» второй лапой трепыхающегосяваркала. На крохотном столике перед этим страшилой широкий сосуд, с несколькими десятками обречённых варкалов. Видны только головы, а на лицах – ужас...

Далее по этой стене идут другие картинки, изображающие появление баньши... из обыкновенной тучи, феи – из молнии, гнома – из скалы и гоблина – из могучего дерева... Неужели, по представлению варкалов, именно так мы рождаемся?!

Начало левой стороны Зала отражает вымысел появления двух первых варкалов: мужчины и женщины... Даже мне известно, что варкалы – пришлая раса! И появилось их изначально на Варке несколько больше (около четырёх тысяч). Однако, не зная собственной истории, они слишком вольно трактуют её. Вот гоблин обтёсывает ствол дерева и создаёт два туловища. Гном слепил из глины конечности... Фея из ничего – головы (!). И, наконец, баньши вдохнул в варкалов частицу себя, то есть жизнь. У парочки появляются дети, которые разбредаются впоследствии по всей Варке, меняя первозданный оттенок кожи на сиреневый и зеленоватый. Затем следует картина, где сотни разноцветных существ пытаются объясниться друг с другом, но у них ничего не получается...

Но финальные картины... Гармония мироздания нарушается, и это ощущается в каждом новом эпизоде. Вот потеряно единство даже у Четверых! Баньши и вовсе исчезает с картин. А вот трое оставшихся: фея с магическим жезлом на мохнатике, гном с мечом на птичке и гоблин с дубиной на длинношейке – сражаются друг с другом, давя при этом толпы варкалов и разрушая их здания. Неужели это – итог варкальской цивилизации?! И отчего это местные мудрецы возомнили, будто баньши куда-то исчезнут? Зачем феям состязаться с гномами и гоблинами? Такое впечатление создаётся, что: либо первые картины придуманы не варкалами (уж слишком логичным, хоть и нелепым, было предисловие), либо не варкал предсказал гибель этим существам (чьё-то вмешательство ощущается). Или же варкалы находят блаженство не только в жизненномидиотизме. Возможно, им необходим ещё и религиозный абсурд! И в то же время получается так: варкалы нас обожествляют?! И при этом (зафиксировано немало случаев пленения в магических фигурах) многие варкалы стремятся овладеть нами... И совсем не для поклонения! Они требуют от нас улучшения своего благосостояния и зла для других варкалов (?!). Напрашивается вопрос: любят нас варкалы или боятся? Что мы для них – Вселенское Добро или Зло? Или они хотят посредством творения зла обрести в результате добро? Слишком много вопросов... Только поэтому приходится принять облик варкала да поискать знатока, который сумеет ответить и объяснить. Рядовой варкал вряд ли мне поможет. А грамотным толкователем окажется лишь служитель этого культа... Стоп! А что это я чуть было не пропустил? Ага, под сценкой вероятного конца Света – свежая картинка. Как здорово, что я оказался здесь! Но эмоции в сторону. Прежде я опишу новый сюжетик. Чудо или насмешка? Мне не понятно. А как к этому отнесутся варкалы – даже предположить сложно. Ведь новоявленная картинка символизирует возвращение облака-баньши и примирение феи с гномом и гоблином. И, естественно, заточение в металлический короб с решёткой трёхглавого чудища. Снова Четверо за пиршественным столом. Ящик с трёхглавым висит над огнём, а варкалы танцуют и веселятся. Не понимаю: почему это баньши (по мнению варкалов) куда-то должны уйти? И почему, по теории Дэкстера (а это его рисунок), с приходом баньши вернутся на Варку старые добрые времена? Впрочем, трёхглавый в клетке... Прекрасный след Дэк оставил для меня. Значит ли это, что и его заинтересовал Зал Звездизма? Но вот ещё одно загадочное совпадение или просто случайность? Узор из пяти камней поначалу мне показался очередным штрихом к украшению стен. Каждый из камней ничем не отличался, в смысле свечения. Но теперь – как бы потускнели все и только синий излучает. Означает ли это, что при появлении в Зале одного из нас сверкает определённый минерал, как бы подсказывая присутствующим варкалам – среди нас гость?

Ладно, с этим я разберусь позже. А сейчас? Временем на поиски я не ограничен. Поэтому поищу вначале ответы среди толкователей Звездизма. Наверное, представитель веры не подойдет. Если быть точным, Верховный Понтифик Звездизма имеет сан – Опора Бытия. Да уж! Чисто варкальскаязаморочка! Все тут у них – первейшие, узревшие, Наймуд(дур)нейшие! А где же обитает Опора? Выбираемся из Зала, оглядываемся, определяя направление, и в путь...

Новые, встреченные по дороге, строения варкалов различались и размерами, и формой. Внешний вид зданий напоминал пирамиды, перерастающие в сферы. Или гигантские кубы с выпирающими наружу столбиками-отростками. Или целую семейку усечённых пирамид, сверкающих и переливающихся всевозможными оттенками в лучах Регула.

