26 мая 2022  23:26 Добро пожаловать к нам на сайт!

Крымские узоры № 49

Михаил Боровский


Ялта, Крым

Международный журналист, редактор, писатель и поэт. Автор сотен статей, интервью, репортажей и очерков. Жил СССР, в Израиле, в Канаде, США и в Украине. Опубликовал цикл рассказов, два сборника стихов. Был редактором и членом редколлегий нескольких зарубежных русскоязычных газет и журналов. В качестве литературного и главного редактора выпустил ряд художественных и публицистических изданий, неоднократно номинированных на престижные международные премии. Лауреат международных поэтических фестивалей. В настоящий момент живёт в Ялте. С 2013 по 2016 возглавлял Литературное общество им. А.П. Чехова. Секретарь ялтинского отделения Союза писателей Республики Крым/

Материал подготовлен редактором раздела «Крымские узоры» Мариной Матвеевой

СТИХИ

СТРАХ И ХРЕНЬ

Застрахреньте меня, застрахерьте!

Застрахуйте, в конце-то концов!

От бессмертия и от смерти,

От богатства и от долгов.

Застрахренненому мне, застрахеренному,

Застрахованному от всех бед,

От несчастья и счастья немереного,

От всех проигрышей и от побед,

Станет легче, вы уж поверьте!

Полной грудью смогу я вздохнуть!

Застрахреньте меня, застрахерьте,

Застрахуйте уж как-нибудь!

Застрахрененный, застрахеренный,

Застрахованный я – другой.

Целиком я вам в руки вверенный,

Не владею своей судьбой!

Не владею. Оно и не надо мне!

Наплевать мне, пока живой!

Но умру – облагодетельствую

Всех оставленных

выплатой страховой!

БУФФОНАДА


МОНОРИМ

Всё здесь оплачено магарычом!

Новое вряд ли мы вам изречём

И вряд ли кого-нибудь обличём.

Секрет закрепляется сургучом,

Но слухи разносятся трепачом.

Сейчас вы поймёте о чём.

Скрипач рифмуется с палачом

Палач издевается над скрипачом.

Бьёт по рукам его кирпичом,

А публике всё нипочём.

Циркач балансирует над мячом,

Мяч прогибается под циркачом.

Трюкач гоняется за лучом,

Луч издевается над трюкачом,

А публика? Всё нипочём!

Скрипач заменяется трубачом,

Трубач подкрепляется калачом,

Силач похмеляется первачом,

Он дышит на публику сивучом,

А публике, скованной параличом,

По-прежнему всё нипочём!

И вдруг на арене, огромной, причём,

Покрытой, как водится, кумачом,

Мы видим народ во главе с Ильичом.

Лев Троцкий размахивает пугачом,

Жонглирует Феликс Железный мечом,

Ильич заменяется Усачом,

Лаврентий замахивается бичом…

Овация бьёт ключом!

ВТРОЁМ


У меня была колбаса,

Я стоял у чужих ворот

И кормил бездомного пса.

Подошёл к нам бездомный кот.

Ели рядом дружно они,

Нам троим никто не мешал.

Зажигались ночные огни,

В тишину погружался квартал.

Мы легли от платана в тень,

Нам газон заменил кровать.

Уходил тёплый летний день,

Нам троим было лень вставать.

Пёс лежал, прижавшись ко мне,

Ставший близким мне кобелёк,

Что-то он бормотал во сне.

Кот с другой стороны прилёг.

И в темнеющий небосвод,

Я смотрел, пока не устал.

Кот забрался ко мне на живот,

И я сильно затосковал.

Я бездомен, как этот пёс,

Я несчастен, как этот кот.

Что прошедший день мне принёс?

Что грядущий день принесёт?!

ДВУСТИШЬЯ БЕЗ ОТВЕТА

***

Одинокая чайка над морем.

К счастью это, иль к горю?

***

Дорога скрылась за поворотом.

Что там? Что там?

***

Я хожу взад-вперёд по причалу.

Где конец его? Где начало?

***

Утром разбужены птичьим пением.

Это к везению иль к невезению?

***

Зацвела над водою ракита.

От чего же река так разлита?

***

Ветка к тёмной воде склонилась,

Что ей бедной во сне приснилось?

***

На Семи ветрах я живу и не сетую,

Но куда мне идти за ответами?!

К СЕБЕ

Не клянись честь по чести в бесчестии,

Упрекая других в беспечности!

Не кори себя в бесчеловечности,

В беспринципности, в бессердечности!

