3 декабря 2020  14:02 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА? № 52 март 2018

Крымские узоры

 

 

Юлия Мельник


Мельник Юлия Анатольевна, родилась в Симферополе в 1980 году. Много лет работала в КФУ им. В.И. Вернадского преподавателем русского языка как иностранного. Имеет ученую степень кандидата филологических наук. Стихи пишет с 9 лет. Активно публиковалась в начале 2000-х. Была призером фестиваля «Крымская Альгамбра-2000». Является автором поэтического сборника «Ретроспектива», который включает в себя более ста произведений, относящихся к жанру любовной лирики. На данный момент занимается воспитанием двух маленьких сыновей.

                                                         Материал подготовлен редактором раздела «Крымские узоры» Мариной Матвеевой

СТИХИ


Я тебя проводила,

Как себе обещала –

Только взглядом, не больше,

Отвернулась, ушла.

Я тебя полюбила,

Только этого мало,

Я тебя потеряла

И себя не спасла.

Я хотела остаться,

Я хотела раскрыться,

Для него столько света

И так много тепла.

Только вот не вернуться,

Только вот не забыться.

Почему? C`est la vie –

Вот такие дела.

Уходить без оглядки,

Уходить без опаски,

Словно с жизнью прощаясь,

Навсегда уходить.

У подобных трагедий

Так банальны развязки –

А ненужные маски

Для чего их носить?

 

* * *

 

Как трудно на губах

Три слова удержать,

Как просятся упасть,

Со звоном покатиться.

Но гордость не сломать

И тот проклятый страх

Погаснуть и пропасть,

Сорваться и разбиться.

Как трудно говорить,

Но тяжелей молчать,

Как «просто» обнажить

Души живую мякоть,

Все струны оборвать,

Все уголки отбить

Шестнадцать строк сложить

И даже не заплакать!

 

* * *

 

Эарендиль по небу плыл –

Зелёная звезда,

Не бойся, я не позабыл,

Как плакала вода,

Как мы с тобою по траве

Ушли не вдаль, а ввысь,

Зелёный луч на рукаве,

Когда мы обнялись.

Алмазная летела пыль,

Секундами – года,

А рядом плыл Эарендиль –

Зелёная звезда.

 

* * *

 

Моя любовь горит

Серебряным клинком

И нет её острей,

Как нет острее боли.

Никто не разглядит –

Зачем или о ком

(Закрой глаза скорей!)

Ты плакала – давно ли?

Нас кто-то разлучил,

Расстаться нам помог.

И некого винить,

Как некого бояться.

Что кто-то не простил,

Что кто-то одинок,

Хочу я позабыть,

Но стоит ли пытаться?

Моя тоска внутри

Серебряной стрелой

Сгорела и сожгла…

Осталось пепелище.

Не надо, не смотри,

Глаза свои закрой –

Сгоревшая дотла

Любовь тебя не ищет.

 

В баре


Плавает солнце лениво

В бренди с лимоном.

Взгляд синий с надрывом –

Обычным фоном.

Щурится, молит устало,

Глухо, без мысли.

Жизнь – омут бокала

В известном смысле.

Битые стёкла бара

Клеены скотчем.

Вмиг звуки гитары –

В куски и клочья.

Красное бренди, стёкла, –

Бритвою грани,

Боль-песня умолкла

Под звуки брани.

 

* * *

 

Не истекают кровью

Раны, сочась тоской.

Приполз к своему зимовью

На мягких лапах покой.

Я двери ему открыла,

Милым его звала,

И всё, что с тобой делила,

Ему теперь отдала…

Твои отдала одежды,

Пищу ему и кров,

А с ними – чуть-чуть надежды.

На что? Ты пойми без слов.

 

* * *

 

Темно. В одежде из одной косметики,

Подвинув кресло, села у стола –

Естественная сцена, без патетики,

Другой она и быть-то не могла.

Окно открыто – ветер ей помог.

А в вазе…(и окурок сигареты

Погас от ветра)… умирал цветок,

За ним стояла рамка без портрета.

Закрутит ветер по столу визитку –

Чужие цифры – телефон отеля,

Окурки, пепел, голубую нитку,

Усилит холод в обнажённом теле.

Пустое кресло да окно зовущее

Сухие листья мёртвого цветка –

Естественная сцена, сцена лучшая

В той пьесе из полёта и прыжка.

 

* * *

 

Я всем говорила, что сердце моё из титана,

Что больше его никогда и ничем не пронять,

Но ты почему-то ушёл неожиданно рано,

А мне ни за что не хотелось тебя отпускать.

По ветру летели мои белокрылые строки,

Прости, если что-то опять написала не так.

Так пишут сердца, если очень они одиноки –

Они выдают себя, если сгущается мрак.

Хотелось представиться сильной, что выглядит странно.

Я всё-таки очень слаба – как тебе объяснить?