Невообразимое скопление зданий (город, так сказать) могло бы оказаться позади, если бы... я не почувствовал запах. Или точнее – ещё один след. Он как раз находился над невзрачным строением из серого камня, лишённым каких-либо геометрических пропорций. Но, пожалуй, не само строение привлекло внимание Дэка, а то, что находилось внутри. Нет, ещё точнее – под толстым слоем почвы. Проглотив одну из оставленных молекул, я сообразил, что передо мной расположен засекреченный объект, в котором занимаются разработкой новейших технологий в области разрушения и уничтожения себе подобных! Впрочем, детали сейчас не важны... Самое главное – незаметно пробраться в одну из лабораторий. Передо мной словно кто-то развернул объёмную карту-чертеж с пояснениями, на какой уровень необходимо проникнуть. Чего скрывать? Карта досталась вместе с информацией. Зато я теперь понимал, где лучше войти, а где следует искать выход, не вызвав подозрений. Я узнал местонахождение ангара с самодвижущимися устройствами и какой пароль следует ввести, чтобы взять «напрокат» одно из этих средств. И последний нюанс – кратчайший маршрут к Долине Духов.

Что бы это могло означать? Отвлекающий манёвр? Пока я буду ковыряться здесь, разглядывая головоломку Дэкстера, он успеет скрыться, чтобы подготовить ещё одну западню? Вот это да! В начале операции я собирался навязать Дэку собственную стратегию. И, таким образом, как бы предугадывая тактику соперника, неожиданно выйти на него и возвратить на Слон. То ли Дэк оказался сообразительней, то ли я чего-то не учёл. Ладненько, я скоренько разберусь с этим ребусом. И если это окажется своеобразная проверка на смекалку или шалость, развлечение для наивных простачков, – будьте уверены, мой друг! – на подобную наживку я больше не клюну.

Итак, что там у нас на карте? Вот этот вход, коридор, поворот, спуск до третьего горизонта. Ускоренный марш-бросок с полной выкладкой. Резкое торможение, ибо проглочена молекула с требованием остановиться и быть предельно осторожным. Хорошо, я следую совету. Ещё один поворот... Как?! Что здесь делают эти два гнома?

И вдруг – всё стало на свои места. Это – из-занаших столько здесь охраны! Да и сам Центр создан при активном «участии» двух технарей. Попались голубчики и вынуждены теперь продавать свои знания. Если откажутся – аннигиляция... Но если завершат проект и он – не только не подведёт (!), но и окупит (?!) затраченные ресурсы – их освободят... М-да, в их положении выбирать не приходится. Гномы надеются на выполнение варкальского обещания. Только никто не собирается их отпускать. После первого положительного эксперимента их перепрофилируют на теоретическое обоснование очередной программы.

Поэтому я отвожу аннигилятор на несколько градусов влево. Руками одного из охранников разбираем часть магической формулы. Тихо! Вы только поглядите на всполошившихся гномов! это ещё не спасение. Теперь мы перемещаемся на два уровня вверх. Пересекаем несколько пустых помещений и оказываемся в ангаре. Код назван, и самодвижка увозит нас по одной из дорог. Что это там за шум позади? Так, уйти незамеченными нам не удалось. И теперь у нас на хвосте целый рой преследователей. Только вот ошибочка вышла. Глупыеваркалы наивно полагают, что нашей самодвижке жизненно необходимо жидкое топливо. Вот здесь-то и кроется очередное заблуждение. Эта техничка способна и при пустом баке развивать скорость, в два раза превышающую скорость тех, кто преследует. Ну, немного знания и...

– Как твоё имя? – интересуется один из гномов.

Ирген. Отряд.

Долина Духов у местного населения издревле пользуется дурной репутацией. Ну, ещё бы! Сюда несколько лет назад толпами устремлялись мечтающие быстро разбогатеть. А всё потому, что одному тугодуму пришла в голову сногсшибательная идея – попользоваться в личных целях услугами мрачного места. И он сообщил о находке попавшегося ему в Долине самородка размером с голову варкала.

Другому, приятелю первого, повезло ненамного больше. Расчистив щеточкой нечто блеснувшее у его ног, этот тип вдруг оказался владельцем довольно крупного и уже отшлифованного сапфира. Говорят, этот камешек украсил алтарную стену местного Зала. Примчавшаяся сюда орда старателей начала копать сантем за сантемом и даже на пару темов вглубь, надеясь, что и им повезёт. Однако если первой волне изыскателей что-то и удалось похитить из Долины, то в дальнейшем продвижение вглубь приостановилось. Появились исчезновения. Вначале – один-два варкала. На это не обратили внимания. Мало ли? Сбежал ли от кредиторов или отыскал что-то и унёс, сколько мог утащить. Но когда счёт пошёл на десятки... И даже на словно растворяющиеся в небытие артели, общества, товарищества – продвижение вглубь Долины застопорилось. Ну а когда на глазах десятка полисменов «вознеслась» в небеса группа старателей, в дела мирские вмешалось Звездистское Братство. И прииск угас за несколько дней – недовольных выселяли насильно. Кое-кто продолжает сюда наведываться, но каковы успехи этих одиночек, приходится гадать на кофейной гуще. И до нахлынувших орд случались в Долине «вознесения». И тех, кто оказывался на Слоне, тут же переправляли на Блин через ближайший провал. Иногда Отряд не успевал вовремя переправить. Одно дело, если варкал появлялся с киркой или лопатой. Но совсем иное, если с огнестрельным оружием. И своистрело-пули он направлял на резвящихся зверушек. И уж сколько варкалов действительно погибло на бивнях мохнатика да под его лапами или в клюве птички – остаётся до сих пор неизвестно... На Слоне нашим зверушкам вполне хватает корма. А варкалятина – дегустация, но никак не любимое блюдо!