Часть от части единой участи,

Очищаясь от всякой нечисти,

И в звучании, и в беззвучии

Не ищи концов бесконечности!

Не себе во вред, но другим в укор

Поступись своим благополучием!

Поступи судьбинушке вперекор

И поверь хоть раз в жизни в лучшее!

АМСТЕРДАМ

Лучами влекомые красными

И ароматом любви

Ангелы ясноглазые

Кружатся здесь до зари.

Седые мужчины и мальчики

Сюда возвращаются вновь.

В этом уютном квартальчике

Продаётся любовь.

Луна над каналами спящими

Яркая, как апельсин.

Здесь в витринах навязчиво

Женщины ждут мужчин.

Ангелов вдохновение

Всем будоражит кровь.

Ведь и одно мгновение,

Это тоже любовь!

Не осуждайте, хорошие!

Ведь хочется знать наперёд,

Пусть не бесплатно, не дёшево,

Но кто-то всегда нас ждёт!

ДРУГУ ЮНОСТИ

Сонный город. Преддверье зимы.

В опустевшем трамвайчике снова

Из конца в конец ездим мы

И читаем вслух Гумилёва...

Наш с тобою трамвай ползёт,

Гумилёва трамвай летел.

Нам с тобою пока везёт,

Не попали ещё в прицел.

Видно тот, кто стрелял в него,

В нас не может попасть.

То ль иссякло его мастерство,

Толь его ослабела страсть?

То ли он отложил на потом

То, что с нами сделать хотел?

То ли наш сумасшедший дом

И ему надоел?!

Никогда нам не угадать!

Остаётся нам просто жить,

Остаётся нам просто ждать,

Не жалеть и не мельтешить.

И ползёт потихоньку трамвай,

Наши души слегка тряся.

Что ж, дружище, не унывай!

Будем жить,

коль погибнуть нельзя!

DEEP PURPLE

Глубокий пурпур наполняет воздух

Густым насыщенным электрополем,

Рождает молнии, теряющиеся в звёздах,

И открывает новый мир паролем.

Наполнившись ритмическим радушием,

Реальность вдруг встречается с мечтой.

Глубокий пурпур в высь возносит душу

Над тонущей в грехах Землёй.

И чёткий ритм заставляет биться

Сердца, волнующиеся в унисон,

И чувствуешь, что может сбыться

Прекрасный юношеский подзабытый сон!

LED ZEPPELIN

Бетховен, Рахманинов, Битлз слились

В созданном Богом ансамбле,

Чтобы взлететь над землёю ввысь

В свинцовом одном дирижабле!

Кто мы такие? Куда мы идём?

Когда и откуда вышли?

Может быть мы для того и живём,

Чтоб музыку эту слышать?!

В каждой капле воды, в каждой искре огня

Мы эту музыку слышим!

Нет и не будет для нас, друзья,

Музыки выше!

Затянута вечной морали петля

Императивом Канта.

Сливаясь, звучат над планетой Земля

Струны Пейджа и голос Планта.

Звёздное небо над нами – ампир?

Классика? Или барокко?

Тянет нас в этот чудесный мир

Сила могучего рока.

Греки считали: родился Рок

От Ночи и от Эреба.

За ними поднимемся мы в свой срок

По лестнице прямо в небо!

КОЛХОЗНЫЕ КАТРЕНЫ

***

Ветер разгонит тучи,

Дождь пройдёт стороною,

Иссохнет колхозная нива.

Не нужен нам ветер такой!

***

В августе всем колхозом

Отпразднуем день урожая,

И будем в тяжёлом похмелье

На юг провожать журавлей.

***

Возле конторы трактор

Скучает в огромной луже.

Тоску навевает осень.

В клуб не привозят кино.

***

Загнаны овцы в кошары.

Ветер в степи гуляет.

А по субботам в клубе –

Танцы под патефон.

***

В скирдах колхозное сено,

В силосной яме – силос.

Ждём, что какие-то деньги

Выдадут на трудодни.

***

Сложен бурак в кагаты,

Его откопаем зимою,

И это позволит улучшить

С коровы надой молока.

***

Всё, что могли сложили,

Спрятали, закопали.

Теперь остаётся только

Нам умереть от тоски.

ТОСКА

Серое с чёрным,

Чёрное с серым –

Шахматы на

Картонной доске.

Осень c последним

Листом улетела,

Оставив меня

В беспробудной тоске.