Я зря говорила, что сердце моё из титана,

Что больше его никогда и ничем не разбить.

 

* * *

 

Ты – как старый причал –

Каменистому дну

Снова впору пришлись мои шрамы,

Но корабль устал,

И, боюсь, потону –

Позабудем былые дела мы.

Снова вместе, как встарь,

Паруса опущу,

Но глаза – в горизонте зелёном.

У каюты фонарь

Не спеша отыщу

И пойду за высокие клёны.

Не хотелось идти

С этой жаждой уплыть.

Только здесь на ночлег – и обратно.

Невозможно нести

Нежелание жить,

И тебе это тоже понятно.

Я за ним поутру,

Далеко за моря

Улечу на фрегате усталом.

Только шрамы затру,

Никого не коря,

Попрощаюсь со старым причалом.

 

* * *

 

Я – летучий голландец, послушливый буре,

Чёрный парус, летящий над пеной морской,

Капитан у штурвала сигару закурит,

И матросы споют развесёлой гурьбой.

Сколько песен я слышал и лиц перевидел,

Как прозрачную дымку – чужие края.

Кто-то тихо любил, кто-то всмерть ненавидел.

Только всё это бренное – вечен лишь я.

Ты ни в чём не виновен, и я не виновна –

Неподвижно свободны, как этот прибой,

Над обманчивой жизнью летящие, словно

Два летучих голландца над пеной морской!

 

По дорогам твоим


Принакройте меня золотистой травою,

Эхо песни моей зазвучит по лесам.

По дорогам твоим я пройду синевою

И рукой проведу по твоим волосам.

Каждый шаг – это боль, это песня истомы,

Потому что твои не остыли следы.

Это счастье моё – полуявь, полудрёма, –

Словно серый камыш у белёсой воды.

В золотистые листья, как небо, врастаю.

Каждый вдох – это сон, каждый выдох – мираж.

По дорогам твоим я пройду, золотая, –

Вот такой необычный осенний пейзаж.

 

***

 

В ожидании хороших дней

Я живу без права быть любимой.

Оттого становится больней,

Что моя любовь проходит мимо.

Оглянуться и в глаза смотреть

Не хватает мужества и силы.

Я с одним жива всего на треть,

И другой мне, в общем-то, не милый.

Нет, боюсь я больше, чем люблю,

И всё это крайне очевидно.

Я из снов любовь свою леплю,

За реальность всё-таки обидно.

Я боюсь, но почему-то жду

Встречи неожиданной, невольной.

Посмотри, ведь это я иду,

Мне уже ни капельки не больно!

Постараюсь всё-таки сдержать

Свет, который бьёт неудержимо,

Ну, а ты попробуй-ка понять,

Что твоя любовь проходит мимо.

 

Из цикла «Воспоминания сердца»


***

Ты такой бесконечно странный –

Дивный странник седых веков.

Ты моей не омоешь раны

И не снимешь моих оков.

Ты такой несравненно чудный –

Тёмный рыцарь далёких дней.

Не прогонишь ты страх подспудный,

Что опять остаюсь ничьей.

Ты такой беспредельно гордый –

Добрый воин забытых лет.

Холодны туманные фьорды,

И в любви моей смысла нет.

Ты такой несказанно славный –

Мой затерянный пилигрим.

Почему для меня ты главный?

Почему ты опять любим?

Ты такой, ну а я – какая?

Рассказать не хватило сил.

Я любым тебя принимаю,

Жаль, что ты меня не любил.

Почему я о том жалею?

С опозданием, но пойму:

Я любить себя не умею,

Всё, что есть – тебе одному.

Неразгаданный дикий странник,

Неразвенчанный мой король –

В этом веке, увы, изгнанник,

И твоя незавидна роль.

В этом веке и я бездомна –

Лишь меняю фасон цепей.

Только нежность моя огромна.

Боже, что же мне делать с ней?

 

«Летняя импрессия»


Золотая листва,

Золотистые тени

На лице оставляя,

Завеется вдаль.

И пустые слова,

Как осколки мгновений,

И листва золотая

Уносят печаль.

Ты стоишь молчаливо,

Не ведая боли

И не зная о счастье

Почти ничего.

Ты играешь красиво

Ненужные роли,

Навсегда забывая

Себя самого.

Улыбаясь кому-то,

Листвой озарённый,

Средоточием света

Останешься там.

Ускользают минуты,

И взглядом зелёным

Ты зачем-то скользишь

По блестящим листам.

Постоять бы с тобой,

Одеваясь лучами,

Заискриться пылинкой

В горячей дали,

Побороться с судьбой,

Побросаться словами,

Не остаться былинкой

У края земли!..

Ничего не вернуть,

Ничего не оставить

И не выкупать рук

В золотистой листве.

Ты меня не забудь

На мечты переплавить

И магический круг

Начертить на траве...

 

Свернуть