Возвратившиеся на Блин стали Свидетелями нашего существования. На Варке они больше не могли обитать среди обычных граждан, считавших поначалу возвращенцев сумасшедшими. Поэтому дорога приводила этих иногда безвинно пострадавших в лоно Звездистского Братства.

Самодвижка, набрав приличную скорость (что-то среднее между первой и второй космической), сбила какой-то барьер, находившийся на дороге. По сути – это и был въезд в Долину... Всё, пора прощаться. Мне ещё рано возвращаться на Слон. Я снова покидаю спасённых и устремляюсь к цитадели Опоры Бытия.

На этот раз мой маршрут не пересекается какими-либо препятствиями.

Вот я и на месте. Посещение Старшего Брата в привычном для меня виде – не рекомендуется, и я туг же принимаю облик молодого варкала. Оказывается, попасть на приём к Опоре не так-то просто. К тому же – он вечно на глазах других Братьев и зачем-то тщательно охраняется. Что ж, ладно. Тогда я выбираю учёного-теолога в ранге Столпа Братства.

М-да! – восклицает Служитель. – Это, конечно, похвально, мой юный шаткий брат, что ты пришёл испросить у меня совета. И я тебе расскажу... Но что меня поражает... Неужели Посвященныевозвещатели на местах более не справляются со своими обязанностями? Откуда, вы говорите, прибыли? Из Собрания Долины Духов? Должен вам признаться, гиблое место! Кстати, милый колеблющийся! Вы у меня – второй на этой декаде! Первый был настолько невежественным, что мне пришлось поведать ему ВСЁ с самого начала. Если, конечно, и вы располагаете финансами и временем, я с удовольствием окажу вам честь в осознании основ Звездизма!

Мне пришлось обмануть этого старика. Ничего с собой у меня, разумеется, не было. Но пара минералов, созданная мной тут же, перекочевав из моего напоясного кошеля на ладонь Столпа, весьма обрадовала последнего.

– О, брат ненаглядный мой! – заскулил он. – Да не сокровища ли той самой Долины я зрею пред собой?! О, придите, придите, придите дары! – бормоча заклятие, он оглядывался по сторонам, абы никто не узрел подношений. И, словно ощутив на себе светоч благодати подношения, он потащил меня вглубь парка, к малохоженой аллее, чтобы там приобщить к Таинствам.

– Так вы были там?! – Он упал на мраморную тахту.

– Да, – ответил я, предполагая, что он имеет в виду НАШ мир.

– И вы... ни до этого... ни после... Неужто вы вообще не имеете представления о... Очень странно и печально... Это, я бы даже сказал, попахивает ересью... Но, помилуй меня, Великий, могу ли я... Да нет, конечно, снова приму на себя и ни словом не обмолвлюсь судебным приставам! – Он как-то странно посмотрел на меня, и я, словно спохватившись, выдал ему, опечаленному, ещё один кристалл. Спрятав в рукав очередную взятку, Столп, даже не оглянувшись, улыбнулся и начал вещать: – Итак, мой юный брат, начинаю. Истинные возвещатели всегда были Надёжными Хранителями Наследия. С тех самых пор, как Четверо покинули Варку, наш мир потускнел и стал более мрачным. Оставшиеся Свидетели передавали Знание из уст в уста, но новые поколения относились к священным легендам как к вымыслу. Они придумывали себе новых богов и долго поклонялись Густошёрстному, Зубокрылому и Мошнохвостому. Но Истинное Знание не погибло. На рубеже Третьей эпохи Хранителями Истины оказались лишь племена ародов.

