25 мая 2022  07:08 Добро пожаловать к нам на сайт!

"Что есть Истина?" № 58 сентябрь 2019 г.


Новые имена


Иеромонах Роман


Иеромонах Роман

Российская Федерация, Псковская область, скит Ветрово

Иеромонах Роман (в миру Александр Иванович Матюшин) — иеромонах Русской православной церкви, поэт, автор стихов и духовных песнопений. Родился 16 ноября 1954 г. в селе Рябчёвск, Трубчевского района,Брянской области,в семье потомственного крестьянина, мать — сельская учительница. С 1972 г. учился на филологическом факультете Калмыцкого государственного университета, но от сдачи выпускных экзаменов отказался. В дальнейшем работал плотником, рабочим силикатного завода, художественным руководителем во Дворце культуры, учителем музыки в школе. Стихи Александр начал писать в юности, первая публикация появилась в районной газете. 1980 год, когда он поступил вВильнюсский Свято-Духов монастырь, стал судьбоносным в его духовном становлении. В 1981 г. перешёл в Псково-Печерский монастырь, в котором в 1983 г. принял монашеский постриг. Служил на приходах Псковщины (пос. Кярово, г. Каменец), в Киево-Печерской лавре после её открытия. В 1985 рукоположен в иеромонахи (мать его, Зоя Николаевна, также приняла монашеский постриг под именем Зосимы). В 1993 г. митрополит Санкт-Петербургский Иоанн (Снычёв) подарил иеромонаху Роману свою книгу «Битва за Россию» с напутствием: «Всечестному о. Роману, церковному певцу — на добрую память». С 1994 г. отец Роман по благословению правящего архиепископа Псковского Евсевия (Саввина) живёт и служит в скиту Ветрово (Псковская епархия) бывшем скиту старца Досифея,в Псковском районе близ деревни Боровик Серёдкинской волости, до которого можно добраться только по воде.

СТИХИ


За околицей

Разве что не изменится
Иль навеки запомнится?
В ту же зелень оденется
Старый клён за околицей.

Впрочем, та же по облику,
Суть зело отличается:
От былинки до облака
Всё превратностью мается.

Что от здешней превратности?
Только духу томление!
Разве радости – радости,
Коль они на мгновение?

Помышленье сердечное
Не такое уж странное:
Сердце требует вечного,
И душа – постоянного.

Отойдут ночи белые,
Небо с долами выстынут,
Крест по осени сделаю,
За околицей выставлю.

Может, путник помолится
Под дрожащею Млечностью
И за дальней околицей
Повстречается с Вечностью.

***

Живые капли стёкла бороздят
Подобно жизням, к Вечности спешащим.
Уединись. Послушай шум дождя,
Исполнись неотмирности целящей.

О неотмирность! Ты вовне и в нас
И Царствие не кажется мечтою.
Блажен, кого находит Божий глас,
Его прикосновение Святое.

Бегут, бегут, у каждой почерк свой,
Влилась, пропала – участи нет горшей...
Не страшно быть и каплей дождевой,
Ведь и она изочтена Сотворшим.

Яблони детства

живущим на чужбине посвящается

Давным-давно, совсем ещё ребёнком,
Когда мечтой и чистотой дышал,
При матушке, да на родной сторонке
Под листопадом яблоньки сажал.

Припев:
Родина, моя Родина,
Родниковая тихая Русь!
Родина, моя Родина,
Неужели к тебе не вернусь?

И осень чаровала и дымила
Картофельной ботвою по полям.
И матушка мне что-то говорила,
Да кто же помнит сказанное нам!

Длиною с детство счастие земное,
Пройдёт оно – и каждый станет сир...
А яблони, посаженные мною,
Так разрослись!.. Им тесен детский мир.

В чужом краю душой не отогреться,
О сердце, сердце, прошлым не живи!
Когда б не Бог, зовущий всех нас в детство,
Кто выжил бы без смысла и Любви?

Припев:
Родина, моя Родина,
Родниковая тихая Русь!
Родина, моя Родина,
Я вернусь, непременно вернусь.


***

Я мечтаю поехать (простите монаху мечтанья)
В необъятную даль по Великой и скорбной стране.
И устрою себе, может быть, напоследок, свиданье
С дорогою Отчизной, что видится пленницей мне.

Здравствуй, Матушка-Русь! Как к иконе к Тебе припадаю,
Преклоняя главу, и колени, и сердце с мольбой.
Без Тебя я ничто – даже в райских местах пропадаю,
Исцеляюсь Тобой и взлетаю к лазури Тобой.

Вымирает народ. Деревеньки Твои всё беднее.
Поношенье вокруг, но Твоей нищеты не стыжусь.
Ты дала мне Христа (ну, а кто же даёт, не имея?),
О богатая Небом, моя Христоносная Русь!