Фигуры – не кость

И не древо точёное –

Пластмасса, штамповка,

Дешёвка, дерьмо!

Чёрное с серым,

Серое с чёрным…

Голая ветка

Стучится в окно.

Ветер и изморось,

Ранняя темень,

Крымская зимняя

слякоть и грязь…

Серое с чёрным,

Чёрное с серым –

Партия в шахматы

Не удалась.

УЖАС

Долбит по сердцу молотом

Боль незаживших ран.

Виски червонным золотом

Красит гранённый стакан.

Память разящей болью

Жжёт и хочется выть…

Помню, и буду помнить,

И не смогу забыть!

Ужасом леденящим

Стал тот ночной сюрприз!

С неба на город спящий

Камни посыпались вниз.

Людям на головы падал

Рухнувший сверху ад!

Дьявола не обрадовал

Этот ночной камнепад!

Помню ту ночь, как в тумане,

Кошки на сердце скребли.

Словно на поле брани

Друзья мои полегли.

Выпью за них, не чокаясь,

Сам себе господин!

Не с кем мне больше чокаться:

Остался совсем один!

ЯЛТИНСКИЙ АППОКАЛИПСИС

Солнце упало на землю

И покатилось по склону,

След за собой оставляя –

Выжженный чёрный след.

Солнце, всё ускоряясь,

Быстро катилось к морю,

Словно одноколёсный

Огненный велосипед.

Солнце нырнуло в море,

Вспыхнули воды морские,

Воздух пронзил внезапно

Низкий тяжёлый гул.

Раздались в морской пучине

Подводные взрывы глухие,

И с моря внезапно на берег

Ветер сильнейший подул.

С горящего моря поднялись

Огромные волны цунами,

Хлынул на ялтинский берег

Десятый, огненный вал.

Всё на пути смывая,

Уничтожая город,

И разбиваясь о горы,

Пронёсся смертельный шквал.

Долго горело море,

И бушевали волны,

Выбрасывая на берег

Глубинный вонючий ил.

Ну, а потом живые

В горах хоронили мёртвых,

Потомкам своим оставляя

Тысячи братских могил.

ПРИЗРАК

Призрак стар и допотопен.

Он с годами стал подлее.

Ночью бродит по Европе,

День проводит в Мавзолее.

Не загнал он мир в могилу,

Не засыпал землю прахом.

Перестав давно быть силой,

Он остался только страхом.

Нет давно стены берлинской –

Вот гулять ему раздолье!

Царь сожжён, а папа римский

Предаётся богомолью.

Он французских радикалов

Заставляет жечь машины.

Он – в легендах аксакалов,

И о нём поют акыны.

Заставляет он рабочих

Ненавидеть тех, кто платит.

До чужих богатств охочий,

Он всегда себе отхватит.

Ох, живуч он, этот призрак!

Бродит и мозги туманит

Он морально очень низок:

Обкрадёт или обманет.

И убогого обидит,

Переполненный цинизмом.

Он людишек ненавидит!

Призрак бредит коммунизмом!

ИЗЫДИ!

ВЕРЛИБР

Не заглядывай в окошко,

Убери свиное рыло!

Люди пробуют здесь вина

И культурно отдыхают

После всех трудов великих:

Каждый день менять законы,

Раздавать друг другу вятки,

Набивать друг другу морды,

Оскорблять всех чужестранцев,

Прятать золото в офшорах,

Чад любимых, ненаглядных

Обучать по заграницам

Гадким западным манерам!

Видишь, как они устали

Торговать своим богатством,

Тем, что ты свинячим рылом

Им добыл из общих недр!

КАК ЖЕ С НАМИ ОБРАЩАТЬСЯ?!

«Умом Россию не понять…»

Ф. Тютчев

Нас нельзя ругать нисколько,

Говорить слова плохие,

Плохо думать…

Можно только

Нас без устали хвалить.

Мы

сильнее всех на свете,

Мы

умнее всех на свете,

А кто думает иначе –

Безусловно, сам дурак!

Неразумные хазары,

Ненавистные татары,

Обезумевшие шведы

И поляки без ума...

– А французы?

– Что французы?!

Это им, козлам, в насмешку –

Вот и дядя тоже скажет! –

Наша древняя столица

Сожжена была дотла.

Сталин – гений всех народов

Бил Адольфа-идиота.

А до этого его же

Очень даже уважал.

Как же с нами обращаться?!

Этого никто не знает,

Так же, как никто не знает,

Чем нас надо понимать!

Rado Laukar OÜ Solutions