Но и они не были свободны. Бесчисленные орды ПотрясателяМакеды прокатились от моря до моря, образовав громадное, по тем временам, государство. Македа мечтал, чтобы в его стране все жители разговаривали на одном диалекте ноки, сам Македа не был нокийцем, но ещё в молодости он обучался у одного философа-нокийца, в Ахее. Уже тогда слава Нокии катилась к закату, развращённая рабами и зрелищами. Варкалы того мира были сведущи в нокийской культуре и поэтому охотно перенимали новый диалект. Это привело к тому, что существовавшие уже Записи на языке ародов, через какое-то время, даже сами ароды не могли прочитать. И поэтому в 3280 году была предпринята попытка перевести Записи с ародского на нокийский. В 32б0-м появилась Агината. Как Первоисточник эта книга просуществовала целую эпоху. Тяжелым и мрачным было это время. Легендам древности по-прежнему доверяли не многие. А тех, кто пытался приобщиться к нашему культу, подчас больше интересовало: а что принесут им новые боги взамен старых? И миссионеры, в сотый или в тысячный раз, доказывали, что при желании, терпении и минимуме навыков всегда можно заполучить одного из священной Четвёрки в личное пользование на неопределённо долгий срок. И тогда, в ожидании освобождения, Облачник или Целительница послужат для твоего благоденствия. Это потом варкалы осознали, что удерживать силой пойманного в ловушке – небезопасно, как для ловца, так и для иных соплеменников. Ибо, первоначально добрый, Облачник мог превратиться в грозногоЗубокрыла и разрушить всё, что попадётся под когти, сожрать тех, кто приблизится к его пасти...

Чтобы поймать Облачника в капкан и овладеть благами мира, необходимо было кропотливое изучение языка, который предшествовал первейшим варкальским наречиям. А также умение правильно вырисовывать фигуры, звёзды, круги. А сколько ещё требовалось трав, благовоний и многих иных символов. Малейшая неточность – и труд многих лет жизни мог завершиться плачевно для ловца. Это не то, что теперь у каждого варкала на полу квартиры начертаны всякие зазывные знаки. Причём начертаны коряво! Вместо настоящих трав – химпорошки и биодобавки. Сколько ни воскуривай это зелье – ни Облачник, ни Воин не появятся. Слишком мало осталось мастеров вызова. Литературу по «магии» издают шарлатаны. А ещё большие глупцы обогащают книгоиздателей.

Да, да, я немного отвлекся. Был в той эпохе период, когда один из Столпов Братства попытался уничтожить все Записи о Четверке, а также магические Карты. Он утверждал, что ни один варкал не должен использовать в своих целях не только Воина, но и любое иное разумное существо! Он, конечно же, был проклят и сожжён, ибо даже слепому теперь понятно, что он действовал в интересах Зубокрыла! Разве можно сравнить тяжкий труд варкала и ничегонеделанье Облачника? Варкал остаётся варкалом, и его жизнь – ценнее, чем существование той же Целительницы. Не стало одной, можно поймать в силки другую...

– Но... ведь Четвёрку вы... то есть мы, почитаем, словно Богов?!

– Разумеется, почитаем, если они одаривают нас золотом и драгоценными кристаллами. Когда с них нечего взять, они не ценнее Трёхликого!

– Значит ли это, что пока варкал доволен своим зверем в клетке, например Целительницей, и она выполняет все его прихоти, он будет почитать её за добродетель. Но стоит ей отказать варкалу...

– Что значит – отказать?! Мы же можем принудить! У нас имеется сотня способов, как расшевелить упрямицу! Но возвратимся к истории. Итак, эпоха минула. К этому времени многое переменилось. На смену ноки пришёл лати. И снова появилась необходимость в переводе. К тому же идея Звездизма начала возвращаться в сознание варкалов. И в 2200 году была составлена Сугата, причём перевод производился не с ноки, а с ароди. Для этого один из узревших Столпов, получивший впоследствии благодать сразу от трёх заключённых: Облачника, Целительницы и Рудознавца!.. Узревший, его звали Минори, отправился к ародам, чтобы изучить их наречие и письменность. И только после этого он занялся переводом. Около двадцати лет он был занят этим важным делом. И вы должны согласиться – не так-то просто, с сохранением языкового восприятия и произношения заклинаний, сообщения Узревших и Последних Свидетелей переложить с ароди на лати со всеми звуковыми оборотами и интонациями. А сколько сложностей поджидало Минори со сбором трав! Одни произрастали где-то на севере, другие – только у ародов. Белый корень необходимо было накопать лишь при летнем солнцестоянии, а язык висельника подходил, если казнен тот непременно на шестой день третьей декады! А сколько ещё было проблем у Минори с писцами. Так, один из первых, по имени Хурав, вечно сокрушался, что Минори «положил ему скорбь и болезнь»! Хурав изнемогал от вздохов и не находил себе покоя, пока его учитель и наставник искал способ овладеть хотя бы Рудознавцем. Честно говоря, Хурав и сам мечтал о персональном благодетеле. И поэтому больше мешал и досаждал Минори, нежели помогал.

И иные учения, господствующие тогда, проповедовались пророками во граде, где обитал Минори... это теперь доказана ересь тех пророков. Разве можно быть бедным и счастливым? Бедность, нищета, голод и... радость – несовместимы! Как может варкал с детства не мечтать о карьере, имидже, прибыльной работе, о благополучии и достатке в собственном доме? Он – не может не думать об этом! Звездистское Братство поощряет, по мере сил, мечты каждого. И, если варкал окажется достойным, мы открываем ему, за предоплату, тайны Бытия.