Я поеду в забитом, прокуренном, шумном вагоне,
У окошка присяду, чтоб молча глядеть и глядеть.
И в живой, закопчённой и пыльной донельзя иконе
Будут золотом встречные церкви гореть.

***

Помню, раньше в миру был затейник
И повсюду, как рыба в воде.
А теперь я плохой собеседник,
Устаю и от близких людей.

Суетой наполняться – доколе?
Путь недальний и встреча близка.
Журавлиные зовы над полем
Снова душу влекут в облака.

Вот и яблони листья роняют,
Закрывая тропинку в саду.
Зазывают меня, зазывают...
Слышу-слышу, конечно, приду.

Осиновая роща

А на Руси осину все полощут,
Клеймят Иудой за игру листвой.
Но я люблю осиновую рощу,
Особенно, осеннею порой.

Роднятся звуки – осень и осина,
Одна и та же музыка плывёт.
Осин Руси не знает Палестина.
Откуда же тогда Искариот?

Пора пожаров над травой зелёной,
Огни с ветвей безропотно летят.
Здесь не бывает грусти просветлённой,
Здесь до единой все кровоточат.

И пишет осень паутинной строчкой:
Настанет день – последний отпадёт.
И так дрожат клеймёные листочки,
Что я винюсь за человечий род.

Дождик

А дождь идёт... вовсю слезятся окна,
Но это не помеха грибнику.
Оденусь так, что в речке не промокну –
Пусть барабанит по дождевику.

Стучи, стучи, омой лицо и руки,
На мох и листья небеса рассыпь.
О сколько мира в Богоданном звуке!
О сколько света в капельках росы!

Ликуй, посланец, бормочи мне что-то,
Сопутствуй зримо, вместе веселей.
Лесной тропинкой выйдем на болото
Благословить летящих журавлей...

...........................................

Благодарю, художников Художник,
За то, что дал мне красоту воспеть!
И на глазах... да нет, всё это дождик,
Ах, этот дождик! Не даёт смотреть.

***

Не долго будут красоваться в белом
Ликующие майские сады...
Не старый умирает, а поспелый –
Нам говорят весенние цветы.

Всему предел, всему свой срок назначен,
И никому цветенья не продлить!
Во всём Премудрость! Было бы иначе –
Никто плодов не стал бы приносить.

И не случайно в роще пожелтелой
Покоен лик предсмертной красоты...
Не старый умирает, а поспелый –
Нам говорят осенние листы.

***

Растленье духа не врачуют годы.
Неисцелим презревший врачевство.
И старость, семенящая за модой,
Уничижает наше естество.

Любое время – слово жизни-песни.
Осмыслив песнь, уже не отвращусь
Морщин ли, седины или болезни:
Безблагодатной старости страшусь!

Последнее

Последний сбор – лисички, зеленушки.
Прощальный дар последним грибникам.
Ноябрьский дождь, затихли и лягушки,
А нам милы любые облака.

Осенний лес прозрачен в самой гуще,
Не свиснет птица, сердце веселя.
Но говорит порою о живущих
Вокруг дубов изрытая земля.

Последний дождь. Назавтра обещали
Ветра, снега, и то сказать - пора!
... Как обречённо смотрят в час прощальный
Лисички, зеленушки из ведра!

Уничтожение цыплят

Желтые дрожащие комочки –
Невозможно видеть их без слез.
Высыпают ящиками в бочки,
Заливают, ставят на мороз.

Однодневки, все едва очнулись,
Кто же знал, что люди без сердец?!
Только-только к жизни прикоснулись –
И такой чудовищный конец!

Бочки переполнены, как чаша,
Стынут в скорлупе и на снегу.
Господи! Прости жестокость нашу! –
Хочется взмолиться – не могу!

Нам уже ничем не оправдаться,
Коль могли безпомощных убить.
Стыдно человеком называться
И при том нечеловеком быть!

Мы дошли до невозвратной точки,
Допуская вопиющий грех.
Родина! Не ты ли тем комочком
Замерзаешь на виду у всех?

Сон

Странный сон. Осиновая роща.
Озеро. Крестьянка. Листопад.
Две избушки. У дороги лошадь.
И в жару кленовом палисад.

Неотмирной тишины чудесность.
За окном Всемилостивый Спас.
Полная забытость и безвестность.
Видно, здесь Макар телят не пас.

Ясный месяц узкою пирогой
Выплывает из огня осин.
И душа отыскивает Бога
В уходящей навсегда Руси...

Не вернуться веку золотому.
И народ совсем уже не тот...
Панихиду по всему святому
Заказал вчера один юрод.

Боль

Боль отрезвляет, ограждает,
Терпящего ее хранит.
Боль наши страсти пожигает,
О горнем мире говорит.

