20 января 2022  16:15 Добро пожаловать к нам на сайт!

У нас в Англии № 49


Владимир Кабаков

Пьесы Булгакова в Лондоне



Пьеса «Морфий» в пабе Герб Оксфорда в Камдэне.

Театр в пабе – это чисто английская ситуация. Когда пабы строили, помимо первого этажа был ещё второй, где были расположены комнаты, с постояльцами. Потом традиция пресеклась, а помещения остались. Там и сделали небольшие зальчики, где любители, а иногда и профессионалы ставят свои пьесы. Я знаю несколько русских трупп в Лондоне, которые дают такие представления в пабах.
Пьеса по Булгакову. Грустная история о молодом докторе – морфинисте. Самые простые атрибуты пьесы: стол, стулья, узкая кушетка. Действие сопровождается музыкой и игрой света.
Актеры страдают, корчатся в муках боли и сочувствия рядом с вами и потому действие пьесы вовлекает и превращает вас почти в участника всего происходящего на сцене. Этим и отличаются все маленькие театры Лондона от известных и больших, можно сказать «академических», где сцена отделена от зрительного зала просцениумом.
Но в этом зальчике мы видим титры на английском на большом экране, которые читаются легко. Пьеса на русском языке и потому рассчитана, в основном, на русских зрителей.
И надо сказать, что любителей русского языка и искусства вообще, в Англии хватает. Я сам знаком с несколькими англичанами, которые прилично говорят по-русски и которые увлечены русской культурой ещё со времён Советского Союза.
Но вернёмся к описанию происходящего в зале, где сценой является пространство неограниченное ничем от зрителей в зале…
Доктор Поляков, типичный русский интеллигент – которого играет молодой и красивый актер, - попадает в деревню, после измены своей невесты, свидетелем которой он случайно стал! Доктор подавлен и одинок. К этому добавляются непонятные приступы острой боли в груди, заставляющие физически страдать Полякова, который не понимает причин этой страшной боли. Страдания симпатичного московского доктора заставляют медсестру Аню сделать ему укол морфия. Доктор оживает, но запоминает ощущение блаженства, свободы от житейской рутины и спокойной радости бытия, наступающее после укола Морфия.
Это было началом трагедии, в которой, благодаря стечению обстоятельств, молодой человек становится наркоманом...
Но, здесь хотелось бы рассказать о русском театре в Англии.
Жизнь за границей часто скучна и однообразна, особенно по прошествию восторженных первых месяцев жизни «в гостях». Но наступает время, когда среди моря англичан и английского языка хочется услышать русскую речь и поговорить, пообщаться, а то и выпить с русским, или хотя бы с русскоговорящим человеком.
Такое состояние называется ностальгией – то есть воспоминаниями и тоской о ушедших безвозвратно годах привычной с детства жизни!
Вот от этой тоски по родине и возникает неодолимая потребность стать частью русского сообщества, будь то церковь, спортивный зал или театральная труппа, в которой можно ещё и проявить свои таланты.
Вот такими ностальгирующими русскими мне и представляются актеры – члены театральной труппы под названием «Эт сетера».
Страдания молодого одинокого, разочарованного врача, нашли отклик в душах зрителей и по окончанию спектакля актеров, вышедших на поклон, встретили громкими и искренними аплодисментами.
Пьесы Булгакова привлекают режиссеров во многих странах мира своим драматизмом, а часто и безысходностью борьбы героев пьес против мирового зла, олицетворением которого является мещанская среда или драматические моменты российской жизни.
А «Морфин», это сюжет, который актуален для российский зрителей как-то особенно. Ведь сегодня в России ежегодно погибает от наркотиков тысячи, десятки тысяч молодых, в основном, людей…

«Собачье сердце» в театре Аркола.