Сошла на нет Империя, но язык лати по-прежнему остаётся языком Духа. Некоторые Опоры Бытия предпринимали гонения против переводчиков на другие языки древних писаний и легенд. Но последующие Собрания осудили их действия. Потому что грешно иметь счастье только для себя одного. Не должно быть бедности и нищеты, если эти явления и существуют, то нужно стремиться к лучшему. Иногда ведь семьи не спешат расстаться с никчемнымТрёхликим, хотя кроме смерти последнего от него больше нечего ожидать. А Слово о Четверых должно звучать повсюду и на любом наречии или диалекте. Как поймёт тот же лати Благую Весть, если она проповедуется на ароди? Были случаи, когда народы из всей Четвёрки выбирали Одного. Подобные секты сохранились и до сих пор. Их больше не преследуют за ересь, ибо нынешнее Звездистское Братство веротерпимей, нежели наши предки. Но, увы, подходит к концу последняя эпоха бытия, мой страждущий брат. И на нас, современных Служителей Звездизма, возложена почётная обязанность искренне помогатьваркалам в приобретении персонального источника благоденствия. Варкалам осталось только 197 лет до начала... Надо успеть насладиться жизнью, пока есть возможность. И желающий, смотря на нашу жизнь, справедливо позавидует нам. А ведь зависть к счастью другого и есть наипервейшее благородное сопереживание. Именно возрастающая с каждым днём зависть толкнет вчерашнего глупца в лоно Братства, где он сможет (и только там) обрести покой и частицу благодати. Как сказано в Писании, поднебесный мир Облачников, Целительниц, Рудознавцев и Воинов придёт в упадок. Грядут перемены, ибо Облачник покинет своих помощников. А Рудознавец не пожелает подчиняться Женщине. И Воин, выступивший вначале на защиту Целительницы, потом изменит и Ей, ибо у него представится случай принять облик Облачника. И тогда все доброе и светлое померкнет. Ибо в этой войне не будет победителей. Очнётся от некоего сна пленённый в пещере Густошёрст-Зубокрыл-Мошнохвост. И вселенская напасть даст себя оседлать Троим оставшимся, ибо каждый из Них вознамерится принять облик Облачника. А гибель их мира из-за междуусобицы приведёт и к страшной смерти всего варкальского рода. Ведь разве смогут тогда варкалы – не работать?! Век неисчерпаемой благодати завершится с последним слитком золота или неприродным минералом, подаренными щедрыми поднебесными меценатами.

И что? Вчерашний Столп должен будет копаться на грядке, дабы вырастить для себя скудный и непитательный ужин? Или, может, мне ЛИЧНО откармливать целыми декадами любимых мною поросят, стоя по колено в дерьме, чтобы потом, продав мясо другим, купить краюху чёрствого хлеба?! О нет! это будет конец всему! Это будет настоящая гибель Священной Варкальской мечты!

Но почему варкалы решили, что Облачники исчезнут?

– Но ведь варкалов на Варке – более восьми миллиардов! А наибольшую благодать несут лишь Облачники и Целительницы. Рудознавец лишь укажет место, где залегает золотая жила или расположен рудник минералов. Но – кто станет добывать сокровища? Я, что ли? Если бы я и стал хозяином прииска, я не потрудился бы начать разработку, ибо каждый рабочий стал бы красть у меня из зависти!

– А Воины?

– Они прекрасные телохранители, это правда. Только вот Воины редко попадают к нам в ловушки. За всю свою жизнь я не встречал ни одного живого Воина на службе у других... Вот и верь легендам! Но так... А когда всех Облачников переловят, сумеют ли Целительницы, сами по себе, создавать Облачников? Или тех же Фей, дочерей так сказать, и прочих? Вряд ли! Мы (Братство) сможем, временно, поддерживать двести миллионов варкалов... Но это же – мелочь! Облачник погибает, видимо сказывается заточение, пробыв в ловушке максимум пять лет... Вот потому-то Сугата и говорит, что, когда все Облачники окажутся в капканах, останется ещё огромная масса варкалов, имеющих право на толику благодати. Только вот вряд ли кто-то из них её когда-либо получит. И возродится братоубийство, что равноценно смерти от Густошёрста. Так завершается Писание Сугата. И так оно и произойдёт... У варкалов есть ещё 197 лет, и мы обязаны стать благоразумными. Мы не должны жертвовать: ни своим здоровьем, ни своим богатством, показывая бедноте пример благодати. Какую пользу можно извлечь из терпения? Когда ты ожидаешь исполнения желаний, когда ты предпринимаешь отчаянные попытки в овладении тайнописью и сутками вызубриваешь слова заклинаний... К тому же очень долго приходится готовить магический экстракт, которым ты обязан вымыть пол прежде, чем будет начертан рисунок! Не верь никому, что необходим мел! Мел легко смывается водой. Его можно стереть непроизвольно. А вот белую краску уничтожит только растворитель! Ты вычерчиваешь пятиугольник и внутрь помещаешь две звезды. В каждой фигуре ты располагаешь особый знак, написанный на ародском наречии. Пятиугольник обводится кругом, который лучше рисовать золотой краской – так больше гарантии, что твой пленник не сбежит, а пять верных лет станет служить тебе, став основой твоей благодати. Потом тебе понадобится пять медных чаш или блюд, которые ставятся в вершины углов. И, воскурив в них целый перечень высушенных трав, непременно на заходе светила... Обряд проводится ночью, ибо поутру, в течение трёх декад или как повезёт, зверь окажется в твоей ловушке! – Столп расхохотался. – Не скоро счастье отымется у варкалов! На нашу жизнь – благодати хватит! А что потом станут творить варкалы... Ах да! Чуть не забыл... Всё оно так и случится... через 197 лет.