Но молимся, как в ослепленье,
О здравии, ценой любой.
И просим, просим исцеленья,
Гоня врачующую боль.

Боль помогает нам очнуться,
Душой лукавой не кривить.
И скорбь, и боль нам подаются
Как проявление Любви!

Снег

А где-то ёлки, где-то салютуют!
И не унять, не отрезвить народ.
А где-то ходят-бродят – митингуют...
А снег идет, идет, идет, идет.

А где-то правдолюбца посадили,
Сказали – проходимец еще тот.
А где-то самолеты отменили...
А снег идет, идет, идет, идет.

А где-то Кривде говорят спасибо,
Она теперь – единственный оплот!
Но выбор ли – «рак на безрыбье - рыба»?
А снег идет, идет, идет, идет.

Мы вымираем! Мы в плененье дома!
Как дальше жить? Бежать ли, словно, Лот?
Не убежать! Весь мир кадит Содому!
А снег идет, идет, идет, идет.

Куда ни глянь – везде одна тревога,
Кто виноват – никто не разберет.
А просто людям стало не до Бога,
И снег идет, идет, идет, идет.

Из Вечности!

Нам выпала Честь – на миру
За Родину-Матушку лечь!
А вам Триединую Русь
В огне завещали сберечь.

Отчизну спасли в страшный час!
И ныне взываем к живым:
Мы отдали жизни за вас!
Ответьте, что сделали вы?!

***

Ни забот, ни печали, ни дум,
И вокруг безобразия нет.
По огнистому снегу иду,
И вбираю в себя чудный свет.

А душа бессловесно поёт:
Как не петь в богозданном краю?
И калина калинку даёт,
Как последнюю лепту свою.

Всё добро, если совесть чиста!
Погляжу, прикоснусь – не сорву!
...Пред заснеженной веткой куста
Благодарно склоняю главу.

***

Лунное око в ночи
Смотрит на звёздную дрожь.
Что ж ты молчишь?
Что ж ты молчишь?
Родина, что ж не поёшь?

Видно, всему вышел срок.
В саван закутана Русь.
То ли слеза,
То ли снежок
Студит глаза на ветру.

Только и радости – Высь!
Некому плачем будить!
Ну же, вставай!
Ну же, очнись!
Нам без тебя не прожить!

...Стынет великая тишь,
Сердце кровавя, как нож.
Что ж ты молчишь?
Что ж ты молчишь?
Родина, что ж не встаёшь?

Ночью

И вроде бы всё – Божья Милость,
И радостен шёпот весны.
Но что-то в ночи изменилось,
А что? Не понять без луны.

Не слышно собачьего лая,
Как будто повымер народ.
Восходит луна, оживляя
И снег, и светящийся лёд.

Снега, что на солнце сгорают,
Морозец повывесил в ряд –
Под старою крышей сарая
Серёжки-сосульки искрят.

Таинственно светозвучанье
В победном остатнем строю –
Играют живым на прощанье
Последнюю песню свою!

Послушай подлунные звуки!
Им только до завтра звенеть.
Весенние свечи-сосульки,
Не вам этот мир обогреть!

Щемяще недолго искрили,
Огнём неопальным горя.
А всё ж, красоту отразили,
И, значит, являлись не зря!

А завтра... а нужно ль об этом?
И время ли горьким речам?
Вы были пронизаны светом,
А в свете какая печаль?

И горечи нет от разлуки:
Под этой же самой луной
Опять замерцают сосульки –
Служа Красоте неземной.

Васильки

Кто не хотел, кто не умел,
А кто устал по Правде жить.
Обилье слов, ничтожность дел –
Как пеной жажду утолить?

Припев:
А помню – рожь и васильки,
И небеса вбираю в грудь...
А в детстве мы плели венки,
Но детство то нам не вернуть.

И мир не тот, и мы не те,
Что позади, что впереди.
Темным-темно, метёт метель –
Её ль винить, что нет пути?

Припев:
А помню – рожь и васильки,
И небеса вбираю в грудь...
А в детстве мы плели венки,
Но детство то нам не вернуть.

И только звон, далёкий звон
Живой душе прибавит сил.
Как он похож на тихий стон
Нас покидающей Руси!

Припев:
А помню – рожь и васильки,
И небеса вбираю в грудь...
А в детстве мы плели венки,
Но детство то нам не вернуть.

Но коль звонят – зовут и ждут!
Из Церкви свет свечей, лампад.
Войду в тепло, в родной уют,
Где каждый – свой, сестра и брат.

Припев:
Воспой, душа! Господь с тобой!
Искрят в узорах огоньки...
Стоит дитя пред Всесвятой,
И цвет лампад как васильки.

Rado Laukar OÜ Solutions