Булгаков становится популярным в Англии и этого можно было ожидать. Его «Собачье сердце» недаром растащили на цитаты члены «креативного» сообщества в России. И естественно, его инвективы против советских «пролетариев» очень удачно вписываются в официальный антисоветизм, признанный большинством обывателей в Англии реальностью.
Театрик маленький. Действие происходит прямо у ваших ног и потому зрители были приятно шокированы, когда Шарик стал прыгать и бегать рядом с ними, помахивая хвостом. Кроме хвоста у него были все атрибуты уличного кобеля, хотя собаку играла девушка.
Профессор Преображенский был изображен решительным диктатором и ничего интеллигентного в нем не было. Вспоминается Евстигнеев в роли Преображенского в одноименном кино, работающий под уставшего русского интеллигента в окружении «взбесившихся пролетариев»! Но английская постановка, конечно, ни о какой интеллигентности профессора Преображенского не вспоминает. Все происходящее здесь всего лишь злая сатира на «военный коммунизм», далекая от того, что происходило в реальности в те драматические годы.
Конечно, Булгаков в этом рассказе обличал нравы советской бюрократии, но современные ему читатели понимали сатиру как сатиру, а не как реалистическое изображение той послереволюционной действительности. Нечто похожее по смыслу изображали и здесь, хотя Булгаков удивился бы происходящему на сцене. Наверное не такими представлял он своих «героев» в этом рассказе…
Публика, в основном пожилые люди, смотрели на Шарикова и на профессора Преображенского с большим интересом, хотя мало кто понимал настоящий смысл происходящего. Все это напоминало им жизнь и быт какой-нибудь британской колонии в Африке и представлялось настоящим аттракционом, исполненным хорошим актерским коллективом.
…Немного непонятно, почему Шарика, после его преображения в Полиграф Полиграфыча, сыграла девушка афро-англичанка. Никакой расовой дискриминации конечно не было, но все-таки хотелось, чтобы мы увидели преображённого Шарика в исполнении одной и той же актрисы… Интересно, что Борменталя играла также актриса.
Сценография, при всех скромных ресурсах, как обычно в английских театрах, была продумана и эффективна: свет, музыка в перерывах действия и хор за сценой, поющий революционные песни – эти находки режиссера, который сидел за сценой и управлял спектаклем, как машинист управляет паровозом.

Невольно вспомнилась сцена в пабе, где русская труппа «Эт сетера» играла пьесу «Морфий», о которой, я уже написал в начале этой статьи. Конечно, «Морфий» это драма, а «Собачье сердце» – это саркастическая комедия, но Булгаков узнаваем и там, и тут.
По окончанию спектакля, мы с женой, обсуждая увиденное, вспомнили булгаковскую «Белую гвардию» и замечательную, ещё советскую картину, «Бег» по его пьесе, с чудным подбором актеров: Дворжецкий, Евстигнеев, Ульянов… Здесь же по составу и по режиссуре чувствуется любительский подход к изображаемому на сцене, но для английских зрителей и так сойдет. Хотя «Морфий» смотрели в основном русские.
Булгаков сегодня один из самых популярных советских драматургов ещё и потому, что он был «героем-одиночкой», скрытным антисоветчиком, а эта тема очень по душе не только «креативному классу», который боготворит профессора Преображенского, как выразителя своих взглядов на революцию, но и зрителям-англичанам.
Жаль, что и в России и в Англии не ставят советских драматургов, которые были на стороне революционеров и которые выступали против мещанского благополучия и душевной лени, присущей обывателю, не важно где он проживает – в России или в Англии.
Но это разговор уже о другом!
Глядя на талантливо исполненную по рассказу Булгакова, пьесу «Собачье сердце», мне подумалось, - а что бы сказали те же английские зрители, если бы им представили пьесу того же автора, под названием «Сталин в Батуме».

Но о ней не знают не только в Англии, но совсем забыли и в «новой» России! Но, все-таки, писал я эти заметки совсем о другом. И приятно, что Булгаков, представляющий советскую драматургию, становится популярным в Англии автором. И конечно хочется порадоваться за соотечественников, которые, объединяясь в театральные труппы, доставляют удовольствие русскоговорящим зрителям и англичанам, любящим русский театр и драматургию!

Rado Laukar OÜ Solutions