Однако, – голос Столпа из обречённого вдруг снова стал звонким и радостным, – междоусобица и кровопролитие не затянутся. Ну, максимум три-пять лет. Облачник дал нам Знамение, оставив в одном из залов племени разба картину воскресения Варки. Облачник возвратится, чтобы судить по справедливости всех варкалов, дабы отделить праведников от грешников. Воин и Рудознавец снова выступят против Зубокрылого, а могущественные чары Целительницы навсегда закроют Мошнохвосту выход из океана. Черта, разделяющая Блин и Слон, уничтожится. И Великие Праведники станут жить со своими Кумирами в покое и в благодати... Вот, пожалуй, и всё. Так возблагодарим же Четверых за то, что Они пока с нами, и возрадуемся жизни... О! Зубы Мошнохвоста! А где же этот неустойчивый?! Нехорошо... Что же это я, почти задаром распинался здесь перед ним столько времени?! Сбежал? – Столп принюхался. – А... Да, это же сам Зубокрыл принял облик варкала да искушал меня! Но... Слава Облачнику, всё на месте! – Столп с облегчением похлопал ладонью по кошелю, где находились «подаренные» мною самоцветы.

– Ничего ты мне не растолковал, наимудрейший теолог! Какая Агината и Сугата? Ты так ничего и не ответил – с какой стати баньши должны исчезнуть! Всех – не переловят! Ведь в нашем мире полно тех, кто на Варку – не собирается и его туда ничем не заманишь! Да и с какой стати феям враждовать с гоблинами и гномами?! Откуда это мрачное пророчество?

Я поневоле снова стал невидимкой, ибо сдерживать себя не было сил. Ну и Писание! Ну и учение! Значит, варкал почитает нас до тех пор, пока надеется от нас что-то получить? Какая наглость! Это даже не глупость, а расчёт! Поведай я Старшим о положении дел на Варке (а я это обязательно сделаю!), и все провалы на Блин немедленно перекроют! Нечего нам здесь делать! Обогащать тунеядцев? А вот ещё... Столп! А о каком это ещё визитёре упоминал Столп? Ха! Ещё один след Дэкстера отыскался! Значит, тоже был здесь, интересовался... Двойной стоп! Глоток информации...

Что?! Две феи в заточении у Столпов? Ах да, предрекаемый финал «благодати» близок, но о роскошной жизни никто из варкалов не забывает. Так, вот и необходимое помещение. Так и есть. Сидят себе две голубушки, не шелохнутся. А я вот здесь кусочек сотру. А вот здесь капну растворителем... Бедняжки, у вас даже сил не осталось для самостоятельного перемещения. Подпитайтесь моей энергией и в путь. Подальше от этого гиблого места...

Я проводил спасённых до ближайшей пещеры фей...

Странно, однако... Второй след и снова заключённые. И именно Те, из числа пропавших без вести... Неужели Дэкстер поставил перед собой цель отыскать всех исчезнувших?! И откуда у него такое чутьё? Ведь он – обыкновенный баньши! И при слиянии я не обнаружил у него каких-либо отклонений... Как могло случиться такое – опытные спецы из Отряда десятки, если не сотни раз пересекали пространство и над засекреченным Центром, и над цитаделью Опоры Бытия – но не обнаружили никого?! А вот Дэкстер... пришёл, увидел и оставил след! Почему-то я уверен, что он и сам бы сумел спасти заложников, но он зачем-то... Спасение мог бы осуществить любой спец из Отряда... Правда, рискнул бы он спуститься для... беседы в Центр Звездизма? Может, слияние породило во мне иммунитет... И Дэк в знак благодарности (за что?!) помогает мне стать... Дэк! Где ты? Где мне тебя искать? Где ты успел побывать и где оставил метки-следы?

Подсознание напоминает, что на Варке – двадцать государств и около восьми миллиардов живых существ. Сколько же ещё придётся исследовать военных баз, институтов всевозможных профилей, да и просто помещений, чтобы отыскать остальных и, самое главное, – настигнуть Дэкстера? Не так просто прочесать Блин!

Одну секунду внимания! Мои эмоции чуть-чуть не растворили необходимое! Ведь вместе с информацией о феях Дэкстер оставил сообщение о своём дальнейшем маршруте. Так, чего же я медлю?


ВЫВОД


Дорога, дорога. Проверки. Нет, пусто. И на этом заводе никого нет. И в этой лаборатории – тоже. И в этот Зал никто не забредал из нашего рода. Я придерживаюсь правильного курса. Город. Селение. Промзона... Слева жилые постройки, крошечный парк... Не слишком ли быстро я разогнался? Плавный поворот – и вот я уже вхожу в бродячий балаган, приглашающий каждого варкала за несколько медяков пообщаться с духами предков. Представление окончено, и публика, восторженно переговариваясь, вываливает наружу. Хозяин балагана занят подсчётом прибыли... Но новое лицо никак нельзя упустить! А вас не интересует общение со знаменитыми или великими варкалами? Может, вы хотите услышать голос ушедших в небытие предков? Как это скучно! Я ведь напал на новый след! И не только... Я опять что-то подчищаю и тащу спасённого к ближайшему...

– Простите, что прерываю ход ваших размышлений, но ведь всё дело в том...

Да, разговорчивый субъект попался. И немудрено. Покинул Слон с официальным разрешением пять лет назад для изучения легенд и поверий варкалов. Где он только не побывал и чего только не услышал... Так ведь он – взрослая особь, триста лет как-никак! А попался на хитрости хозяина балагана. И вот уже два года обогащал своего повелителя. Знанием, как нас приручить, обладают не многие. Литература подобного рода многократно переиздаётся и прекрасно раскупается... А, Столп мне уже говорил об этом. Как кому повезет? Так сколько же действует заклинание? Одну ночь, три декады или более?

– А вы меня совсем не слушаете! – сокрушается спасенный. – Но, с другой стороны, а куда мы, собственно, направляемся?

– К Ведьминой Плеши! Потерпите немного, и мы будем на месте... А!

Увы, не будем! Как это ни парадоксально, но невидимая сила вдруг увлекает и меня, и этнографа куда-то в сторону.

– В чём дело? – Я не понимаю, что происходит.

– Досадно! – с долей иронии произносит собиратель варкальской этнографии. – У вас подобное впервые? Расслабьтесь, мой милый друг! Нас пленили! М-да! Пора бы отобрать у всех варкалов истинно магическую литературу! Подумать только – как отблагодарили нас потомки тех, кому мы дали знание! ведь первоначально вызов Облачника или Целительницы был им действительно необходим в борьбе за выживание в дикой природе. Потом нас звали они, словно дети, соскучившись по любимой няньке, чаще без повода. И только потом, полторы эпохи спустя, нашлись умники, придумавшие для варкалов Новую Религию! Ведь теперь никакомуидиоту не приходит в голову... Они обленились, не хотят работать, что-то сделать своими руками и получить от этого удовольствие! все требуют – дай! и не понимают, что на эксплуатации нас они, в конечном итоге, не построят некого личного благополучия! Наша магия – настоящее оружие против нас самих! А вот перед нами наш новый господин! Чего изволите, любезнейший?

– Как?! Этот Поместный Посвящённый Возвещатель и есть наш Пленитель?

– Надо полагать, местный Зал Звездизма давно опустел. И ему понадобилось... наглядное пособие, чтобы вернуть прихожан. Через месяц, когда его мошна отяжелеет, округлится и начнёт выпирать живот, залоснится от достатка физиономия, ему вздумается вдруг стать Промежуточным Звеном, а то и одним из Столпов Братства! Сопротивление бесполезно, мой юный друг. Варкалы научились не только заманивать нас в ловушки, но и принуждать выполнять их прихоти...

– Только не на этот раз!!!

Как?! И Дэкстер здесь?! ОН явился на птичке...

И наш новоиспечённый «хозяин» с криком, полным ужаса... прекращает мирское бытие... А ведь и правда! Да где это видано – изловить сразу двух Облачников! Не успевает «хозяин» дух перевести от ниспосланной удачи, а тут ещё и третий заявляется... верхом на птеродактиле!

И рассыпается в пыль древнейший Фолиант с заклинаниями. Яркая вспышка – и Формула ловушки вместе с Залом Звездизма исчезает в небытие... Но где же сам Дэкстер? как бы я сейчас помчался вместе с ним... Но необходимо доставить этнографа до Плеши. Как знать, а вдруг ещё один варкал...

– Вы знаете нашего собрата?

– Его-то я и искал! Ибо Дэкстера подозревают не просто в несанкционированном побеге со Слона, а... Предполагается, что он – шпион из Внешнего Космоса!

– Но вы этому не верите... Ах да, Первое Слияние!

Проводы завершены. И я поспешаю... по оставленному специально для меня следу Дэкстера! На этот раз он что обозначил... Стоп! А что это происходит там внизу?

На вершине плато двое... Но... это – не варкалы! У одного – светлая кожа и оружие... древних? Второй – юн и чем-то схож и не схож с первым. И у него тоже ослепительно сверкающий клинок. И эти двое – не играют в некую замысловатую игру, а по-настоящему сражаются... не на жизнь, а на Смерть. Кто же этот юноша? А! Да это же Дэкстер! Кто это здесь посмел бросить вызов моему другу? Светлолицый неваркал, хоть и старше, явно проигрывает напору Дэка. Внезапно он бросается в сторону... и передо мной возникает... один из наших, пропавших баньши...

– Спаси меня, брат, помоги!

– Не вмешивайся, Ирген! – требует Дэкстер. – Перед тобой не твой соплеменник, а предатель с Ориона!

Я ощущаю мощь Дэка и на мгновенье пячусь назад. Да мы вдвоём с этим неизвестным мне собратом не совладаем с Дэкстером! Конечно, я не верю, будто Дэк напал бы на меня, обнажи я вдруг оружие древних... Мой якобы собрат, видя мою нерешительность, вновь подхватывает своё оружие...
Баньши... Варкал... Какой-то паук... Пустота...
– Он сбежал?
– Нет, Ирген! – спокойно возразил Дэкстер. – Он мёртв. Я его аннигилировал. Он
переступил Закон, и мне поручили найти его и обезвредить. Не ведаю, каким образом он узнал о
местном Феномене... Но, с другой стороны, ваш мир защищён основательно. Чтобы попасть на
Варку-Блин, необходимо побывать на Ките с выходом на Слон. Зато, покидая Варку, совсем
необязательно возвращаться на Кит. Забавная головоломка! Прости меня, могущественный
баньши Ирген! Мне на время пришлось принять облик твоего соплеменника... ведь моё настоящее
имя – Джошуа. Я – Исполнитель с Ориона!
– Это так у вас называют сыщиков?
– Я – не только сыщик, но и палач.
– Ты специально оставлял для меня следы?
– Конечно! Ваши спецы из Отряда искали собратьев... Но у вас – слишком слаб иммунитет
перед аномальными зонами! Ты сам ощутил это. Спасая пострадавшего, угодил в ловушку! Да,
твой последний, этнограф Помо, был прав. Пора отобрать у варкалов древнее знание. Они больше
не нуждаются в золотоносной няньке. Пусть сами пошевелят мозгами или что-то сделают своими
руками. Ведь какая-то ничтожная часть варкалов уже давно поняла, что жить несбыточными
мечтами – глупо. И они растят и кормят в десять раз превышающую толпу тунеядцев! Кого ты
нашел, прежде чем вышел на Помо? Только четверых?
– Нет, шестерых!
– Ты – не в счёт! Ты – мой друг... если ещё меня таковым считаешь, хотя я – чуждый вашему
миру. Пока я делал большой круг, ты проскочил по прямой... Один из пропавших у меня. А вот
тебе «адреса» оставшихся. Будь готов к неожиданностям. Хоть это и прозвучит парадоксально, но
пятнадцать потеряли память... потеряв свои прежние способности, дегенерировав до уровня
варкалов...
При мягкой реабилитации, они обретут себя через пять-семь декад на Слоне... Ещё
пятнадцать продолжают что-то искать, не подозревая, что оказались в списках пропавших без
вести. Около двадцати работают под «наблюдением», продавая свои знания за обещанную
свободу... – Дэк замолчал.
И я заметил, что одинокая слеза скатилась по щеке друга.
– А больше, – голос Дэкстера охрип и сломался, – больше никого нет! Варкалы «от науки»
испытывали на них... оружие массового поражения!
– Ко мне спешат помощники, – сообщил я. – Фольклорист поведал им о твоём появлении.
– Ты арестовываешь меня? Но знаешь... Тогда хочу предупредить. Я – Исполнитель с
Ориона! Для меня не существует преград. Просто со Слона... попасть туда, куда мне необходимо,
труднее, нежели с Блина. Я всё равно сбегу...
– Ты – мой друг! Ты – моё Первое Слияние! Ты... Дэк, да без тебя и без твоих возможностей
Отряд истратил бы целую эпоху и столько ресурсов...
– Меня зовут Джошуа... Лайт...
– А для меня ты навсегда останешься Дэкстером и... другом!!!
– Спасибо, брат Ирген! – В ладони Джошуа появился огарок чёрной свечи.
Маленькая вспышка – и крошечный лепесток пламени украсил свечу. Да разве это огарок?
Свеча разрастается вверх и вширь, превращаясь в толстую жердь.
– И это тебе поможет?! – с недоумением спросил я.
– Это – магическая свеча. Её огонь свёртывает часть пространства, создавая коридор, по
которому можно попасть в любое Созвездье.
Эти слова произнесла голосом Джошуа змея, обвившая своей плотью чёрный воск. Она
коснулась мордой огненного язычка. И в тот же миг возник ослепительный луч, словно
разрывающий небеса.
И свеча, и змея, и луч пропали, словно и не существовали здесь секунду назад.
– До свидания, друг Дэкстер-Джошуа!
– До встречи, брат Ирген!
Rado Laukar OÜ Solutions